Лавры за взрыв лавры

Лавры за взрыв лавры
Автор: Владимир ВОРОНОВ
13.11.2018

 

Вот как это описано в сводке шефа полиции безопасности и СД от 7 ноября 1941 года: «Президент [Словакии] Тисо посетил 3 ноября 1941 года Киев и провел посещение собора Лавры. Он вошел со своими спутниками около 11.40 в собор и оставил монастырский двор около 12.30. За несколько минут до половины третьего внутри здания собора произошел маленький взрыв. Один из стоявших поблизости охранников-полицейских увидел три убегающие фигуры, они были расстреляны. Несколько минут спустя внутри здания собора произошла сильная детонация, которая полностью разрушила здание собора. Масса взрывчатого вещества, по всей вероятности, была заложена еще раньше. Только благодаря заботливому оцеплению и тщательной охране всего здания [монастырского комплекса] взрывы не произошли раньше. Очевидно, речь идет о покушении на особу президента Тисо. Трое предполагаемых покушавшихся не могут быть идентифицированы, поскольку не имели при себе каких-либо удостоверений личности» [цит. по: А. Гогун. Сталинские коммандос. М., 2008]. Судя по мощности взрыва, под Успенский собор было заложено не менее трех тонн взрывчатки…
Согласно советской официальной позиции, озвученной еще в 1942 году Вячеславом Молотовым, взрыв собора – дело рук немцев. Эту же позицию советские представители упорно отстаивали и на Нюрнбергском процессе, хотя ни малейших доказательств того, что немцы минировали лавру, в природе просто нет. Да и зачем, казалось бы, оккупантам было уничтожать то, что они обрели в качестве ценного трофея, как им казалось, навсегда?
Немецкие войска вошли в Киев 19 сентября 1941 года и сразу же столкнулись с советской тактикой выжженной земли: у них буквально заполыхало под ногами. В центре Киева вдруг стали взрываться и загораться дома, в том числе взрывались объекты около лавры на территории Печерской цитадели. 20 сентября 1941 года, вспоминал один из немецких офицеров-очевидцев, «взлетела в воздух площадка перед цитаделью, на которой находились наблюдательный пункт артиллерии и зенитное орудие. Жители уже вчера указывали, что это место, возможно, заминировано русскими. Саперы обыскали весь район, но взрывчатых веществ не нашли. Взрыв отнял у нас много офицеров, унтер-офицеров и солдат… Сейчас же, после взрыва площадки, последовал второй – вблизи цитадели, разрушивший дом и этим перегородивший улицу – чего, собственно, и добивались. Взрывы начались не позже чем через полчаса после нашего визита в цитадель».
Следующая череда мощных взрывов прогремела 24 сентября 1941 года на Крещатике, главной улице Киева. Взлетел на воздух дом немецкой комендатуры с «Детским миром» на первом этаже, кинотеатр «Старт», в груду камней превратился городской почтамт. Постепенно, один за другим стали взрываться и другие здания на Крещатике и прилегающих улицах. Так продолжалось до 28 сентября, а вспыхнувший после первых взрывов пожар немцы пытались тушить целых две недели. Когда все завершилось, исторического центра Киева уже не существовало: Крещатик превратился в груды битого и обгорелого кирпича. Всего было уничтожено 940 крупных административных и жилых зданий, а также 211 частных одноэтажных домов.
Разминированием немцы занимались еще очень долго, и количество найденного их ужаснуло. В частности, в донесении начальника полиции Киева от 28 сентября 1941 года говорилось, что «до настоящего времени обнаружено 670 мин, заложенных согласно найденному плану минирования. Все общественные здания и площади города заминированы. В доме, предназначенном для использования под нашу канцелярию, обнаружены 60 бутылок с «коктейлем Молотова», в Музее Ленина – 3500 килограммов динамита, который предполагалось взорвать сигналом по радио». Согласно же сводке уже от 11 октября 1941 года, только лишь 10 октября «было найдено 9000 килограммов взрывчатки с радиовзрывателями».
То, что Киев минировали и взрывали спецгруппы НКВД, было вполне официально признано в середине 1960-х годов. Собственно, практически по этой же схеме в октябре 1941 года заминировали и Москву, планируя взорвать ее в случае захвата немцами. Взрыв Крещатика считают «заслугой» группы резидентуры «Максим», которую возглавлял кадровый сотрудник НКВД Иван Кудря. По крайней мере, именно за это ему 8 мая 1965 года посмертно и присвоили звание Героя Советского Союза. В некоторых источниках его называют сотрудником Судоплатова, хотя никакого отношения к ведомству Судоплатова Кудря не имел – он был работником НКВД УССР. Впрочем, ныне полагают, что группе Кудри приписали диверсии, организованные другой группой – Виктора Карташова (Карташева), который действительно подчинялся Судоплатову. Позже появились материалы, свидетельствовавшие, что основные работы по минированию Киева выполнили специальные подразделения Главного военно-инженерного управления Наркомата обороны и инженерные части 37-й армии Юго-Западного фронта. Маршал инженерных войск Виктор Харченко в своих мемуарах написал, что на Юго-Западном фронте, в том числе и в Киевском укрепрайоне, под началом полковника Ильи Старинова действовали более 80 саперов-минеров «особого назначения», 
50 из них – т. н. 11-й взвод спецназначения – вместе с минерами 
18-й дивизии НКВД работали в Киеве. Именно они и заминировали Крещатик, музей Ленина, оперный театр, цирк, кинотеатры, почтамт, вокзал, мосты, водоканал, электростанции… Центр украинской столицы был буквально нашпигован радиоминами! Командовавший пресловутым 
11-м взводом спецназначения лейтенант Михаил Татарский оставил воспоминания, подтвердив свою причастность к минированию целого ряда объектов, в том числе и всех наиболее значимых соборов и церквей Киева. Как написал в своей справке один из участников операции, майор Михаил Чукарев, тогдашний начальник инженерной службы штаба обороны Киева, «сотни мин взрывались с приходом частей немецкой армии в город Киев. Стены и целые здания обрушивались на головы немецко-фашистских захватчиков». Затем пришел черед и Успенского собора. Как именно это было сделано и кем, армейцами или чекистами, точно неизвестно, но, как пишут историки спецслужб Александр Колпакиди и Дмитрий Прохоров, 3 ноября 1941 года именно «группа НКВД под командованием капитана Лутина взорвала радиофугас, заложенный в киевском Успенском соборе…».

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку