НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

«За разжигание национальной розни надо судить политиков», считает адвокат Генри РЕЗНИК

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.05.2006

PHOTOXPRESS

Президент Адвокатской палаты города Москвы Генри Резник известен как крупный правозащитник. Поэтому велико было удивление, когда он призвал составить и регулярно обновлять список запрещенных книг. И одновременно оправдал вызвавшие общественную критику решения присяжных по делу об убийстве таджикской девочки в Петербурге и по делу о нападении на молящихся в московской синагоге. Мы обратились к самому г-ну Резнику за разъяснениями его позиции.

– Я просто привлек внимание к тому, что не исполняются конкретные нормы уже три года существующего закона «О противодействии экстремистской деятельности». В законе, принятом в 2003 году, есть понятие экстремистских материалов, а дальше разъясняется, что к ним в любом случае относятся произведения главарей нацистского рейха и фашистской Италии. Дальше этот список может увеличиваться. В законе прямо предписывается правительству России, надо полагать – в лице Минюста, ежегодно такие списки составлять. Норма принята, но не выполняется. Нет ничего хуже мертвой нормы.

Моя позиция была искажена, поскольку мне приписали слова о том, что такой список составляется на основе экспертных заключений. Список должен составляться только на основе судебных решений. Например, решений Нюрнбергского трибунала. «Майн кампф», «Миф ХХ века» Розенберга – программные произведения нацизма, в которых содержатся прямые призывы к дискриминации представителей других национальных групп. Есть «Протоколы сионских мудрецов», по которым в 1935 году швейцарский суд принял решение: вредная фальшивка.

У нас был осужден некий Корчагин за распространение так называемого «Катехизиса еврея в СССР», неизвестно кем, неизвестно где сфабрикованного. Московским городским судом этот текст был признан разжигающим межнациональную рознь.

Конечно, сама по себе 282-я статья Уголовного кодекса, осуждающая разжигание межнациональной и прочей ненависти, содержит оценочные характеристики. Но если есть судебные решения, никем не отмененные до сих пор, то на них можно опираться, чтобы добиться единой практики применения этой статьи судами. Помните, был такой Безверхий в Питере? Он продавал «Майн кампф», и суд постановил, что Безверхий решил просто подзаработать. И его оправдали. Хотя есть международные судебные решения по текстам, признанным разжигающими рознь. Поэтому публикация для всеобщего сведения списков подобных текстов необходима.

– Не спровоцирует ли подобный запрет рост интереса?

– Это запрет для массового неконтролируемого распространения. А так и «Майн кампф», и «Миф ХХ века», и «Протоколы сионских мудрецов» как исторические документы и в широком плане артефакты культуры должны быть в библиотеках. Любой, кто этим интересуется, может туда прийти и прочитать эти книги.

– У всех сейчас на слуху расправы в Петербурге и Воронеже над иностранцами, в Волгограде и в Сибири – над цыганами. С чем вы связываете рост экстремистских настроений и проявлений?

– Выросло количество преступлений на национальной почве. А что касается настроений и националистической пропаганды, то здесь ничего особенно не изменилось. И уж тем более то же дело Копцева или дело об убийстве Хуршады Султоновой в Петербурге не дает реальных оснований, чтобы наброситься на суд присяжных. Что произошло в Питере? При групповых нападениях, которые завершаются убийствами, возможны две конструкции обвинения. Одна это когда следствие приходит к выводу, что все нападавшие объединены изначально одним умыслом: убить. При такой конструкции не имеет значения, кто именно нанес единственный смертельный удар.

Но в Питере следствие использовало другую конструкцию. Оно посчитало, что все нападавшие не были изначально нацелены на убийство. Возникает очень сложная вообще для доказывания ситуация: кто нанес единственный смертельный удар? По этой причине суд констатировал вину всех в этом хулиганском нападении. И этот же суд присяжных, который в отличие от нашего профессионального суда реально руководствуется презумпцией невиновности и толкует все сомнения в пользу обвиняемого, посчитал, что единственный убийца не определен.

Александр Копцев, осужденный за попытку убийства прихожан московской синагоги по мотивам национальной ненависти
ИТАР-ТАСС

Теперь об Александре Копцеве. Был вынесен приговор: совершил попытку убийства по мотивам национальной ненависти. Но Мосгорсуд отказался квалифицировать его действия еще и по 282-й статье УК РФ. Копцев ворвался в синагогу и, ни слова ни говоря, устроил резню. Его скрутили. «Ты чего?!» – «А я пришел вас убивать!» Все. Суд определил: на что был направлен его умысел? На убийство. Смертельный исход не наступил по не зависящим от него причинам.

Мне возражают юристы: да он явно хотел, чтобы это послужило примером. Но в действиях, которые он реально совершал, это не просматривалось. Человечество долго и мучительно уходило от принципа объективного вменения: все же видели, что произошло, и доказывать ничего не надо… Нельзя на этом строить обвинение.

– А те люди, которые у дверей суда называли Копцева героем, – разве они не подпадают под 282-ю? Почему же их не привлекают?

– Не ко мне вопрос. Теперь о другом. У нас по всем делам такого рода обращаются к экспертам. Я принципиально, за некоторыми исключениями, против проведения экспертиз. Аргумент очень простой. Человека обвиняют, что он стремится разжечь определенные настроения у неопределенного числа, говоря словами Зощенко, «неутомленных высшим образованием» граждан. А мы обращаемся к другому человеку со специальным высшим образованием, чтобы он разглядел, есть ли здесь призыв к разжиганию и т.д. Если это понятно только продвинутым лингвистам, как можно человека обвинять в том, что он стремился соблазнить массы?

Именно поэтому я выступил против предложения создать специальный институт экспертизы. Возможны исключения: можно проводить экспертизы исторические, может быть проведен контент-анализ. Скажем, мы один раз в Антидиффамационной лиге провели такой анализ по материалам журнала, в котором в течение года было около 40 публикаций, где упоминались представители одной национальности. Все публикации – негативные и действительно разжигающие рознь. Вот за этими редкими исключениями подобные экспертизы и нужны.

– Как оценивать человека, который пропагандирует лозунг, допустим, «Чемодан–вокзал–Грозный»?

– Так же, как пропагандирующего лозунг «Чемодан–вокзал–Израиль». Неважно, о дискриминации какой группы идет речь. Важно, что звучат призывы к дискриминации. Такая норма присутствует в законодательстве подавляющего числа стран, которые мы признаем правовыми и демократическими. Практически во всех странах Европы, в Австралии, Канаде, Индии, Израиле осуждается разжигание национальной, расовой и религиозной розни.

Такой нормы нет в единственной стране – в Америке. Там есть только кара за непосредственные призывы к насилию. А так называемые «речи ненависти» в Америке не наказуемы. Потому что, согласно первой поправке к Конституции, Конгресс не вправе принимать законы, ограничивающие свободу слова. Америка никогда не знала национальной и религиозной нетерпимости, расовая проблема тоже осталась в прошлом. Поэтому те же неонацисты для Америки – даже не маргиналы, экзотика какая-то. Значит, есть связь между реальными проблемами и законами.

Надо смотреть на вещи трезво: в многоконфессиональной и полиэтнической России межнациональная рознь может взорвать страну. Следовательно, такая норма нужна. Но необходимо определить критерии применения нормы. Первый – непосредственные призывы к насилию против определенной группы. Второй – непосредственные призывы к дискриминации по национальному, религиозному или расовому признаку. Скажем, не допускать кого-то к получению образования. Третий – откровенная клевета. И четвертый критерий – оскорбления.

Вот тут хочу оговориться. Я считаю, что 282-я статья не рассчитана на массовое применение. Иначе все бытовые скандалы поднимутся до принципиальных высот. Но вот публичные выступления, выступления в СМИ – другое дело. Статью надо применять к политикам, к главам регионов. Вспомним известные выступления Кондратенко, Ткачева, Макашова, Жириновского, Рогозина. А мы вместо них в разжигании розни стараемся обвинить бритых пацанов. Они лишь переводят на уровень хулиганства речи своих учителей.

Беседовали Марина КОРШИКОВА и Иосиф ГАЛЬПЕРИН


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку