НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

«Сегодняшний кризис –  в первую очередь кризис олигархов  и высокопоставленных  чиновников»,

Автор: Виталий АМИНОВ
01.05.2009
   
   

Андрей Алексеевич Милованов давно знаком нашему читателю, мы рассказывали о делах его предприятия, он был участником редакционных круглых столов по проблемам экономики. Не раз выходил победителем в борьбе с таким ее злом, как рейдерство. Милованов – практик, и у него собственное видение ситуации. Например, он считает, что реальная экономика у нас остается и должна оставаться плановой, а не рыночной, что государство должно вернуть цены на уровень 1998 года и дальше управлять ими. Предлагает создать своего рода экономический совет при президенте РФ из директоров среднего звена сектора реальной экономики.

– Андрей Алексеевич, в чем вы видите причины нынешнего состояния экономики?
– В этом году исполняется 20 лет российских реформ, начавшихся в 1989 году. За это время накоплен не только положительный, но и ценный отрицательный опыт. Мы прошли пять экономических кризисов, дефолт, организованную преступность, неоправданное увеличение чиновничьего аппарата, рэкет и рейдерство. Этот «букет» надо анализировать, делать выводы, исправлять ошибки. Для начала надо не бояться их признать.
Я себе и другим все время задаю вопрос: «Как реформировать страну, в которой проживают люди 160 наций и национальностей?» Каждая со своими особенностями, традициями, менталитетом. Это требует особой осторожности и государственной мудрости в подходе к любым изменениям.
Сегодняшний кризис – в первую очередь кризис олигархов и высокопоставленных чиновников. Именно олигархический класс с чиновничьей свитой больше всех от него пострадали и, судя по всему, будут страдать еще долго.

– Как вы оцениваете попытки его преодолеть?

– Нам говорят: в первую очередь надо спасать банки, поскольку они составляют «кровеносную систему» экономики. Получается, что систему министра финансов Кудрина и главы Центробанка Игнатьева спасаем, а мозг экономики, реальный сектор – нет. Хотя именно мозг управляет кровеносной системой. Человеку легко идти по ровной местности: у него много денег, и ему легко управлять любыми предприятиями, государством. Но когда на его пути встречается пропасть, перед ним встает вопрос: что делать, чтобы ее преодолеть? В настоящее время наши чиновники советуют президенту закидать эту пропасть деньгами, а затем по ним через нее перейти. Русская пословица гласит: «Финансовая пропасть – самая глубокая: в нее можно падать всю свою сознательную жизнь». Так может, легче обойти?

– Каким же образом?
– В России еще с советских времен остались сильные экономисты, которые этот кризис предсказывали задолго до его наступления. В экономике любое, даже очень продуманное дело начинается с работы в минус. Прибыль появляется позже. Заметьте, первый экономических кризис случился у нас в 1978 году; следующий – в 1988-м; далее – в 1998-м.
И, наконец, – в 2008 году. Своеобразный эффект маятника: когда накопление денег идет вразрез с необеспеченным ими товаром, в конце концов такой мыльный пузырь лопается. И вот, несмотря на все предсказания кризиса, мы оказались к нему не готовы. На мой взгляд, раз уж мы начали приравнивать российскую экономику к мировой, надо и действовать соответственно: если цена на нефть повышается, логично повышение цен на другие виды продукции. В случае падения цен на нефть следует понижение остальных цен. При таком раскладе кризис обошелся бы нам меньшими потерями.

– Это вы говорите с точки зрения государства, а с точки зрения бизнеса?
– Мы смогли создать класс законопослушного предпринимательства. Особенно послушны те, кто имеет недвижимость. По своей сути – это класс рабов, которые работают в угоду нашим рабовладельцам – чиновникам. Более 70 проверяющих организаций могут закрыть бизнес под тем или иным предлогом. А указ президента о проверках на предприятиях можно и мимо ушей пропустить. Вот и идет в пляс чиновничья братия: хочу с вертолета застрелю барана, который занесен в Красную книгу, хочу в Куршевеле под гимн России на столе станцую (за счет предпринимателя!).

– Где еще сталкиваются интересы чиновников и бизнеса?
– Рейдерство! Как правило, с помощью госчиновников, правоохранительных органов, налоговых служб и аферистов-мошенников происходит рейдерский захват, например завода. Затем бульдозерами ломаются цеха и здания завода. Затем на этом месте вырастает новое здание офисно-развлекательного центра, ума на большее не хватает. Как вы думаете, кто сегодня в этих офисных центрах работает? Посреднические фирмы. Эти люди сегодня присосались к сектору реальной экономики. Посредники – пионеры всех финансовых кризисов. Проанализируете мировые – и придете к такому же мнению.
Рейдеры нанесли ощутимый удар по строительству, машиностроению, сельскому хозяйству и другим производствам реальной экономики. В результате государство понесло невосполнимые потери. Более 10 тысяч крупных предприятий в России прекратили свое существование. Это налоги, это наш бюджет.
Кто виноват в рейдерских захватах? Убежден: главы регионов и мэры городов.

– Как же победить зависимость от чиновника?
– То налогообложение, которое мы сегодня имеем, просто издевательство над предпринимателем, над каждым гражданином России. Я уверен: налоги не надо взимать ежемесячно. Их нужно платить с оборота предприятия или с дохода человека. И не надо разбивать налог на пенсионный, подоходный, НДС и т.д. и т.п. Нужен только один налог, налог с оборота.

– То есть государство, как сборщик налогов, будет заинтересовано не глушить дело, а развивать его.
– Меня спрашивают: «Какая страна первая выйдет из экономического кризиса?» Я отвечаю: «Та, которая приведет ценообразование товара к реальному положению дел».

– Что это означает для производства железобетонных конструкций, которыми вы занимаетесь?
– Львиную долю строительной продукции поглощает капитальное строительство. Сегодня в России оно заморожено на 90 процентов. Как долго предприятие может работать на склад? Или рентабельнее приостановить производство? Капитальное строительство подразделяется на коммерческое и муниципальное, и очень хорошо, что правительство поддерживает последнее.

– Но на одном госзаказе не проживешь.
– Коммерческое строительство будет стоять до тех пор, пока инвестор не осознает, что надо сделать. Если инвестор проведет ценообразование квадратного метра в соотношении немного выше заложенной себестоимости, построенное будет быстрее и легче продаваться, он скорее выйдет из кризиса, а значит, и заводы заработают. Сегодня многие отрасли работают в одной связке, и чем быстрее мы возобновим строительство, тем скорее развяжем сложный кризисный узел. И даже если на каком-то этапе немного потеряем, вскоре все же сможем запустить этот механизм, что гораздо важнее временных издержек.

– Вы призываете уйти от эгоистических инстинктов и задуматься о стратегии. Но ведь стратегическое планирование не бывает массовым…
– На сегодняшний день 80 процентов российских заводов остановили свое производство. Но если кто-то думает, что это легкий способ уйти от кризиса, он глубоко заблуждается. В 1998 году мы это проходили. Если сегодня предприятие работает в ноль и хотя бы по себестоимости продает свою продукцию, уже хорошо. На нынешнем этапе главное – выжить. Остановить предприятие куда легче, чем запустить. Это потребует и гораздо больших затрат. А если ваша продукция на рынке остается привлекательной и качественной, зачем же останавливать производство? Если предприятие более полугода работает в таком режиме, оно, таким образом, работает на капитал, даже если он в товаре – не страшно. Умные люди считают: «Был бы качественный товар, а куда его продать – всегда найдется». На самом деле готовый товар может стать объектом неплохих бартерных сделок.

– Что нужно предпринять в первую очередь, чтобы реанимировать реальную экономику?
– Я бы для начала предложил государственной власти отправить в неоплачиваемый отпуск на три года Государственную думу и Совет Федерации. Дать оценку работе каждого министра в правительстве, и чтобы от этой оценки зависело место их работы. Думаю, нужно создать при президенте РФ чрезвычайный экономический комитет из ведущих экономистов страны и служителей всех церковных конфессий. На один год заморозить все долговые обязательства, как предприятий, так и частных лиц (это долги за поставленную продукцию, это кредиты в банках, это ипотека и т.д. и т.п.). Создать министерство по ценам. Пересмотреть все цены на конечный продукт естественных монополий и энергетиков. Запретить естественным монополиям инкассировать счета потребителей, а также отключать предприятия сектора реальной экономики от электричества, воды, тепла, канализации. На государственном уровне пересмотреть все договора естественных монополий с потребителями услуг. Обязательно отменить порядок на железной дороге, по которому она требует с клиентов предоплаты за каждый месяц работы, а в случае неуплаты не только арестовывает пришедшие вагоны, но штрафует за их вынужденный простой.
На этот же срок закрепить за предприятиями реальной экономики по одному налоговому инспектору. Остановить на три года банкротство всех предприятий. Отменить институт конкурсных управляющих. Ввести институт адвокатов по банкротству. Приостановить все арбитражные дела по долговым спорам сектора реальной экономики. На три года запретить все выездные проверки со стороны налоговых органов. Отменить приказ №409 по налоговой инспекции.
В социальной сфере тоже надо действовать решительней. Создать две банковские госкорпорации: банк детства, банк пожилого человека. Разработать программу реабилитации лиц без постоянного места жительства. Сократить чиновничий аппарат на три четверти. Привести в соответствие с реальными затратами и уровнем жизни населения все цены ЖКХ.
Надо принять правильное политическое решение, закрутить весь механизм. Во-первых, изменить ценообразование, в том числе цену квадратного метра жилья. Во-вторых, конечный продукт производства должен принадлежать государству. И, в-третьих, необходимо изменить налогообложение. Эти три кита помогут выйти из кризиса, оторваться от нефтяной иглы, реанимировать всю экономику страны.

– Кстати, в России кризис заметнее, чем во многих других странах…
– Я занимаюсь предпринимательством
25 лет. В 1998 году смог купить одну из московских свалок – это завод ЖБИ №16. Завод стоял в руинах, не работал ни один цех. Зарплата рабочим и служащим не выплачивалась годами. Долг перед государством и поставщиками был более 40 млн рублей. Местные чиновники в лице префектуры, управы, экологической милиции, пожарников, БТИ, АПУ, земельного комитета и т.д. и т.п., всячески издевались над нашим предприятием. Здания цехов до сих пор не оформлены, землю за 11 лет тоже не оформили. Поэтому ни о каких банковских кредитах речь не шла, их просто не давали и до сих пор не дают. Наш завод пережил не один налоговый прессинг, рейдерский захват с помощью государственных чиновников. Мы нашли в себе силы, знания, чтобы восстановить завод и начать выпускать строительные материалы на стройки Москвы и Московской области.
ДСК-1 – самый крупный строительный комбинат в Европе – не строит ни одного до-
ма без наших изделий. В награду за восстановлении предприятия я получил от государственных чиновников два уголовных дела.
Я считаю, что таких предприятий, которые прошли огонь, воду – много. Руководители этих предприятий знают, как бороться и выходить с честью из любых кризисов. К сожалению, руководителей этих предприятий никто не только не слушает, но и слышать не хочет.
Почему у нас кризис проходит тяжелее? В России люди не верят в будущее, в свою защищенность со стороны государства. Если люди почувствуют, что государство реально о них заботится, появится и уверенность в завтрашнем дне. А это в свою очередь придаст и уважения к государству. 


 Виталий Аминов

Авторы:  Виталий АМИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку