«Кукушки» должны ответить

«Кукушки» должны ответить

ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Автор: Ирина ДОРОНИНА
01.03.2020

Новорожденная девочка, оставленная в Мытищах. Семья-маугли в Забайкальском крае. Двое мальчишек – дошкольников, брошенные в аэропорту. Здоровая девочка, прожившая первые пять лет жизни в больнице. Все это – самые громкие случаи за последние полгода, когда родители по собственной воле подвергали опасности жизни собственных детей. Почему родители отказываются от своих детей, и какие есть варианты поддержки? Разбирался специальный корреспондент «Совершенно секретно».

Споры на тему вредны или полезны беби-боксы, вроде бы, уже поутихли: они есть во многих регионах, но проблема оставления новорожденных детей матерями-кукушками никуда не делась. В конце прошлого года в одном из домов подмосковных Мытищ обнаружили девочку, которой было 3–4 часа от роду. Ребенок лежал в картонной коробке завернутый в плед. Именно он помог девочке избежать обморожения и обрести впоследствии приемных родителей.

В ЛИФТЕ, В ПОДЪЕЗДЕ, В МУСОРКЕ

Малышке из Томска, которую 20 января этого года нашли в подъезде многоквартирного дома, повезло меньше: она-таки получила легкое переохлаждение. Родитель не позаботился, чтобы ребенок не замерз. Врачам удалось стабилизировать ситуацию, но девочка еще остается в больнице. А мальчику, родившемуся 5 февраля в том же Томске, пожить пришлось лишь несколько минут: его тело обнаружили на ленте мусоросортировочного завода – с плацентой и пуповиной. Теперь оперативники ищут мать-убийцу – кукушку, которая предпочла так бросить своего птенца, чтобы наверняка…

Все эти зверства в последнее время активно муссируются в прессе и в головах. Они уже расследуются по статьям Уголовного кодекса: 125 – «Оставление в опасности» и 106 – «Убийство матерью новорожденного ребенка», однако страшно подумать, сколько подобных кошмаров еще остались в тени. И еще больше страшно от вопроса, почему кровные родители так поступают с теми, кто беззащитен.

«Принято считать, что материнский инстинкт у женщины проявляется сам собой, и любовь к ребенку проявляется сразу же после его появления на свет. Однако это не совсем так, – рассказал «Совершенно секретно» психолог, конфликтолог и руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов. – Женщины могут не испытывать любви к своему ребенку, а ухаживают за ним, скорее, автоматически. Кормят, купают, гуляют с ним, укладывают спать. И так каждый день. Однообразная жизнь, полная зависимость от младенца многих женщин вводит в депрессию. Особенно, если им некому помочь, они не могут переключиться на другие дела, выделить время для себя. Вместо любви, привязанности и нежности приходит равнодушие и раздражение, усталость и беспомощность. Молодые мамы боятся поделиться с кем-то своими эмоциями, переживаниями, боятся осуждения со стороны родственников».

Психолог говорит, что проблема кроется в слишком идеализированном в нашей стране родительстве. «Красивые семейные фотосессии, публикации в социальных сетях первых шагов, первых улыбок младенцев – все это вызывает умиление. „За кадром“ же остаются бессонные ночи, болезни, переживания. Материнство получается совсем не таким, каким женщина себе его представляла. Происходит выгорание. Даже если ребенок желанный и запланированный – это не гарантирует того, что к нему возникнет безусловная любовь. На фоне гормональных изменений, психического истощения и банальной усталости матери теряют контроль. Ситуация усугубляется, когда возникают финансовые сложности, когда нет помощи и поддержки со стороны отца ребенка. К сожалению, это часто становится причиной трагических событий: детей бросают без присмотра, выбрасывают из окна, душат подушками и т.д. Эмоций в этом случае нет, есть только равнодушие, желание избавится от раздражителя».

Безусловно, женщинам, склонным к психологической нестабильности, раздражительным или по какой-то причине одиноким нужно еще в период беременности, а лучшее – до нее – задуматься о встрече с психотерапевтом. Удовольствие не из дешевых, но ведь часто хорошую поддержку можно найти и у друзей, и у родственников, или, в конечном счете, у социального работника, которого запросто можно отыскать в любом регионе. С ним же можно провести разговор о возможном оставлении ребенка в Доме малютки, официально отказавшись от него сразу после рождения. К прискорбному счастью такая процедура в нашей стране вполне законна.

БИЛЕТ В ПРИЮТ

Случай, когда кукушкой оказался отец, недавно тоже облетел всю Россию. 26 января этого года мужчина зашел в терминал D аэропорта Шереметьево и оставил там своих сыновей восьми и пяти лет. Он прилетел с ними в Москву из Хабаровского края. По словам мужчины, он планировал найти работу в столице, но из этого ничего не вышло. Поэтому дети оказались брошенными в аэропорту. С комплектом документов: свидетельством о рождении, копией паспорта отца и запиской, в которой тот пишет, что не может прокормить детей. Братьев быстро обнаружили, передали полиции, а потом к ним приехал Андрей Воробьёв – губернатор Подмосковья. Он позавтракал с малышами, написал об этом в своем Twitter и даже пообещал папаше, что найдет ему работу. Впоследствии отец сам явился с повинной и заявил, что «очень любит» своих детей и оставил их в «самом безопасном месте в России после Кремля».

Детьми пришлось заниматься штабу Уполномоченного по правам ребенка, а отцом – Следственному комитету, который возбудил дело о халатности – по статье «Истязание». Сейчас мальчиков отдали бабушке – вернули в Комсомольск-на-Амуре. А с матерью так ничего и не понятно, хотя, она уже тоже успела дать множество интервью, где говорила, что давно с мужем в разводе из-за постоянного рукоприкладства и других бытовых причин. Бывший муж, по ее версии, смог оставить у себя детей «благодаря связям». Только вот почему эти «связи» не смогли помочь ему найти еду для себя и сыновей, не сообщается.

«Если человеку нечем кормить детей, – рассказывает президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и руководитель сайта www.otkazniki.ru Елена Альшанская, – он не должен искать возможность отдать детей в приют, а должен найти поддержку и помощь. Сначала попросим помощи у родных и близких. Потом обратимся к тем ресурсам государства, которые доступны. Первым шагом в этом направлении должен быть поход в организацию социальной защиты. И в некоммерческие организации, помогающие семьям, которые есть на территории. При этом, к сожалению, есть, действительно, очень большие проблемы с тем, как у нас сегодня выстроено законодательство о социальном обслуживании. Получить помощь здесь и сейчас крайне проблематично. Любая социальная услуга предоставляется по определенной процедуре, которая занимает время. Надо собрать кучу справок, доказать, что ты малоимущий, потом специальная комиссия определит, нуждаешься ли ты в том, о чем просишь, и бесплатно ли тебе окажут помощь. И зачастую предоставляется такой набор услуг, который, к сожалению, не поможет среагировать на резкую и срочную ситуацию, если человеку нужна помощь прямо сейчас, когда у него, например, нет денег или еды. Любая процедура в соцзащите – это процедура очень длительная. Есть срочные услуги – это обычно разовые консультации или разовый продуктовый набор и одежда. Много зависит от территориальных органов соцзащиты, поэтому, к сожалению, я вынуждена признать, что та помощь, которую сейчас предлагает соцзащита, действительно, не всегда адекватна в ситуации серьезного кризиса семьи. По нашей практике органы социальной защиты в такой ситуации часто сами предлагают отдать детей в приют. И это делается тут же – одним заявлением. Но ведь это очень плохая история. Я уверена, это не адекватный вариант помощи – разлучать детей с родителями, потому что им нечего есть. Если родитель действительно оказался в такой ситуации, надо взбивать масло. Нужно забыть про гордость, звонить близким, родственникам – тем людям, которым до тебя есть дело, которые с тобой знакомы. Если у тебя нет ни одного человека, которому до тебя есть дело – это очень странная ситуация, сложно представимая. Но, допустим, это происходит с человеком в чужой стране, а все его родственники тоже выживают. Тут надо искать общественные организации и церковные общины. В каждом регионе есть хотя бы одна НКО, помогающая семьям. В очень многих храмах, православных и католических, есть социальное служение. И практически при всех храмах есть трапезные, где человека всегда накормят. Поэтому если вопрос стоит так, что я везу детей из Хабаровска в Москву, потому что мне нечем кормить детей, то, мне кажется, это вообще не про отсутствие еды. В конце концов, на стоимость трех билетов можно месяц или два спокойно питаться и параллельно искать работу».

Елена Альшанская полагает, что, скорее всего, в этой ситуации имела место конфликтная ситуация между родителями, где дети стали просто инструментом выяснения отношений. А нужно было лишь позвонить матери и предложить ей взять детей к себе или дать денег на еду. Ведь даже если по суду место пребывания детей закреплено за отцом, ответственность обоих родителей никуда не девается: содержать детей они обязаны. «Деньги на питание вполне можно было даже не просить, а требовать со второго родителя. С моей точки зрения тут налицо искусственная привязка вопроса к действию, которое сделал отец. Либо, возможно, это родительские разборки, объектом которых опять стали дети».

ЛЮДИ-МАУГЛИ

В Забайкальском крае один из волонтеров общественной организации «Один из нас» 3 января этого года обнаружил в заброшенном доме без окон и отопления мужчину и его четверых детей, которым было от 3 до 11 лет. Кругом – грязь и антисанитария: отец разжигает костер – единственное средство согреться. По словам папаши, семья оказалась в таком положении из-за жизненных трудностей. И одна из трудностей в том, что он в федеральном розыске и скрывается от следствия.

 Фото_15_02.JPG

ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ СЕМЕЙНОМУ ВОСПИТАНИЮ «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ».

ФОТО: ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИНН/ТАСС

Когда мы готовили этот материал, с нами связалась наша коллега Лена Голдштейн, которая долгое время проживала в Петровск-Забайкальском районе. Она рассказала, что в этом регионе беременности часто не являются желанными. «Там понятие нормы отличается от того же московского: становится обычным делом наблюдать за босыми детьми, бегающими по снегу в мороз, или узнавать, что девушка рожает в туалете, при этом ничего не поняв. В редких случаях такие дети вырастают и живут благополучно. Самые вероятные исходы для них – это тюрьма, алкоголизм и ранние беременности: дети сами становятся теми родителями, которые не от жестокости, а от невоспитанности, повторяют созданный родителями круг».

Разумных объяснений вышеописанным поступкам, конечно, здравомыслящему человеку найти трудно. Сравнить их можно, разве что, с шизофренией. Но между тем причины, которыми мотивируются подобные случаи – нет денег, не справляюсь, устал, наигрался в родителей, при желании, можно устранить. «Когда забирают детей, а родители остаются на улице – это не решение проблемы, – констатирует Елена Альшанская. – После этого ничего не меняется в жизни родителей. А Забайкальский край – это вообще тяжелый в этом отношении регион, там большие проблемы с трудоустройством, с социальной помощью. Эти вопросы уровня не районного отдела соцзащиты, а уровня территории, губернатора, а если у территории нет в целом таких средств и возможностей, значит, это должна быть забота федерального центра. Как так вышло-то? У нас забота о населении: уверенность в том, что каждый человек на территории может найти работу или получить помощь, если окажется в кризисе, уверенность в том, что не будут голодать дети, – вообще не является основной заботой руководства. Мы смотрим всегда очень большими мазками, оценивая работу губернаторов: они про валовой доход, про обобщенные цифры снижения бедности, но не про понимание, как это работает в отношении конкретных людей. Мы должны смотреть не только общий уровень бедности или рост производительности труда, а конкретно: есть ли в каждом населенном пункте, где живут люди, возможность работать. Не вахтовым методом. Есть ли возможность на получаемые деньги растить детей? Есть ли система срочной помощи в кризисных ситуациях? Доступна ли она везде, где живут семьи и дети, доступны ли для них места в детских садах и школах, до которых реально добраться? Или родители вынуждены отвозить ребенка в интернат, потому что рядом просто нет школы, которая его возьмет?»

Во всем мире одним из базовых мест, которое помогает родителям и семье, является школа, напоминает президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». «В своем послании президент сказал про бесплатное питание в школах и, я надеюсь, что регионы понимают, что тут речь идет о втором бесплатном питании – об обеде, а не о горячей каше, которую практически во всех регионах поголовно дают на завтрак. Бесплатное питание в школах – это одна из очень простых и важных историй, которая может помочь людям, находящимся в бедственном положении. Это стопроцентная гарантия, что ребенок не голодает. С моей точки зрения, государство обязательно должно сделать бесплатными обеды и завтраки в школах. Для всех. Без разделений на категории: малоимущие или не малоимущие. Без унижения, без разных столов. Это не та ситуация, на которой нужно экономить. Дети должны быть накормлены. Есть много стран Европы, которые гораздо меньше, чем мы, у которых и близко нет таких ресурсов, как в нашей стране. Но, тем не менее, деньги на школьные обеды там нашлись».

ДЕНЬГИ ЕСТЬ – ДИТЯ НЕ НАДО

Психологи, педагоги и правозащитники говорят о том, что детей чаще всего бросают из-за неудовлетворительного финансового положения. Но случай с девочкой, которая первые пять лет своей жизни провела в больнице рядом с врачами, медсестрами и санитарами заставил еще раз усомниться, а не сошел ли весь мир с ума? Богатая семья с тремя здоровыми детьми платила более миллиона рублей в месяц московской клинике «Мать и дитя», чтобы там жил их четвертый ребенок – девочка, которая родилась раньше срока, но по уверению врачей, совершенно здорова и не нуждается ни в каком лечении. Но у богатых родителей почему-то сформировалось отличное от врачей мнение: они посчитали, что выписка из клиники угрожает не только здоровью, но и жизни девочки. Весной 2019 года клиника «Мать и дитя» потребовала, чтобы ребенка забрали, расторгнув договор с родителями через суд. Потом Гагаринский суд обязал родителей девочки забрать ребенка из клиники, но они все равно не приехали. А 5 февраля 2020 года Пресненский суд Москвы ограничил в родительских правах мать и отца девочки и передал ее органам опеки…

ПЕСЕН ЕЩЕ НЕДОПИСАННЫХ – СТОЛЬКО

Про брошенных детей можно написать много песен, романов и стихов. Можно пытаться достучаться до сердец людей газетной статьей. Но родители-кукушки отвечать ни за себя, ни за брошенных детей все равно не захотят. Они предпочтут не замечать того, что вокруг есть помощь, есть добрые люди, что есть выход. Что от неблагополучия детских жизней их собственная жизнь лучше не станет. А брошенным детям придется выживать с этой раной и, если получится выжить, становится взрослыми.

Как потом они будут поступать с другими людьми?

Как будет социализироваться девочка, которая пять лет детства не видела уютных стен с обоями в цветочек? С какими воспоминаниями братья из Хабаровска будут летать на самолетах? Узнает ли о своем втором рождении, кроха, оставленная в лифте в Мытищах? Заметит ли кто-нибудь могилку безымянного мальчика из Томска, моргом для которого стал мусорный завод? И сколько еще впереди песен, которые никогда не услышат брошенные малыши-кукушата? Ни на один из этих вопросов ответа не будет до тех пор, пока природа и повадки кукушек не останутся естественными только для мира птиц.


Авторы:  Ирина ДОРОНИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку