НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Куда текут миллиарды Уренгоя

Автор: Александр ПРОХОРОВ
01.06.2000

 
Леонид МИХАЙЛОВ

Игорь Макаров, Александр Пушкин, Владимир Салтыков

По логике «Газпрома», купить 40 миллиардов долларов в России может любой. Достаточно лишь оказаться в нужное время в нужном месте.

Если бы выражение «вылететь в трубу» появилось в наше время, то никто не сомневался бы в его происхождении, потому что самые большие деньги Россия теряет благодаря двум трубам – нефтяной и газовой. Именно по этим трубам из нашей экономики уходит ее кровь. Уходит в песок оффшорных оазисов, в выгребные ямы криминального мира, в тихие заводи швейцарских кантонов, в бездонные емкости номерных банковских счетов. А вместе с ней в трубу вылетают наши надежды, вера в лучшее будущее наших детей, пенсии наших стариков.

Вы никогда не задумывались, почему в России – стране с самыми большими в мире запасами природного газа – его хронически не хватает? Ежегодно наша промышленность и энергетика испытывают газовый дефицит в 20 миллиардов кубов. А ведь при «советах» этого не было, несмотря на то что энергопотребление с тех пор упало в несколько раз. Неужели газа стали добывать меньше? Ничего подобного. А вот в том, что больше стали воровать, сомнений ни у кого давно уже нет.

Ладно бы за счет украденного у страны газа лучше жили сами газовики – их как-никак в России сотни тысяч, если считать с семьями. Но ведь вся штука в том, что гигантские «газовые» деньги делят между собой представители каких-нибудь тридцати – сорока семейств. В нищей стране это не более естественно, чем сама «естественная» монополия «Газпрома».

Технология хищений в ТЭК уже столько раз описывалась в центральной прессе, что вновь смаковать все ее нюансы стал бы разве что гурман от криминальной журналистики. Но есть факты, которые просто поражают воображение. О них стоит говорить снова и снова, пока люди наконец не поймут, что их не разыгрывают и что такая наглость и такой беспредел действительно имеют место.

Последний и самый показательный для нашей газовой отрасли случай произошел с ЗАО «Роспан Интернэшнл» – мощным газодобывающим предприятием, расположенным в Новом Уренгое. Образованное еще в 1991 году, ЗАО «Роспан» в 1993-м получило право на разработку глубоко залегающих газовых пластов на двух уренгойских месторождениях с общим запасом топливных ресурсов, оцениваемым в 42–46 миллиардов долларов. «Роспану» достались пласты ачимовского типа, что означает глубину залегания не менее четырех тысяч метров и необходимость искать сотни миллионов долларов на их освоение. Предприятие начиналось в голой тундре, жить первым газовикам «Роспана» было практически негде, зарплату они не получали порой по полгода.

Через пару лет уже стало ясно: газ в «Роспане» будет. Причем не столько газ, сколько газовый конденсат – один из самых чистых и высококачественных в мире. В состав учредителей предприятия входит «Газпром» (он выкупает 51 процент акций «Роспана» у мелких и средних акционеров). В том же, 1995 году он инвестирует в освоение месторождений 280 миллионов рублей и выдает «Роспану» товарный кредит в виде газа на 120 миллионов долларов. Со стороны все выглядит не просто хорошо, а очень хорошо: страна получит дефицитный газ, «Газпром» – деньги, а новоуренгойцы – сотни высокооплачиваемых рабочих мест и стабильное, сытое будущее. Но тут в дело вступает та самая труба, в которую чаще всего вылетают газовые деньги, – «Газпром» кредит-то дает, но ставит при этом условие, что кредитный газ будет реализовываться только через «дружественную» ему посредническую компанию «Итера». Только при выполнении этого условия «Газпром» согласен предоставить для транспортировки газа «свою» трубу. А поскольку другой газовой трубы у нас в стране нет, то условия принимаются. «Итера» начинает покупать «роспановский» кредитный газ по 130 рублей за тысячу кубических метров, а продавать по международной рыночной цене – 60 долларов США. «Навар» в этом случае подсчитать настолько легко, что даже неинтересно. Расплачивается «Итера» с «Роспаном» только на треть деньгами, а на две трети – товарами по завышенным в три-четыре раза ценам. Но даже и на этих кабальных условиях «Итера» не выполняет своих обязательств и из 120 миллионов долларов за газ отдает «Роспану» только сорок.

«Роспан» в итоге оказывается на грани полного разорения. Ему нечем платить подрядчикам, нечем расплачиваться по кредитам. «Газпром» же, вместо того чтобы помочь своему дочернему предприятию, вдруг в 1998 году продает свою долю в нем двум никому не известным фирмам: «Ланка-промкомплект» и «СТИ-Сигма». Причем продает, вопреки оценке собственного экспертного отдела, не за 104 миллиона долларов (хотя и чуть заниженная, но все же вполне рыночная цена), а по номиналу. Что это означает? А вот что. Уставный капитал «Роспана» зарегистрирован в размере 8 тысяч рублей; 51 процент от него – 4258 рублей. Это за компанию, контролирующую, как было сказано выше, запасы на сорок с лишним миллиардов долларов. Кто сказал, что на грош нельзя купить пятаков, а на двести с небольшим долларов – сорок миллиардов? В России возможно все.

Теперь нам стоит сделать небольшое лирическое отступление, чтобы объяснить причину такой щедрости «Газпрома» в отношении не известной широкой публике делаварской оффшорки «Итера». «Лирическое» потому, что при слове «Итера» президент нашей главной естественной монополии Рем Вяхирев, видимо, готов последнюю рубашку с себя снять – настолько сильный испытывает приток чувств. Хотя, может быть, и не с себя, а со всех своих соотечественников.

Все ждут реакции наместника президента Петра Латышева

МЭК (международная энергетическая корпорация) «Итера» существует с начала девяностых. Возглавляет ее Игорь Макаров – бывший спортсмен и энтузиаст кооперативного движения. В его биографии отражены все этапы развития отечественного бизнеса – от торговли вразвес секонд-хэндом до миллиардных сделок с энергоносителями. Как и кто познакомил его с первыми лицами «Газпрома», нам не известно. Однако достоверно известно, что уже с середины девяностых в руках Макарова сосредоточен весь экспорт газа в страны Балтии и СНГ, что через него заключались сомнительные, в смысле их необходимости, газовые контракты с Туркменией, что именно он причастен к печально известной российско-украинской сделке «газовые долги за шесть старых бомбардировщиков». Последние несколько лет «Газпром» с завидной настойчивостью продает «Итере» газ по необъяснимо низким ценам и предоставляет свои транспортные возможности для продажи этого же газа за рубеж по цене, в десятки раз превышающей закупочную.

Любая критика в адрес «Итеры» в «Газпроме» считается дурным тоном, более того – идет процесс постепенной передачи этой фирме самых доходных газовых месторождений. В эту обойму попал и «Роспан».

Почему же в «Газпроме» так любят «Итеру»? Самая расхожая и вполне правдоподобная версия состоит в следующем: «Итера» – это перевалочная база «газпромовских» денег, уходящих через ее счета в карманы первых лиц монополии. Особенно близки к «Итере» вице-президенты РАО – Александр Пушкин и Вячеслав Шеремет, а также советник Вяхирева, Вячеслав Кузнецов (кто из них в случае с «Итерой» кому «советует», неизвестно). Кто же тогда Макаров и почему он появился во главе столь нужной «Газпрому» структуры? Взять на эту ключевую должность кого-то из своих никто из «газпромовских» «зубров» никогда бы не рискнул: сильная фигура легко выходит из-под контроля и начинает играть в собственные игры. А вот фигура меньшего масштаба с приятной внешностью и живыми мозгами здесь очень кстати.

Еще одну функцию «Итеры» «Газпром» не мог бы выполнить никогда – функцию уж очень специфичного посредника. В прошлом году, например, «Газпром» расплатился по местным налогам с администрацией Ямало-Ненецкого АО газом. Реализовать его взялась «Итера», забрав продукт у ЯНАО по 50 рублей за кубометр. Продала, как водится, в несколько раз дороже. Наши источники в администрации ЯНАО рассказывают, что заключенный с «Итерой» договор вышел им боком. Вместо того чтобы приобрести, они еще и потеряли!

История с «Роспаном» оказалась для «Итеры» настоящим камнем преткновения. Несмотря на то что, войдя во владение предприятием, «Итера» перво-наперво списала с себя собственные долги, дальше – то ли по инерции, то ли из жадности – компания продолжила бесстыдно обирать новоуренгойских газовиков, гипнотизируя трудовой коллектив через «ручного» директора добывающего филиала Владимира Салтыкова обещаниями скорого процветания и сказками о злых кредиторах, которые спят и видят, как бы побыстрее разорить «Роспан». Под злыми кредиторами подразумевались подрядные организации, которым «Роспан» ввиду его бедственного финансового положения не платил уже в течение года. Сумма задолженности подрядчикам дошла к началу 1999 года уже до размеров почти астрономических – 368 миллионов долларов. Платить ее не хотелось, поэтому после возбуждения кредиторами против «Роспана» процесса о банкротстве «Итера» проводит на пост внешнего управляющего своего протеже Дмитрия Татарникова, который просто не признает огромную часть кредиторской задолженности. Одновременно затеваются десятки судов, оспаривающих претензии кредиторов и затягивающих процесс банкротства на неопределенное время

Конденсат при Татарникове с «Роспана» не несли разве что ведрами. Цифры реальной и «официальной» добычи газа расходились в этот период почти вдвое, причем вторая часть уходила строго «налево». Да и первая продавалась «Итере» за такие копейки, что абсолютное разорение «Роспана» стало просто неизбежным. По данным налоговых органов, итоговая цифра недоплат «Роспана» в бюджет составила за последний год 90 миллионов долларов США. В итоге возмущенные кредиторы, с которыми никто, оказывается, и не собирался расплачиваться, в апреле этого года сняли Татарникова через суд. Вместо него внешним управляющим назначается Михаил Рубцов – фигура нейтральная. Результат не замедлил сказаться: всего за месяц доходы «Роспана» от продажи конденсата почти удвоились. При том же, кстати, объеме его добычи. «Итере» постепенно начали отрезать доступ к почти бесплатному конденсату.

Вот тут-то и обнаружился у лидеров «Газпрома» и некоторых представителей местной власти приступ благородного негодования. В Новый Уренгой зачастили делегации из московского «царского села» в Черемушках (офис «Газпрома»), из окружной администрации в лице заместителя ее главы Иосифа Левинзона, наезжали «смотрящие» разнообразных преступных группировок. Одновременно в народе стали сеяться слухи о намерении кредиторов скоро закрыть «Роспан» и выбросить всех рабочих на улицу. Цель же всей этой бурной деятельности, скорее всего, была одна – спасти миллионодолларовые прибыли кучки лиц, которых рабочие «Роспана» никогда и в глаза не видели.

Своей кульминации эта «абсурдистская пьеса» достигла 25 мая, когда уже к тому времени уволенный за «ударный труд» Салтыков собрал так называемую «конференцию трудового коллектива», на которой добился решения делегатов рабочих объявить «Роспан» «народным предприятием», не зависящим «от Москвы». Измученным неопределенностью и напуганным перспективой потери работы сотрудникам предприятия идея понравилась. Вот только главой комиссии, задачей которой становится распределение конденсата, назначают самого Салтыкова – он уж, конечно, решит, кому и за сколько следует продать добываемый в Новом Уренгое газ. В таланте оратора Салтыкову не откажешь. Его даже за глаза называют местным Кашпировским, а адрес электронной почты на организованном им для «Роспана» интернетовском сайте и вовсе заставляет поежиться от ужаса: 666@vavila.ru. Трудно сказать, кто такой Vavila, но три шестерки здесь явно не порядковый номер Салтыкова в списке полезных «Итере» людей.

Так или иначе на «Роспане» разворачивается серьезная борьба против нового директора – обманутые люди готовы на все, даже на рельсовые забастовки и взрывы конденсатных емкостей, лишь бы сохранить родное предприятие, не дать злонамеренным заимодавцам уничтожить то, что они с таким трудом построили. В Москву, во все инстанции летят коллективные письма протеста. А газ тем временем снова отправляется «налево»...

«Газпромовские» трубы молчат, в отличие от иерихонских, но в случае необходимости разрушений причиняют не меньше. К тому же от них иногда глохнут даже самые порядочные люди. Слишком уж мощные это трубы. Но рано или поздно кто-то сможет перекричать их тишину. Должен перекричать. Иначе однажды в трубу вылетит вся Россия.


Авторы:  Александр ПРОХОРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку