НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Кто вы, товарищ президент?

Автор: Мария ШАКИНА
03.04.2009
   
На параде 9 мая 1975 года в Белграде  
   
 Маршал Иосип Броз в 1944 году  
   
С премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем при обсуждении координации действий против Германии в августе 1944 года  
 
С президентом США Джоном Кеннеди во время посещения американского Белого дома
в 1963 году
 
 
C папой римским Павлом VI в Ватикане
в 1971 году
 
 
C королевой Великобритании Елизаветой II в Белграде в 1972 году  
 
C генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым на охоте в 1973 году  
   

Белые пятна в биографии Иосипа Броза Тито наводят на размышления: а был ли он тем человеком, за которого себя выдавал. В недавно вышедших воспоминаниях профессор Александр Матунович, бывший личный врач югославского вождя, приходит к выводу, что под его именем мог скрываться двойник – опытный советский разведчик

 Подозрения подобного рода высказывались и ранее. Личность Тито, как и фигуры многих исторических персонажей XX века, окутана мифами и легендами. Нередко это результат целенаправленной пропаганды. Чаще — сплав недомолвок, а то и намеренно напускаемого тумана. В случае с Тито туман окутывает даже дату его рождения. У белградских историографов десять версий этой даты. А знаменитое 25 мая — официальный день рождения вождя, до сих пор празднуемый кое-кем на Балканах, по всей видимости, дата фиктивная. Когда в свое время выяснилось, что на самом деле Тито родился не 25 мая, а вроде бы 7-го, официальный день рождения решили не менять. В самом деле — какая, собственно, разница? Народ ведь уже привык к 25 мая...
Сам Тито в анкете, собственноручно заполненной в мае 1935 года в Москве при поступлении на должность преподавателя школы Коминтерна, указал в качестве года своего рождения 1893-й. Однако, придя после 1945 года к власти в Югославии, постоянно утверждал, что родился в
1892-м. Хотя трудно предположить, что человек посмел бы дать о себе ложные сведения НКВД. Кроме того, в конце анкеты Тито расписался в том, что все личные данные, приведенные в ней, абсолютно точны.
В 1991 году Москва приоткрыла югославским историкам секретные архивы Коминтерна — именно там и обнаружилась упомянутая анкета. Первым заглянувший в документ известный белградский публицист Перо Симич нашел и другие любопытные разночтения с официальной биографией вождя. Скажем, имя отца Иосипа Броза в нем было обозначено как Франц, в то время как позже лидер Югославии неизменно говорил, что отца звали Франьо – хорватское, а не немецкое имя. В той же анкете в графе «воинское звание» вписано: «пехотный унтер-офицер», причем вписано другой рукой.
Долгое время белградских историков занимал вопрос о том, какой путь прошел Тито, прежде чем стать во главе КПЮ. Каковы этапы его партийной карьеры? Приоткрытые в начале 90-х архивы Коминтерна дали на него ответ — не сказать, что неожиданный. Но для них он почему-то прозвучал как гром среди ясного неба.
Иосип Броз пользовался покровительством НКВД. Ни для кого не секрет, что органы плотно опекали Коминтерн, куда он поступил на работу. В переписке с советскими тайными службами Тито использовал псевдоним Фридрих Францевич (опять Франц!) Вальтер – под этим именем он общался с Москвой вплоть до 1947-48 года. Тито регулярно делился с ведомством информацией о товарищах по партии (Коммунистической партии Югославии. – Авт.), давал им письменные характеристики, поставлял аналитические материалы об их деятельности. Около 500 югославских коммунистов были арестованы, осуждены на политических процессах, а затем сгинули в тюрьмах и сибирских лагерях. Тито же с благословения Москвы в 1940 году (по другим сведениям — в 1937-м) стал председателем КПЮ, хотя впоследствии, как водится, утверждал, что руководил партией с 1932 года.
В той же коминтерновской анкете на вопрос, в каких организациях и в каких городах работал в период с 1917-го по 1935 год, какие должности занимал, почему переходил с одной работы на другую, крупными буквами и опять же – другой рукой, причем, как полагает Симич, гораздо позже, в графу было вписано «ДРУГ ВАЛЬТЕР — ЧЛЕН ЦК КПЮ». И ничего более. Странный ответ. Те, кто жил и работал в СССР не только в 30-е годы, но и десятилетия спустя, прекрасно знают, что на такие вопросы было «принято» давать максимально развернутые ответы.
Несмотря на эти странности, куратор Тито из НКВД некий Иван Караиванов (он, кроме того, занимал руководящую должность в Коминтерне под псевдонимом Шпинер) рекомендовал его на должность «преподавателя Ш.» в так называемой Международной ленинской школе в Москве. Что означает «преподаватель Ш.», осталось непроясненным, пишет Симич.

Бедный сын хорвата и словенки
Из официальной биографии Иосипа Броза, взявшего впоследствии партийный псевдоним Тито, следует, что родился он в 1892 году в небольшом хорватском селе Кумровац в многодетной семье хорвата и словенки. В 1913 году призывается в австро-венгерскую армию. В боях на территории Галиции в 1915 году был ранен и взят в плен русскими войсками. Бежав из лагеря, добрался до Петербурга и участвовал на стороне большевиков в февральской революции. Потом за большевистскую агитацию был арестован и отправлен в ссылку в Сибирь. С этапа бежал.
В 1920 году Иосипу Брозу удалось вернуться на родину, которая называлась теперь Королевством сербов, хорватов и словенцев. За политическую деятельность в королевстве в 1928 году он был приговорен к пяти годам тюрьмы, которые отмотал «от звонка до звонка».
В 1935 году будущий президент и генсек компартии Югославии вновь оказывается в России, где работает в исполкоме Коминтерна, готовит кадры для иностранных компартий и руководит их деятельностью. Характерно, что в течение последующих полутора лет, до возвращения в Югославию, он прямо связан с секретным отделом Коминтерна, готовившим агентов для работы за рубежом. По некоторым сведениям, в 1938 году его снова вызвали в Москву, как утверждают некоторые историки — для прохождения учебы в советских разведшколах. В официальной биографии Тито эта поездка 1938 года не отражена.
В годы войны Тито удалось создать и возглавить антифашистскую партизанскую армию численностью до 300 000 человек, небывалую для Европы, и успешно бороться как против гитлеровских оккупантов, так и против национальных профашистских сил, главным образом, хорватских. Впрочем, сегодня югославские историки утверждают, что многосоттысячная «армия Тито» – пропагандистский миф, распространению которого способствовала советская радиостанция «Свободная Югославия», и что якобы в 1942-1944 годах все титово войско насчитывало не более тысячи бойцов...
Так или иначе, после войны Иосип Броз Тито стал единоличным лидером Югославии, верховным главнокомандующим, а затем и пожизненным президентом. Как писал белградский публицист и историк Жика Сречкович, «несмотря на то, что биография Тито была аккуратно «причесана» и «приглажена», она полна «белых пятен»... Период времени от его ранения в апреле 1915 года до возвращения в Загреб в 1920 году особенно «мутный»...Третий этап жизни Тито — начиная с его работы в Коминтерне до прихода на пост председателя Коммунистической партии Югославии – также полон загадок, как и его военная карьера и частная жизнь до этого».

Югославия? Это где?
Современным двадцатилетним, как впрочем, и тридцатилетним россиянам трудно объяснить, чем была для советских людей Социалистическая Федеративная Республика Югославия, канувшая в Лету в начале 90-х.
«Почти капиталистическая страна», «почти Запад», «маяк» и образец для подражания в глазах советских диссидентов, Югославия процветала до смерти своего бессменного вождя Иосипа Броза Тито в 1980 году. Затем постепенно пришла в упадок. Сокрушительный удар нанесла горбачевская перестройка. И окончательно поставили на ней крест распад бывших югославских республик в начале 90-х, военное противостояние Сербии и Хорватии, боснийская война 1992-1995 годов, бомбежки НАТО 1999 года и последовательное отделение от Сербии Черногории (в 2006 году) и края Косово (в 2008-м).
Сегодня на месте коммунистической мини-империи – несколько «разношерстных» государств, из них только одна страна — Словения – вытянула счастливый билет, успев стать членом ЕС и НАТО. Остальные стоят в очереди. Ближе всего к поставленной цели подобралась Хорватия, к которой благоволит Европа. Боснию, объединившую в себе мусульмано-хорватскую Федерацию и Республику Сербскую, раздирают внутренние противоречия. Бедная Македония, имеющая большое этническое албанское сообщество, живет под угрозой дестабилизации. А Сербия, как ни старается доказать обратное, выступает для Запада в роли «нехорошего парня», которому придется еще долго каяться и бить себя в грудь, прежде чем его пустят в приличный дом.
На этом фоне эпоха Тито, продлившаяся с 1945-го по 1980 год, выглядит золотым веком региона. Бывшие югославы с гордостью подчеркивают, что на похороны вождя в 1980 году прибыло самое большое количество первых лиц – президентов и премьер-министров, чем на похороны какого-либо другого мирового лидера (210 делегаций из 126 стран), в том числе Маргарет Тэтчер и Леонид Брежнев. Ностальгируют по поводу высоких зарплат в «дойчемарках», дешевых кредитов, югославского загранпаспорта, прозванного «вездеходом» – его владелец мог свободно путешествовать по всему свету. Сегодня граждане бывшей Югославии без визы даже друг к другу в гости ездить не могут.
В течение десяти лет после смерти Тито его соратники, а с ними — и вся Югославия, практически до распада страны вели себя так, как будто он и не уходил. Тито именовался президентом Югославии, председателем правящей партии Союз коммунистов Югославии, верховным главнокомандующим югославской армии.
 
Смена караула
Автора сенсационной книги о Тито, вышедшей несколько лет назад в Белграде, трудно отнести к числу людей, пытающихся сделать себе имя на спекуляциях вокруг «последнего политического титана XX века» – так после смерти называли Тито югославские историки. За плечами полковника Александра Матуновича успешная карьера ученого и сотни, если не тысячи, спасенных жизней. Ведущий сербский кардиолог много лет возглавлял клинику хирургии Военно-медицинской академии в Белграде.
Он вспоминает, как весной 1975 года югославский лидер полностью заменил медицинский персонал, следивший за его здоровьем, и по совету соратников назначил своим личным доктором кардиолога из Военно-медицинской академии.
Первая встреча с 83-летним маршалом произвела на Матуновича угнетающее впечатление. Вместо не по годам крепкого и энергичного человека, каким он привык видеть президента на телеэкране, перед врачом предстал тяжело больной, усталый старик, легко поддающийся смене настроения и с подозрением воспринимающий советы медиков.
Опытному врачу не понадобилось много времени, чтобы изучить психологию своего пациента, которого он описывает как необычайно властолюбивого и тщеславного человека. Амбиции пожизненного президента, которым Тито стал «по единодушному требованию югославского народа», были настолько безграничны, что ему уже не хватало ни каждодневных восхвалений, ни многочисленных орденов. По-детски самовлюбленный Тито с удовольствием следил за тем, как придворные политики соревнуются со льстивыми писателями и художниками в попытках увековечить его имя в названиях городов, улиц и пароходов, а его образ – в поэмах, бронзовых бюстах и на роскошных полотнах.
Тито считал себя непогрешимым лидером без намека на человеческие недостатки и категорически настаивал, чтобы без его ведома не принималось ни одно даже самое незначительное государственное решение.

«Как мы это говорим?»
Разобравшись с психологическими особенностями и здоровьем Тито, Матунович стал искать ответы на мучившую его загадку: как бывший ремесленник и человек скромных интеллектуальных возможностей, каким знали будущего президента земляки, смог стать идейным творцом и создателем мощного балканского государства и к тому же признанным лидером третьего мира? Каким образом малограмотному парню из хорватской глубинки удалось сформировать из небольшой группы единомышленников самую влиятельную на Балканах коммунистическую партию и обеспечить ей лидерство в сложнейшие периоды югославской истории?
«Приподняться так высоко над другими и стать легендой при жизни мог только человек, имеющий врожденные задатки вождя и прекрасное образование, обладающий необыкновенным интеллектом, глубокими познаниями в психологии людей, в поведении масс», – убежден Матунович. Между тем, «первый социалистический царь», появившийся на свет седьмым ребенком в бедной крестьянской семье, университетов не кончал, а кроме профессии революционера освоил лишь слесарное ремесло.
После войны Тито приобрел огромное влияние на дела в стране, что помогло ему успешно противостоять попытке Сталина взять под свое крыло партию югославских коммунистов. Схватка с могущественным московским хозяином в Москве научила Тито выбирать самобытные пути: он ввел рабочее самоуправление на предприятиях, на международной арене стал наряду с Насером и Неру инициатором создания Движения неприсоединения, обеспечив себе необычайно высокий авторитет в третьем мире.
Анализируя долгие ночные беседы с Тито, сопоставляя их с официальными биографическими вехами своего пациента, Матунович пришел однажды к выводу, что президент выдает себя за другого человека. Поразительно, но Тито блестяще разбирался в мировой истории и литературе, безошибочно в подлиннике цитировал Гете, Шиллера, Пушкина, Лермонтова, Шекспира и Байрона. При том, что сын хорватского крестьянина окончил только начальную школу и два класса основной. Неужели всему этому он научился на курсах Коминтерна в Москве? Его рассуждения об античной философии и культуре, оценки исторических событий и личностей, в том числе и малоизвестных, носили фундаментальный характер и однозначно свидетельствовали, как убежден Матунович, о том, что Тито в юношеские годы все-таки получил университетское образование.
Примечательно, что при этом Тито порой попадал впросак, когда речь заходила об известных фактах из сербской и хорватской истории или о национальной литературе. Обладая врожденными лингвистическими способностями и владея, как известно, десятью иностранными языками, в том числе достаточно экзотическими (киргизский), он тем не менее до конца жизни с ошибками говорил на родном сербско-хорватском. Случалось, что он приходил в затруднение и непроизвольно спрашивал собеседника: «Как мы это говорим?»
До конца жизни, утверждали знавшие маршала люди, в его речи сохранялся не характерный ни для сербов, ни для хорватов едва заметный неопределенный (немецкий? польский?) акцент.
К первому выводу, что Тито искусно скрывал свое фундаментальное и разностороннее образование, Матунович вскоре добавил еще один: маршал воспитывался в аристократической семье. Он обладал отменными манерами, вел себя с необыкновенным достоинством, мастерски владел собой, умел со вкусом одеваться, был знатоком классической музыки, знал толк в драгоценных камнях, лучших сортах вин и сигар, любил путешествовать на яхте и умел по-царски отдыхать. С большой любовью и нежностью Тито вспоминал о своей матери, причем ее образ, который он рисовал в своих рассказах, был весьма далек от образа хорватской крестьянки.
Позднее Матунович узнал, что после войны Тито на несколько дней приезжал в родную деревню Кумровац, где его не узнали даже ближайшие родственники. Между собой они открыто говорили: «Нет, это не наш Йоже». После этой поездки Тито старательно избегал, по свидетельству очевидцев, всех людей, знавших его в юности.
Перо Симич, первым прочитавший архивные документы Коминтерна о Тито, добавляет к списку странностей еще несколько деталей: сын хорватского крестьянина был великолепным пианистом и искуснейшим наездником, он постоянно носил шелковые перчатки, а палец его левой руки с 1938 года неизменно украшал роскошный перстень с бриллиантом. Притом, что в те годы вся КПЮ насчитывала не более двух тысяч не очень состоятельных членов.
Шеф канцелярии влиятельного югославского политика Александра Ранковича Милутин Шукович рассказал Матуновичу историю о том, как однажды в его присутствии к Ранковичу буквально ворвался его приятель Любодраг Джурич и с порога возбужденно закричал: «Лека, я уверен, что Тито не тот человек, за которого себя выдает». Едва заметным кивком головы Ранкович показал на Шуковича и спокойно, будто сказанное не было для него сенсацией, ответил: «Об этом поговорим потом». Другой соратник Тито Родолюб Чолакович, комментируя эту историю, заметил Матуновичу: «В каждом человеке есть тайна, а за Тито скрывается самая большая из тайн. Для всех, и прежде всего для нашей страны, будет лучше, если она никогда не откроется».

Золотой бункер
Еще несколько штрихов к портрету коммунистического вождя Югославии: на роскошной вилле «Мир», построенной в 1979 году по проекту хорватского архитектора Мирко Кирпича как жилая резиденция маршала Иосипа Броза Тито, была огромная библиотека и хранилище драгоценностей. Стены рабочих кабинетов сплошь покрывали редкие картины известных зарубежных и югославских мастеров, причем 65 работ были «позаимствованы» из Народного музея Сербии, аналога нашей Третьяковской галереи. В одной из столовых висел подлинник Франсиско Гойи «Приятели на приготовлениях».
Хранилище драгоценностей, расположенное в подвале резиденции, представляло собой бункер, содержавший, как считается, около 4500 предметов; ценность многих из них определить невозможно. Помимо многочисленных униформ Тито и его орденов здесь содержались всевозможные дипломы и грамоты, которые вождь получал в стране и за рубежом, сотни орденов и медалей, полторы сотни портретов его зарубежных гостей в серебряных рамах, более ста полученных лидером Движения неприсоединения ценнейших подарков от глав 67 стран мира. Среди них — украшенный бриллиантами непальский воинский щит и фигурки египетских сфинксов из чистого золота, а также русская икона ХV века.
Своей личной библиотекой Тито особенно гордился и обычно показывал гостям одну из самых ценных, на его взгляд, книг — первое издание «Капитала» Карла Маркса, выпущенное в Гамбурге в 1867 году. Кроме того, предметом его гордости были оригиналы португальских морских карт. Разумеется, на полках библиотеки было выставлено и собственное собрание сочинений коммунистического вождя в 24 томах. Откуда такая тяга к роскоши, умение разбираться в произведениях искусства, пристрастие к подлинной живописи?
Тито побывал на вилле «Мир» единственный раз, в октябре 1979 года, когда осмотрел выставку подаренных ему ценных предметов и сувениров. Предполагалось, что коммунистический вождь Югославии вселится сюда 22 декабря того же года, в День югославской народной армии, для чего даже был изготовлен золотой ключ. Но новоселью не суждено было состояться. Вождь отбыл на лечение в Словению и весной 1980 года скончался в Любляне.
Противоречий, неясностей, «белых пятен» в судьбе Иосипа Броза предостаточно. Почему именно ему благоволило НКВД? Как ему удалось выйти из подчинения ведомства, которое его взрастило, и почему ему сошла с рук фронда и ссора со Сталиным в конце 40-х годов? Подобных вопросов возникает множество.
На главный вопрос своей книги «Загадка Броза. Кто же вы, товарищ президент?» Александр Матунович отвечает сенсационным предположением, что во время пребывания в Советской России Иосип Броз был подменен одной из спецслужб НКВД двойником, выходцем из богатой и аристократической семьи обрусевших немцев и после тщательной подготовки заброшен в Югославию. Впоследствии, обнаружив в себе качества вождя, он создал для себя державу, которой безраздельно владел несколько десятилетий.
Биографы Тито, исследователи эпохи сталинизма, военные историки в Сербии убеждены: пока не будут открыты московские архивы, правды не узнает никто. Впрочем, не исключено, что даже в случае их открытия, подлинную историю Иосипа Броза Тито до конца прояснить не удастся. n

Белград – Москва


 Мария Шакина

Авторы:  Мария ШАКИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку