НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

Кто в ответе за Крымск

Кто в ответе за Крымск
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
13.02.2013

Чиновники Крымского района, обвиняемые в халатности, повлекшей гибель людей в наводнение, закончили знакомиться с материалами уголовного дела. Следователь начал готовить обвинительное заключение. Об этом 13 февраля сообщает Следственный комитет. В марте дело будет передано в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, после чего его направят в суд. Следствие считает, что обвиняемые чиновники не предприняли необходимых мер по подготовке к наводнению, не предотвратили ущерб, который оно принесло, а также фальсифицировали документы. Сами обвиняемые и большая часть пострадавших считает, что наказывают стрелочников.

Напомним, наводнение в Краснодарском крае произошло в ночь на 7 июля 2012 года. Больше всех людей пострадали в Крымске: 153 человека погибли, еще двое пропали без вести. Затопленными оказались тысячи домов.

Обвиняемые — это бывший глава Крымского района Василий Крутько, бывший мэр Крымска Владимир Улановский, бывшая глава Нижнебаканского сельского поселения Ирина Рябченко и исполняющий обязанности руководителя Крымского районного управления по прежупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты Виктор Жданов. Все они, кроме Ирины Рябченко, находятся под арестом.

Крутько, Рябченко и Улановский обвиняются в халатности и служебном подлоге. 

Следователи считают, что они знали о надвигающемся наводнении, но «не обеспечили необходимый порядок оповещения населения об опасности и его эвакуацию в безопасные районы», не предотвратили ущерб, а также велели своим подчиненным «подготовить и составить официальные документы, содержащие недостоверные сведения о своих якобы своевременных действиях» — то есть оформить документы задним числом. 

Жданов обвиняется в халатности и покушении на мошенничество. Он, по версии следствия, вписал свой адрес в список домов, пострадавших во время наводнения, который готовили его подчиненные, несмотря на то, что его дом находился вне зоны подтопления.

Обвинение двух людей — Ирины Рябченко и Владимира Улановского — вызвало вопросы у некоторых местных жителей. Они посчитали их стрелочниками и провели общественную кампанию в их поддержку. По крайней мере, их удивило, что в список обвиняемых не попал губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, от которого зависят главы муниципальных образований и который сам зависит от президента. Об этом, как и о других последствиях наводнения в Краснодарском крае, «Совершенно секретно» рассказывало в январском номере. В поддержку Рябченко жители собрали около восьмисот подписей, в поддержку Улановского — около полутора тысяч. 

Как рассказала «Совершенно секретно» проживающая в Нижнебаканской станице юрист Алла Ситникова, эти подписи приобщили к материалам уголовного дела. Это была единственная реакция государства на кампанию, несмотря на то, что подписи были направлены и председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину, и рукодителям всех фракций Государственной думы.  

— Сейчас людям остается лишь наблюдать за происходяим, поскольку они видят: процесс политический, и решение в любом случае примут «сверху», — говорит «Совершенно секретно» Алла Ситникова. По ее словам, у Ирины Рябченко сохраняются проблемы со здоровьем: вскоре после предъявления ей обвинений ее увезли в больницу в предынфарктном состоянии, и с тех пор на так до конца и не выздоровела.

На здоровье жалуется и бывший мэр Крымска Владимир Улановский. Фактически он занимал свою должность всего полтора месяца. В конце декабря 2012 года он обратился к средствам массовой информации с открытым письмом, где приведены его подробные показания. В нем он пишет, что «не обладал достоверной и детальной информацией о возможном возникновении чрезвычайной ситуации», поэтому у него не было «формальных поводов для введения режима функционирования „повышенной готовности“». Он также пишет о том, что не давал указаний подчиненным фальсифицировать документы.

В письме Улановского, в частности, говорится:

«Я обвиняюсь, причем достаточно сомнительно, в неумышленном преступлении средней тяжести. Мне избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Неоднократные ходатайства об ее изменении, в том числе на домашний арест, отклонялись следствием и судами всех инстанций. Это к вопросу о том, что суд во всем разберется. Ведь по делу „Оборонсервиса“ у суда нашлась возможность избрания одному из фигурантов меру пресечения в виде домашнего ареста».

Супруга обвиняемого федеральный судья Татьяна Улановская в интервью «Совершенно секретно» говорила, что считает своего мужа политическим заключенным.

— Мэр Крымска не мэр Москвы. По закону о муниципальных образованиях, у него нет таких полномочий, ресурсов, бюджета. Стрелочников накажут, проблема останется — значит, это не последнее наводнение, — сказала Татьяна Улановская.

С тем, что люди в основном продолжают видеть в Рябченко и Улановском стрелочников, согласна и главный редактор независимой крымской газеты «Электрон-ТВ» Лариса Сафронова:

— В Крымске действует не право, а политика. Но не «снизу». Люди, продолжающие видеть в Улановском и Рябченко стрелочников, не вышли и не выйдут за них на митинги — это не в нашей природе… Обида крымчан на государство и друг друга сохраняется: кто-то получил компенсацию на ремонт второго этажа дома, а кто-то нет. За последние недели пик возмущения пришелся на требование вернуть «переплаченные компенсации» государству. Президент Путин сказал эти деньги оставить людям. Однако в суде до сих пор есть как минимум шесть исков крымчан, чьи дома признали аварийными, им выделили квартиры, а потом обвинили их в том, что они получили их мошенническим путем. Напряжение в Крымске сохраняется, как и привычка не проявлять гражданскую активность, — сказала Лариса Сафронова.

«Совершенно секретно» продолжает следить за судьбами пострадавших и тех, из-за кого они оказались в таком статусе. 


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку