НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Кто в доме хозяин?

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.09.2001

 
Алексей ГОРЕСЛАВСКИЙ
Фото Василия ДЬЯЧКОВА, Бориса КРЕМЕРА и ИТАР-ТАСС

Преодолев последствия августовского кризиса 1998 года, российская экономика постепенно возвращается к прежним оборотам. Во время кризиса, как это и должно быть в экстремальной ситуации, многим крупным предприятиям и банкам пришлось «очиститься» от всего лишнего и ввести жесткое антикризисное управление. Большинству из них процедура помогла, и сейчас, в середине 2001 года, компании могут констатировать, что к прежним уровням вернулись зарплаты, доходы и суммы выплачиваемых государству налогов. Бизнес снова окреп и постепенно начинает поднимать голову, переходя от решения собственных текущих проблем к попыткам изменить ситуацию в целом.

Конечно, в этом отношении поезд, как говорится, ушел далеко: хотя президентству Владимира Путина чуть больше года, однако времена существенно изменились. Новый президент, в отличие от своего предшественника Бориса Ельцина, сразу приступил к выстраиванию отношений с бизнесом по принципу «Кто в доме хозяин?». Хозяином, как бы это ни выглядело странно для бизнесменов, оказалось государство, решившее довольно жестко отстаивать свои позиции. Однако те из бывших олигархов, кто решил не играть в оппозицию, наподобие Гусинского и Березовского, а стал наводить мосты с новой властью, оказались в выигрыше.

Хотя власть и провозгласила политику «равноудаленности» олигархов от Кремля, некоторые из них все же закрепились в правительстве, кремлевской администрации и других властных структурах. Закрепились, разумеется, через своих людей – чиновников самого разного ранга. Теперь же, когда период дележа собственности завершился и нужно развиваться дальше, бизнес решил модифицировать правила игры. Сейчас у промышленников и банкиров есть основания требовать передела в свою пользу: налоги платятся исправно, и почти все мыслимые драконовские требования выполняются. Естественным результатом совместных устремлений крупных бизнесменов стало образование единого лоббистского органа, призванного объединить все связи банкиров и промышленников воедино.

Таким органом стал существующий уже около десяти лет Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).


СПРАВКА:

СОСТАВ БЮРО ПРАВЛЕНИЯ РСПП

БЕНДУКИДЗЕ Каха,
гендиректор холдинга “Объединенные машиностроительные заводы” ОАО “Уралмаш”

ВАРДАНЯН Рубен,
президент инвесткомпании АО “Тройка-Диалог“

ВОЛЬСКИЙ Аркадий,
президент РСПП

ДЕРИПАСКА Олег,
гендиректор компании ОАО “Русский алюминий”

ДОМБРОВСКИЙ Виктор,
вице-президент РСПП

ЕВТУШЕНКОВ Владимир,
председатель совета директоров Акционерной финансовой корпорации АФК “Система”

ЕРЕМЕЕВ Олег,
гендиректор Координационного совета объединений работодателей России

ЗИМИН Дмитрий,
гендиректор ОАО “Вымпел-Ком”

КИСЕЛЕВ Олег,
президент и председатель совета директоров АО “Мосэкспо”, председатель совета директоров ООО “Импексбанк”

КОВЕШНИКОВ Вахтанг,
председатель совета директоров ОАО “Авангард”

КОГАН Владимир,
председатель наблюдательного совета ОАО “Промышленно-строительный банк” (Санкт-Петербург), президент банковской группы “Банкирский дом “Санкт-Петербург“

КОМИССАР Михаил,
гендиректор информационного агентства “Интерфакс”

ЛУЗЯНИН Владимир,
президент ОАО “Гидромаш”

МАКАРОВ Николай,
председатель совета директоров ОАО “Усть-Илимский ЛПК”

МАЛЬГИН Евгений,
президент ЗАО “Стерх-1”

МАМУТ Александр,
председатель совета директоров акционерного коммерческого банка “Межрегиональный деловой мир”

МОРДАШОВ Алексей,
гендиректор ОАО “Северсталь”

НИКУЛИН Валерий,
вице-президент РСПП

ПОТАНИН Владимир,
президент холдинга ФПГ “Интеррос”

ПУГАЧЕВ Сергей,
председатель совета директоров КБ “Межпромбанк”

ТИТОВ Борис,
президент ФПК “Интерхимпром”

ТОКАЕВ Юрий,
председатель совета директоров ОАО “Машиностроительная компания “Кранэкс”

ФРИДМАН Михаил,
председатель совета директоров консорциума “Альфа-групп”

Михаил Касьянов и Аркадий Вольский на XII съезде Российского союза промышленников и предпринимателей

ХОДОРКОВСКИЙ Михаил,
председатель совета директоров ОАО “Нефтяная компания “ЮКОС”

ЧУБАЙС Анатолий,
председатель правления РАО “ЕЭС России”

ЩЕРБАКОВ Владимир,
президент ЗАО Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям “Интерприватизация”

ЮРГЕНС Игорь,
вице-президент РСПП, президент Всероссийского союза страховщиков


Собственно, крутым олигархам ничего не стоило создать новую структуру, однако решено было опереться на стаж и опыт РСПП. Его бессменному руководителю Аркадию Вольскому не очень хотелось становиться банальным рупором российских магнатов, однако, как говорят, под угрозой появления параллельной структуры бывший партийный деятель сдался. И поступил правильно: теперь, в качестве (хоть и формального) лидера наконец-то реального РСПП и председателя его бюро, Вольский стал действительно осязаемой фигурой – встречается с Путиным и Касьяновым. Однако всем понятно, что Вольский на данный момент только озвучивает решения, принятые бюро.

Триумф олигархов

Напомним, что в ноябре 2000 года изменился состав правления Российского союза промышленников и предпринимателей. В составе правления РСПП было создано бюро, в которое вошли двадцать семь наиболее влиятельных представителей российского бизнеса. Как и заявлял ранее президент РСПП Аркадий Вольский, в руководство союза вошли предприниматели, позитивно зарекомендовавшие себя, в том числе и благодаря своей честности. Особенно мощно представлен банковский бизнес – это председатель совета директоров «МДМ-банка» Александр Мамут, председатель наблюдательного совета «Промышленно-строительного банка» (Санкт-Петербург) Владимир Коган, президент «Импексбанка» Олег Киселев. От компаний, оказывающих финансовые услуги, в бюро вошли глава инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Рубен Варданян и президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. Представители реального сектора – гендиректор холдинга «Объединенные машиностроительные заводы» Каха Бендукидзе, гендиректор ОАО «Русский алюминий» Олег Дерипаска, гендиректор «Северстали» Алексей Мордашов.

Как тут же отметили центральные газеты, состав бюро впечатляет не только известностью входящих в него лиц. Практически невозможно отнести его членов к какой-либо одной финансово-политической группировке. В рамках одного органа предстоит работать и традиционно считающемуся близким к «Семье» Александру Мамуту, и Владимиру Когану, чье возвышение связывают с усилением позиций питерской команды Владимира Путина. Впрочем, если верить бессменному президенту РСПП Аркадию Вольскому, при формировании новых руководящих органов союза не думали о групповых интересах. На заседаниях правления речь шла, прежде всего, о консолидации усилий деловой элиты страны для достижения устойчивого экономического роста России.

Очевидным достижением бюро РСПП стала идея создания единого органа, который регулировал бы отношения внутри организации. Такой организацией должен стать со временем мировой суд, решения которого обязательны для всех членов РСПП. Тем же, кто не будет соблюдать его решения, Вольский пообещал устраивать бойкот от имени всех членов РСПП. Конечно, как отметил Владимир Потанин, многим пришлось переступить через свои амбиции, но новые члены РСПП получат неоспоримую выгоду от участия в организации, которая в случае «наезда» может защитить своего члена от имени всех участников РСПП, производящих 80 процентов внутреннего валового продукта России.

В свое время...

До недавнего времени РСПП (напомним, существующий больше десяти лет) интересовал в основном региональные промышленные предприятия средней величины. Объяснялось это тем, что до конца 1991 года влияние директората на политику проявлялось в основном в неявных формах. Как пишет в сетевом издании Полит.ru известный политолог Юрий Коргунюк, тогда «действовал хорошо отлаженный механизм лоббирования интересов промышленников: через отделы промышленности обкомов, первых секретарей обкомов (лично курировавших областную промышленность), отраслевые отделы Госплана и Госснаба и отраслевые министерства; крупные директора были вхожи во все эти учреждения, вплоть до ЦК КПСС, и это вполне удовлетворяло их интересы». При этом «список замечаний и предложений», высказанных представителями директорского корпуса на пленуме ЦК КПСС или сессии Верховного Совета, «спускался» в отделы министерств и был обязателен к выполнению. Директорский корпус в целом всегда рассматривался властью как потенциальная «партия порядка». Крах всей государственной машины поставил промышленников перед необходимостью заново создавать лоббистскую структуру. Первым объединением такого рода стал Научно-промышленный союз СССР, учрежденный в июне 1990 года, а в январе 1992 года переименованный в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП)

В начале 1994 года руководство РСПП, желая повысить политическое влияние союза, выступило с рядом инициатив. Так, по предложению президента РСПП было решено активизировать работу по созданию Промышленной партии, а заместитель Вольского Александр Владиславлев стал одним из организаторов политического клуба «Реалисты», в который вошли многие высокопоставленные российские политики и предприниматели. Весьма показательно, что еще весной 1994-го наиболее перспективные кадры РСПП перешли в структуры исполнительной власти, причем на весьма значительные посты. Руководитель Экспертного института РСПП Евгений Ясин был назначен главой Аналитического центра при администрации президента, его заместитель Сергей Алексашенко стал заместителем министра экономики, а затем зампредом ЦБ.

Чеболь по-русски

В последнее время в прессе не раз отмечали, что государство всерьез одобряет формирование олигопольной системы в экономике на всех уровнях. Как пишет сетевое издание Полит.ru, «олигопольный рынок – рынок для своих, когда большая часть ресурсов поделена ограниченным числом крупнейших игроков. Такими игроками становятся агрессивно наращивающие свой потенциал вертикально-интегрированные холдинги. Процесс олигополизации особенно заметен в металлургии, ТЭКе и ближайших отраслях. Не так очевидна олигополизация во внешнеторговой сфере, особенно в импорте (но протекает она там не менее интенсивно, так как укрупнению игроков очень способствует изменение таможенной политики). Оказывается, что государству тем удобнее регулировать рынок, чем меньше на нем игроков, чем ниже и «локализованнее» конкуренция на рынке».

Предлагаемые РСПП изменения в российской экономике призваны закрепить олигополию и дать возможность нескольким далеко оторвавшимся от конкурентов лидерам поделить между собой рынок и получать сверхприбыль, не боясь, что их все-таки нагонят молодые и назойливые конкуренты. Между тем именно естественная смена лидеров во многом продвигает прогресс: в начале века лидером американской промышленности была компания Standard Oil, совсем недавно это был гигант автомобилестроения General Motors, буквально вчера все были убеждены, что самой крупной корпорацией еще долго будет монстр программного обеспечения Microsoft, а сегодня все снова вкладывают средства в акции нефтяных компаний.

Однако законодательно закрепленная олигополия на российском рынке может окончательно похоронить надежды правых на продолжение либеральных реформ, а страна получит небольшую группу сверхбогатых чеболей на южнокорейский манер. Ничем хорошим это кончиться не может: перед глазами есть убедительный пример самой Южной Кореи. Да, живут там, судя по всему, лучше, чем в России. Однако экономика пребывает в совершенно неустойчивом состоянии. Доказательством этому стал азиатский экономический кризис 1997 года, когда только мгновенная и внушительная помощь Международного валютного фонда помогла Южной Корее справиться с негибкой экономикой вертикальных монстров. Чеболи, разумеется, сохранили свои богатства, но во многом перестали быть полезными стране и самим корейцам.

Сейчас бывшие когда-то флагманами корейской промышленности компании Daewoo и Kia продаются американским компаниям, потому что найти внутри страны ресурсы практически невозможно. Если добавить, что до недавнего времени в Южной Корее происходила чехарда политических режимов, то это только добавит сходства с Россией. Разница в размерах: если для Южной Кореи помощь МВФ в 8 миллиардов долларов стала решающей, то России в случае, если зашатаются возглавляемые членами президиума РСПП компании, не хватит куда большей суммы.

Когорта избранных

Когда было создано бюро РСПП, многие эксперты посчитали, что олигархи удовлетворятся консолидацией своих лоббистских возможностей и не будут всерьез ссориться с государством и его отдельными институтами. Однако по прошествии полугода стало ясно, что бюро не собирается просто нашептывать правительству свои советы, а замахивается на более масштабные проекты. Проторить дорогу должен проект банковской реформы, озвученный от имени союза Александром Мамутом, руководителем рабочей группы РСПП по банковской реформе и по совместительству председателем совета директоров «МДМ-банка». В группу эту, между прочим, входят также прямые конкуренты и, как говорят, враги Мамута: председатель совета директоров «Альфа-банка» Михаил Фридман и глава наблюдательного совета питерского «Промстройбанка» Владимир Коган

В чем же смысл банковской реформы, предлагаемой от имени РСПП? Во-первых, союз предлагает полностью отменить существующую систему лицензий (обычные, ограниченные и валютные) и вместо этого ввести два типа лицензий – федеральные и региональные. Банкам с федеральной лицензией будет предоставлено исключительное право «открывать филиалы в любом регионе, обслуживать любую клиентуру, включая бюджет и население, иметь прямые корсчета с иностранными банками и т.д.». Остальные смогут работать только в одном или нескольких регионах. Региональный банк выстраивает корреспондентские отношения с банками федерального уровня, а через них идут переводы за границу и платежи за пределы региона.

Порог федеральной лицензии предлагается установить в 1 миллиард рублей к 2002 году, 2 миллиарда – к 2003-му, 3 миллиарда – к 2004-му. Следовательно, реформа по проекту РСПП приведет к вытеснению с рынка мелких и средних банков. С федерального рынка уйдут банки, не способные довести капитал до 100 миллионов долларов по международным стандартам. Число банков с федеральной лицензией может не превысить тридцати–сорока. Обладателями генеральных лицензий сейчас являются 255 банков. РСПП прогнозирует смерть чуть не половины мелких и средних банков (на конец 2000-го в России работало 1311 банков) – для сохранения региональной лицензии надо будет увеличить капитал до 200 миллионов рублей.

Еще одно предложение Мамута – ликвидация государственных банков, за исключением Сбербанка. Специализированные госбанки должны стать спецагентствами и потерять федеральную лицензию. Что касается Сбербанка, то Мамут предлагает ограничить его активные операции кредитованием населения, что должно дать возможность развивать ипотеку и потребительское кредитование.

Таким образом, как пишет Газета.ru, «РСПП фактически предлагает создать трехступенчатую банковскую систему (ЦБ – федеральные банки – региональные банки) вместо двухступенчатой (ЦБ – коммерческие банки). Реформа обеспечит максимально комфортные условия для концентрации банковских капиталов, в том числе посредством покупки банков в регионах – подобно тому, как налоговая, тарифная, денежная и антимонопольная политика 2000–2001 годов создали благоприятные условия для концентрации капиталов в промышленности».

В газетном интервью автор проекта Александр Мамут обосновывает необходимость добровольно-принудительной консолидации банков. Банковская система, говорит он, сегодня не внушает доверия ни инвесторам, ни государству. Она не способна в необходимых объемах кредитовать промышленность. Единственным источником роста является прибыль компаний ТЭКа, металлургии и других экспортно-ориентированных и высокорентабельных секторов, а банковский сектор отстал от реального сектора и не может стать источником роста экономики. Поэтому государство и должно ускорить процесс капитализации банков. Правда, Мамут полагает при этом само собой разумеющимся, что стимулироваться рост капитализации должен ограничением возможностей «недостаточно» капитализированных банков – нарушением условий конкуренции на федеральном уровне.

В ответ на обвинения в подавлении конкуренции Александр Мамут говорит, что конкурентная среда сегодня и так серьезно искажена – госбанками и (в регионах) банками, близкими местным властям. Предполагается, что законодательное разделение банков на федеральные и региональные только зафиксирует нынешнее положение дел. Похожую аргументацию Мамут выдвигает и по поводу обвинения в ограничении экономической свободы: «Любое лицензирование – это уже ограничение». Авторы проекта, судя по всему, надеются, что создаваемая таким образом элита частных российских банков сможет конкурировать с иностранными банками.

Банковская реформа по РСПП идеологически близка правительству и без особых возражений может быть им принята. Проект будет рассматриваться в конце сентября на заседании правительства, и к тому времени сторонники и противники реформы должны окончательно определиться со своей позицией. Нет сомнений, что у проекта много врагов. Центробанк, Сбербанк и региональные власти вместе с близкими им банками еще попробуют доказать правительству, что банковскую систему можно реформировать совсем иначе. Против создания трехступенчатой системы выступает и Ассоциация региональных банков («Россия»), и Ассоциация российских банков. РСПП обвиняют в попытке монополизации банковского сектора, создании новой «семибанкирщины». Не так давно с отрицательными рецензиями на планы Мамута выступили сразу два ведущих ведомства – Минэкономики и Минфин.

Проверка боем

Проект банковской реформы стартовал первым среди других замыслов РСПП и вызвал живейшую реакцию в обществе. На это, собственно, и делался расчет. Мало того, что «лицом проекта» был избран одиозный Александр Мамут, так еще и авторы проекта не скрывают своих вовсе не либеральных убеждений. Скорее всего, проект банковской реформы призван обкатать на одном из самых непопулярных в обществе олигархов одну из самых острых тем. Как говорится, тяжело в учении – легко в бою, и если хотя бы часть этой реформы будет претворена в жизнь, дальше олигархам будет куда проще. Можно будет спокойно поделить другие рынки – страхования, других финансовых услуг и переходить в промышленность

В связи с этим интересно, что рабочую группу РСПП по подготовке вступления России в ВТО возглавляет один из любимцев Путина, гендиректор «Северстали» Алексей Мордашов. Не секрет, что в дискуссиях вокруг ВТО одно из центральных мест занимает тема экспорта на Запад дешевой продукции российских металлургических комбинатов. Если будут взаимно открыты рынки, то в Европе и в Америке окажется демпинговая продукция той же «Северстали», УГМК, «СибАла» и прочих металлургических гигантов. Этого Западу хотелось бы избежать. Российские металлурги, в свою очередь, хотели бы избежать иностранного давления, для этого проще всего выработать совместные правила игры, еще укрупниться и попробовать подготовиться к вторжению транснациональных компаний. В связи с этим группа Мордашова практически превращается в клуб металлургических лоббистов, в рамках которого может появиться еще один проект «Реформ в металлургической промышленности».

Как уже говорилось, Мордашов ходит у президента в любимчиках, и даже начавшаяся не так давно атака на акции «Северстали» с помощью бывшей жены олигарха вряд ли поколеблет его влияние в Кремле.

Не меньшим влиянием на президента, как считается, пользуются банкир из Санкт-Петербурга Владимир Коган и глава московского «Межпромбанка» Сергей Пугачев. Премьер-министра Михаила Касьянова традиционно считают близким «Семье» и председателю совета директоров «МДМ-банка» Александру Мамуту. Глава «Альфа-групп» Михаил Фридман имеет своих людей в администрации президента, в первую очередь в лице Владислава Суркова. Ну а в лоббистских способностях Анатолия Чубайса мало кто сомневается и безо всяких фамилий.

Таким образом, на сегодняшний день бюро РСПП представляет собой серьезную силу. Восстав из руин корпуса «красных директоров», новый РСПП готов если не брать власть в свои руки, как это сделала бы аналогичная структура из армейских генералов, то объяснить властям, что следует делать. А делать следует, как это уже становится ясно, именно то, что выгодно членам бюро РСПП. Не обращая внимания на всех остальных. Похоже, правительству придется с этим доводом согласиться.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку