Кто портит воздух в Ядрово?

Кто портит воздух в Ядрово?

ДМИТРИЙ ТКАЧЕНКО, ЧЛЕН ВСЕРОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ОХРАНЫ ПРИРОДЫ

Автор: Ирина ДОРОНИНА
29.06.2020

Когда в 2018 году на полигоне «Ядрово» произошел мощнейший выброс свалочного газа, об этом написали практически все СМИ: «ужас», «кошмар», «людей травят». Но не прошло и года, как наша журналистская боль по этому поводу поутихла. Редакция «Совершенно секретно» решила напомнить о громком деле, и в конце мая мы поехали в деревню «Ядрово», чтобы узнать, как там сейчас живут люди, есть ли запах, и, главное, выполнила ли власть свои обязательства по устранению в Волоколамском округе Московской области нарушений, которые остались.

До деревни «Ядрово» оставалось несколько километров. С жителями мы договорились встретиться у единственного магазина. Мой фотограф в эту сторону направлялся впервые и спросил, долго ли еще.

Отвечаю: «По запаху поймешь». Действительно, скоро в нос пахнуло чем-то сладким, с приторной горечью где-то вдоль мягкого неба. Из желудка навязчиво потянуло тошнотой.

Приехали.

Деревня «Ядрово» расположена в Московской области, в Волоколамском районе на 112 километре автодороги Волоколамское шоссе. С 2018 года в этом живописном ранее месте, с трелью соловьев и грибными местами, больше не встречаются ни грибники, ни дачники.

– К нам никто не ездит, – говорит коренной ядровец Анатолий Абрамов. – Раньше внуков привозили на лето, дети оставались в отпуска. А теперь все… Деревня вымерла, как зона.

Одноименный полигон от деревни «Ядрово» находится примерно в двухстах метрах. В советское время здесь была обычная мусорная куча, куда свозились отходы с окрестных населенных пунктов. Свалка особо никому не мешала: куча успевала перегнивать, вступать в естественные реакции с землей и воздухом. Но вот с 2008 года на месте маленькой местной свалки молодое ООО «Ядрово» приступило к созданию крупного полигона для захоронения бытовых, промышленных и строительных отходов Волоколамска и близ лежащих населенных пунктов. Площадь полигона выросла до 10 гектаров.

Как рассказал местный житель и общественный активист Андрей Жданов, до 2013 года полигон ежегодно принимал не более 20 тыс. т местных отходов, но в 2013 полигонщики решили расшириться и увеличить годовой объем завозимого мусора до 200 тыс. То есть, в 10 раз. «Но при этом, по проекту, – продолжает Жданов, – они должны были подготовить новое тело (новое место для завоза мусора. – Прим. ред.). По факту же там просто продолжили сыпать мусор в отработанный песчаный карьер, без какой либо защиты водоносного горизонта и, не соблюдая никакие технологии. В 2019 году полигонщики пошли дальше: они получили разрешение на завоз 420 тыс. т мусора в год. И это – только официальные цифры. При том, что ООО «Ядрово» до сих пор не имеет утвержденной санитарно-защитной зоны (СЗЗ), и все равно продолжает свою деятельность».

С 2014–2015 гг. в Подмосковье стали закрываться крупные полигоны, и все объемы поступающего мусора перераспределялись между оставшимися. Соответственно количество завозимого мусора на старое тело «Ядрово» (старое место захоронения отходов) выросло в несколько раз. Например, с 2014 года, по официальной информации из проекта, на полигон уже завозили по 200 тыс. т мусора, и в последующие годы (только по официальной информации) свалка увеличивалась на 200 тыс. т отходов ежегодно. Неофициальные же цифры загрузки старого тела полигона вообще космические.

16 мая 2018 года журналист Андрей Караулов опубликовал фрагмент интервью с представителем оператора полигона «Ядрово» Максимом Конопко, где тот признается, что за весь 2017 год мусора привезли почти на 165 тыс. т больше, а впоследствии эта цифра вообще увеличилась до 600 тыс. То есть загруз был, фактически, в 3 раза больше, чем это одобрено в документах. В этом же интервью Конопко делает сенсационное заявление: в 2018-м для «Ядрово» было получено полуофициальное разрешение на завоз мусора в количестве более чем на миллион тонн в год.

Правда это или нет, мы, скорее всего, не узнаем, но то что именно с 2017 года жители стали наблюдать бесконечный поток огромных мусоровозов и днем и ночью, который мотивировался как необходимость формирования «правильной формы» тела полигона перед рекультивацией и закрытием, – факт!

Скорость, с которой мусорная гора старого тела росла, сложно себе представить. Мусор не успевал проседать, несмотря на то, что его утрамбовывали тракторами и тяжеловозами. В конце 2017 года и начале 2018 года на неприятный запах, идущий от свалки, стали жаловаться уже не только жители одноименной деревни «Ядрово», но и более удаленные населенные пункты, в том числе и окраины города Волоколамска. В ночь с 22 на 23 февраля 2018 этим запахом накрыло весь Волоколамск. На полигоне произошел мощнейший выброс свалочного газа, концентрация которого превысила предельно допустимые концентрации вредных веществ (ПДК) в 88 раз (об этом упоминается в проекте реконструкции и рекультивации полигона ТКО «Ядрово»). Тогда о выбросе написали все газеты, заговорили по телевизору и радио, и стали проводиться расследования. Но выбросы продолжались.

НЕДЕТСКИЕ ДЕЛА

«Я проснулась и не могла понять, что происходит, – вспоминает события 2018 года жительница Волоколамска Светлана Маширова. – Мы с мужем не могли разглядеть друг друга. Включив свет, я с ужасом обнаружила, что воздух в доме синего цвета и настолько ядовитый, что «выедало» глаза. Воспалилась гортань. Трудно было не только дышать, но и говорить».

Светлана побежала в соседнюю комнату и увидела там, бледного, «скрюченного клубком», сына. С 4 лет у него бронхиальная астма. Чтобы тренировать легкие он занимался спортивной акробатикой. Семья построила деревянный дом, чтобы ему было комфортно жить и легко дышалось. Но этот деревянный дом послужил ребенку только во вред. Бревна не удержали свалочный газ, и помещения были им полностью заполнены.

«То, что случилось в 2018 году, для нашей семьи стало трагедией. Когда я вбежала в комнату и стала его трясти, – Светлана плачет, – он даже не мог говорить».

Однако во время первых мощных выбросов газа с помойки, никто еще не осознавал масштаба бедствия. Не было ни подручных средств, ни очистителей воздуха, ни респираторов.

«Я видела только, что мой ребенок тает на глазах, – продолжает Светлана, – не понимала еще, что в городе происходит экологическая катастрофа. Мы использовали сильнейшие препараты линии сальбутамола: с конца февраля и до конца марта сын получал этот препарат больше, чем за весь 2017 год. 22 марта приступ был настолько сильный, что не справился даже сальбутамол. Я вызвала врача, и нас повезли в больницу, где его выводили из состояния сильнейшего приступа бронхиальной астмы путем многоразовых ингаляций и массажа грудной клетки. В этот день мне, наверное, единственной со всего района, детский педиатр Авдеева Раиса Павловна написала справку, что приступ развился в результате сильного выброса свалочного газа со свалки «Ядрово».

Как нам удалось выяснить, Светлана оказалась не единственной, кому дали такую справку. Однако она – единственная, у кого эта справка сохранилась на руках. Справки остальных детей, со слов жителей и, в частности, самой Светланы, пропали, скорее всего, в прокуратуре, куда на следующий день вызвали всех, кто имел их на руках.

«В прокуратуру приехали высшие чины медицины, представители всего, чего можно, – говорит Светлана. – Дети проходили в кабинет, как перед солдатским строем. У них брали кровь из вены, копались в их картах – искали всевозможные хронические заболевания, на которые можно было бы свалить плохое самочувствие. Замминистра Минздрава Московской области даже был. За результатами анализов детей сказали прийти в течение трех дней».

Обратим внимание читателей, что кровь из вены у детей забирали уже на следующий день после последнего мартовского выброса. После того как родители уже приняли все меры безопасности для устранения последствий: кто-то лекарствами, как Светлана, кто-то – изоляцией детей на свежий воздух. Но при этом любому врачу известно, что после отравления газом через легкие, кровь реагирует сбоем показателей лишь несколько часов после отравления, а все замеры, проведенные на следующий день, никаких отклонений не покажут. Но на то, видимо, и был расчет.

«Я одна из первых пришла за результатами, – говорит Светлана. – На столе у врача детской поликлиники лежала стопка бумаг, где я должна была найти наши анализы. Я пролистала эту стопку и вижу: там везде – слипшиеся результаты, как будто их вырывали из принтера, но самое главное – ни у кого никаких токсинов не обнаружено. И даже у моего сына, который на этот анализ еле дошел. Ни у одного ребенка, которым за день до забора анализов поставили отравление свалочным газом, никаких признаков интоксикации обнаружено не было. При том, что дети ходили, повторяю, синего цвета. Как Вы думаете, почему Воробьёв (губернатор Московской области. – Прим. ред.) всем детям тут же выписал путевки в санатории? Зачем, если ничего не обнаружено?»

ДЕЛО – В СТРАСБУРГСКОМ СУДЕ

Нашей редакции Светлана показала копию той «золотой» справки, которую выдали ее ребенку в ночь мартовского выброса. Оригинал осенью прошлого года ушел в Страсбургский суд. Вот, что в этой справке от 22.03.2018 года написано: «Дана Маширову Даниилу, 2004 года рождения. 21.03.2018 г. был тяжелый приступ бронхиальной астмы, аллергического ринита. Эти приступы повторяются в течение февраля (22.02–23.02), марта (8.03.18, 21.03.18), когда ощущался сильный запах в городе. Приступы снимались лекарствами, ингаляциями».

Справка была выдана 22.03.18 г. педиатрическим отделением Волоколамской центральной районной больницы. Врачом Авдеевой Раисой Павловной.

Для полноты картины Светлана показала еще два врачебных документа (копии находятся в редакции): от офтальмолога Волоколамской поликлиники Ольги Александровны Балдиной и из Московского областного консультационно-диагностического центра для детей (МОКДЦД) от аллерголога Волковой Евгении Александровны, где также отмечено, что, начиная с февраля (с момента выброса) и в течение всей весны у Даниила Маширова наблюдались тяжелейшие приступы астмы и бесконечные конъюнктивиты с осложнениями. В справке от офтальмолога значится, что заболевание «связывается с выбросами токсических газов со свалки».

В отличие от врачебных организаций, по судебным инстанциям с требованием власти к ответу за причиненный ущерб здоровью ребенка, Светлана пошла позже всех. Отметим, что всего по делу отравления детей в суды было подано 8 коллективных исков, которые объединили далее в три дела.

– Я прошла Волоколамский суд, апелляции и кассации. И 27 сентября 2019 года мы послали дело в Европейский суд по правам человека, в Страсбург. Но это была отдельная история, потому что, когда мы открыли законы о том, какой прецедент должен быть создан, чтобы послать письмо в Страсбургский суд, мы не нашли такого, чтобы где-то было возможным отравление детей! Прецедентного права – отравление детей – не существует. В итоге мы отправили дело в Страсбург совсем по другому прецеденту. В 2019 году наш Московский областной суд отказал в удовлетворении требований администрации города Волоколамска по закрытию полигона «Ядрово», мотивировав свой отказ следующим образом: «Запрет на эксплуатацию полигона ТБО приведет к невозможности утилизации соответствующей части бытовых отходов на территории Московской области, чем будут нарушены [права] иных лиц» (Решение арбитражного суда Московской области от 18 апреля 2019 г. – Прим. ред.). Это решение фактически означает, что суд призывает наш Волоколамск терпеть постоянные выбросы свалочного газа, чтобы защитить права жителей, которые везут сюда свой мусор! И мы, в итоге, отправили свое заявление в Страсбург по прецеденту «Преимущество больших городов над малыми». На момент написания статьи ответ от ЕСПЧ пока не пришел, но мы обязательно будем держать вас в курсе того, как там все двигается.

НОВОЕ ТЕЛО ПОЛИГОНА

В 2018 году старый полигон ТБО «Ядрово» закрыли, потому что к этому времени уже был подготовлен котлован для загрузки нового тела. Но, как отмечалось выше, ни на его строительство, ни на загрузку разрешения никакого не было.

«Второе тело начали заваливать сразу, в апреле 2018, как только старое загрузили до предела, – констатирует жительница Волоколамска Елена Смирнова. – А ведь только обсуждение проекта по новому телу началось в апреле 2019 года! В это время на новое тело уже везли тонны мусора, на эти разрешения всем было плевать. Даже положительное заключение экологической экспертизы на новое тело было получено только в августе 2019 года, и при этом все сроки разрешений на вредное воздействие на окружающую среду у ООО «Ядрово» уже истекли».

 Фото_14_12.JPG

СВАЛОЧНЫЙ ГАЗ ВЫХОДИТ ИЗ НОВОГО ТЕЛА ПОЛИГОНА

Елена Смирнова говорит, что уже на этапе обустройства нового тела полигона были допущены грубые нарушения: новое тело полигона разместили на всей территории участка, вплотную к его границе, и не оставили при этом места ни под дорогу вокруг полигона, ни под систему сбора загрязненных стоков, вытекающих с него.

ЯДРОВО–2020

Пока готовился этот материал, жители постоянно писали в своих соцсетях и Telegram-каналах, что в округе снова сильный запах свалочного газа (до этого – запах был такой, к которому, что называется «за много лет принюхались»). Факт подтверждается Министерством жилищно-коммунального хозяйства Московской области, которое 13 июня по всему Волоколамску распространило сообщение: «В последнее время в городском округе стало больше жалоб на неприятный запах с полигона «Ядрово». Особенно хорошо его чувствуют жители Рижского шоссе и улицы Ново-Солдатской. Действительно, жалобы возникли не на пустом месте – сейчас мы строим систему дегазации полигона. Мы понимаем, как трудно переносить неприятный запах, особенно в жару, и приносим свои извинения за сложившуюся ситуацию. Специалисты следят, чтобы концентрация вредных веществ рядом со свалкой не превышала норму». Справедливости ради, напомним, что «система дегазации» – это такая же долгоиграющая пластинка, как и установка на полигоне генераторов. Впрочем, об этом поговорим отдельно.

По словам жителей, весь май и весь июнь в районе «попеременно блюют дети и домашние животные», а взрослые не успевают менять фильтры в воздухоочистителях, которые сейчас есть практически в каждом жилом доме. Чего, кстати, не скажешь об официальных организациях: ни в одну школу, расположенную рядом со свалкой, воздухоочистители до сих пор не установили.

Вопрос о воздухоочистителях в школах поднимался родителями с 2018 года практически на каждом собрании. Последний раз – 2 июня на заседании с главой экологической комиссии Николаем Голубевым (аудиозапись имеется в редакции):

– Сколько мы кричали об очистителях в школах? Дети загибаются! – кричит родитель.

– Если поставить кондиционеры – это будет признанный вред от помойки «Ядрово». Кто это признает? – комментируют из зала…

С требованиями установить воздухоочистители, предоставить реальную документацию и вообще проверить на добросовестность деятельность ООО «Ядрово» только за прошедший год жители Волоколамского района отправили около 30 обращений в различные инстанции. Но особенно остро волоколамцы пытаются прояснить вопросы по дегазации старого и нового тел полигона, и с тем, что будет с помойкой после ее закрытия, которое, как сообщили нашей редакции в Министерстве ЖКХ Московской области (ответ от 19.05.2020 12Исх-4810), состоится в декабре 2020 года.

НЕЖИВОПИСНЫМ МАРШРУТОМ

Поговорив с жителями и активистами, мы решили прогуляться по неживописным маршрутам обоих полигонов «Ядрово», где неспешно осматривали результаты проведенных работ по дегазации и другим делам «благоустройства». Пройти нам пришлось больше пяти километров: были в лесу, видели разливы свалочной жидкости по периметру, брошенные бобровые хатки и вырывающийся из земли газ (небольшой видеообзор нашей экскурсии по помойке можно посмотреть в Telegram-канале «Совершенно секретно»).


На старом теле, действительно, произвели рекультивацию. Ее изолировали от внешней среды полимерным материалом, который присыпали грунтом и закрепили сеткой. Правда, грунт совсем не плодородный, и розы на нем не растут, как обещали жителям на общественных штабах по решению проблемы Ядрово. Но, зато он знатно сползает с пленки, обнажая при этом огромные пузыри, которые говорят о несовершенстве системы сбора свалочного газа.

Грунт для засыпки взяли тут же, для чего вырубили молодой березняк, служивший жителям естественной защитой от вредных веществ, летающих вокруг ТКО «Ядрово». На фотографии видно, что на месте выемки грунта образовался кратер, который периодически заполняется водой. К нашему приходу вокруг него даже кружили чайки и вороны. Наличие в кратере воды говорит о том, что в этом месте стоит водоносный горизонт.

«Фактически мы видим Московский водоносный горизонт (Слабоводоносный локально водоносный московский ледниковый комплекс. – Прим. ред.). То есть, это первая грунтовая вода, откуда питаются мелкие скважины, колодцы и река Городня, которая тут вокруг протекает и которая впадает в более глубокую – р. Ламу, – поясняет наш «экскурсовод», житель Волоколамска, член Всероссийского общества охраны природы (ВООП) Эдуард Борисов. – Правда, в деревне Ядрово люди уже давно из своих колодцев воду не пьют. Все, у кого есть возможность, едут в соседние поселения за питьевой водой».

«А недалеко отсюда есть еще один интересный “водоем”», – показывает чуть в сторону наш второй «гид», тоже член ВООП, Дмитрий Ткаченко.

«Интересный водоем» – это бассейн с фильтратом (свалочной жидкостью), который выделяется на свалках и полигонах при гниении мусора, а также при прохождении сквозь тело полигона осадков. Фильтрат из «Ядрово», согласно нашей информации от Министерства ЖКХ МО, «передается специализированным организациям для дальнейшего обезвреживания по мере его накопления в системе сбора». Уверяют, что перенакопление фильтрата в системе сбора не допускается, однако бассейн мы увидели почти полный. По словам Дмитрия и Эдуарда, машины с откачкой видели здесь последний раз лишь в марте месяце.

 Фото_15_12.JPG

САНКЦИОНИРОВАННЫЙ БАССЕЙН С ФИЛЬТРАТОМ

А вот случаев правонарушений в связи с несанкционированным выбросом свалочной жидкости – не в резервуар – хоть отбавляй.

В 2019 году по факту разлива фильтрата, обнаруженного в 2018 году Министерством экологии и природопользования Московской области, было даже заведено уголовное дело, ход которого впоследствии почему-то быстро пропал с «радаров» СМИ. Да и местных жителей успокаивал сам глава Волоколамского округа Михаил Сылка: «Дело не закрыто».

Нам тоже стало интересно, продвигается ли расследование, и 26 мая мы направили запрос в Следственный комитет России с просьбой рассказать, как там дела. В ответ мы получили сообщение, что следствие по делу «приостановлено»: на основании п.1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Проконсультировавшись с юристами, нам стало ясно, что мы получили «стандартную отмазку», которая означает, что следствие (какая досада) не может установить виновного (юридические лица, такие как ООО «Ядрово», по закону РФ уголовную ответственность не несут). Поэтому дело это приостановили, но если вдруг найдут виновного, то обязательно все восстановят и сделают кому-то «А-та-та».

Но козе понятно, что конкретно одного виновного никто не найдет. 13 июня этого года Дмитрий Ткаченко и еще двое активистов-общественников при обходе полигона снова зафиксировали сброс свалочной жидкости в реку Городню, причем прямо из помпы. Они видели даже «нарушителя», который жидкость сливал. Но, вот незадача, догнать его не успели. «Мы вызвали полицию, а те почему-то поехали не к месту слива, а аккурат к сотрудникам свалки, которые уверили служителей закона в том, что это был вовсе не фильтрат, а накопившаяся дождевая вода», – разводит руками Ткаченко. Но логичный вопрос: зачем же тогда было тикать «с места преступления»?

По факту этого сброса (дождя или фильтрата?) опять составили акт, но, скорее всего, мы получим ответ п. 1. ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Ну, не догнали никого: в следующий раз уж постарайтесь.

Впрочем, мы отвлеклись от экскурсии. Подход к «санкционированному» резервуару с фильтратом ТКО «Ядрово», который, повторимся, должны откачивать и увозить куда-то на утилизацию (а это отдельная печаль экологов) ничем не огорожен. Жилые дома от этого места , на глаз, – метров 200. Подойти может даже ребенок. Но вот, поворот головы от бассейна с фильтратом, и перед нами хваленый инстанциями факел, поставленный на старом теле в июне зловонного 2018 года.

Факел – это устройство, которое сжигает лишний газ, скопившийся в мусорной горе. Какой именно газ он будет сжигать – зависит от конструкции факела.

О ядровском факеле известно, что он входит в состав «системы активной дегазации», созданной голландской компанией Multiriwell BV, которая обеспечивает сжигание биогаза (газ, получаемый водородным или метановым брожением биомассы. – Прим. ред.) и устранение неприятного запаха с Южного участка свалочного тела полигона ТКО «Ядрово».

«В настоящее время, – пишет в ответ газете «Совершенно секретно» от 19 мая 2020 г. первый заместитель министра ЖКХ МО А.Н. Пятанов, – завершены работы по установке дополнительного факела для сжигания свалочного газа, производительностью 550 кубических метров в час». Технических характеристик по этому, второму, факелу никаких нет, и в Проекте реконструкции и рекультивации полигона ТКО «Ядрово» (проектная документация находится на сайте Волоколамского городского округа) он вообще никак не обозначен, а это в свою очередь создает реальную угрозу жизни и здоровью жителям. Со слов жителей, второй факел (назовем его «малый», т.к. он, действительно, меньше, чем Multiriwell BV), был поставлен еще на старое тело полигона в том же 2018 году (и проработал там до 2019 года, после чего был потушен и включался периодически). А совсем недавно, весной этого года, его демонтировали и перетащили на новое тело. И вот по сей день, никакой информации о втором факеле и его системе ни у кого из общественников нет.

ФАКЕЛ – ВНЕ ЗАКОНА

Жители Волоколамского района много раз требовали представить технические характеристики малого факела. 26 мая 2020 года и наша редакция отправила запрос по этому поводу в Роспотребнадзор: попросила предоставить эту информацию СМИ. Ответ мы получили невнятный.

Роспотребнадзор сообщил, что «по результатам проведения плановой выездной проверки в 2019 году юридическое лицо ООО «Ядрово» за отсутствие проекта СЗЗ ПДВ (предельно допустимых выбросов. – Прим. ред.), откорректированных с учетом технического перевооружения (2 установки ВТФУ (второго факела. – Прим. ред.) для сжигания свалочного газа, организации системы сбора фильтрата), привлечено к административной ответственности, выдано предписание об устранении выявленных нарушений». То есть, если мы правильно поняли, за второй факел полигонщиков все-таки наказали, но, так как факел все еще стоит без документов и активно работает, остается непонятным пункт по «предписанию». Почему нарушение продолжается, если оно должно быть «устранено»?

Кстати, в этом же ответе (4 станицы плотного текста, который, в основном состоит из названий основополагающих законов) написано, что недостаточная очистка отработанных газов на высокотемпературных установках (факелах. – Прим. ред.) для сжигания свалочного газа, может приводить к загрязнению атмосферного воздуха (вот так новость, а мы-то не знали). Но (внимание!) «санитарными правилами не регламентируются требования к факельным установкам <…> и качеству выбросов от источников выбросов загрязняющих веществ»! То есть, ответственных тут – нет!

Но в истории с ядровскими факелами самое интересное не это. В системе сбора свалочного газа (перед подачей на факелы) нет никаких фильтров, которые, согласно проекту реконструкции и рекультивации полигона ТКО «Ядрово», должны быть установлены в случае наличия в составе свалочного газа ядовитых компонентов (серо- и хлорсодержащих). Но кто нам скажет, есть они или нет? Об этом все будут молчать столько, сколько возможно. Хотите доказательств? Чуть ниже.

На общественных слушаниях, которые проходили 12 апреля 2019 года (видеозапись есть в редакции), Евгений Акимович Хромушин, который на тот год был министром Министерства ЖКХ МО, в циничной форме озвучил следующее: сейчас фильтров перед факелами нет, но как только поставят генераторы (два года обещают), поставят и фильтры. Ведь иначе… генераторы сломаются!

О ЧЕМ МОЛЧИТ «ЯДРОВО»

В проекте «Реконструкции и рекультивации полигона ТКО «Ядрово» установка фильтров стоит под грифом «если они необходимы», при этом, как уже отмечалось выше, их уже два года грозятся установить вместе с генераторами, которые из свалочных газов будут делать энергию. По факту сейчас большой факел сжигает, как мы поняли из письма Пятанова, только биогаз (по-простому – метан), а что с остальными газами происходит непонятно. «В свалочном газе, например, обязательно есть в больших количествах хлористый винил (винилхлорид). Это такой бесцветный газ со слабым сладковатым запахом. Винилхлорид – сильный яд, оказывающий на человека канцерогенное, мутагенное и тератогенное действие, – поясняет член ВООП Дмитрий Ткаченко. – И куда он исчезает? Тишина – никто не в курсе. Так же, как и о том, что там сжигает второй факел, на который нет документов».

20 февраля 2020 года на заседании общественности, в котором присутствовали глава Волоколамского городского округа Михаил Сылка, министр ЖКХ МО Антон Велиховский и председатель Совета при губернаторе МО по развитию гражданского общества и правам человека Марина Юденич, жители еще раз требовали показать результаты замеров выбросов с полигона (видеозапись имеется в редакции). Только по той информации, которую удалось разыскать «Совершенно секретно», эти замеры должны были провести, как минимум, две организации: Московское областное региональное отделение Международного общественного экологического фонда «Окский экологический фонд» и ООО «Чистая энергия».

Про обе компании у нас пока информации немного. Согласно данным Rusproile, председателем правления первой является некий Демин Дмитрий Викторович, о котором в Интернете практически ничего нет. Кроме, разве что, его научной деятельности в области химии и экологии. Он ученый. Одним из учредителей этого «Окского экологического фонда» является Анна Юрьевна Попова – руководитель Роспотребнадзора; и вот этот «Окский экологический фонд» 06 августа 2019 года заключил с ООО «Ядрово» договор, по которому должен был провести организацию всяческих замеров и химико-аналитические работы, а также установить план мероприятий по благоустройству СЗЗ.

Срок исполнения у этих обязательств в документе значился – не позднее 10.11.2019 г. Протокол подписан членами закупочной комиссии: Сулимовым А.И., Конопко М.О., Руммо Д.Ю., Корнишиным Н.Ф., Щугаревым Д.А.

 Фото_16_12.JPG

КРАТЕР НА МЕСТЕ БЕРЕЗНЯКА. ОТСЮДА ВЗЯЛИ ЗЕМЛЮ

ДЛЯ РЕКУЛЬТИВАЦИИ СТАРОГО ТЕЛА ПОЛИГОНА

Но на вопросы участников заседания 20 февраля 2020 года, почему до сих пор нет ни санитарно-защитной зоны, ни результатов замеров – ни министр ЖКХ, ни глава Волоколамского округа ответить не смогли. Информации от «Окского экологического фонда» либо нет, либо она тщательно скрывается.

Что же касается ООО «Чистая энергия», то оно должно было провести анализ состава свалочного газа тоже в 2019 году, но информации о том, где замеры, на заседании тоже не дали. При этом в протоколе к заседанию под пунктом 10 жители прописали обязанность: «Представить отчет по итогам полученных результатов анализа о составе газа от компании «Чистая энергия». Ответственный: (гендиректор ООО «Ядрово». – Прим. ред.) Сулимов А.И. Срок: 26.02.2020 г.».

К настоящему моменту срок предоставления этой информации жителям, согласно протоколу, был сорван более чем на три месяца.

Газета «Совершенно секретно» отправила в Министерство ЖКХ, на имя министра ЖКХ МО Антона Велиховского, который, еще раз обратим внимание, присутствовал на вышеописанном заседании, письмо с просьбой все-таки дать информацию, которую требовали жители: о результатах замеров свалочного газа, проведенных ООО «Чистая энергия» и ответ Министерства был нами получен 02.06.2020 (12Исх- 5286) – за подписью того же первого заместителя министра ЖКХ МО А.Н. Пятанова. Вот что они написали: инвестиционная программа ООО «Ядрово» по развитию технологии обращения с отходами на полигоне ТКО «Ядрово» Волоколамского района на 2019–2022 гг., утвержденная распоряжением Министерства ЖКХ МО от 29.11.2019 №675-РВ, «не содержит сведений о договорных отношениях между ООО «Ядрово» и ООО «Чистая энергия». «Информацией о результатах замеров, произведенных ООО «Чистая энергия», Министерство не располагает».

А теперь вопрос: господин Антон Алексеевич Велиховский, может быть, Вы проясните, как так получилось, что в протоколе собрания, на котором Вы присутствовали, есть обязательство представить результаты проведенных ООО «Чистая энергия», а в Вашем министерстве нет никаких сведений не только о замерах, но и о договорных отношениях между ООО «Ядрово» и ООО «Чистая энергия»?

Этот вопрос газета «Совершенно секретно» направила и гендиректору ООО «Ядрово» А.И. Сулимову. Ответ ждем с нетерпением.

Генеральному директору ООО «Чистая энергия» Александру Киселёву мы просто позвонили. От него хотелось узнать лишь факт: проводило ООО «Чистая энергия» замеры выбросов с факельных установок или нет? Мы даже не просили результаты, нам в сложившейся ситуации хотелось элементарно понять: от жителей скрывается реальная экологическая обстановка, что карается законом РФ, или замеров вообще не было, а людям, как обычно, морочат голову?

Телефонный разговор с Киселёвым состоялся такого содержания (приводится с сокращениями, аудиозапись имеется в редакции).

Корр.: Вы делали анализ свалочного газа на ТКО «Ядрово»?

Киселёв: Я отвечу кому угодно, но не газете «Совершенно секретно». <…>

Корр.: У меня вопрос совершенно безобидный: Вы делали анализ свалочного газа, или не делали?

Киселёв: Я не знаю, кто Вы. У нас никаких отношений нет. Зачем я должен отвечать?

Господину генеральному директору ООО «Чистая энергия» мы предложили ответить по электронной почте на официальный запрос от редакции, на что он отреагировал: пишите, что хотите, отвечать я вам не буду.

* * *

Сейчас по нынешней ситуации вокруг «Ядрово» наша редакция написала чуть больше 10 писем, однако на все свои вопросы мы так и не получили адекватных ответов.

5 июня, аккурат после наших попыток прояснить роль ООО «Чистая энергия» в экологических замерах, на сайте Правительства Московской области появилась новость, «что генерирующие объекты (два года обещают!) на полигонах «Ядрово», «Непейно», «Кулаковский» введут в эксплуатацию до конца 2021 года. При этом «все работы на полигонах «Ядрово» и «Непейно» проводит профилированная организация ООО «Чистая энергия»! «Компанией проведены геологические изыскания, подготовка площадки, топосъемка, разработаны основные технические решения, получены ТУ, проработан вопрос технологического присоединения генерирующей установки к сетям, взяты пробы и сделан анализ газа, разработана система фильтрации, выбрано генерирующее оборудование и оборудование технологического присоединения, определены поставщики оборудования».

То есть, пробы, «Чистая энергия», действительно, брала и анализ газа делала. Но, почему об этом ничего не знает Министерство ЖКХ? Почему инвестиционная программа ООО «Ядрово» по развитию технологии обращения с отходами на полигоне ТКО «Ядрово» на 2019– 2022 гг., утвержденная распоряжением Министерства ЖКХ МО от 29.11.2019, не содержит сведений о договорных отношениях между ООО «Ядрово» и ООО «Чистая энергия» и не располагает информацией о результатах замеров? Почему господин А.И. Сулимов не представил 26.02.2020 г. отчет по итогам этого анализа? В конце концов, почему г-н Киселёв не может ответить по телефону на вопрос, проводила его ООО «Чистая энергия» замеры или нет? Это же так просто. Тем более что информация об экологической ситуации должна быть открыта по закону!

Или все-таки, всем этим людям есть, что скрывать..?

Мы продолжим разбираться в этой истории, и возможно, у нас получится найти ответ на самый главный вопрос города воинской славы Волоколамска: кто же все-таки портит воздух в Ядрово?

Фото Елены Мироновой


Авторы:  Ирина ДОРОНИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку