НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

Кто получит наследство маркиза Самаранча?

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.07.2001

 
Владимир САЛИВОН
Фото Виктора ГАНЧУКА

16 июля в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, президент Международного олимпийского комитета (МОК) 80-летний испанский маркиз Хуан Антонио Самаранч ровно через 21 год после избрания на этот пост добровольно сложит свои полномочия. Вместе с этим человеком уходит целая эпоха. Самаранч – творец целого ряда очень спорных «бархатных революций» в мировом олимпизме, приведших к его коммерциализации и профессионализации, создавшим нынешние устои, в корне противоречащие основополагающим принципам олимпийской хартии. Но при этом Самаранч – большой друг России, который, по сути, спас отечественное олимпийское движение от полного краха. Практически все специалисты сходятся во мнении, что, кто бы ни стал новым президентом МОК, он не сможет обеспечить России той поддержки, которую она получала в течение последних двадцати лет.
Фашист, демократ, посол в России...

Для того чтобы понять, кем был Самаранч для российского олимпийского движения, необходимо сделать небольшой экскурс в историю.

Многие оппоненты и недруги Хуана Антонио Самаранча до сих пор не могут простить ему его фашистского прошлого. Что было – то было! Долгие годы испанский маркиз входил в ближайшее окружение диктатора генерала Франко.

К чести Самаранча, он никогда не забывал и не отрицал своего прошлого, однако всегда говорил, что идет в ногу со временем и твердо придерживается современных воззрений на развитие общества. Действительно, испанский дворянин не стал ортодоксом фашистской идеологии и уже в зрелом возрасте сумел быстро поменять свои политические взгляды и превратиться в настоящего демократа.

Политическую гибкость Самаранча прекрасно характеризует эпизод, произошедший в 1977 году, когда он был назначен на пост посла в Советском Союзе. Его неоднократно рассказывал сам президент МОК (полностью этот случай приводит в своей книге пресс-атташе Олимпийского комитета России Александр Ратнер, переводчик Самаранча): «Буквально через несколько дней после моего приезда в Москву в столице СССР проходил крупный международный форум. В качестве гостей на нем присутствовала важная делегация испанских коммунистов во главе с Долорес Ибаррури и Сантьяго Каррильо. Я поехал в Кремлевский Дворец съездов, нашел их и сказал, что мне, как послу Испании, доставит большое удовольствие принять их у себя в резиденции. И они приехали. Тем самым мы как бы доказали, что политические проблемы в Испании – дело прошлого. Началась новая эра...»

Этот поступок испанского посла не остался незамеченным в высшем партийном руководстве СССР, которое весьма благосклонно относилось к бывшему фашисту. А тот не уставал доказывать свою лояльность советским властям. Причем делал это, как выяснилось несколько позже, с далеко идущими целями.

В те годы испанский маркиз был уже вице-президентом Международного олимпийского комитета и во многом способствовал успешной подготовке к устраиваемым в Москве в 1980 году летним Олимпийским играм. А когда из-за океана раздался призыв к бойкоту московской Олимпиады, то именно Самаранч приложил максимум усилий, чтобы найти спасительные компромиссы. Увы, его действия не привели к желаемому результату, но, тем не менее, были высоко оценены в Кремле. И когда испанский посол обратился к советскому руководству с просьбой о поддержке его кандидатуры на предстоящих выборах президента МОК, он моментально ее получил.

В те годы страны социалистического блока подчинялись указаниям Кремля безоговорочно. Поэтому нет никаких сомнений, что все одиннадцать членов МОК от социалистических государств – а это два представителя от СССР (Константин Андрианов и Виталий Смирнов) и по одному от Болгарии, Румынии, Югославии, Польши, Венгрии, Чехословакии, Кубы, Монголии и Северной Кореи – голосовали именно за Хуана Антонио Самаранча. Это была треть необходимых для победы голосов, но треть очень серьезная и авторитетная. Скорее всего, именно она склонила чашу весов в пользу испанского маркиза в первом же туре голосования, хотя предварительно предсказывали, что борьба среди пятерых претендентов будет очень упорной и жестокой.

По сведениям из достоверных источников, техническое обеспечение поддержки кандидатуры Самаранча со стороны представителей стран социалистического лагеря осуществлял тогда еще молодой член МОК, первый вице-президент организационного комитета по подготовке летних Олимпийских игр в Москве Виталий Смирнов. Маркиз никогда не забывал о его роли в тех выборах, несмотря на то что очень скоро высокопоставленный чиновник Страны Советов стал доставлять ему массу неудобств.

Друзья поневоле

Виталий Смирнов любит при случае упомянуть о своей тесной четвертьвековой дружбе с Хуаном Антонио Самаранчем, которого за глаза иногда зовет по-русски – Иван Антонычем. Сам же «Иван Антоныч» никогда публично этой «близкой дружбы» не подтверждал. Да и те, кто хорошо знает президента МОК, вряд ли бы рискнули оценить его отношения с Виталием Смирновым как дружеские. Большая разница в возрасте – пятнадцать лет – и в социальном положении: Самаранча издавна причисляли к высшему европейскому обществу и самым богатым людям Европы, а Виталий Смирнов хотя, возможно, и сколотил значительное состояние за последние 30 лет, высоким родством похвастаться не может. Но вот то, что отношения между Самаранчем и Смирновым можно с полным правом назвать доверительными, – этого отрицать нельзя. Самаранч всегда по-человечески доверял своему советскому единомышленнику.

Уже перед следующими после Москвы Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе Смирнов фактически стоял во главе кампании по их бойкоту, что, естественно, совсем не нравилось Самаранчу. Он сам получил свой пост благодаря действиям во время бойкота московской Олимпиады, однако времена изменились, и отсутствие на Играх в США спортсменов социалистического лагеря привело к низкому уровню борьбы на соревнованиях, что било по всем далеко идущим планам нового президента МОК.

Дальше – больше. Вплоть до развала Советского Союза Виталий Смирнов официально выступал против взятого Самаранчем курса на коммерциализацию и профессионализацию мирового олимпийского движения – такова была твердая позиция советских властей, которую Смирнов должен был отстаивать. Тем не менее в частных беседах он, говорят, не раз заверял Самаранча в своей полной лояльности.

По вполне объяснимым причинам Самаранч смотрел на это весьма снисходительно, прощая Смирнову практически все его публичные заявления. Делал он это не потому, что всегда помнил о той роли, какую сыграл советский функционер в его выдвижении на олимпийский престол. Скорее всего, они не мешали ему проводить в жизнь то, что он задумал. Напротив, даже помогали, придавая некий колорит всем его последовательным действиям по кардинальному преобразованию международного олимпийского движения. Нельзя же, право, в демократическом учреждении, каковым считало себя собрание членов МОК, допускать повального единомыслия. Должен же хоть кто-то выступать против. Таким «кем-то» долгое время и был Виталий Смирнов.

И у бывшего Советского Союза, и у нынешней России, сколько бы мы ни считали себя великой спортивной державой, никогда не было никаких реальных рычагов давления и влияния на МОК. Разве что бойкот. Один раз мы им воспользовались, однако сразу же поняли всю его неэффективность. Больше на такие меры никогда, видимо, не пойдем, ну а других в нашем багаже просто нет.

Россия действительно велика как обширнейший полигон для подготовки спортсменов высокого класса. И не больше того! К такому неутешительному выводу приходишь, когда начинаешь учитывать, что эта величина имеет относительный, а не абсолютный характер. Она постоянно меняется и на сегодняшний день, например, в легкой атлетике вполне сопоставима с потенциалом Кении (а может быть, даже ниже его) в воспитании высококлассных бегунов. И атлеты сравнительно небольшой африканской страны, и представители огромной России с одинаковым успехом блистают на олимпийской арене, россияне появляются на олимпийском пьедестале почаще просто в силу математических закономерностей – у нас состав команды в несколько раз больше. Однако олимпийские достижения спортсменов не дают права спортивным деятелям России и Кении, как бы они того ни хотели, участвовать в формировании политики и курса МОК – этим занимаются представители высокоразвитых западноевропейских стран и США. Мы могли, конечно, идти против этого курса, но тогда нам грозила бы самоизоляция. Поэтому на деле почти всегда мы двигались в фарватере тех, кто задавал тон. Именно этого курса всегда придерживался Виталий Смирнов, что и ценил Хуан Антонио Самаранч.

Свое хорошее отношение он неоднократно подтверждал, приходя на выручку в трудные для Смирнова моменты жизни. Прежде всего, когда тому необходимо было из председателей Госкомспорта РСФСР трансформироваться в ключевую фигуру в олимпийском движении новой, по сути, страны.

Смирнов полностью «расплатился» с благодетелем в 1992 году. Наблюдая издали процессы, которые происходили в СССР, Самаранч очень беспокоился, что на летние Олимпийские игры в родном городе маркиза Барселоне государства СНГ не смогут привезти достойные команды, которые бы составили реальную конкуренцию спортсменам США, что реально снижало коммерческую ценность соревнований. На карту было поставлено все, включая огромные деньги, которые посулили американские телекомпании. МОК поручил Смирнову любыми способами привезти в Барселону полноценную советскую команду. Виталий Георгиевич успешно справился, доставив в Испанию фактически прежнюю советскую команду, которая, правда, выступала под флагом Содружества Независимых Государств.

Теперь в долгу оказался Самаранч. С его подачи Смирнов стал неофициальным лидером, «разводящим» всего российского спорта с его высоким международным авторитетом, огромными спонсорскими контрактами и т. д., и т. д., а также президентом Олимпийского комитета России (ОКР). Достаточно сказать, что за последние десять лет испанский маркиз около тридцати раз побывал в нашей стране, последовательно выступая на стороне Смирнова.

Виталий Смирнов

А на какие жертвы Самаранчу пришлось идти! Когда в 1994 году над Виталием Смирновым в России собрались густые тучи, Самаранч, вопреки действующим олимпийским правилам и своим принципам, принял в члены МОК второго представителя от России, тогдашнего фаворита Ельцина, спортивного министра Шамиля Тарпищева.

В этой поддержке чувствуется последовательность закоренелого прагматика. И дело отнюдь не в личных отношениях. Вряд ли Самаранча реально волновала участь одного из рядовых членов МОК. Его куда больше беспокоила собственная карьера, накрепко связанная с проводимой им политикой коммерциализации и профессионализации олимпийского спорта, в реализации которой весьма заметное место отводилось именно российским атлетам. Они были (и во многом остаются) теми ведущими звездами, выступления которых собирают миллионные аудитории телезрителей во всем мире. Если бы российские «артисты» перестали составлять достойную конкуренцию немцам и американцам, от трансляций Игр наверняка отказались бы многие телекомпании (прежде всего, как ни странно, американские), и тогда бы ни Самаранчу, ни Международному олимпийскому комитету не видать тех миллиардов (!) долларов, которые ежегодно поступают в казну МОК. Секрет тесных взаимоотношений Самаранча и Смирнова, таким образом, носит в основном чисто меркантильный характер.

Поэтому, похоже, вместе с эпохой Самаранча заканчивается и эпоха Смирнова. В последний его приезд в Россию Владимир Путин так и не принял президента МОК, не пришел на традиционный бал российских олимпийцев, более того, даже не поздравил их, как бывало обычно.

Все это расценили как плохое предзнаменование для Виталия Смирнова, которому в нынешнем году исполнилось 66 лет. Через два месяца после завершения 112-й сессии МОК в Москве должно состояться отчетно-выборное собрание ОКР. Ходят упорные слухи, что Смирнову уже не встать в его главе.

Поэтому открытым и весьма актуальным для олимпийского движения России остается вопрос: кто из возможных преемников Хуана Антонио Самаранча смог бы в полной мере продолжить его политику в отношении нашей страны?

Укус ядовитого паука

Банку с ядовитыми пауками, пытающимися нанести как можно больший вред соперникам, напоминает сейчас, по выражению Виталия Смирнова, штаб-квартира МОК в Лозанне. В ристалище закулисных и явных боев это некогда тихое заведение превратили широкомасштабные напряженные схватки, связанные с предстоящими выборами нового главы МОК.

Впервые все претенденты на этот высокий пост стали известны не в самый канун выборов, а, согласно новым правилам, за три месяца до них, точнее, 10 апреля, когда окончательно определились имена всех пяти кандидатов: Аниты Дефранс (США), Ричарда Паунда (Канада), Ун Йонг Кима (Корея), Пала Шмитта (Венгрия) и Жака Рогге (Бельгия).

Все они развернули мощную предвыборную и пропагандистскую кампанию, правила которой хотя и оговорены этической комиссией МОК, однако в сути своей весьма демократичны и поэтому допускают разного рода выпады в сторону то одного, то другого кандидата. Обстановка царит достаточно жаркая. Самаранч уже выразил свое сожаление по поводу слишком длинной, по его мнению, предвыборной кампании.

Как бы то ни было, и она подходит к финишу. 13 июля в Москве стартует 112-я сессия МОК, в заключение которой 16 июля, ровно через 21 год после того, как на высокий пост президента МОК здесь же взошел испанский маркиз Хуан Антонио Самаранч, будет назван его преемник.

Кто им станет? В прогнозах недостатка нет. Недавно был проведен специальный опрос среди представителей средств массовой информации Европы, освещающих спортивные события. По их мнению, вероятнее всего, победу одержит один из самых активных деятелей МОК – 59-летний бельгийский врач Жак Рогге, фигура во многом нейтральная и поэтому устраивающая значительное большинство членов МОК.

Однако ему, считают европейцы, предстоит серьезная борьба с 59-летним канадским адвокатом Ричардом Паундом, главным единомышленником Самаранча, проводником его революционных бизнес-идей в жизнь. Интересно, что оба главных, с точки зрения европейских журналистов, кандидата находятся в том же возрасте, что и Самаранч во время своего избрания.

Третьим в списке лидеров предвыборной гонки стоит корейский бизнесмен, 70-летний мультимиллионер Ун Йонг Ким, один из самых влиятельных, прежде всего в материальном плане, деятелей МОК.

К аутсайдерам предвыборной борьбы причисляют 49-летнего американского юриста Аниту Дефранс и 59-летнего венгерского дипломата Пала Шмитта.

Не так давно Виталия Смирнова прямо спросили, как он относится к неофициальному лидерству Жака Рогге в предвыборной гонке. Виталий Георгиевич ответил достаточно уклончиво – в том смысле, что европейское общественное мнение является влиятельной силой, но пока не слишком определяющей. Он бы сам, по крайней мере, не стал говорить, что именно бельгиец является безусловным фаворитом.

За кого будет голосовать сам, Виталий Смирнов так и не сказал. О своих предпочтениях пока умалчивают и другие российские члены МОК – президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев и пловец Александр Попов. Это их дело.

Как бы то ни было, российскую спортивную общественность больше всего беспокоит то, что может принести олимпийскому движению России избрание каждого из кандидатов. Как считает пресс-атташе Олимпийского комитета России Александр Ратнер, вхожий в ближайшее окружение Самаранча, опасаться каких-либо кардинальных перемен в отношении России не следует. «Кто бы ни стал новым президентом МОК, – считает Александр Ратнер, – лучше Самаранча он к России относиться не будет. И в то же время он не сможет относиться к России плохо. Слишком уж велико значение нашей страны для мирового спорта и для всего олимпийского движения».

Тем не менее поразмышлять, кто из вышеназванных деятелей принес бы нам больше пользы, можно и нужно.

Пожалуй, фигура корейского бизнесмена Ун Йонг Кима была бы предпочтительнее. Хорошо известно не только о его личной дружбе с Виталием Смирновым, но и об их крепких деловых контактах. Судя по всему, именно Ун Йонг Ким способствовал заключению выгодного контракта с южнокорейской фирмой «Самсунг», ставшей спонсором ОКР, что фактически спасло его от банкротства, после того как было прекращено государственное финансирование. Безусловно, эта помощь усилится, если Ун Йонг Ким станет во главе МОК.

Не помешал бы России на посту президента МОК и бельгийский доктор медицинских наук Жак Рогге. Чиновник высочайшей квалификации, успевший проявить себя во всем блеске на административной олимпийской арене, Жак Рогге никем не ангажирован, не замешан в закулисных играх и не отстаивает чьих-либо интересов, кроме интересов олимпийского дела. Рогге никогда не выделялся резкими нападками в адрес коллег, всегда вел себя ровно и уверенно, что повышало его авторитет.

Не исключено, что нынешнее руководство ОКР легко найдет общий язык и с венгерским дипломатом Палом Шмиттом. Виталий Смирнов знаком с ним уже более двадцати лет, когда-то они вместе проталкивали в МОК решения, выгодные для социалистического лагеря. А вот с приходом Аниты Дефранс, несомненно, возникла бы опасность полной американизации международного олимпийского движения, финансовое благополучие которого и сегодня во многом зависит от денежных вливаний американских телекомпаний.

Наиболее неприемлем для России на посту нового президента МОК канадский адвокат Ричард Паунд. Он возглавлял рабочую группу, которая расследовала личные дела членов МОК в связи с обвинениями их в коррупции. Под подозрение попал и Виталий Смирнов, который, правда, отделался лишь устным порицанием. Короче говоря, ничего хорошего России от Ричарда Паунда ждать не приходится.

Однако какими бы ни были пристрастия и пожелания представителей России, не они будут играть первую скрипку во время выборов президента МОК. Безусловно, «кукловодами» будут другие люди, которые уже развернули борьбу за голоса 126 членов МОК.

Все решится в Колонном зале

Выборы нового президента Международного олимпийского комитета – дело не только чрезвычайно серьезное, но и очень дорогое. На организацию 112-й сессии МОК потребовалось около пяти миллионов долларов, которые поступили из разных источников

Около миллиона долларов выделило правительство Москвы. Эти деньги в основном пойдут на ремонт и реконструкцию Колонного зала Дома Союзов, наведение порядка в Большом театре, который на несколько дней в порядке исключения откроет свои двери во время летних каникул. Большой предоставит свои помещения для торжественного открытия сессии и покажет специально заказанный Самаранчем его любимый балет «Жизель».

Около двух миллионов пойдут из кассы ОКР, остальные деньги предоставил МОК.

Вся работа сессии будет проходить в зале конгрессов Центра международной торговли. Именно здесь начнется процедура выборов нового президента МОК. Она займет 2 – 2,5 часа и пройдет в несколько туров. После каждого из них будет отсеиваться тот кандидат, который получит наименьшее количество голосов. При их подсчете будет использована специальная электронная система. Итоги выборов огласят в Колонном зале Дома Союзов, куда переедут члены МОК. Именно так проходила сессия МОК и в 1980 году.

Еще раз хочу подчеркнуть: очень сложно гадать, кто станет преемником испанского маркиза на посту главы МОК. Однако некоторые предположения высказать все же можно, как можно (правда, с большой долей погрешности) представить себе, как будут разворачиваться события на выборах.

Вот расклад сил на сегодняшний день. В настоящее время членами МОК являются 126 человек: 57 из них – граждане европейских государств, 25 – представители американского континента, 24 – азиатского, 15 – африканского и 5 – жители стран Океании. Всех их можно условно разбить на три группы, объединенные общими целями, – европейскую, американскую и остального мира.

Если представить, что они консолидированно будут отстаивать интересы представителей своих континентов, то в первом туре должна вылететь Анита Дефранс, за кандидатуру которой не так давно высказывался сам Хуан Антонио Самаранч. Однако этим несчастливчиком может стать и Пал Шмитт. Правда, не исключено, что члены МОК решатся отомстить своему гонителю Ричарду Паунду, насолившему не только Виталию Смирнову, но и, скажем, тому же Ун Йонг Киму, получившему самое строгое предупреждение. Последний со своими неисчислимыми финансами может возглавить это движение, и тогда Ричард Паунд получит весьма болезненный щелчок по носу.

Но такого удара по самолюбию канадского адвоката может и не случиться. Дело в том, что он имеет самые тесные и непосредственные связи с деловыми кругами, с крупным бизнесом всего мира. На его стороне, судя по всему, ведущие фирмы по производству спортивных товаров, которые не преминут воспользоваться своим «диктаторским правом» указать зависимым от них членам МОК (а таковых очень много), за кого нужно голосовать. Не секрет, что лоббированием кандидатуры того же Самаранча среди представителей стран Азии и Африки в свое время занимался лично хозяин фирмы «Адидас» Хорст Дасслер.

Правда, очень сложно предугадать, перевесят ли аргументы «Адидаса», «Пумы», «Рибока» и иже с ними аргументы того же Ун Йонг Кима, который, как утверждают, бросил очень большие средства на свою предвыборную кампанию. Денег ему вполне хватит для того, чтобы добиться безоговорочного расположения членов МОК от Азии, Африки и Океании, закулисный альянс которых, как поговаривают, он уже давно создал. Рассказывают, что для того, чтобы получить поддержку члена МОК от малоразвитой страны, прежде требовались лишь штампованные часы, сегодня же на эти цели нужно потратить свыше полумиллиона долларов. Думаю, такие средства у южнокорейского деятеля найдутся.

Во втором и третьем турах будут раз за разом отсеиваться кто-то из тройки аутсайдеров. К четвертому, заключительному туру, вероятнее всего, подойдут Жак Рогге и Ун Йонг Ким. На стороне европейца – 57 голосов, а возможно, и меньше, потому что, по нашим предположениям, тот же Виталий Смирнов будет голосовать за Ун Йонг Кима. На стороне азиатского деятеля совершенно точно 44 голоса выходцев из Азии, Африки и Океании. Таким образом, исход выборов окажется в руках представителей американского континента. Кому они отдадут предпочтение? Скорее, нейтральному Жаку Рогге, который, возможно, и станет восьмым президентом Международного олимпийского комитета.

А как события сложатся на самом деле, мы узнаем довольно скоро. В любом случае с 16 июля олимпийский мир начнет жить под руководством нового лидера.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку