НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Кто не с нами…

Автор: Галина СИДОРОВА
01.10.2004

 
Галина СИДОРОВА
 

AP

Первого сентября моя дочь пошла в первый класс. Она как раз произносила клятву первоклассника на школьной линейке, когда стало известно, чем закончился, едва начавшись, День знаний в бесланской школе... Шок, гнев, недоумение, страх за собственных малышей – трудно передать гамму чувств, которую испытали в тот момент мы – родители.

Но примешивалось и другое ощущение. В этой московской школе учится много детей с Кавказа, в том числе выходцев из Чечни. Они – тоже наши дети, симпатичные и озорные. У них милые заботливые мамы. И если за что и можно в 24 часа из нашей школы «вылететь», то за использование «пятого пункта» в ходе выяснения детских отношений. Благодаря твердой и мудрой позиции директора, национальный вопрос как таковой в этой отдельно взятой школе в районе Арбата снят раз и навсегда. И мне бы не хотелось, чтобы когда-нибудь здесь перестала звучать чеченская, армянская, осетинская или любая другая речь. Для наших русских детей, а значит, для будущего страны это стало бы началом конца.

Другая история? Или все-таки не совсем другая?

Так сложилось, развязка бесланской трагедии застала меня в Новгороде на международном семинаре. Политологи, журналисты и эксперты по России из разных стран собрались подискутировать на тему «проект Россия» – эдакий междусобойчик, где все оппоненты много лет знают друг друга как облупленных и благостно попивают чай и горячительное в перерывах между словесными перепалками на заседаниях.

Жизнь внесла коррективы. «Проект Россия» повернулся к участникам своей самой жуткой стороной: в режиме реального времени разворачивались события вокруг захваченной террористами школы: спонтанный штурм, который, как официально утверждали потом представители спецслужб, никто не планировал; эвакуация под огнем раненных детей в больницы, которые почему-то ожидали принять не тысячу, а десятки пострадавших. (О подробностях, позволяющих понять подоплеку кошмара, – ниже, в материалах моих только что вернувшихся из Беслана коллег.) И, наконец, апофеоз: призыв российского руководства к согражданам – мобилизоваться и объединиться в борьбе с внешним врагом, вынашивающим злокозненные планы по развалу России; знакомое по недавним временам: «Не позволим!» плюс политический лозунг момента: «Кто не с нами, тот против нас!»

Я не вполне уяснила, с кем мне следует объединяться против терроризма и почему уважаемый мною генерал в отставке в дальнейшей дискуссии, видимо, под впечатлением шокирующих кадров призвал раздать россиянам оружие, дабы защищаться от врага (своеобразное признание, что на спецслужбы в этом деле полагаться не приходится). Зато думаю, что поняла, почему не менее уважаемый мною депутат Госдумы и бывший замминистра обороны поспешил заверить «семинаристов»: в самой-то Чечне терроризм побежден (убийства бывшего президента Кадырова как бы и не было), осталось, мол, справиться с тем, что творится вокруг.

Чечня – табу

 

Там только что прошли выборы. Все под контролем? Или дело в дозированной, тщательно фильтруемой информации из-за гор, сводящейся к сводкам об уничтожении очередной бандгруппировки? Тем не менее, по данным последнего опроса Левада-центра, 75 процентов россиян исходят именно из того, что в Чечне продолжается война; 49 процентов москвичей считают теракты последних недель ее результатом. По данным, время от времени впрыскиваемым в СМИ представителями федеральных сил, получается, что за последние годы они уничтожили больше бандитов, чем чеченцев, когда-либо проживавших на своей территории. Что наводит на мысль: то ли ловят не тех, то ли ловят не те.

Абстрактного терроризма не бывает. По сути – это не совместимый с цивилизованным образ действий и мыслей, который различные экстремистские группировки используют для достижения неких политических целей. У этих людей есть имена. Американцы борются за свое нефтяное будущее на Ближнем и Среднем Востоке и в этом контексте столкнулись с диким и неуправляемым внешним врагом в лице бен Ладена и его воинов ислама. Испанцы много лет тщетно пытаются укротить баскских сепаратистов и пожинают горькие плоды вылазок террористов из ЭТА. Израильтяне находятся в состоянии перманентной войны с палестинскими экстремистами, то отвергая любые переговоры, то идя на них

И у наших доморощенных террористов есть имена. Даже дети их уже выучили. А российские власти тем временем спешат укрыться за некой абстракцией под названием «международный терроризм». Не потому ли, что не знают, как подступиться к решению реальных проблем, будь то чеченская, осетино-ингушская или любая другая кавказская? Подвешенность проблемы Чечни дала повод руководству «Аль-Каиды» и связанных с ней структур держать вооруженную руку на пульсе республики. Даже некоторые наши либералы при упоминании Чечни делают круглые глаза: там ничего не изменишь, не вести же переговоры с теми, у кого руки по локоть в крови?

Коррупция по карте

 

На фоне хорошо подготовленного и подгаданного по времени экспромта Кремля с противовыборной властной вертикалью выделяется здравое намерение принять экономические меры к развитию региона. Это обнадеживает. Проблема в замкнутом круге: вялотекущая война вкупе с экономической разрухой подпитывает не только террористическую среду на Кавказе, но и чиновников. Причем по всей вертикали. И чем лучше она выстроена, тем отлаженнее механизм подпитки. Источник в одной из российских спецслужб поведал мне такую историю.

Президент якобы некоторое время назад поручил ФСБ подготовить для него лично карту Грозного с указанием каждого дома. Цель: понять, наконец, что там разрушено, что восстановлено. Но это, по свидетельству источника, неожиданно оказалось абсолютно нереальным делом. Для начала потребовалась куча своих же внутриведомственных согласований. Потом коллеги из дружественного подразделения заявили, что не могут обеспечить безопасность «картографов». В итоге к каждому дому подобраться так и не удалось, а все участники спецоперации, находясь в Чечне, были озабочены одной мыслью: как бы не пасть от своих же нечистых на руку коллег. Не случайно новоиспеченный полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак в в ходе визита в Чечню поставил перед представителями силовых структур задачу бороться с бандитизмом и коррупцией как среди чиновников, так и среди самих силовиков...

Чтобы худо-бедно бороться с терроризмом, требуются профессиональные точечные удары. А для этого нелишне хотя бы после очевидных провалов, вроде бесланского, спрашивать с тех руководителей силовых структур в центре и на местах, по чьему недомыслию либо умыслу не удалось защитить сограждан.

Конечно, награды раздавать приятнее. Да и создание очередных бюрократических монстров с громкими названиями вроде «межведомственного органа, координирующего работу спецслужб по борьбе с терроризмом», не только греет генеральские души, но и может произвести впечатление на напуганного обывателя. В начальники такого органа, кстати, по нашим данным, прочат нынешнего полпреда президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко.

Только защитит ли это от террористов человека с улицы?

Корпорация заложников

 

Все мы – заложники. Вот уже ровно десять лет. С того самого момента, когда лучший министр обороны всех времен и народов (по версии Бориса Николаевича) решил наскоком одного десантного полка покорить Грозный, а если повезет, и Чечню. С тех пор тысячи русских парней погибли в мирное время за сомнительные цели и по причине бездарной политики властей. Тысячи мирных чеченцев сгинули в этой мясорубке, и еще тысячи обозленных ушли в горы мстить обидчикам. Сотни, ранее не отличавшиеся особой религиозностью, стали джихадистами. Тысячи россиян, взрослых и детей, встретились лицом к лицу с шахидами-смертниками. Кому-то это еще предстоит.

Я не сгущаю краски. Их сгущает наша жизнь. Жестокость нарастает как снежный ком. А я – просто реалист: ни одно самое развитое и богатое государство до сих пор не выработало эффективных методов борьбы с терроризмом, несмотря ни на какие сверхмеры безопасности или введение особых уровней угроз. Потому что террористы вынуждают власти играть на своем поле. Чего стоит хотя бы альтернатива: выпустить ценой огромных жертв захваченных боевиков, которые совершат новые злодеяния, в том числе и против детей, или подвергнуть опасности жизни детей-заложников, фактически обрекая многих из них на гибель? Ни один нормальный человек, даже если он призван решать высшие государственные задачи, не в состоянии в этой ситуации принять моральное и справедливое по человеческим меркам решение.

Признаюсь, впервые мне захотелось посмотреть в глаза нашему президенту и задать ему несколько, возможно, наивных вопросов.

  1. Не следует ли, чтобы избежать новых Бесланов и «Норд-Остов», хотя бы попытаться подойти к чеченской проблеме с «открытым умом»?
  2. Не пора ли отказаться от практики нахождения «удобных» по тем или иным причинам партнеров, которые Москву же и используют, решая у себя на родине собственные проблемы и сводя личные счеты?
  3. Предположим, вы не хотите больше играть в демократию. Почему тогда не применить старый римский принцип – разделяй и властвуй? Да разделите вы уже Масхадова и Басаева, сепаратистов и отморозков! Говорите с одними и «мочите» других. Только не оставляйте все как есть. Иначе получится как всегда. Пример далекого Ольстера, где англичане на протяжении многих десятилетий «мочили» то одних, то других экстремистов, получая в ответ у себя теракт за терактом, известен. Но ведь сели-таки в конце концов англичане за стол переговоров с теми, у кого руки были в крови. И что? Проблема остается, но сеператисты обсуждают ее уже в британском парламенте, и о терактах почти не слышно...
  4. Вы с нами?

 


Авторы:  Галина СИДОРОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку