НОВОСТИ
Дудю придется заплатить штраф за пропаганду наркотиков — Мосгорсуд его не поддержал
sovsekretnoru

Кто на новенького?

Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.04.2010

 
Генерал Суходольский – чужак для любого опера, следователя или участкового
 
   
 
Генерал Еделев, курировавший Северный Кавказ, формально он снят по выслуге лет  
   
 
Генерал Овчинников отвечал за имидж Министерства внутренних дел  
   

Реформа МВД: новые руководители ключевых подразделений министерства не имеют опыта оперативной работы, зато потрудились в бизнесе, на политработе, в администрации президента

Восемнадцатого февраля президент объявил о «начале серьезной реформы» МВД. В тот же день общественность оповестили о снятии 18 крупных милицейских чинов, в том числе двух заместителей министра. Преподнесли это как очищение рядов, словно именно эти генералы (и один полковник) и были главные злодеи, из-за которых МВД так плохо работает. Прямо как у Стругацких: «Вот он, Голый Дьявол, знаменитый эсторский палач-расчленитель».

Сократить каждого пятого
На поверку выходит, что к реформе это прямого отношения не имело: плановое увольнение по достижении предельных возрастов. Так, снятому генерал-полковнику Николаю Овчинникову (был статс-секретарем – заместителем министра) в апреле 61 год. По возрасту формально уволен и заместитель министра генерал-полковник Аркадий Еделев, курировавший Северный Кавказ. Генерал-лейтенанту Владимиру Шлемину, возглавлявшему Департамент обеспечения правопорядка на закрытых территориях и режимных объектах, исполнилось 60, да и департамент как раз раскассируют. Формально по выслуге и возрасту ушли генералы Иван Балбашов, Юрий Сковордин, Алексей Белозеров, Борис Мартынов, Владимир Алешин, Виктор Лесняк, Николай Осяк, Виктор Гречман, Михаил Климов, Михаил Кулаков, Виктор Фетисов, Владимир Ходжейса, Виктор Черкашин.
51-летнего полковника Анвера Рахматулина, возглавлявшего УВД по Новгородской области, тоже «попросили» по возрасту: предельный возраст для полковников 50 лет. Даже генерал-майор Виктор Сюсюра, обвиняемый в контрабанде, – и тот лишился должности главы МВД по Бурятии формально по возрасту. Председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев все же уверял меня, что руководящих чинов сняли не просто так: «Это серьезное предупреждение и, я бы сказал, реальный механизм ответственности». Но открыто ведь это не сказано!
Может быть, двигателем реформы станет объявленное сокращение МВД? Указом президента Медведева от 24 декабря 2009 года «О мерах по совершенствованию органов внутренних дел Российской Федерации» предписано сократить число сотрудников органов внутренних дел на 20 процентов. Указом же от 18 февраля 2010 года «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел Российской Федерации» предусмотрено сокращение штатной численности работников центрального аппарата МВД с 19970 до 9264 единиц. Кардинальное решение?
Не спешите с выводами. В 1991 году центральный аппарат (ЦА) МВД РСФСР насчитывал всего 1500 человек. Когда СССР распался, в аппарате МВД России служили уже 3400 человек. К январю 1997 года аппарат так распух, что его решили ограничить 3766 единицами. Указ президента от 24 апреля 1998 года определил его штатную численность уже в 3500 единиц, а в 2001-м планку понизили до 3000. Когда же провели административную реформу, то указом от
19 июля 2004 года №927 ЦА МВД выделили 2970 штатных единиц. С того момента данные о его численности из открытого доступа исчезли. А сейчас вдруг выяснилось, что этот центральный аппарат надо урезать до 9264 единиц аж с 19970! Если сравнивать с лимитом 2004 года, то и не сокращение вовсе выйдет, а раздувание в три раза. На одном из милицейских форумов ветеран милиции так подытожил прошлые «реформы»: «На моем веку в отделе сократили ППС полностью, и даже водителей (машин в отделе стало в два раза больше, а ездить некому), и участковых. А вот в кадрах стало в четыре раза больше сотрудников, замов – в два, в штабе – в три...»
Правда, президент и министр обещали освободить МВД от «несвойственных ему функций». Например, отобрать вытрезвители, техосмотр и высылку иностранцев за кордон. Еще в качестве примера Нургалиев привел... доставку повесток из военкомата и розыск безнадзорных животных. Кто видел, чтобы милиционеры искали животных? Или их искали те самые 20 процентов, к сокращению которых приступают? Не случайно сами милиционеры по этому поводу горько шутят: «Папа, – спрашивает сын отца, – если от органа отрезать 20 процентов, это будет обрезание или кастрация?» – «Это, сынок, будет освобождение от несвойственных функций».
Если серьезно, 20 процентов – это не менее 200 тысяч штатных единиц. И самый насущный вопрос для любого сотрудника милиции: как и кого будут сокращать? Судя по доступным данным, наблюдается традиционная тенденция: аппарат стремится отчитаться, урезая тех, кто на «земле». На конференции профсоюза сотрудников милиции Москвы был приведен такой факт: «На утреннем разводе начальник ОВД по Бутырскому району города Москвы Чибаев В.Г. заявил, что сотрудники милиции не являются гражданами РФ и права и свободы граждан РФ на них не распространяются, а начальник УВД по СВАО города Москвы, как нам довели на разводе, потребовал увольнять из ОВД сотрудников за любые нарушения ПДД». Вот «джентльменский набор», почерпнутый из разных источников, в том числе на милицейских форумах: «по Московской области роздан план по сокращению личного состава. В целом по области – 12,5%, про аппарат ГУВД ничего не сказано. А в районах от 5 до 20%»; «у нас 24 февраля пришло указание сократить 10 штатных должностей из 100, начальник ОВД вместе со своими замами – их 6 человек – решают, кого же сократить, а о том, что в ОВД не должно быть такого количества замов, никто не хочет вспоминать»; «увольняют... в основном, наружные службы и УР (уголовный розыск. – Ред.)»; «я – опер УР, именно сегодня пришла разнарядка: из 10 оперов сократить двоих, всего по области сократят 350 оперов. И кто останется, штаб, тыл, кадры, бухгалтерия? Кто будет раскрывать преступления?»
Тенденция, похоже, наметилась, и руководители ОВД не скрывают, что основной инструмент реформирования – механические сокращения. Под их каток попадут, прежде всего, строптивые «великовозрастные» сотрудники, работающие в «поле», т. е. профессионалы в расцвете сил.
Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности, уверен: «Сокращение должно быть, но не на 20 процентов, а ровно на столько, сколько нужно. И не механическое, а функциональное. А еще необходимо поставить МВД под контроль, проводя чистку кадров как бы комиссионно, иначе плохие милиционеры выдавят из МВД хороших, как, к сожалению, часто и происходит».
Владимир Васильев более осторожен: «Есть сомнения в качестве сокращения, под которое могут подвести не тех, кого надо, а кто работает. Есть такая тревога, но, думаю, руководители, которые попытаются это сделать, будут быстро вычислены. Ведь общественное мнение уже включено в критерии оценки их деятельности».
Геннадий Гудков уверен, что телега поставлена впереди лошади: «Для начала необходимо выработать план реформ. А его нет. И менять МВД должна команда извне: нельзя же реформировать самого себя». Гудков не видит пока и никакого механизма контроля над МВД, в том числе парламентского: «Вот сейчас мы получили отрицательный отзыв правительства на наш проект закона о парламентском контроле: правительство не хочет никакого контроля за собой, соответственно, оно хочет бесконтрольно править, бесконтрольно принимать решения».

Предприниматель, агроном, поэт...
Но не увольнениями едиными живо МВД. За последние пару месяцев здесь произведено не менее 22 назначений на генеральские должности. Посмотрим, что это за кандидаты в реформаторы.
Новым статс-секретарем – заместителем министра стал генерал-майор Сергей Булавин. Официальная биография его гладкая: есть и профильное образование, и формальный опыт прохождения службы в органах внутренних дел. Но именно что формальный. Слегка отметившись на заре юности в угро, к практической милицейской работе он больше отношения не имел. Основную закалку обрел в Ленинградском высшем политическом училище МВД СССР. Далее адъюнктура, диссертация, преподавание общественных дисциплин. Вскоре после распада СССР Булавин очутился в администрации президента, в коридорах которой за 16 лет выслужил и чин генерал-майора, и небоевой орден Почета.
Еще один заместитель министра – 56-летний Сергей Герасимов: в его официальной биографии лакуна аж в 46 лет. Где родился, на кого учился, где трудился – ни намека, вся жизнь уместилась в строке: «В конце 1990-х годов трудился в Министерстве торговли». А от какого ведомства был внедрен туда, знать не положено. Сообщено лишь о последующем внедрении в администрацию президента и обретении там ордена Дружбы. За что? Может быть, за проваленную Госпрограмму «содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом», в комиссию по реализации которой он входит?
Департамент охраны общественного порядка (ДООП) МВД возглавил 46-летний генерал-лейтенант Юрий Демидов. В его биографии тоже ничего нет о том, где учился и трудился, но узнать это нетрудно. Как и то, что папа у Юрия Николаевича, генерал-лейтенант Николай Иванович Демидов, с 1983-го
по 1991 год был заместителем министра внутренних дел СССР. Демидов-младший, попав сначала на юрфак МГУ, а затем в органы внутренних дел, «земли» даже не коснулся, сразу занявшись работой академической: преподавал в Академии МВД. А в 1999-м из теоретиков стал практиком: не имея опыта оперативной работы, получил назначение сразу замначальника ГУБЭП МВД. Еще через пару лет – новый взлет: назначен первым замначальника ГУБОП. В одной из старых газет обнаружил характеристику, данную ему оперативниками: «Сухарь-теоретик, от реальной сыскной работы так же далек, как доска в аудитории Академии МВД от подворотни на «Улице разбитых фонарей». Тем не менее, еще через год Демидов во главе созданного в МВД Центра «Т» по борьбе с уголовным терроризмом. Но после Беслана лишился своего поста. Отсидевшись в тихой заводи Института повышения квалификации сотрудников МВД, обрел и генеральские лампасы, и на оперативный простор вышел, получив под свое начало в 2008 году центр МВД «Олимпиада-2014». Еще годик – и Юрий Демидов первый замначальника ДООП, теперь начальник. ДООП – это та самая милиция, что улицы патрулирует и нас так успешно бережет.
46-летний первый замминистра генерал-полковник Михаил Суходольский служит в системе МВД 20 лет. Но для любого опера, следователя, участкового или патрульного он чужак. В 1985 году Суходольский окончил Краснодарское высшее военное училище им. генерала армии С.М. Штеменко: там готовят секретчиков, специалистов по защите гостайн. По специальности служил пять лет и, покинув армию, обустроился в одном из столичных отделов БХСС, но на «земле» не задержался. Когда в 1999 году МВД возглавил Владимир Рушайло, Суходольский оказался в центральном аппарате – начальником отдела по борьбе с преступлениями в сфере интеллектуальной собственности при ГУБЭП. Не прошло и года – он во главе линейного УВД в аэропорту «Шереметьево». Тогда его имя начинает мелькать в СМИ в связи с разными скандалами. Один из них касался разоблачения канала транспортировки через «Шереметьево» российских девушек в бордели Европы. Суходольскому тогда приписывали и связи с главой администрации президента (в 1999-2003 гг.) Александром Волошиным, собственно Рушайло и правой рукой министра – генералом Александром Орловым. Последнего именовали «кошельком» министра – впоследствии эта «рука» с «кошельком» в придачу, опасаясь ареста, скрылась из страны.
Суходольскому это не помешало: в 2002-м
он начальник Главного управления вневедомственной охраны МВД. Запомнился сослуживцам тем, что имел слабое представление о вневедомственной охране, привел группу таких же товарищей и, как утверждают, прорядил ряды профессионалов. Лоббировал идею создания Межрегионального координационного центра (МКЦ), которому хотели подчинить всю систему охраны перевозок имущества. Соль была в том, чтобы отобрать выгодные подряды у подразделений Москвы и Московской области, где крутились самые большие денежные потоки. В феврале 2005-го он замминистра, в марте 2008-го – первый заместитель Нургалиева.
Биография еще одного замминистра, Евгения Школова, как водится у секретных людей, туманна. Сообщается лишь, что родился в 1955-м году в Дрездене (ГДР), а спустя 22 года окончил Ивановский энергетический институт. Далее жизнеописание обрывается на 15 лет: с 1992 года он руководитель отдела внешнеэкономических связей администрации города Иванова. Дальнейший путь – номенклатурно-финансовый. В МВД пришел в ноябре 2006-го – сразу начальником Департамента экономической безопасности (ДЭБ). Не прошло и года, Школов уже замминистра внутренних дел. Милицейской работы не знает? Не беда, его поставили курировать криминальную милицию потому, что он обладает «достаточным опытом как экономист и предприниматель».
Ведь хватило же другому замминистра, генерал-полковнику Александру Смирному, опыта комсомольской работы. Генерал, хоть и закончил 30 лет назад Омскую высшую школу милиции МВД СССР, на оперативной стезе едва отметился, двинувшись по комсомольской. Когда комсомол стал разваливаться, Смирный успел перейти в Главный штаб МВД. Там, с учетом комсомольского прошлого, его двинули по необременительной линии: организационно-информационный отдел, информационно-аналитическое управление, помощник министра. Затем, цитирую официальный документ, «с 1999-го по 2004 год плодотворно трудился начальником Главного организационно-инспекторского управления МВД России, Главного штаба МВД России, ВНИИ МВД России, Паспортно-визового управления СОБ МВД России, Главного паспортно-визового управления МВД России». Лишь за пять лет «плодотворно» проскакать столько начальственных постов? Затем Смирный руководит Организационно-инспекторским департаментом МВД, в сентябре 2008 года он замминистра. Возможно, именно его комсомольский задор вдохновил Нургалиева на издание приказа, предписывающего обеспечить выработку «устойчивости к неблагоприятному информационно-психологическому воздействию, обеспечивающей морально-психологическое превосходство личного состава над правонарушителями». Для чего в добровольно-принудительном порядке будут проводиться конкурсы самодеятельности, детские и семейные праздники, походы в театры, музеи и кино, занятия в кружках, встречи с деятелями искусства.
Генерал-лейтенант Евгений Мартынов, начальник Главного информационно-аналитического центра МВД, в системе 27 лет, но к курируемой им проблематике отношение имеет слабое: первые 20 лет трудился на ниве патрульно-постовой службы и в ГАИ. Без отрыва от проверок на дорогах получил диплом Всесоюзного заочного сельскохозяйственного института. В официальной биографии генерала-агронома еще значится, что в 2003 году он закончил некую «Международную академию информатизации». Но эта «академия», как известно, на самом деле общественная организация, берущая начало от... Мосгорсправки. «Академия» славна скандалами, ее обвиняют в продаже дипломов «академиков» и раздаче липовых ученых степеней. Сам факт, что высокопоставленный чиновник МВД размахивает такой «корочкой», вызывает, по меньшей мере, недоумение и вопрос: куда смотрели кадровики?

Смотрящие снаружи и изнутри
Возможно, им просто не до этого. Ведь начальник Департамента кадрового обеспечения МВД генерал-лейтенант Владимир Кикоть – сам большой ученый, дважды доктор наук. На деле Владимир Яковлевич – чистой воды политработник: по образованию, роду деятельности и ментальности. Выпускник все того же Ленинградского политучилища внутренних войск, где и остался после окончания: сначала на освобожденной комсомольской работе, потом преподавал. Укрепив свою партийно-политическую закалку в Военно-политической академии имени В.И. Ленина, вернулся с повышением в родной вуз. Дорос до начальника кафедры, потом поднялся выше, проведя на этой ниве четверть века. Чтобы затем, год послужив начальником Всероссийского научно-исследовательского института МВД, и еще год – начальником Паспортно-визового управления СОБ МВД, вскочить на следующую карьерную ступеньку – начальника Московского университета МВД. С этого плацдарма генерал и пересел в кресло главного кадровика. За пять лет пребывания во главе департамента под редакцией генерала вышло не менее 16 фундаментальных трудов. В том числе «И за детство бой ведем», «Святое дело – Родине служить! О мужестве, о долге, о любви: поэтический сборник». Все это без отрыва от кадровых забот! Так ведь не отправляют творца на заслуженный отдых, знать, претензий к кадровому ведомству нет.
Зато они есть к смотрящим со стороны: снят начальник Управления «М» ФСБ Владимир Крючков. Это управление отвечает за «контрразведывательное обеспечение» МВД, МЧС, Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре, Верховного суда. Уверяют, ни одно серьезное назначение в МВД невозможно, пока кандидатура не согласована с управлением «М» ФСБ. Однако странно, что перемены обошли «смотрящих» изнутри – Департамент собственной безопасности МВД, которым руководит генерал-лейтенант Юрий Драгунцов, командированный в МВД с должности замначальника того самого Управления «М» ФСБ.
Новые назначенцы и многие «деды» ЦА МВД – люди образованные, со степенями и трудами. Но хлебнувших оперативной жизни на «земле», прошедших школу территориальных органов и имеющих немалый опыт практической работы, на Житной уже единицы. Это, например, пришедшие с самого низа генерал-полковник Юрий Коков (Департамент МВД по противодействию экстремизму) и генерал-полковник Искандар Галимов (Департамент уголовного розыска). Оба начинали операми в провинции, постепенно, без скачков, продвигаясь по служебным ступенькам. Но видимо, для современного МВД это уже исключения, в его ЦА 16 из 20 высших руководителей ключевых звеньев выглядят пришельцами из «другой милиции». Между ними и основной массой сотрудников МВД – пропасть, очень уж у них различны и социальные корни, и стартовые позиции. «Это плохо, – говорит Геннадий Гудков. – Люди должны понимать, чем они руководят, понимать психологию оперуполномоченного, постового, участкового. Это не критично, можно и научиться, но если это системно...» 


Владимир ВОРОНОВ

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку