НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Крушение

Автор: Теодор МАТИСОН
03.04.2009
   
   

В возмущенный атмосферный фронт четырехместный самолет Дунбара попал милях в трехстах от Портленда, штат Орегон, пролетая над невысокими холмами. Несколько минут двигатель чихал и кашлял, потом замолчал. Самолет устремился вниз. Дунбар старался замедлить падение и лихорадочно высматривал внизу место для аварийной посадки.
 – Говард, смотри, внизу один снег и деревья! – закричала в панике с заднего сиденья жена Эмма.
 – Сесть удастся? – спокойно поинтересовалась Халли.
Он мельком посмотрел на свою красивую секретаршу.
– У нас нет иного выхода. Придется садиться.
– Говард, мы разобьемся! – в ужасе завопила Эмма.
– Если знаешь, что делать, скажи, – буркнул он в ответ.
Самолет уже задевал днищем верхушки самых высоких сосен. Дунбар выбрал место, где деревьев было поменьше и они были помоложе. Он потянул штурвал до отказа на себя и начал молиться.
Самолет врезался в деревья. Страшную тряску дополнил оглушающий треск. Дунбар ударился головой о крышу и на мгновение потерял сознание. Когда он пришел в себя, самолет лежал на склоне невысокого холма. Сзади доносилось хныканье жены, но первым делом он посмотрел на Халли. На ее лице была написана растерянность, но крови и следов травм не было.
– Похоже, у Эммы проблемы, – спокойно констатировала она.
Как только Дунбар пошевелился, тело пронзила боль. Он заскрипел зубами, но с облегчением подумал, что переломов, кажется, нет. Дунбар распахнул дверцу самолета и спрыгнул на снег. Было теплее, чем он ожидал. В нескольких местах осыпавшиеся иглы создавали островки сухости и тепла на белой поверхности.
– Нужно положить Эмму на иголки, – он забрался в самолет и начал расстегивать ремень безопасности на талии жены.
– Думаю, нужно убедиться, что у нее не сломан позвоночник, прежде чем выносить ее, – остановила его секретарша каким-то странным голосом.
– Сам разберусь, – неожиданно грубо ответил Дунбар. Он осторожно взял Эмму на руки и вынес из самолета. Она застонала, когда он положил ее на ковер из иголок, но не открыла глаза.
– Ну что? – спросила Халли, сидевшая в своем кресле, когда он вернулся за одеялом.
 – Трудно сказать. Все станет ясно, когда она придет в себя.
– Мы могли бы быть вместе все время, Говард. Никто ничего не узнает.
Последние слова, которые прошептала ему Халли, не выходили у него из головы. Они сидели под сосной. Секретарша забинтовала сломанную лодыжку Эммы куском обшивки из салона. Дунбар облегченно предоставил все Халли в полной уверенности, что она сделает все, что надо. Прежде чем стать секретаршей Дунбара, президента компании «Дунбар электроникс», она не один год работала медицинской сестрой. Вскоре она стала незаменимым помощником. Неудивительно, что он всегда брал Халли в деловые поездки вроде этой в отличие от Эммы, которую брал только из чувства долга.
Эмма уже пришла в себя. Ее бледное лицо исказилось от боли, и она жалобно вскрикнула.
– Держитесь, Эмма, – сказала Халли. – Нам повезло, что все живы.
– Знаю, – со слезами согласилась миссис Дунбар, – но я не переношу боль.
Они летели на важную деловую встречу в Лас-Вегас. Ночевать Дунбар собирался в Реддинге. Скоро их наверняка начнут искать. К сожалению, он зачем-то выключил радар, чем значительно затруднил поиски их самолета. Плохая видимость и низкая облачность еще сильнее уменьшали шансы, что их быстро найдут.
Придется ночевать в лесу, подумал Дунбар. Нужно собрать кустарник и ветки, облить их керосином и развести костер. Он пошел на поиски дров, но, сделав несколько шагов, остановился и подумал: а хочет ли он, чтобы их быстро нашли?
Дунбар оглянулся и встретился взглядом с Халли.
– В самолете много одеял, – крикнула она, словно прочитала мысли. – Не так уж и холодно. Можно будет переночевать на свежем воздухе, а завтра отправиться за помощью.
– Да, так мы, наверное, и поступим. – Ему неожиданно показалось, что он сидит за столом в своем кабинете в Портленде и слушает ее всегда точный и эффективный доклад о предстоящих делах.
Около полуночи пошел легкий снег. Халли сидела рядом с Дунбаром, а Эмма лежала на спине и тихо похрапывала. Она наконец устала после многочасового хныканья и жалоб и к радости Дунбара и Халли уснула.
– Думал об этом? – прошептала Халли, прижимаясь ногой к его бедру. Она не сказала, о чем. Это и так было ясно.
Дунбар посмотрел на секретаршу в слабом отражении снега, которое окрашивало мрак салона в серый свет. Из нее бы вышла отличная королева для короля «Дунбар электроникс»! Она не только отлично разбиралась в бизнесе, но и обладала отменным вкусом и стилем, а также была очень горячей женщиной, которая ловко скрывала свою страсть за фасадом ледяного спокойствия.
– Да, – наконец ответил он.
– Ну и?
– Я никогда не смогу это сделать, Халли.
– Если хочешь, я сама о ней позабочусь.
– Я… не… знаю, – с трудом выдавил из себя Дунбар.
Халли промолчала. Они молча сидели в полумраке, остро сознавая близость друг друга. Сон не шел. Дунбару совсем не хотелось спать. Бессонница всегда мучила его перед важными заседаниями совета директоров. Наконец, когда на востоке ночная тьма начала неохотно уступать место серому свету зари, он принял решение. Принял и сразу почувствовал облегчение. Хотя он не произнес ни слова и не шелохнулся, Халли уловила этот момент. Она знала, что решение принято…
После завтрака, состоящего из шоколада и теплого чая из термосов, Дунбар выбрался из самолета, собрал на полянке большую кучу из веток и обильно полил их керосином.
– Слушай внимательно, Халли, – сказал он. – Как только услышишь шум самолета, немедленно разводи костер. Я попробую найти дорогу.
– Дайте мне, пожалуйста, ваши спички.
Впервые за утро их взгляды встретились. Они понимали друг друга с полуслова. Дунбар прекрасно знал, что спички у Халли в сумочке вместе с сигаретами.
– Конечно, – он протянул коробок. – Только не потеряй.
– Не потеряю.
– Будь осторожен, Говард, – напутствовала его Эмма из самолета. Он оглянулся и с отвращением посмотрел на ее костлявые ноги в спортивных брюках, которые выглядывали в дверь. – Поторопись, пожалуйста. У нас совсем нет еды.
– Я все помню, дорогая. Сделаю все, что смогу.
– Мы все сделаем все, что можно, – многозначительно сказала Халли.
– Уверен в этом, – так же многозначительно кивнул Дунбар.
Точно таким же взглядом Дунбар всегда смотрел на нее в конторе после того, как было принято важное решение. Он еще раз едва заметно кивнул и медленно скрылся в деревьях.
Его мысли сейчас были больше заняты не тем, что лежит впереди, а тем, что осталось позади.
Эмма не была плохим человеком. Просто она не была ему хорошей женой. Последние двадцать лет где-то в глубине его мозга засела мысль, что от нее нужно освободиться. Ее присутствие он мог терпеть только при помощи любовниц. Желание стать свободным человеком стало нестерпимым год назад, когда он познакомился с Халли. Вспоминая прошлое, он не мог поверить, что столько лет терпел рабство.
Дунбар предложил жене развестись. Сначала она устроила истерику, потом попыталась совершить самоубийство. Дунбар не стал настаивать на разводе. Это вполне устраивало Эмму. Если она и знала о его романе с Халли, то не показывала этого.

Негромкое жужжание самолета Дунбар услышал часа через два после того, как отправился в путь. Самолет летел низко в считанных метрах над верхушками сосен. Говард бросился к поляне, чтобы дать о себе знать, но тут же остановился. Ему нельзя было торопиться.
Через пару минут Дунбар забрался на груду валунов и посмотрел в ту сторону, откуда шел. Никакого дыма над деревьями не было. Самолет скрылся в юго-западном направлении, так и не сделав круга. Он понял, что их самолет летчики не заметили.
Дунбар пошел дальше. Его терзали тревоги и сомнения. Может, он напрасно не дал о себе знать? Что, если теперь их вообще не найдут или найдут через несколько дней? Дорог в этом районе, насколько он помнил по картам, очень мало. Искать их можно было не один день. Вот только нескольких дней у него не было. С собой у Дунбара была только плитка шоколада и немного воды в бутылке из под кока-колы. Столько же еды осталось у Халли. С такими запасами она тоже долго не протянет.
Дунбар хотел уже поворачивать назад, чтобы отменить негласный уговор относительно Эммы, но вспомнил, как эффективно и быстро секретарша выполняла все поручения. Как бы он ни торопился назад, ему все равно не успеть.
Дунбар покачал головой и побрел дальше. Ближе к вечеру, когда уже начало темнеть, он вышел на луг без снега, по краю которого проходила дорога.
Говард замер, как вкопанный. Сначала ему показалось, что едва слышный звук – биение его сердца, но через полминуты он понял, что по дороге едет машина.
К тому времени, когда свет фар показался из-за крутого поворота, Дунбар уже стоял на обочине и дико махал руками, как сумасшедший. Он успел разглядеть двух человек на переднем сиденье, когда его, как молния, пронзила страшная мысль.
Президент «Дунбар электроникс» бросился в темноту и скрылся в кустах. Машина остановилась. Послышался звук открываемой дверцы. Он услышал голоса, но не мог разобрать, о чем они говорят. Потом дверца захлопнулась, и машина уехала.
Говард Дунбар еще долго лежал в кустах, ругая себя за глупость. Он понимал, что едва не поставил себя и Халли в ужасное положение. У него уже вошло в привычку оставлять мелочи Халли. Сейчас же, когда нужно было обо всем думать самому, он показал себя с не лучшей стороны. Его неосторожность могла стоить им обоим свободы…
К самолету Дунбар вернулся, шатаясь от усталости, на рассвете. Халли сидела на пне в элегантном пальто и обрабатывала пилочкой ногти. Эммы нигде видно не было.
Секретарша подбежала к нему и крепко обняла.
– Ну как, нашел дорогу? Вчера над нами пролетело несколько самолетов, но я еще не была готова.
– Ты сделала это? – выдохнул Говард.
– Конечно.
– Где она?
– Не беспокойся. Все в порядке.
– Да, я нашел дорогу. Она там, – он показал рукой, – в четырех-пяти часах ходьбы. Но нам не стоит торопиться. Я едва не остановил машину, но потом мне пришло в голову, что это может быть опасно. Если она погибла во время приземления позавчера, то ее тело должно остыть. Трупное окоченение и все такое. На джипе добраться сюда можно быстро. Если бы спасатели нашли ее еще теплой…
– Не беспокойся, дорогой, – прервала Халли, показывая на холмик снега, – я обо всем позаботилась.
– Ты хочешь сказать…
– Она там со вчерашнего вечера. Думаю, сейчас ее можно достать, – с этими словами она подошла к холмику и начала разгребать снег. – Почему тебя так долго не было, Говард? Ведь до дороги четыре часа пути.
 – Заблудился на обратном пути. Пришлось всю ночь просидеть у костра. – Дунбар отвернулся, когда увидел край розового одеяла, в которое была завернута Эмма. – К… как ты это сделала?
– Я бы не хотела вдаваться в подробности.
– Но я хочу это знать.
– Единственным разумным способом. Во время экстренного приземления Эмма сломала шею.
– Она не страдала? – продолжал допытываться Дунбар.
– Конечно, нет. Сначала я надавила на сонную артерию.
– Спасибо. Ты поступила милосердно.
– Можешь отнести ее в самолет. Одеяло даже не намокло.
Говард положил Эмму на заднее сиденье.
 – Нам нужно развести костер, – сказала Халли. – Скоро поиски возобновятся… Говард, еще один момент. Люди из той машины наверняка захотят узнать, почему ты убежал.
– Без проблем. У меня от голода и усталости совсем помутился рассудок, и я неожиданно испугался, что они меня задавят.
– Потом ты ударился головой и на какое-то время потерял сознание, – задумчиво кивнула секретарша. – На обратном пути заблудился и вернулся только сегодня утром…

Джипы с шерифом и помощниками выехали на полянку вскоре после того, как Говард Дунбар развел костер.
– Люди на дороге сильно удивились, когда вы убежали, – хмыкнул шериф, выслушав объяснения Дунбара, – но ваш обморок вполне объясним и логичен. К счастью, они рассказали о встрече. Вам очень повезло, мистер Дунбар, и вам, мисс. К сожалению, не могу поздравить миссис Дунбар. Мои соболезнования.
Помощники погрузили тело Эммы в свою машину. Шериф отвез Дунбара и Халли в город и высадил их перед гостиницей.
– Телеграфируй в Лас-Вегас, что совещание отменяется, – распорядился Говард Дунбар во время ужина из филе миньона, которое они запивали превосходным бургундским, – а я договорюсь с гробовщиком. Эмму нужно отправить в Портленд.
– Когда мы поженимся? – спросила Халли.
– Через пять-шесть месяцев.
Шериф заехал за Дунбаром в похоронное бюро и попросил поехать с ним в его офис.
– Несколько рутинных вопросов, мистер Дунбар, – очень вежливо и даже с некоторой долей подобострастия объяснил он.
Но когда за ними закрылась дверь кабинета, глаза служителя закона стали холодными, как лед. Из них исчезло всякое уважение.
– Я хочу знать, мистер Дунбар, кто убил миссис Дунбар: вы или ваша секретарша?
– Боюсь, я не понимаю...
– Бросьте, все вы понимаете. История об обмороке не выдерживает никакой критики. Ни о какой временной амнезии не может быть и речи. Мы прошли по вашим следам. О какой забывчивости может идти речь, если вы развели костер. Да и к дороге вы не вернулись, а ушли от нее.
– Я не должен отвечать на ваши вопросы, – холодно ответил Говард Дунбар.
– Вас выдало одеяло, в которое была завернута миссис Дунбар. Не знаю, обратили ли вы внимание, мистер Дунбар, но оно промокло насквозь. Сразу видно, что вы и мисс Гросс – городские жители и не очень разбираетесь в природе. Вы подумали, что оно сухое, а мелкий, практически незаметный снег, растаял, когда вы принесли ее в салон самолета. Мы вернулись на поляну и легко нашли место, где лежала миссис Дунбар.
– Все правильно. Мы не знали, когда придет помощь, поэтому хотели сохранить тело в холоде.
– А потом вас озарило, что помощь будет с минуты на минуту и вы отнесли жену в салон? Не смешите меня, мистер Дунбар. Можете не стараться. Ваша секретарша уже во всем созналась. Она рассказала, что была вашей сообщницей. Вы сломали супруге шею и попытались представить ее смерть несчастным случаем во время приземления…
– Нет! Не может быть! – закричал Дунбар. – Халли… мисс Гросс не могла признаться в том, чего ни она, ни я не делали.
Шериф придвинул Дунбару несколько написанных от руки листов бумаги. На последней странице стояла знакомая подпись Халли. Говард бегло просмотрел показания и понял, что шериф не блефует.
 – Но это ложь! – возмутился он. – Наглая ложь! Это она убила Эмму! Сообщником был я, а она – убийца. Она уговорила меня разрешить ей убить Эмму. Я ушел, но потом на дороге неожиданно испугался, что если вы нас сейчас найдете, то сразу обратите внимание на то, что тело Эммы не холодное, как у умершего накануне человека, а еще теплое.
– Я так и думал, – кивнул шериф. – Поэтому вы и спрятались.
– Конечно, – удрученно кивнул Говард Дунбар. – Я все испортил. Я забыл, что Халли никогда не допускает ошибок. Это я, а не она отнесла Эмму в самолет в одеяле.
– Если мисс Гросс убила вашу жену, мистер Дунбар, то и она допустила одну ошибку. Возможно, я бы поверил в вашу невиновность, если бы не эта ошибка.
– Какая ошибка? – нахмурился Дунбар.
– Если миссис Дунбар сломала шею во время приземления и в то же самое время сломала и лодыжку, зачем вам отрывать кусок обшивки и бинтовать ногу мертвого человека? Повязка до сих пор на лодыжке миссис Дунбар.


Перевод с английского С. МАНУКОВА


Авторы:  Теодор МАТИСОН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку