КРОВАВЫЙ СИРИАЛ

КРОВАВЫЙ СИРИАЛ
Автор: Иван ПРОНИН
12.11.2014
 
 
КАК СИРИЙСКИЕ БОЕВИКИ ВЕРБУЮТ И ОТПРАВЛЯЮТ НА СМЕРТЬ ЖИТЕЛЕЙ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
 
Чем привлекает воюющая Сирия уроженцев и жителей Северного Кавказа, однозначно ответить трудно. Однако с начала боевых действий из одной только маленькой Кабардино-Балкарии сражаться на стороне сирийской оппозиции отправились десятки добровольцев – парней и девушек. По сведениям из различных источников, в данный момент состоят в международных террористических структурах и воюют в Сирии от 85 до 150 уроженцев республики. Представителями Министерства внутренних дел по КБР на совещании была уверенно озвучена максимальная цифра – 150. Не менее пяти из них уже погибли. 
 
Известно, что сейчас в Сирии воюют сотни россиян, среди них много кавказцев.
 
– Однако наша Кабардино-Балкария и на этот раз «впереди планеты всей», – говорит сотрудник Центра «Э» управления по борьбе с экстремизмом ГУ МВД по СКФО Артур Григорьев.
 
Большинству «сирийских добровольцев» из Кабардино-Балкарии от 20 до 30 лет. Однако есть среди них 17-летний юноша, который, несмотря на нежный возраст, уже является фигурантом уголовного дела и имеет солидный бандитский опыт. В их числе есть и мужчина предпенсионного возраста, а также восемь женщин и девушек. Это люди разных национальностей, но все они исповедуют радикальные формы ислама. Часть стали мусульманами не так давно, а неофиты, как правило, и бывают самыми фанатичными. Некоторые из добровольцев уже возвратились в Кабардино-Балкарию, чтобы реализовать полученные за границей знания и навыки в бандформированиях на родине. С начала 2014 года на территории республики трое таких боевиков нейтрализованы в ходе бое­столкновений с правоохранителями.
 
У каждого «рекрута» своя правда, причина и цель отъезда в Сирию. Как уверяет собеседник «Совершенно секретно», деньги здесь не всегда играют главную роль: «Одна из причин – идеологическая. Часто цитируется Салих аль-Бухари: «Джихад начнется из Сирии!» Речь идет о создании теократического государства с шариатской формой правления, плацдарма для «мирового джихада».
 
– Хотя и финансовую составляющую исключать не стоит. Сейчас в суде дело одного такого добровольца, который отправился в Сирию на заработки, – говорит Артур Григорьев. – За полгода террора ему заплатили 4 тысячи долларов.
 
«…Через месяц я поступил в одно из исламских учебных заведений, где познакомился с жителем Дагестана Ахмадом. В октябре 2012 года Ахмад предложил мне выехать в Сирийскую Арабскую Республику для участия в боевых действиях на стороне оппозиции за денежное вознаграждение. С его слов, вознаграждение пообещали от 2 тысяч долларов. Я дал согласие на предложение Ахмада. Канал переправки из Египта в Сирию обеспечил указанный Ахмад через свои связи среди участвующих в вооруженном конфликте в САР» (из показаний, данных сотрудникам правоохранительных органов задержанным на территории России добровольцем. – Прим. ред.).
 
Большинство же отправляется за «мировым джихадом». Что каждый из «сирийских добровольцев» под ним понимает, спросить затруднительно.
 
ДОРОГА НА ВОЙНУ
 
Дорогу на войну специалисты-вербовщики показывают молодым людям с помощью Интернета. В соцсетях существуют четко ориентированные группы, где можно ознакомиться с фото, видео и текстами, рассказывающими, как это здорово – смолоду сражаться за правое дело и, независимо от исхода, получить гарантированную компенсацию от Всевышнего. Там же можно найти ссылки на многочисленные профильные сайты – сайт муджахедов Сирии, сайт Имарата Кавказ в Сирии, сайт группировки «Исламское государство» и множество других. На этих сайтах любознательные могут увидеть, как живут боевики, как тренируются, как убивают, как готовятся к масштабному джихаду. Там же демонстрируются видео­съемки боев. Частенько подобное видео выкладывается и в YouTube.
 
Идеологически дозревший и финансово подпитанный пользователь соцсетей начинает искать варианты отъезда, знакомых в Сирии, Египте или Турции и, как правило, находит. К тому же всегда найдется мудрый «старший товарищ», который заверит потенциального добровольца, что его личный джихад будет обязательно зачтен Всевышним.
 
– Часть снаряжения берут с собой, остальное закупают в Стамбуле, куда, как правило, вначале приезжают. Удобней всего попасть в Сирию через уже освоенную гражданами Кабардино-Балкарии Турцию, – говорит наш собеседник. – Когда уроженец Кабардино-Балкарии попадает в Сирию через такой «коридор», в его паспорте даже не ставят штамп, свидетельствующий о пребывании в этой стране. Впрочем, многие свои паспорта демонстративно при переходе границы уничтожают – дескать, больше не потребуется.
 
Как сообщили в северокавказском региональном Центре «Э» управления по борьбе с экстремизмом, турецкие пограничники, как правило, таким переходам особо не препятствуют.
 
– В этой стране очень уважают деньги, и поэтому в Турции не только множество проводников, которые охотно переведут желающих через границу, но и сеть госпиталей, где ставят на ноги раненых сирийских оппозиционеров, – добавляет собеседник.
 
ВОСПОМИНАНИЯ
 
«В соответствии с инструкциями встречавших нас в аэропорту арабов-переправщиков Ахмад позвонил на телефонный номер неизвестного мне человека, который через несколько минут подъехал на автовокзал на такси. «Таксист» отвез меня и Ахмада в домовладение, расположенное в центре небольшого населенного пункта на границе с Сирией. Через непродолжительное время хозяин домовладения меня и Ахмада посадил в автомашину и повез на турецко-сирийскую границу. Высадил в поле, где через 400 метров находилась граница (сетка с колючей проволокой наверху). Для перехода границы мы побежали в направлении сетки, где была сделана прореха, турецкие пограничники стали пресекать наш незаконный переход границы (стреляли в воздух). Я и Ахмад сумели перейти в Сирию» (из показаний добровольца. – Прим. ред.).
 
Уже на месте кавказские парни попадают в «распределиловку»: дом, где живут новенькие. Туда за ними и приходят «покупатели». Потом – муаскар, тамошняя «учебка». Главное внимание уделяется хорошей физической подготовке и владению стрелковым оружием. Не лишним считается знать и минно-взрывное дело.
 
«…Началась т. н. учебка, которая заключалась в физической подготовке (бег, прыжки, отжимание). Также нас несколько раз отводили в оливковую рощу, расположенную недалеко от дома, где нас учили стрелять из автомата. «Учебка» продлилась несколько недель.
 
Дом, в котором мы жили, представляет собой двухэтажное сооружение с подвалом, в котором хранилось большое количество оружия. Распорядок дня в доме был следующим: подъем в 6 часов, омовение, намаз, далее кто хотел спать, ложился спать, затем в 9–10 часов был завтрак, потом каждый занимался своими делами, делая намаз по распорядку. Также раз в сутки необходимо было нести дозор на воротах (в ночное время – 1 час, в дневное время – 2 часа), при этом нам выдавали оружие – автомат Калашникова. Кормили нас хорошо. Спали мы на матрацах в большой комнате» (из показаний добровольца. – Прим. ред.).
 
Подготовка, по словам сотрудников северокавказского регионального Центра «Э» управления по борьбе с экстремизмом, занимает от месяца до двух, а инструкторами бывают люди разных национальностей, имеющие боевой опыт, приобретенный в Чечне, Афганистане либо Ираке.
 
«Во время пребывания в доме мне стало известно, что в нем проживает порядка 25–30 человек: примерно 10–12 узбеков, 3–4 сирийца, 2 араба из Австралии, 1 египтянин, 1 алжирец, 1 ливиец, 1 таджик, а также 5 выходцев из РД. В целях конспирации я избрал себе мусульманское имя, а Ахмад – оставил себе свое имя» (из показаний добровольца. – Прим. ред.).
 
РЕКРУТЫ
 
Не так давно стало известно, что отправились на родину воевать против своего же правительства трое студентов-сирийцев из Кабардино-Балкарского госуниверситета.
– Проучились они в Нальчике не больше года и все это время вели себя вполне адекватно, посещали Соборную мечеть. Правда, общались там в основном с прихожанами из числа радикалов, разделяющими их идеологию, – рассказал Артур Григорьев. – Поехали в Сирию и уже не вернулись, оказалось – воюют.
 
По его словам, местные парни часто сначала уезжают в Турцию, например на учебу, поскольку многие из них в Кабардино-Балкарии учились на вечерних отделениях исламских учебных заведений. А затем обнаруживаются в Сирии с оружием в руках.
 
Там же нашелся участник нападения на Нальчик, совершенного в октябре 2005 года группой вооруженных боевиков. Тогда, в 2005-м, около 90 участников нападения были убиты, 58 подсудимых до сих пор ожидают приговора Верховного суда КБР, а часть скрылись, в основном за границей. Предположительно, это как раз организаторы нападения, верхушка. Среди них был и этот боевик, который в Турции долго бедствовал, перебиваясь случайными заработками, пока не занялся вербовкой в «сотрудники бандподполья». Группу для совершения терактов он формировал дистанционно, из Турции, а когда ее на территории России нейтрализовали, отправился воевать сам. Сначала за талибов в Афгани­стане, а потом в Сирии.
 
– Там он находится до сих пор, занимая, если можно так выразиться, руководящие посты в бандформированиях, – рассказывает собеседник «Совершенно секретно».
 
БОЕВЫЕ ПОДРУГИ
 
«Показательна история девчонки из нашей республики, которая поступила в педагогический вуз в … ну, в соседнем регионе. Жила там в общежитии. Начала делать намаз. Отучившись, уехала в Подмосковье, там устроилась работать в кафе, где познакомилась с соотечественником. С ним вместе возвращается в Кабардино-Балкарию, и тут через месяц ее мужа убивают как пособника боевиков. Девчонка вся в горе, сидит дома, через Интернет общается с однокурсницей, которая почему-то уже в Сирии. И та ей предлагает вариант: приехать погостить в Турцию и там выйти замуж за хорошего человека, – говорит Артур Григорьев. – Та соглашается и после этого оказывается в Сирии. Но там нашей девочке вполне хватило трех месяцев: жить пришлось в неотапливаемом строении, мыться холодной водой. Она серьезно заболела, в отчаянии добралась до Турции, откуда была депортирована в Россию.
 
Отдельная категория – жены «рекрутов». Сотрудники правоохранительных органов отмечают, что среди них около десятка уроженок Кабардино-Балкарии. Половина пока еще с мужьями на войне, половина уже вернулась домой, поняв, насколько реальная ситуация далека от того, чего они ожидали. Чего стоит жизнь, похожая на домашний арест, когда выйти из дома практически невозможно.
 
– Среди этих дам несколько вдов ранее убитых на территории республики боевиков, – сообщил сотрудник правоохранительных органов. – В чем их опасность? В том, что могут быть использованы в качестве смертниц.
 
Фото: Maysun/EPA/ИТАР-ТАСС
 
НЕСОСТОЯВШИЕСЯ ЧЕМПИОНЫ
 
Среди тех, кто неожиданно исчезает из Кабардино-Балкарии, а затем появляется в оппозиционных сирийских формированиях, много спортсменов, причем неплохих. Как правило, это представители различных видов единоборств, в которых Кабардино-Балкария всегда была сильна.
 
– Вот пожалуйста – член молодежной сборной России по борьбе, из Зольского района республики. Отца не было, мать растила его одна. И такой парень перспективный, что его в Москву забрали, в Школу олимпийского резерва. Дали там ему жилье, нормальную стипендию. Он же ни за квартиру, ни за еду, ни за форму не платил, в вуз на заочное устроился. Мать к нему переехала. И вот однажды отправился наш спортсмен на сборы, где жил в комнате с «правоверными» коллегами по спорту. Те его и подбили ехать в Сирию, – рассказывает сотрудник правоохранительных органов. – Вернулся он со сборов, тренеру сказал, что на несколько дней надо в Кабардино-Балкарию на чью-то свадьбу, и его, конечно, отпустили. А он приехал в республику, собрал вещи – и через Москву в Турцию, оттуда – в Сирию.
 
– Спорт вообще, а особенно в Кабардино-Балкарии, очень радикализированная среда, – объясняет Артур Григорьев. – Вербовщики же весьма заинтересованы в сильных, здоровых и подготовленных.
 
БЫЛА НЕ ЧУЖАЯ ВОЙНА
 
Жители Кабардино-Балкарии и раньше участвовали в вооруженных конфликтах, казалось бы, не затрагивающих напрямую их интересы. То объявлялись во время войны в Чечне, причем не на стороне федералов, то в Афганистане среди талибов… Но это единицы. Однако во время грузино-абхазской войны, которую в Абхазии называют «отечественной», защищать родственных адыгам абхазов отправилось не менее полутора тысяч жителей Кабардино-Балкарии.
 
– Там, конечно, ни о каких деньгах, религии и прочем и речи не было, это был какой-то внутренний человеческий порыв: ехали к братьям, которым было плохо. Говорили не о джихаде, а о справедливости, – рассказывает тогдашний доброволец и студент, а ныне ученый Анзор Булатов. – В Абхазии погибли и пропали без вести 59 наших, больше кабардинцев, но были и русские, и балкарцы, и люди других национальностей. И дело было не в призывах общественных организаций, люди все равно бы поехали, и сейчас поедут…
 
Анзор рассказал, что тогда среди добровольцев были люди совершенно невоенные: известный в городе инженер-технолог, народный художник Кабардино-Балкарии, актер Кабардинского театра, танцоры Государственного академического ансамб-ля танца «Кабардинка», сельские пацаны 16–17 лет. По его словам, тогда Россия относилась к этому как-то отстраненно, республиканские власти как будто бы тоже. Но впоследствии первый президент КБР Валерий Коков издал указ, согласно которому вернувшиеся из Абхазии добровольцы должны были быть восстановлены на месте учебы или работы. Как позже выяснилось, помощь добровольцам оказывалась и на республиканском уровне – но без огласки.
 
– Сейчас мы видим, что наши добровольцы много сделали для нынешних отношений России с Абхазией, особенно генерал Сосналиев, – рассказывает Анзор Булатов. – Я считаю, что велика его и наших ребят-добровольцев роль в том, что сейчас в Абхазии присутствует Россия, а не НАТО.
 
По его мнению, отношение кавказского мужчины к войне всегда было особенным: горец всегда должен был ожидать сражения с врагом.
 
– Видимо, в жителях Кабардино-Балкарии это сохранилось генетически. Но те, кто сейчас отправляется в Сирию, – это люди, предрасположенные не к защите родины и очага, а к авантюре, – считает ученый. – И, наверное, не нашедшие себя в жизни. Конфликты в Абхазии и в Сирии и участие в них можно сравнивать только чисто юридически, это абсолютно разные вещи.
 
Группа риска, по мнению Артура Григорьева, – это идеологически неокрепшая молодежь.
– При вербовке в Сирию действует стандартная схема вовлечения: легче всего «ведутся» ущербные люди, попавшие в непривычную для себя ситуацию. Причины же сто раз называли, нового не скажу – социально-экономическая нестабильность, нехватка рабочих мест, отсутствие уверенности в обеспеченном будущем, – говорит сотрудник северокавказского регионального Центра «Э» управления по борьбе с экстремизмом. – Наш контингент сейчас в основном – это «упущенное поколение 1990-х», когда родители пытались выжить, а дети росли в идеологическом вакууме. Плюс крайне слабые и система образования, и идеологическая составляющая.
 
НА РОДИНЕ НЕ ОДОБРЯЮТ
 
То, что преступные действия «сирийских добровольцев» на родине не поддерживают, ясно в первую очередь из информации МВД по КБР: «Возбуждено 16 уголовных дел. Осуждено 11 лиц. В отношении двух вынесены официальные предостережения, привлечено к административной ответственности трое. Объявлено в розыск 579 объектов, из них в федеральный – 193, международный – 4, оперативный – 552».
 
– На самом деле возбуждено уже 25 уголовных дел, поскольку с недавних пор Уголовный кодекс предусматривает наказание и за такие виды противоправной деятельности. В УК РФ есть статья 208, часть 2 которой говорит об участии на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, – объясняет Артур Григорьев. Что же касается Духовного управления мусульман КБР, которое, казалось бы, должно активно удерживать верующую молодежь Кабардино-Балкарии от отъезда в Сирию, то оно пока должной активности не проявляет.
 
– Нет, я уверен, что они осуждают, наверняка ведут между собой или дома неодобрительные разговоры, но громкого официального выступления духовенства не припоминаю, – говорит собеседник «Совершенно секретно».
 
Однако если о проблеме не говорить вслух, она сама по себе не рассосется.
 
Казалось бы, уезжают в Сирию – ну и пусть, это их выбор. Однако опасность существует не только для самих добровольцев, но и для страны, в которой они родились и выросли. – Опасность прежде всего в том, что оттуда наших земляков зазывают фактически в международные террористические структуры. Там человек проходит мощную подготовку, в первую очередь идеологическую, получает все умения и навыки, необходимые квалифицированному террористу, и приобретает множество новых знакомых, при этом поддерживая связи с соотечественниками, – отмечает Артур Григорьев. – Проходит немного времени, и он, используя эти знакомства и старые связи, легко создает бандформирование, где бы ни находился, дистанционно. Если не обращать на это внимания и ничего не делать, то наступит день, когда он с помощью созданных им бандформирований устроит анархию и террор в нашей с вами стране.
 
Некоторые имена и фамилии в тексте изменены.
 

Авторы:  Иван ПРОНИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку