НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

Криминальный рубеж

Автор: Елена ЭГИНСКАЯ
01.02.2011

 

 

 
   
Знает ли директор ФСИН РФ Александр Реймер правду о том, как на самом деле проводятся госзакупки в его ведомстве?
 
   
   
   

Как тратятся сотни миллионов на закупки для тюрем и колоний

 «Куда бы я ни пришел, с кем бы я ни разговаривал, я не слышал, чтобы кто-то сказал: «Давайте расширять сферу действия 94-го закона, это самый лучший, самый востребованный закон». Все говорят о его недостатках, но в то же время все понимают, что все-таки это определенные конкурсные начала, которые должны присутствовать в нашей экономике, потому что и с ним коррупция есть, а без него она еще больше. Здесь нужно понимать, как это все разумным образом отрегулировать…»
О чем говорит президент Медведев? Всякий человек, связанный с госэкономикой, знает: 94-й федеральный закон определяет правила размещения заказов на поставку продукции, оказание услуг для бюджетных учреждений, то есть фактически он регламентирует порядок расходования бюджетных средств.
Вот, скажем, ФСИН – Федеральная служба исполнения наказаний. Гигантская структура: в нее входит более 1000 объектов. Исправительные колонии, СИЗО, тюрьмы, лечебные и воспитательные учреждения, колонии, поселения. Одним словом, государство в государстве, на содержание которого выделяются огромные бюджетные средства.
Сегодня наиболее значительный объем финансирования направляется на техническое оснащение. Все объекты системы в соответствии с ведомственными нормативными актами должны быть оборудованы комплексами инженерно-технических средств охраны и надзора (ИТСОН). Это заборы, ограждения, заграждения, ворота, двери, калитки, решетки. Они оборудованы сложными и дорогостоящими средствами защиты – сигнализация, датчики обнаружения, системы сбора и отображения информации, системы видеонаблюдения.
К ним также относятся интегрированные системы безопасности (ИСБ) – единые комплексы, которые стали поставляться в последние годы.
Точная номенклатура ИСБ до настоящего времени ведомственными нормативными документами окончательно не определена, так что тут существует большой простор для фантазии заказчика и поставщика. Но по идее, под ИСБ понимают современную, высокотехнологичную систему, которая объединяет все технические средства, установленные на объекте.
Потребность в ней очень велика. Специалисты утверждают, что применяемые сейчас на объектах комплексы инженерно-технических средств охраны и надзора (ИТСОН) сильно изношены, морально и физически устарели. Более половины дважды и трижды выработали свой ресурс, находятся в ветхом состоянии. Значительная часть тюремных зданий – постройки дореволюционных времен, а исправительные колонии возводились, как правило, в 1940-е–1960-е.
Для организации инженерно-технического обеспечения УИС было создано Управление ИТО связи и вооружения (УИТОСиВ) (начальник – генерал-майор внутренней службы Н.А. Стародубцев), которое вело активную работу по обновлению, восстановлению и поддержанию комплексов ИТСОН на объектах УИС (в 2005 году управление переименовано в УИТОВ).
Наиболее активно работа велась в 2000-2006 годах. В этот период проводилась техническая политика, направленная на обновление парка техники, начали внедряться ИСБ, проводились сборы специалистов, научные конференции, разрабатывались программы повышения технической оснащенности объектов УИС, большое внимание уделялось обучению специалистов.
В это же время была разработана и прошла защиту программа «Повышение уровня технической безопасности объектов УИС на 2009-2011 годы». Она предполагала выделение значительных финансовых средств – около 1 млрд рублей в год – на приобретение новой техники, в том числе интегрированных систем безопасности с учетом специфики УИС. Это в 3-4 раза увеличивало объем финансирования, выделяемого ранее только в рамках Рособоронзаказа. С 2009 года техника могла приобретаться и по вышеупомянутой программе и по линии Рособоронзаказа.
Предпринимались попытки построить стройную и открытую систему закупок в таком закрытом ведомстве, как ФСИН!

Рокировочка
Но все изменилось неожиданно и быстро. Генерал Стародубцев был отстранен от должности, состав управления практически расформирован. В сентябре 2008 года на должность начальника назначен подполковник Д.В. Бородулин, который ранее во ФСИН проходил службу в должности начальника отдела Оперативного управления, а затем, в 2007-2008 годах, заместителем начальника управления ресурсного обеспечения, в котором занимался закупками ИТСОН.
Кадровая рокировка оказалась роковой. К такому мнению легко прийти, если проанализировать ситуацию с профессиональной точки зрения непосредственных участников событий, работавших в те годы в органах ФСИН.
Рассказывает подполковник Сергей Гирич:
– В декабре 2008 года я был переведен для прохождения дальнейшей службы в УИТОВ в должности начальника отдела организации эксплуатации ИТСОН. Мне было поручено переработать ведомственную программу «Повышение технической безопасности объектов УИС на 2009-2011 годы».
При этом четко поставили задачу: средняя стоимость одного полного комплекта ИСБ должна составлять 10-12 млн рублей. А состав комплекта должен включать список оборудования только рекомендованных им фирм. Финансирование проекта должно было распределяться следующим образом: ИСБ «Рубеж-09» (НПО «Сигма-ИС»), ИСБ «Тобол» (ФГУП СНПО «Элерон») и, возможно, ИСБ «Волга» (МЦИТО г. Волгоград) – по 200 млн рублей. Система «Микрос» (ЗАО «Микрос») – 100 млн рублей.
 На возражения Гирича о том, что «без предварительного обследования и подготовки проекта невозможно учесть индивидуальные особенности объектов, цену оборудования и монтажных работ, а это приведет к нерациональному расходованию бюджетных средств», был получен ответ руководства: «Вы специалист, вас для этого сюда и взяли. Но делать надо, как я сказал».
Сергей Гирич говорит, что он был в ту пору практически единственным специалистом, имеющим соответствующее техническое образование для выполнения поставленной задачи. Он радиофизик, выпускник Волгоградского государственного университета, имеет ученую степень кандидата физико-математических наук.
Неудивительно, что у него, как у профессионала, сразу возникли вопросы по подготовке документации на закупку систем, их комплектации и цене. С конца 2008 года начали закупать для нужд ФСИН известную ранее технику «Рубеж». Вроде бы новой модификации, с литерой – буквой «Ф». Но, как оказалось в дальнейшем, технические показатели оборудования практически не изменились. При этом в 2-3 раза возросла цена. Закупали и другую новую, даже не прошедшую на тот момент ведомственные испытания, технику одной из фирм. Она с большим трудом внедрялась в эксплуатацию до осени 2010 года.
Виталий Наконечный, полковник, руководитель ФБУ ГЦИТО ФСИН, работая с одним из госконтрактов, обнаружил, что в поставке не хватает больше половины указанных в нем наименований. Но больше всего полковника Наконечного поразило несоответствие оборудования его наименованию и заявленные цены.
– Начали открывать коробки и обнаружили, что обычный телевизор ценой 25 тысяч рублей проходит по бумагам как «цветоплан» по цене 200 тысяч. Телефонная станция ценой 19 тысяч «стоит» 100 тысяч рублей.
– Проверка показала, – продолжает Наконечный, – что комплект ИСБ «Рубеж», реальная цена которого колеблется в сопоставимых комплектациях в пределах 1,5-1,8 млн, продан по госконтракту в три раза дороже, но с буквой «Ф». Правда, в поставке обнаружились и дополнительные железки из интернет-магазина, которые, по моему мнению, никак не оправдывают рост цены. И за это отдается 10-12 миллионов рублей из бюджета.
Наконечный подготовил специальный доклад и доложил по инстанциям о том, что полученный по госконтракту в 2008 году комплект «Рубеж» стоил 9 млн 340 тыс. рублей, а через год его модификация с буквой «Ф» стоила на 1 миллион дороже. Притом что в первом случае было поставлено больше 100 различных датчиков, кабель-комплекты, дизель-генераторы, система подавления сотовой связи, а во втором ничего этого уже не было.
К начатой проверке подключили Межрегиональный центр ИТО ФСИН г. Волгограда. Специалисты обнаружили, что комплекты с буквой «Ф» и без нее практически идентичны.
После этого поставщик честно признался: вопрос «специального исполнения для ФСИН оборудования ИСБ с маркировкой «Ф» согласован им на стадии «подготовки конкурсной документации». А ведь договор поставки заключали с победителем торгов, которые проводились в соответствии с тем самым 94-м федеральным законом в форме открытого аукциона. Интересно, что сам аукцион мог состояться только при условии участия в нем других претендентов, видимо, не таких сообразительных, как поставщик буквы «Ф».
Проверка обнаружила, что по итогам 2009 года из 750 млн рублей, выделенных на техническое перевооружение учреждений ФСИН, значительная часть денег была потрачена впустую.

Чудеса под Новый год
Подполковник Гирич тоже открыто выступал против подобной системы закупок и буквы «Ф». И почувствовал, как на него стали оказывать давление, указывая на дверь из ФСИН.
Но вскоре в ведомстве началась реформа.
В ноябре 2009-го, после очередной «успешной» закупки буквы «Ф», инженерное управление ФСИН ликвидировали, Гирич перешел работать в управление ГЦИТО – подразделение связи.
С января 2010 года Гирич С.В. – начальник отдела контроля качества приемки технических средств Главного центра инженерно-технического обеспечения ФСИН России.
Говорят, что чудеса случаются под Новый год. И профессионалам казалось, что они дождались чуда. 29 декабря 2009 года на совещании с начальниками управлений под руководством директора ФСИН Александра Реймера серьезно обсуждался вопрос о поставщиках оборудования и его качестве. Прозвучали правильные слова: «Суповые наборы покупать не будем! Покупать надо лучшее и современное, в конкурсное задание включать условия монтажа «под ключ», гарантийного обслуживания и обучения персонала. С проведением открытых электронных аукционов».
По итогам совещания была создана рабочая группа, цель которой – выработать концепцию, создать единые технические требования для ИСБ с учетом специфики реформирования УИС.
В группу вошли представители всех управлений, в том числе подполковник Сергей Гирич и полковник Виталий Наконечный, руководитель ФБУ ГЦИТО ФСИН. Работа закрутилась, поскольку как инженеры с опытом они понимали необходимость и сложность перевода «новых требований службы персонала» в технические требования к «железу» ИСБ.

В списке не значились
Но часть полномочий по госзакупкам, в соответствии с Регламентом ФСИН, оставалась в УТО – Управлении тылового обеспечения.
Его представители самостоятельно провели все закупки ИТСОН по госзаказу 2010 г. Кроме аппаратуры ИСБ. И они обратились за помощью: средства есть, а опыта составить грамотно конкурсную документацию не хватает. Так в недрах ФСИН появился документ, обязывающий группу Наконечного заняться подготовкой нового открытого аукциона. Причем в сжатые сроки – за две недели. И группа с поставленной задачей справилась.
Работа шла максимально открыто и публично, в ней участвовали сотрудники Межрегионального центра ИТО ФСИН России г. Волгограда, научных институтов ФСИН и МВД России, представители организаций и фирм, разрабатывающих и производящих технические средства охраны. Они посетили все объекты, которые ФСИН определил оснастить новой техникой в 2010 г.,
подготовили спецификации и аукционную документацию на проведение открытого аукциона в электронном виде. Согласовали и утвердили во ФСИН весь комплект документов по проведению открытого аукциона.
Но открытый аукцион в электронном виде не состоялся.
Отдел закупок средств ИТСОН в Управлении тылового обеспечения был в апреле 2010 г. срочно ликвидирован.
После этого была проведена служебная проверка по приказу №172 от 1 апреля 2010 года с целью выяснить: «кто сорвал госзаказ в 2010 году?»
Но ответа на этот вопрос так и не нашлось, ввиду его «сложности». К 5 мая 2010 года пришли к решению, что учитывая весь коплекс проведенных работ, надо поручить провести открытый аукцион теперь уже ГЦИТО (В. Наконечному) до 14 мая 2010 года. Но еще 8 апреля Виталий Наконечный получил совершенно другое указание: засекретить документы по ИСБ и даже получил список фирм, представленных УСБ ФСИН для участия в будущем, уже закрытом, конкурсе. Наконечный возражал, что по закону и ведомственным инструкциям в деле поставки оборудования для ФСИН нет ничего секретного, «состава гостайны» нет. После этого Наконечный практически был отстранен от работы «по теме ИСБ».
А в недрах ФСИН началась работа над «альтернативной» аукционной документацией, с активным участием никому не известных «экспертов ФСБ России».
– В процессе подготовки конкурса рассматривается список фирм-кандидатов, – рассказывает Сергей Гирич. – В нем было четыре фирмы, представленные УСБ и включенные по указанию заместителя директора ФСИН, которые прежде никогда не заявлялись и не принимали участие в совещаниях, где вырабатывались единые технические требования. Удивительно, что к участию в «закрытом конкурсе» приглашалась и НПО «Сигма-ИС» – то самое, что «изобрело» и согласовало букву «Ф».
В это самое время, в июле, тщательно проработанная, подготовленная и дважды подписанная руководством документация по открытому аукциону в электронном виде якобы вызвала вопросы Управления собственной безопасности. Директор ФСИН г-н Реймер дал указание УСБ провести проверку документации на коррупционную составляющую и «предмет секретности» – приказ №307 от 09.07.2010 г.
Впоследствии провели аукцион по «новым правилам». Победителем признали компании из того самого «начальственного» списка. Специалисты считают, что по сути это были посредники, потому что большую часть комплектующих для системы представители подрядчика пытались закупать у фирм проигравших или вообще не приглашенных на аукцион.
Кроме того, условие обязательного монтажа оборудования из конкурсной документации почему-то было исключено. Получается, что к сотням миллионов рублей госконтракта придется еще добавлять несколько десятков миллионов на установку и ввод системы в эксплуатацию, монтаж кабелей заземления и питания и прочие работы.

Иностранные родственники
Все лето комиссия УСБ проверяла техническую документацию группы Наконечного и Волгоградского центра ФСИН по проведению аукциона. Со ссылкой на анализ некого «Центра ФСБ России» начальник УСБ Горошко Е.В. публично указал Гиричу на лоббирование интересов коммерческих структур и обнаружение «элементов коррупции».
Полковник внутренний службы Виталий Наконечный, начальник ФБУ «Главный центр инженерно-технического обеспечения ФСИН России», получил приказ директора ФСИН России Александра Реймера от 17 августа 2010 г. об освобождении от должности. При этом не за работу по ИСБ, а «за сообщение заведомо ложных анкетных данных и наличие близких родственников, постоянно проживающих за границей».
Оказалось, Наконечному инкриминировали, что в Англии живет его взрослая замужняя дочь, а на Украине – его отец и мать, и поэтому он не может занимать связанные с государственными секретами должности.
Хотя за годы службы полковник Наконечный неоднократно проходил все проверки органов ФСБ и аттестации Центральной аттестационной комиссии ФСИН России. И никогда не крывал эитх обстоятельств. Почему же теперь это не принимается во внимание работниками УСБ?
Кроме того, Наконечного «уличили» в том, что он не записал в декларацию о доходах еще один свой автомобиль. Якобы для сокрытия иномарки он записал ее на свою жену. «Иномаркой» оказался автомобиль «Таврия», полученный семьей по линии соцобеспечения: у Наконечного еще двое детей – инвалидов детства, один из них – лежачий.
Подполковник внутренней службы Сергей Гирич был обвинен в «подмене документов». Дело в том, что в окончательном варианте единых технических требований (ЕТТ) он исправлял орфографические и грамматические ошибки, на которые указал директор ведомства, – вот вам и подмена!

Способы добычи «доказательств»
Когда в отношении неугодных офицеров началось служебное расследование, вокруг них стали происходить странные события. В начале июля на мобильный Гирича позвонил бывший сослуживец. В марте он был арестован по подозрению во взяточничестве и содержался в СИЗО.
– Звонил настойчиво, несколько раз, пришлось ответить, – рассказывает Гирич. – Здоровается и сообщает: «Ты передай там всем нашим, что идут большие разборки по закупкам прошлого 2009 года. Пусть будут поосторожнее!» Я попытался напомнить ему, что ни я, ни он к этим закупкам отношения не имели. А после разговора написал рапорт на имя замдиректора ФСИН Криволапова и начальника УСБ Горошко о том, что был такой звонок.
– В то же время на беседы стали вызывать подчиненных, предлалаги узнать и сообщить, «от кого шеф деньги получил», намекали, что иначе у коллег будут проблемы, – рассказывает Гирич. В результате Сергей Гирич обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру РФ, в ктором рассказал, как ему самому рекомендавали дать «нужные» показания на Наконечного и бывшего начальника Стародубцева и намекали, что в противном случае будут проблемы с учебой сына. А еще настойчиво советовали забыть про секретный список из четырех фирм – участниц аукциона и «альтернативную» документацию. Материалы проверки ФСИН деятельности Наконечного и Гирича по подготоке аукционной документации были направлены в Прокуратуру ЦАО по городу Москве для возбуждения уголовного дела. Но результат прокурорской проверки оказался не в пользу проверяющих. 13 октября 2010 года было вынесено постановление: в возбуждении уголовного дела в отношении Наконечного и Гирича отказать «ввиду отсутствия состава преступления» и неверной оценки их действий комиссией ФСИН.
Правда, спустя некоторое время прокурорское мнение поменялось, и проверка снова продолжается до 18 ноября 2010 г. Но и она нарушений не выявила.
А 22 октября в кабинете Наконечного вдруг находят патроны к якобы его пистолету. У полковника действительно есть «наградной», но другого калибра. С ним в кабинете постоянно работают еще двое сотрудников. Пять лет назад Наконечный установил в кабинете две видеокамеры, мониторы – у дежурного. Патроны нашли в столе, за которым полковник уже два месяца не работал, он был в госпитале, перенес операцию. Казалось, видеозапись могла бы дать следователям богатую информацию, но она бесследно исчезла! Материалы передают уже в Замоскворецкую прокуратуру для возбуждения уголовного дела. И снова в возбуждении уголовного дела было отказано. Сам В. Наконечный узнал об этом только 12 января 2011 г.
Виталий Наконечный и Сергей Гирич в конце концов решили, что справедливую оценку происходящему должны дать компетентные органы. И обратились в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой провести проверку законности проведенного ФСИН закрытого аукциона. А заодно и действий комиссии УСБ, и истории с патронами. Но, как утверждают заявители, все сроки истекли, а Генпрокуратура РФ до сих пор адекватных мер не приняла. Хуже того, переданные ими документы снова вернулись во ФСИН.

ФСИН против профессионалов?
Виталий Наконечный убежден: настоящая травля, которая сегодня развернулась вокруг него и членов его семьи (а он пережил и попытки нападения неизвестного на жену и сына) и Сергея Гирича стала следствием их принципиальной позиции.
Сегодня принципиальные офицеры Сергей Гирич и Виталий Наконечный практически уже не сотрудники ФСИН России, к работе и в кабинеты их не допускают, хотя приказа еще нет. Виталий Леонидович добивается своего восстановления в должности через суд. Представители ФСИН в суд пока не приходят, что затягивает вынесение судебного решения.
Офицеры обратились с открытым письмом в СМИ, к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину, к президенту России Дмитрию Медведеву. Они считают себя единомышленниками президента в его стремлении заставить работать ФЗ-94 как средство против коррупции. «По самым скромным оценкам 94-ФЗ, нецелевые расходы, включая и прямое воровство, и «откаты», и просто нецелевые расходы, составляют не менее триллиона рублей», – говорит президент. Относятся ли к этим нецелевым расходам деньги, потраченные Федеральной службой исполнения наказаний на «покупку буквы «Ф», на проведение закрытых акционов и оплату секретных поставок, должны рабобраться компетентные органы. Иначе зачем же тогда рядовым гражданам платить налоги, на которые в том числе и финансируют ФСИН?


Елена ЭГИНСКАЯ

 


Авторы:  Елена ЭГИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку