НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Криминальный дуэт

Автор: ФЛОРА Флетчер
02.04.2011

 

 

 

 – Драпьера, так звали жертву, зарезали во время сна,– объяснил лейтенант Маркус сержанту Фуллеру, сидевшему на заднем сиденье полицейской машины.– Он жил в дорогой гостинице.
– Драпьер был женат?
– Был.
– И где была жена, когда его зарезали?
– Хороший вопрос, Фуллер. Обязательно спросим её об этом.
Машина остановилась перед гостиницей «Саутуорт». Бронзовая табличка, полосатый навес над входом и швейцар в нарядной ливрее свидетельствовали, что «Саутуорт» действительно был дорогим отелем.
На пятом этаже они свернули за угол и остановились у двери с бронзовой табличкой «519». Полутораметровый коридор, образованный находившейся справа ванной, вёл в спальню двухкомнатного номера. Около находившейся в правом углу двуспальной кровати с деревянным изголовьем стоял невысокий худой мужчина. На кровати лежал человек, из горла которого торчала рукоятка ножа. Кровь окрасила в красный цвет белую шёлковую пижаму и большим пятном растеклась на простыне.
– Привет, Маркус,– поздоровался судмедэксперт.– Я тебя уже заждался.
– Давно умер?
– Через считанные секунды после удара.
– А когда его зарезали?
– Думаю, около девяти часов. Незадолго до того, как его нашли.
– Кто его нашёл?– спросил детектив.
– А мне откуда знать? Я только констатировал смерть, Маркус.
– Если его убили во сне, то как убийца попал в номер?– задумчиво произнёс лейтенант.– Двери с автоматическими замками, без ключа не открыть.
Маркус обернул рукоятку ножа платком, хотя и был уверен, что отпечатков пальцев на ней нет, и вытащил из раны нож. Осторожно держа кухонный нож, какие продаются в тысячах хозяйственных магазинов, он вышел в соседнюю комнату и передал его криминалисту. Со слов патрульного, сообщение о трупе в «Саутуорте» поступило в 9.20. Они подъехали к гостинице через семь минут. Клинтон Гарланд, управляющий отеля, бледный, как мел, стоял в коридоре у двери номера. Труп нашла горничная. Она пришла утром менять полотенца, увидела кровь и подняла крик. Управляющий вместе со старшим коридорным тут же примчался на пятый этаж. Он отправил помощника звонить в полицию, а сам остался у двери.
– Где его жена?– спросил Маркус.
– Не знаю, сэр. Её здесь не было.
– Где сейчас управляющий?
– У себя на первом этаже. Он был в шоке, и я решил его отпустить.
– Вы поступили правильно,– похвалил лейтенант.– Можете возвращаться к патрулированию.
Он вернулся в спальню.
– Проверь всё здесь, Фуллер, а я ненадолго спущусь к управляющему.
До управляющего Маркус добрался не сразу. Выйдя из номера, он услышал шипение, какое обычно издает испуганная змея. Его издавала старушка, выглядывавшая из двери номера напротив.
– Это вы шипели?– вежливо осведомился детектив.
Она быстро кивнула, посмотрела направо и налево и прошептала:
– Это правда?
– Смотря что вы имеете в виду.
– Марк Драпьер мёртв?
– Мёртв,– подтвердил полицейский.
– Убит?
– К несчастью, да.
– Неудивительно.– Из-за стёкол очков блеснули хитрые глазки.
– Вы так думаете? А почему, позвольте спросить?
– Некоторые рождаются, чтобы быть убитыми, а некоторые – чтобы быть убийцами.
– Интересная теория. Буду признателен, если вы объясните.
– Мне кое-что известно,– с заговорщическим видом подмигнула старушка.
– Почему-то меня это не удивляет.
– У меня интуиция.
– Мэм, интуиция, подкреплённая соответствующими доказательствами, может помочь в расследовании. Можно войти?
Она чуть приоткрыла дверь, чтобы он мог бочком протиснуться в комнату, и тут же её закрыла.
– Лейтенант Джозеф Маркус,– представился полицейский.
– Я Лукреция Бриджес. Присаживайтесь.
Судя по обстановке Лукреция была постоянной жиличкой.
– Итак, у вас есть теория,– сказал Маркус.– И интуиция. Меня интересуют и то, и другое.
– Марк Драпьер пил, играл и поздно ложился спать.– Маркус, обладавший первым и третьим грехом, неодобрительно поцокал языком.– Он не работал и был мотом.
Детектив осуждающе покачал головой, на этот раз искренне. Лично он работал и не был мотом, потому что не мог себе этого позволить.
– Как он мог жить в такой дорогой гостинице, если не работал?
– Наследство. Такое большое, что он не смог его промотать несмотря на свои способности. Да, денег у него хватало. Иначе бы эта девчонка никогда не вышла за него замуж. Она ведь намного его моложе. Разница в возрасте до добра не доведёт.
– Вы так думаете?– осторожно спросил лейтенант.
– Я никогда не изменяла мистеру Бриджесу. Никогда!
– Похвально. Значит, миссис Драпьер, по-вашему, изменяла мистеру Драпьеру?
– Изменяла.
– Интуиция?
– У меня есть глаза. Я не слепая и вижу, что происходит.
Маркус в этом не сомневался.
– И что вы видели?
– Большую часть времени мистер Драйпьер где-то шлялся, а она принимала гостей. Но только днём, заметьте. Я считаю, что принимать любовников днём ещё постыднее, чем ночью.– Лейтенант на всякий случай покачал головой.– К ней ходил, например, молодой мистер Тайбер. Он живёт этажом выше. Уверена, она даже дала ему ключ от номера. Я видела, как он нагло входит в её номер без стука.
– Интересно. Очень интересно.
– Я уверена, что и мистер Гарланд навещал её гораздо чаще, чем это необходимо. И старший коридорный Льюис Варна был у Долли Дапьер частым гостем.
– Кстати, я что-то не видел её сегодня утром,– заметил лейтенант Маркус.– Вы случайно, не знаете, где она?
– Не знаю. Не люблю шпионить и совать нос в чужие дела.
Маркус встал и огляделся по сторонам.
– У вас приятная комната. Вы живёте здесь постоянно?
– Да, жить в отеле очень удобно. Я здесь уже почти десять лет. Переехала сразу после смерти мистера Бриджеса.
– Спасибо за помощь, миссис Бриджес.
– Не теряйте бдительности, когда будете разговаривать с Долли Драпьер,– посоветовала Лукреция.– Внешность очень обманчива. Она очень плохая женщина. Она – зло…
Мистер Гарланд ждал его в кабинете. На его привлекательном лице застыло приличествующее случаю скорбное выражение.
– Для «Саутуорта» убийство – плохая реклама, лейтенант,– вздохнул он.– Кошмар. Кто, по-вашему, мог совершить это злодеяние?
– Попробуем выяснить. Я надеюсь на вашу помощь.
– Конечно. Мы обсуждали с Льюисом Варной, это наш старший коридорный, производственные дела. Кто-то из коридорных сообщил об убийстве портье, а он немедленно доложил мне.
– Во сколько это было?
– Я так расстроился, что не обратил внимания на время. Думаю, где-то около половины десятого. Мы с Льюисом, конечно, тут же поднялись наверх. Столько крови…– Гарланд слегка задрожал.– Это было ужасно.
– Дверь была закрыта?
– Нет, открыта. Бедная горничная… миссис Гримм, выскочила в коридор и оставила её открытой. Ужасное зрелище для бедняжки!
– Драпьер очевидно спал, когда его зарезали,– сообщил детектив.– Ваши горничные входят в номера, когда гости спят?
– Конечно, нет. Миссис Гримм встретилась с миссис Драпьер, и та ей сказала, что мистер Драпьер будет спать допоздна и что она может тихо заменить полотенца. Драпьер всегда вставал поздно, а горничным нужно делать свою работу.
– Вы не знаете, куда шла миссис Драпьер, когда встретилась со служанкой?
– Она шла с миссис Ланкастер на четвёртый этаж. Миссис Ланкастер снимает там с мужем двухкомнатный номер.
– У вас в гостинице много постоянных жильцов,– заметил Маркус.
– Да, нас это устраивает. Цены у нас вполне приемлемые, а предоставляемые услуги высокие.
– Наконец-то я напал на след миссис Драпьер,– обрадовался Маркус.– Она всё время куда-то ускользала.
– Ускользала? Вовсе нет. Она все это время находилась в номере миссис Ланкастер. Узнав об убийстве, она, конечно, страшно расстроилась; а миссис Ланкастер её успокаивает.
– В каком номере живёт миссис Ланкастер?
– В 421. Надеюсь, вы войдёте в её положение…
– Не беспокойтесь,– заверил его лейтенант.– Что вы делали после того, как увидели труп?
– Отправил Варну вызывать полицию, а сам остался ждать в коридоре. Потом с разрешения полицейских вернулся сюда. Я тоже очень расстроился. Всё валилось из рук.
– Где горничная? Мне нужно с ней поговорить.
– Они с Варной ждут в соседней комнате.
– Позовите обоих сразу,– попросил детектив.– Так будет быстрее.
Клинтон Гарланд вышел из комнаты и менее чем через две минуты вернулся с Льюисом Варной, красивым смуглым мужчиной средних лет, и миссис Гримм, привлекательной женщиной средних лет в белом накрахмаленном фартуке.
Рассказ старшего коридорного в основном подтвердил показания управляющего. Они или говорили правду, или успели договориться, что говорить. Маркус насторожился – у обоих были ключи-отмычки, при помощи которых можно было войти в любой номер. К тому же алиби у них не было железным. Неизвестно, чем они занимались перед производственным совещанием.
– Об убийстве вы с мистером Гарландом узнали здесь, в его кабинете,– сказал детектив.– Сколько времени вы здесь находились?
Варна и Гарланд обменялись настороженными взглядами.
– Трудно сказать,– медленно ответил старший коридорный.– Мы не смотрели на часы. Как вы думаете, мистер Гарланд? Наверное, где-то с полчаса?
– Мы успели обсудить много вопросов. Так что, полагаю, скорее 45 минут.
– Понятно.– Маркус повернулся к Гримм.– Знаю, мэм, у вас выдалось кошмарное утро.
– Спасибо, всё в порядке.
– В номер Драпьера вы вошли вскоре после девяти. Правильно?
– Кажется, так. Но утверждать не могу.
– Судмедэксперт считает, что мистера Драпьера убили в районе девяти. Никого не видели около номера?
– Нет, сэр, в коридоре никого не было.
– Вы собирались менять полотенца в ванной комнате. А простыни на кровати вы тоже должны были заменить?
– Нет, сэр, потому что мистер Драпьер спал допоздна. Я встретилась с миссис Драпьер, и она разрешила потихоньку заменить полотенца в ванной.
– И вы их заменили?
Миссис Гримм на мгновение задумалась и покачала головой.
– Кажется, нет, сэр. Такой шок, что я не все помню.
– Понятно. Что вы сделали, когда увидели мистера Драпьера?
– Выскочила с криком из номера и побежала по коридору. Около лифта наткнулась на коридорного. Он отвёл меня в свободный номер и успокоил. Через несколько минут я немного пришла в себя и решила, что нужно срочно всё рассказать мистеру Гарланду. Но когда я вышла в коридор, он уже стоял около двери номера мистера Драпьера. Я спустилась на первый этаж и ждала здесь.
– Очень хорошо. Спасибо, миссис Гримм.
Управляющий кивнул старшему носильщику и горничной.
– Можете идти.
Маркус попрощался с Клинтоном Гарландом и отправился в гости к Ланкастерам. Дверь 421 номера открыл молодой красивый мужчина в сером свитере.
– Мистер Ланкастер?– спросил Маркус.
Молодой человек с улыбкой покачал головой.
– Увы, нет. Старина Брайан на работе. Я – Джером Тайбер.
– Лейтенант Маркус. Я ищу миссис Марк Драпьер.
– Долли здесь, лейтенант. С ней всё в порядке, хотя, как вы, конечно, догадываетесь, она немного расстроена.
– Где миссис Драпьер?
– Входите. Я её приведу.
Джером Тайбер подошёл к двери в соседнюю комнату и громко сказал:
– Долли, дорогая, выходи. Время расплачиваться за грехи.
В гостиную вошли две молодые женщины. Одна из них, высокая и рыжеволосая, была похожа на сиделку, ухаживающую за больной. Детектив сразу предположил, что это и есть миссис Ланкастер. Долли Драпьер, невысокая и очень красивая, села на край стула и сложила руки на коленях. Особого горя на её лице Маркус не заметил.
– Чёрт побери, Джерри,– упрекнула миссис Ланкастер,– хватит острить!
Тайбер как ни в чём не бывало слегка поклонился.
– Юмор помогает бороться с неприятностями. Ко всему нужно относиться философски. К тому же, кто-то, хотя я и не одобряю, заметьте, его методов, оказал мне услугу – устранил препятствие.
– Джерри, дорогой,– печально улыбнулась Долли Драпьер,– ты не должен так говорить. И ты забыл о манерах.
– Ах да… Миссис Драпьер, миссис Ланкастер. Лейтенант Маркус… из полиции. Предлагаю забыть о приличиях и сразу перейти к делу. Если хотите, лейтенант, можете называть этих леди Долли и Люси.
– Миссис Драпьер,– начал Маркус,– я понимаю, как вам сейчас тяжело…
– Ничего,– вновь печально улыбнулась Долли,– шок уже прошёл. Честно говоря, я не очень-то и удивлена.
– Что вы имеете в виду?
– Бедный Марк был не очень приятным человеком. Он постоянно ходил в какие-то ужасные заведения, встречался с какими-то ужасными людьми.
– Миссис Драпьер, людей редко убивают лишь за то, что они не очень приятные. Вы полагаете, кто-то пробрался в гостиницу и убил вашего мужа?
– Может, это был постоялец. Из временных. Наверное, он уже давно съехал.
– Но как он попал в комнату?
– Как все, через дверь.
– Без ключа?– удивился Маркус.
– Его, например, мог впустить Марк.
– Но ваш муж спал в момент убийства.
– Спал?– удивилась теперь вдова.– Откуда вы знаете?
– У него был такой вид, как будто он спал,– пожал плечами детектив.
– Боюсь, вы могли начать расследование с ошибочной предпосылки,– сказала Долли Драпьер.– Убийца мог положить его в кровать, чтобы создать видимость, будто он умер во сне.
– Вашему мужу воткнули в горло нож. Объясните, как можно подойти к бодрствующему человеку, который всё видит и понимает, и воткнуть нож в горло?
– Утром у Марка раскалывалась голова. Он злился и был невыносим. Поэтому мы с Люси и решили спуститься к ней. Прежде чем уйти, я дала ему снотворное и уложила в постель. Если кто-то пришёл после нашего ухода, но до того, как снотворное подействовало, Марк мог впустить его в номер и, если хорошо знал, лечь в постель и разговаривать с ним с закрытыми глазами. Он часто разговаривал со мной с закрытыми глазами по утрам, когда у него болела с похмелья голова.
– Логично,– кивнул Джозеф Маркус, у которого порой с похмелья тоже болела голова.– Не знаете, кто мог зайти к мистеру Драпьеру после вашего ухода?
– Кто угодно.
– Да, сплошной туман. Очевидно, что целью визита было убийство. Кухонный нож берут в гости, чтобы им воспользоваться.– Маркус повернулся к Люси.– Почему вы поднялись к миссис Драпьер так рано?
– Долли меня пригласила,– ответила хозяйка.– Она хотела показать серебряный ящик для сигар, который купила вчера.
– Но потом вы решили спуститься в ваш номер?
– Мы были вынуждены уйти,– объяснила Долли.– Я хотела угостить Люси кофе, но Марк начал кричал, что мы громко разговариваем и что у него болит голова.
– По дороге вы встретили горничную,– заметил детектив.
– Да. Миссис Гримм всегда убирает наши комнаты.
– И вы разрешили ей тихо заменить полотенца в ванной?
– Я не думала, что она потревожит Марка,– кивнула прекрасная вдова.– Марк же принял снотворное. Я была уверена, что к её приходу он уже будет спать.
– Я разговаривал с горничной. Она сказала, что никого не видела около номера. Если ваш муж кого-то и впустил, то этот человек должен был уйти до её появления.
– Убийцы редко слоняются на месте преступления,– пожала плечами Долли Драпьер.
– Большое спасибо,– поблагодарил Маркус.– Мне пора. Извините за вторжение.
– Вы наверх?– остановил Джерри Тайбер.– Я иду к себе, на шестой этаж. Так что нам по пути. Если не возражаете, провожу вас.
Маркус не возражал. Попрощавшись с Долли и Люси, они ушли.
– Насколько я понимаю,– сказал лейтенант,– вас с Долли Драпьер можно назвать близкими друзьями?
– Я работаю над этим,– улыбнулся Джерри Тайбер.
– Я даже слышал, что у вас может быть ключ от её номера.
– Ключ? Ерунда. Зачем мне ключ? Долли всегда могла позвонить и пригласить в гости, когда мужа не было дома. Поверьте, у меня не было желания нарваться на старину Марка с ключом в руках… Лейтенант, вы намекаете, что я мог расправиться со стариной Марком?
– Мы должны проверить все версии.
– Конечно, вы уже догадались, что я не относился к числу поклонников старины Марка. Но с другой стороны, не был и его смертельным врагом.
Вернувшись в 519 номер, лейтенант Маркус первым делом заглянул в ванную и увидел грязные полотенца.
– По периметру здания под окном идёт карниз,– сообщил сержант Фуллер, стоявший у открытого окна.– Окно не было закрыто на шпингалет. Конечно, это опасно, но по карнизу можно пройти.
– Не думаю,– рассеянно покачал головой лейтенант.– Во-первых, можно сорваться, а во-вторых, его могли увидеть с улицы. К тому же, откуда он знал, что Драпьер будет спать в девять часов? Или что он без жены?..
Маркус о чем напряженно думал, стоя у кровати. Закусив нижнюю губу, он смотрел в пол.
– Я знаю, кто убил Драпьера,– после длительной паузы сказал он.
– Может, поделитесь?– улыбнулся сержант.
– Пока ещё рано, Фуллер. Я не знаю мотива.
Бобо Фуллер не стал говорить о своих сомнениях, но в течение шести последующих дней он все больше убеждался в своей правоте. Первые два дня Маркус просидел в управлении. За это время он дважды встречался с шефом и окружным прокурором. Всё остальное время лейтенант сидел на телефоне.
Потом Маркус исчез. На работе он объявился через четыре дня. Сержант заглянул в его кабинет перед обедом и увидел своего начальника в компании женщины средних лет, которая с каменным лицом сидела на стуле и с такой силой сжимала сумочку, что суставы её пальцев побелели от напряжения.
– Ну наконец-то, Фуллер!– обрадовался Маркус.– Я тебя искал.
– Очень мило с вашей стороны. Где пропадали, лейтенант?
– Везде, Фуллер. Успел побывать на обоих побережьях. Занимался делом Драпьера. Кстати, надеюсь, ты помнишь миссис Гримм? Или вы не встречались?
– Не встречались.
– Но ты все равно знаешь, кто она. Миссис Гримм, сержант Фуллер.– Фуллер кивнул миссис Гримм, но та даже не шелохнулась.– Миссис Гримм убила Марка Драпьера.
Сержант Фуллер набрал полную грудь воздуха и медленно его выпустил.
– Это правда?
– К несчастью, да. Не так ли, миссис Гримм?– Горничная не ответила. Она сидела, как каменное изваяние.– Это было очевидно с самого начала, Фуллер. У неё был ключ-отмычка. Мистер Драпьер принял снотворное и спал. Она вошла в спальню, ударила его ножом и с криками выбежала в коридор. Миссис Гримм пришла якобы для замены полотенец, но полотенца не поменяла. Она объяснила это тем, что была в шоке. Объяснение логичное, согласен. Но как поступит большинство женщин на её месте, когда войдёт с кипой полотенец в гостиничный номер и увидит труп? Готов поспорить, они разбросают полотенца по всей комнате. По крайней мере, убегая из номера, хотя бы часть уронят. Ты видел на полу номера какие-нибудь полотенца, Фуллер?
– Нет, не видел.
– Я тоже не видел. Но не это главное. Помнишь план номера, Фуллер? В углу, рядом с коридором, ванная. Между ванной и противоположной стеной короткий узенький коридорчик. Кровать придвинута к внутренней стене ванной, то есть стоит за углом. Миссис Гримм не могла увидеть труп Драпьера из коридора, она должна была войти в спальню. Зачем она это сделала? Ведь она пришла просто поменять полотенца в ванной, причем, получила инструкции не потревожить мистера Драпьера. Вместо того, чтобы быстро поменять полотенца в ванной, она направилась прямиком в спальню. Если миссис Гримм не убийца-маньяк, то у неё должен был иметься мотив. Последние несколько дней я копался в её прошлом и могу сказать, что нашёл пару интересных подробностей.
Три года назад она жила на Западном побережье под именем миссис Фостер и работала в доме богатой молодой семьи. Однажды, когда жены не было дома, муж чистил ружье и застрелился. По крайней мере, так всё было по словам горничной. У полиции возникли подозрения, но дело за недостатком улик закрыли.
Лет шесть назад писали о похожей истории, только на Восточном побережье. Взломщик зарезал состоятельного молодого мужа, который спугнул его. Жена ночевала у подруги. О взломщике рассказала горничная, которая находилась в доме. Вновь подозрения, и вновь никаких улик. Дело было закрыто. Как ты уже наверняка догадался, Фуллер, служанкой была миссис Гримм. Только тогда она называла себя миссис Брин.– Миссис Гримм сидела с каменным лицом, как будто не слышала лейтенанта.– Все эти дела имеют общий знаменатель – молодую жену, которая отсутствует в момент убийства и имеет железное алиби.– Маркус неожиданно встал, подошёл к двери и выглянул в коридор.– Войдите, миссис Драпьер. По-моему, вас хочет видеть ваша мать.
– Мать и дочь – дуэт убийц!– воскликнул Фуллер.
– Совершенно верно. Дочь, красивая и молодая, выходит замуж за богатого холостяка. Затем на сцене появляется мать. Она поступает к ним на работу горничной и убивает супруга. Деньги, в том числе и крупные страховки, естественно, достаются вдове. Затем команда переезжает в другой город, подальше, от предыдущего места преступления, и повторяет всё сначала. В нашем случае возникло непредвиденное затруднение. Драпьер захотел жить в гостинице. Матери пришлось устраиваться горничной. Ей удалось устроиться даже на нужный этаж. Она – умная женщина.
– Ответьте на один вопрос,– обратился Фуллер к начальнику.– Ясно, что вы с самого начала подозревали миссис Гримм. А как с миссис Драпьер?
– То же самое.
– Но почему?
– Потому что она – зло.
– Бросьте. Откуда вы это взяли?
– От женщины по имени Лукреция Бриджес. Для всех, кроме неё, Долли Драпьер была отличной девушкой. Знаешь, почему? Потому что миссис Бриджес – сама зло, а рыбак рыбака, как говорится, видит издалека. 


Авторы:  ФЛОРА Флетчер

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку