НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Крестоносцы Абрамыча

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.10.2000

 
Александр КАКОТКИН

Помнится, уходя из Государственной думы, депутат Березовский обмолвился, что начнет создавать оппозицию в регионах. Тогда это заявление восприняли скептически: кто же из действующих губернаторов в здравом уме будет связываться с опальным кардиналом? Тем более что у многих впереди выборы  и реакция Кремля для кандидатов далеко не безразлична. Большинство глав регионов по этому поводу дружно и публично высказались в смысле «чур меня, чур!» – и постепенно разговоры о «новой региональной оппозиции» сошли на нет. А Борис Абрамович, как выяснилось, слово свое сдержал и таки попрощался, но не ушел. И на региональных выборах его ставленники стали потихоньку проявлять себя.

Одного из когорты «новых березовцев» мы обнаружили в тихой и патриархальной Костроме в лице ее мэра Бориса Коробова. Явление на первый взгляд совершенно нелогичное: здесь практически нет полезных ископаемых, серьезной промышленности, крупных финансовых структур. Зато когда мы повнимательнее присмотрелись к мэру, стало понятным, почему выбор пал именно на него. Борис Константинович удивительным образом напоминает Бориса Абрамовича времен его политической молодости.

Месяц назад служащие костромского аэропорта с изумлением наблюдали странную картину. На летное поле, оцепленное милиционерами, вышла небольшая, но весьма живописная группа людей, несущих потемневшую от времени икону. Подвыпившие иноки пели нестройными голосами, вокруг бегали телеоператоры и газетчики. Процессию возглавляли глава местной епархии отец Александр и глава городской администрации Борис Коробов. Окружающие долго не могли понять: то ли это похороны, то ли встреча Патриарха, то ли прием мощей святого. Божьи слуги и мирские сопровождающие погрузились в самолет. Облетев город четко вдоль и поперек, аэроплан приземлился, и тогда только выяснилось, что таким оригинальным способом было осуществлено «христианское крещение града Костромы». Мэр в телевизионном интервью прямо на борту самолета, потупив глаза, признался, что это его идея, но, спохватившись, добавил, что она благословлена самим Патриархом.

Реакция костромичей, людей по большей части консервативных, была близкой к шоковой. Ведь иконе Феодоровской Божьей матери, которую брали на крещение, свыше восьмисот лет. Это фактически единственный уцелевший символ города с тех времен. По легенде, четыреста лет назад перед ней в Ипатьевском монастыре крестили первого царя из династии Романовых. Городскому главе и архиепископу припомнили многое: и стремление к показухе, и кощунство в отношении чувств верующих, подсчитали и немалые расходы на это мероприятие. Со своими доводами выступили и сторонники мэрской «прогрессивной инициативы». Дискуссия в местной прессе продолжается до сих пор. Говорят, Борис Коробов, оценив эффект, заявил в узком кругу: «Ну и пусть ругают. Зато какой пиар!» И не без оснований: среди местных остряков мэр уже получил кличку Борис Креститель. Более того, он не преминул развить успех. Недавно, отвечая по местному ТВ на вопрос, когда в городе включат отопление, выразился в том смысле, что после крещения города он будет обращаться за помощью к высшим силам...

Еще год назад господин и бывший товарищ Коробов выглядел вполне обычно среди глав российских администраций. Город в разных ипостасях он возглавляет свыше десяти лет. Типичный чиновник среднего управленческого звена, разве что неплохо умеющий работать с журналистами и не особо стесняющийся в выборе средств для достижения цели. Впервые о нем как о растущем политике заговорили осенью прошлого года, в период очередной кампании по выборам мэра. Соперников серьезных у него практически не было. Он бы и так выиграл кампанию. Но в сонную Кострому вдруг зачастили столичные пиарщики, мэр стал импозантно одеваться, проводить шумные акции типа «Город без наркотиков», толкать пламенные речи о борьбе с коррупцией. Венцом предвыборной кампании стал приезд в город заместителя главы президентской администрации Игоря Шабдурасулова. Высокий гость с большой помпой вручил мэру орден Почета и пообещал поддержку Кремля

Коробов победил в первом туре и уже на следующий день заявил, что областная администрация насквозь прогнила и он скоро положит этому конец. Только тогда костромичи сообразили, что присутствовали на репетиции выборов главы области.

Сильнее всех удивился губернатор Виктор Шершунов, поддерживавший Коробова во время кампании. Ему сразу вспомнилась история четырехлетней давности, когда мэр обещал поддержку тогдашнему главе администрации Арбузову, а потом демонстративно перешел на сторону Шершунова. Он понял, что теперь, кажется, настал и его черед. Тем более что за регулярно приезжавшим в Кострому Шабдурасуловым отчетливо замаячила тень куда более опытного политического манипулятора – Березовского.

Как говорят в окружении мэра, познакомил Бориса Первого с Борисом Вторым его заместитель Геннадий Бабенко. Но сформировался Коробов в основном еще до знакомства со своим «духовным отцом». Более того, создается впечатление, что они нередко шли параллельными курсами.

Мэр Костромы и Зия Аджаев в Совете Федерации

Политэкономический багаж в свой ранец Борис Коробов начал собирать, очевидно, несколько лет назад. Последовательно проходя эволюционные ступени от коммуниста через демократа к патентованному государственнику, он, видимо, пришел к выводу, что лучший принцип политического выживания – отсутствие всяких принципов. А потому его неразборчивость в связях стала притчей во языцех. Причем нередко получалось так, что костромской мэр после очередной такой связи выходил сухим из воды, чего нельзя было сказать о его партнерах. Например, местная пресса много писала о его «дружбе» с так называемой «спортивной» преступной группировкой Крупина – Лукача, по слухам, с помощью этих братков он скопил начальный капитал. Теперь большинство ее лидеров отдыхают на городском кладбище, а мэр как раз находится в отличной спортивной форме.

Несколько лет назад Коробов провел свою первую пиаровскую акцию общероссийского масштаба: явился в Совет Федерации вместе с влиятельным членом чеченской ОПГ, руководителем небезызвестного концерна «Столица» Зией Аджаевым. Они даже дали интервью телевидению насчет совместных планов. Тогда еще настоящие бандиты по парламентским коридорам открыто не гуляли, поэтому эффект был впечатляющий. Потом, по сообщениям СМИ, Аджаев попал под уголовное дело о хищении миллиарда (тогдашних) рублей, а Коробов свои связи с чеченцами неплохо реализует до сих пор. При этом не устает подчеркивать дружбу с силовиками и особенный упор делает на взаимопонимание с руководством местного ФСБ. Это вполне может быть и обычной бравадой – дружба с чекистами сейчас в моде. Однако тот факт, что за все последние годы сотрудники УФСБ не довели до логического конца ни одно дело о членах местных ОПГ, близких к мэру, несколько настораживает.

Но особенно впечатляющей была его «патриотическая акция». При активном содействии мэра большую часть городской торговли и сферы услуг – рынки, магазины, центры досуга – приватизировали выходцы с Кавказа, главным образом представители армянской и дагестанской диаспор. При этом Коробову очень хотелось остаться патриотом, в доказательство этому он крепко сдружился с РНЕ. Баркашовцы открыто устраивали в Костроме свои мероприятия, пользовались льготами при организации бизнеса, с помощью городских властей даже проводили всероссийские съезды. По распоряжению мэра в Костроме были созданы отряды охраны порядка (ООП), основу которых составили члены РНЕ. Официально они занимались охраной порядка, а неофициально – рэкетом торговцев и мелких бизнесменов, о чем писала даже центральная пресса. Как тут не вспомнить Бориса Абрамовича, который в бытность заместителем секретаря Совета Безопасности сначала приезжал к «мирным» чеченцам с чемоданчиком денег для очередных «спецопераций», а затем ехал к казакам и публично призывал их вооружаться против «злых чеченов». Финал при разных масштабах был довольно схожий: в Костроме после серии погромов и уголовных дел ООП пришлось расформировать, что было в Чечне, объяснять не надо.

Любой уважающий себя градоначальник постсоветской формации считал своим долгом что-нибудь пореформировать. Не избежал соблазна и Борис Коробов. Поначалу он ограничивался мелкими новациями без больших последствий. Например, издал распоряжение о запрете торговли в историческом центре города под предлогом защиты культурных ценностей и потребовал унифицировать вид местных торговых палаток. Был большой шум, предприниматели устроили голодовку на городской площади, потом все тихо сошло на нет, и унифицированные торговые павильоны стали появляться повсюду на улицах. Недоброжелатели тут же заявили, что реформа была мэром затеяна для того, чтобы обеспечить заказами фирму его сына «Алюпласт», производящую стеклопакеты для этих павильонов

Более серьезными последствиями обернулась милицейская реформация. Исторически сложилось так, что в Костроме не было городского отдела внутренних дел, а было три районных ОВД и столько же прокуратур. Коробов решил: негоже такому солидному градоначальнику не иметь своей милиции – и ГУВД создали. Как тактично выразился в беседе с автором бывший следователь Георгий Судаков, «негативных последствий оказалось больше». Проще говоря, нарушились привычные связи, сотрудники оторвались от «земли», началась перетряска и рокировка кадров, возникли проблемы с помещениями, материальной базой. Городское УВД получило кличку «летучий отдел», поскольку больше года его сотрудники не имели своего здания. Денег в бедной Костроме на полноценную городскую милицейскую структуру не хватило. В результате образовался этакий мутант переходного периода: недоразвитое ГУВД и четыре полуживых райотдела. Задержки с финансированием привели к тому, что недавно чуть было не объявили забастовку городские милиционеры. Героическими усилиями удалось ее предотвратить. Зато преступники в этом хаосе почувствовали себя как рыба в воде.

Заметные перемены произошли на городском кладбище. Могилы Героев Советского Союза, Соцтруда, руководителей города и области все больше теснят пантеоны местных авторитетов. Я было подумал, что кладбище приватизировала коммерческая структура и просто продает места. Однако руководитель мэрской пресс-службы Александр Зайцев уверил, что местами на кладбище распоряжается городская администрация. В ответ на вопрос, как аллея героев превратилась в аллею бандитов, Зайцев лишь развел руками.

Недавно мэр объявил о новой реформе – теперь уже жилищно-коммунального хозяйства. Пока он успел объявить лишь об увольнении директора «Теплосервиса» Павла Костина за то, что последний имел наглость прийти на местное телевидение со своим мнением о грядущей реформе. Но костромичи опасаются, что ничего хорошего из этой реформы не выйдет.

Самый распространенный ответ костромичей на вопрос, каково им при мэре Коробове: «Жить, конечно, стало не лучше, зато гораздо веселей». Это истинная правда. По количеству дорогостоящих увеселительных мероприятий город заметно обошел соседей. То же приснопамятное крещение обошлось в полтора миллиона рублей, а уж про стоимость авиашоу с участием эскадрильи «Русских витязей», с салютами и фейерверками на Дне города даже мэрские враги стараются не говорить вслух. Наиболее продвинутые при упоминании о деньгах для таких акций показывают на рекламные плакаты на улицах. Наружная реклама в городе представляет собой довольно любопытную картину. К примеру, яркий щит, рекламирующий обувь какой-либо фирмы, – «Мы идем в ногу со временем», а внизу маленькая приписка – «Без наркотиков».

Наркомания в последнее время стала настоящим бичом города. Количество наркоманов, по данным организации «Жизнь без наркотиков», за последний год увеличилось с пяти до двадцати тысяч. По официальным данным, Кострома, население которой составляет менее сорока процентов от населения области, потребляет почти 90 процентов наркотических средств, поступающих в регион. Дело дошло до того, что начальник криминальной милиции города Сергей Забелин публично признался: городские правоохранительные органы бессильны в борьбе против наркомафии. На весь ОБНОН (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков), по его словам, «четыре стола, одна машина и семь голов». Срочно нужны хотя бы 154 тысячи рублей на компьютеры и оргтехнику, но их не дают.

Аллея Славы на городском кладбище. На переднем плане могила местного бандита, а за ней – первого секретаря обкома

По сообщению председателя общественной организации «Жизнь без наркотиков» Сергея Горохова, оборот наркоторговли в городе достигает миллиона двухсот тысяч долларов в месяц. Основные сбытчики – цыгане, оккупировавшие пригородные поселки Высокое, Октябрьское, Первомайское. А поставляет зелье в регион чеченская группировка. По его словам, ситуация резко усугубилась год назад, когда на смену архаичным «косякам» и «чекам» в регион потоком пошел чистый героин фабричного производства. Цыгане торгуют им практически безнаказанно: в прошлом году несколько уголовных дел по наркотикам все-таки довели до приговора, в этом – ни одного.

Мэр распорядился снять в самом «наркотическом» поселке Высокое милицейский пост, который хоть как-то сдерживал разгул «кайфоносцев». Сергей Горохов рассказал, что сотрудники муниципальной милиции заявляются в цыганские поселки за «данью». Приезжают на милицейских машинах в сопровождении автоматчиков, что наводит на мысль о внушительном размере взимаемых сумм. Как писала местная «Северная правда»: «Милиция куплена и на службе у наркоторговцев». На прямой вопрос о том, не пользуется ли мэр города наркотическими деньгами, Сергей Горохов ответил: «Доказательств пока нет. Но наркоторговцы явно имеют прикрытие на самом высоком городском уровне»

Осведомленные местные журналисты, не называя фамилий («наша наркомафия – это не мелкие отморозки»), выражаются более откровенно. По их мнению, Березовский, возможно, и пообещал поддержку Коробову, но денег не дал. Деньги каждый должен зарабатывать сам, и кандидат в мэры или губернаторы – не исключение. Может, потому чеченцам никто не мешает в их бизнесе? Чеченцы – люди благодарные и прагматичные и обычно делятся с «крышей». А на деньги с такого оборота наркоторговли можно многое сделать... По словам того же Горохова, уже в следующем году число наркоманов в городе перевалит за тридцать тысяч. Но, возможно, у мэра своя логика: тридцать тысяч – это всего лишь десятая часть населения города, так стоит ли тратить целых 150 тысяч рублей на какие-то компьютеры для ментов, тем более что последние в них ни бельмеса не понимают.

Начальник пресс-службы градоначальника Александр Зайцев заявил корреспонденту, что особых проблем на губернаторских выборах не предвидится. Действительно, губернаторская команда, не имеющая такой финансовой подпитки, по деньгам намного слабее. Тем более в Кострому на помощь мэру пришли «березовские варяги» – мощная команда политтехнологов «PR-центр», регулярно занимающая первые места в российском пиаровском рейтинге. Команды такого уровня работают, как говорят в пиаровской среде, «от лимона».

Но команда командой, а главная надежда у сторонников мэра все-таки поддержка Кремля. И Александр Зайцев это подтвердил, а в качестве доказательства с готовностью продемонстрировал «Новые Известия», где подробно описывалось, какого размера галочки ставятся напротив фамилий кандидатов в территориальном управлении Администрации президента. Если верить статье «Кремлевские птички», то против фамилии Коробова стоят две жирные, а против Шершунова – одна, да и то тоненькая. Написать, конечно, можно что угодно, тем более что «Новые Известия» контролируются тем же Березовским. Но Зайцев при этом простодушно добавил: «Руководитель Главного территориального управления Администрации президента Сергей Самойлов – наш человек. Он у нас институт заканчивал, так что связи остались». Либо городская администрация так уверена, что в Кремле просто жаждут победы «нового березовца», либо Зайцев просто выдает желаемое за действительное. Впрочем, что и говорить, Борис Второй оказался талантливым учеником.

* * *

Перед моим отъездом из Костромы на меня вышел человек и за очень большие деньги предложил видеокассету, на которой будто бы запечатлен Игорь Шабдурасулов в костюме Адама и в компании местных девиц. Таинственный незнакомец многозначительно намекнул, что съемка сделана в местном пансионате «Козловы Горы». За неимением времени просмотреть «козлиную» кассету не удалось, да и на просмотр, честно говоря, денег тоже не было. Но если сей факт имеет место быть, то Борис Коробов оказывается даже талантливей своего «духовного отца»...


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку