НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Кремлевские приколы

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.08.1999

 
Беседовала Татьяна ЗЕМСКОВА
Фото из архива Леонида БОРОДИНА

Дмитрий ШЕВЧЕНКО пришел в журналистику на рубеже 80–90-х годов, когда она переживала свой звездный час: скромные партийные публицисты делали государственные карьеры и спешили научить нас, как следует жить.

Проработав несколько лет в Кремле, Дмитрий выдержал искушение опасной близостью к власти.

И не скрыл от нас того, что увидел за высокими стенами.

Сегодня президент России принял в своей резиденции японского посла... за американского и имел с ним продолжительную беседу.

Кремлевская шутка

В северном городе поздняя ветреная весна. Мы приехали сюда в апреле 96-го готовить визит президента.

Подготовкой официальных мероприятий и работой с прессой заправлял офицер Службы безопасности президента Иван Иваныч Иванов (имя – почти подлинное), заместитель Бородатого Полковника. Очень энергичный, высокий, лет за сорок, сухой блондин с воспаленным взглядом. Любитель красных пиджаков. Внезапно порывистый, как дурной конь. Первым делом он строго представился в областной администрации: «Главный в Кремле по Северо-Западу России и информационной безопасности президента». Всю нашу работу – длинные списки журналистов, расстановка групп по точкам – нещадно забраковал.

– Все решаю я! Ваше дело – молчать, раздавать карточки и чтоб колдыри не разбредались, как бараны... На летное поле пойдет один оператор, а не пять. Этих, разметай их камеры... – он нецензурно обозвал одну из западных телекомпаний, – я вообще никуда не пущу. Чуть под ноги президенту не ложатся. Пусть жалуются в посольство. Главное, побольше заграждений, чтоб ни шагу из отстойника! Поняли? За все отвечает наша служба...

Казалось, какая-то злая энергия пожирает его изнутри. Расправившись со списками, Иван Иваныч то летел сломя голову в аэропорт, где придирчиво оглядывал, ощупывал на прочность любимые им металлические ограждения, то спешил обратно в администрацию – наводить ужас на пресс-секретаря главы областной администрации – уступчивого провинциального Владимира Зиновьевича, что напишет рапорт и на него, если будет хоть одна промашка по ходу прохождения кортежа. Зиновьич глотал валидол, мечтая о том часе, когда эта напасть закончится. Мучился бессонницей. Не спал по ночам и Иван Иваныч – вычерчивал все новые и новые схемы работы журналистов. Наутро выходил из номера бледный, но такой же решительный, подозрительный, готовый пресечь любую измену...

Когда приземлился президентский лайнер и Иван Иваныч поспешил доложить Коржакову обстановку, тот едва взглянул на своего «ближайшего помощника», оборвал и с удивлением спросил, почему это на летном поле так мало прессы. Пара объективов, кучка диктофонов. Зачем, мол, приезжать за неделю до визита, если работа сорвана? Разве так встречают президента?

Мы должны были встречать Ельцина на местном деревообрабатывающем комбинате. К приезду высокого гостя посредине одного из цехов рабочие возвели из смолистых досок высокий деревянный помост. Готовились и в загородном музее деревянного зодчества под открытым небом – подмели тропинки, испекли нарядные хлебы, несмотря на холод, загодя выставили у ворот музея шеренгу нарумяненных девушек в сарафанах и кокошниках. Тут же полоскался на ветру, сушил свежую краску транспарант: «Добро пожаловать, Борис Николаевич!» И вот час встречи наступил. Кортеж подъехал к первой точке – комбинату. Рабочие замерли в ожидании приветственной речи. Ельцин подошел к микрофону.

– Дорогие астраханцы! – начал он.

По цеху пронесся встревоженный гул. Ельцин поднял руку в успокаивающем жесте. Достал из кармана отпечатанный текст, начал читать. В конце вновь добавил несколько слов от себя:

– Дорогие астраханцы! Черная икра – национальное богатство, золото. Смелее торгуйте на иностранных рынках. Очень большой спрос за границей. Вырученные средства пойдут на социальную сферу, на развитие области...

Сзади к президенту уже подбиралась расстроенная дочка. (Заканчивалась предвыборная кампания. Будущая советница Ельцина не пропускала ни одной поездки.) Татьяна Борисовна дернула президента за рукав и, по словам очевидцев, в сердцах прошептала

– Папа! Какая икра? Мы же в Архангельске!

– А я что сказал? – удивился Ельцин, отшатнувшись от микрофона. – Что-то не так, дочка? – И как ни в чем не бывало через минуту: – Архангелогородцы! Ваш суровый северный край... – и т. д.

Это был первый публичный случай, когда память изменила президенту. Неумолимо подступала немощь. Впрочем, года за три до Архангельска, в Японии, президент забыл, какое место в жизни восточного соседа занимает фигура императора.

– Такая передовая держава, – воскликнул Ельцин на пресс-конференции, – самые современные технологии, а живете по старинке. Ну не архаично ли в век компьютеров и скоростей поклоняться императору?..

У японского переводчика от сказанного запотели очки. Он не стал переводить, решив, что легче сделать себе харакири...

Сегодня провалы памяти следуют один за другим.

То на палубе атомного крейсера Ельцин потребовал, чтобы пресс-секретарь немедленно явился на борт.

– Куда этот Ястржембский запропастился? – спросил он у стоявшего рядом... Ястржембского и строго посмотрел ему в глаза.

То весной этого года вдруг поинтересовался у Нельсона Манделы, прибывшего с визитом в Москву:

– Как там у вас с Югославией? Мы внимательно следим за ситуацией...

Президент ЮАР хотел было сказать, что у него по горло собственных зулусов и банту плюс еще двадцать партий и племен, которые изо дня в день вспарывают друг другу животы. Какое ему дело до каких-то косоваров на противоположном конце Земли? Но лишь жалко улыбнулся. Дело в том, что Ельцин незадолго до этого принимал у себя генсека ООН, речь шла о ситуации на Балканах. Президент, видимо, решил, что Мандела – телесное продолжение Кофи Аннана, и снова вернулся к животрепещущей теме...

Потеря памяти – дело серьезное. Врачи из президентского окружения утверждают, что Ельцин – вовсе не Брежнев сегодня. В смысле здоровья. Гораздо хуже. Одни упоминают болезнь Альцгеймера, другие – Паркинсона, третьи – и ту и другую вместе. А еще шунтированное сердце, «печень сзади бежит на веревочке», как выразился некий юморист. Поясница беспокоит. Всего не перечесть. Но все же главное – угасающее сознание, этот пугающий – сквозь толщу пространства – бессмысленный взгляд.

Между тем даже очень больные люди окончательно не теряют память до самого скорбного дня. Помните? Ильич поднялся со смертного одра, бросил насиженные Горки и в последний раз помчался на автомобиле в Кремль – по версиям историков, искать украденное Кобой «письмо съезду», свое партийное завещание...

Но это предположения. В случае же с действующим президентом можно смело утверждать, что личное завещание он замыслил воплотить в жизнь задолго до оглашения. Допустить, чтобы такое богатство уплыло из рук! Лишиться всех резиденций – Горок, Завидова, Шуйских Чуп? Попрощаться с конюшней о сорока стойлах?..

...Старинный товарищ по работе в администрации президента недавно шепнул по секрету:

– Знаешь, в Кремле уже определились с преемником.

И рассказал, что все последние месяцы Семья на полном серьезе разрабатывает модель удержания власти. В Кремле тайну не утаишь, стены – прозрачные. Ни один из нынешних кандидатов в президенты ее не устраивает. Особенно популярный среди москвичей Лужков. (Это правда. Некое аналитическое подразделение администрации еженедельно готовит справку, точнее сказать – донос на градоначальника. Один случайно попал мне в руки. Речь шла о поездке Лужкова в Америку. Оценивались вовсе не высказывания и подписанные соглашения, а то, что принимали его с помпой, остановился в дорогом отеле, проматывает народные денежки. Это Лужков-то! Хорошо бы, советуют кремлевские спинозы, устроить выволочку мэру в средствах массовой информации. Но ничего подобного ни одна газета, естественно, не напечатала...) Не нравятся и другие претенденты – Зюганов, Лебедь, Примаков. Поскольку ни один из них не сумеет, да и не захочет обеспечивать материальную и личную безопасность Ельцина и его семьи после отставки. А бежать, как вдова Маркоса с кульком золота за пазухой, глупо, бессмысленно. Да и любят они Россию, родину свою. Особенно вокруг Барвихи. И сценарий должен быть отечественным. Нужно искусственно создать такую политическую ситуацию, чтобы возникла угроза конституционному строю. Не впервой. Затем последует перенос или отмена выборов. Роспуск Думы. Введение прямого президентского правления. И, наконец, передача власти нынешнему советнику по имиджу...

– Небылицы все это, – отмахнулся я.

– Может быть, – хитро улыбнулся мой собеседник. – Но послушай дальше. Сколько уже было фантастики, завиральных идей. Приняли же, никуда не делись. И еще скушаем, не сомневайся. Так вот... Идут на днях по Первому корпусу Кремля. Смотрю, прямо по курсу – человек, похожий на Путина. Стоит по стойке «смирно», как солдат срочной службы, руки по швам. А пред ним Татьяна Борисовна. Не стесняясь снующей мимо публики, отчитывает его в полный голос – так, что слышно на весь коридор. На том – лица нет. Эта сцена времен крепостничества лучше любых слухов и разговоров убедила меня в том, что затеянное Семьей – реальность. Дочка Ширака Клод, на которую мечтает походить наша красавица, конечно, поправляет папе Жаку галстук перед выступлением по телевидению. Но представь себе картину, чтобы она прилюдно костерила начальника французской разведки...

Так что, дорогие астраханцы, то есть читатели, будем следить за развитием ситуации. И, как говорят приветливые дикторы НТВ, оставайтесь с нами! Но не переключайте канал. После этого выпуска новостей – программа «Герой дня без галстука»...


Книга Д. Шевченко выйдет в сентябре в издательстве «Коллекция – Совершенно секретно».


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку