НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Кредитный базар

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.06.2006

 
Искандер КУЗЕЕВ
Специально для «Совершенно секретно»

PHOTOXPRESS

Кредитный бум достиг апогея: банкиры устраивают выставки «продуктов» (так они называют свои предложения), зазывая тех, кто еще не начал «жить в кредит». Подобная выставка («Кредит-Экспо»), с участием нескольких десятков российских и западных банков, прошла недавно в московском «Экспоцентре».

Вот и московский поэт Герман Голландский (имена некоторых персонажей этой истории изменены. – И.К.) тоже решил купить автомобиль в кредит. И непременно российский (несмотря на свою голландскую фамилию). И не то чтобы он горел желанием поддержать отечественного производителя. Просто, как и многие в богемной тусовке, поэт Голландский был ярым халявщиком. А тут – алые растяжки по всему городу: «Лада» без денег!». Какой же халявщик пройдет мимо?

Предпродажная подготовка

 

Правда, московский автосалон, предлагавший «Ладу» без денег» (то есть в кредит без первого взноса), был далеко за кольцевой дорогой. Но как только Герман туда позвонил, за ним прислали такси. «Вот это сервис!» – радостно подумал Герман и поехал в загородный автосалон «Лада-Фаворит».

Заведение поразило помпезностью. Стены пестрели фотографиями хозяев в обществе Владимира Каданникова. А второй этаж, где был выставлен ассортимент, прямо так и назывался – «проспект Каданникова» (его в то время еще не успели сменить представители «Рособоронэкспорта»). Герман тут же вспомнил рекламу на сайте автосалона:

«LADA 3С»: специальная сборка, специальная комплектация, специальная гарантия.

«Может и не врут, раз у них такие связи?» – подумал Герман.

Менеджер автосалона уверил поэта, что их представители сидят прямо на заводе, тщательно следят за сборкой и за «спецкомплектацией». Так что с конвейера сходит уникальный автомобиль, который продается исключительно у них. Салон так и называется: «Lada Favorit – Special Series».

Герман выбрал модель, цвет. Правда, тут же был ошарашен астрономическими ценами. Реклама «3С» просто фикция, объяснил ему другой менеджер. С завода поступают обычные «Жигули». В машине надо сразу все менять: дверные замки, тормозные колодки и много чего еще. Кузов плохой, сразу начнет ржаветь. Поэтому с первого дня нужны «подкрылки», потом – дорогой антикор, «тектил-цинк». И так далее. Даже за фирменную CD-MP3-магнитолу «LADA» с пультом дистанционного управления на руле, вроде бы входящую в комплектацию «ЗС» (судя по рекламе на сайте), бойкий торговец предложил заплатить отдельно. Менеджер только успевал плюсовать цифры и нажимать на клавиши калькулятора.

В какой-то момент нашему герою это нравиться перестало, и он направился к выходу. Продавец ринулся за ним и, как зазывала на овощном базаре, стал предлагать «персональные скидки». Между прочим, скидки предлагал рядовой сотрудник, продавец магазина, ни с кем из своего начальства не советуясь. Стало ясно, что все его «накрутки», что называется, «от фонаря». И неудивительно, что ни на сайте, ни в рекламе не было никакой конкретной информации о ценах – они даже не рыночные, а базарные. Однако на каком-то этапе наш герой сдался и начал оформлять кредит.

«Супермаркет автокредитов: 21 банк, 21 страховая компания. 21 минута на оформление!» – призывала реклама. Естественно, Герман выбрал вариант, который висел на растяжках («Лада» без денег!», то есть без первого взноса). Его предлагал Московский кредитный банк. И проценты не очень большие. Правда, прошла не двадцать одна минута, а двести двадцать одна, пока Герман получил ответ из банка.

Отказ. Но за это время Герман так свыкся с мыслью, что уедет на своем новом автомобиле, что с Ново-Рязанского шоссе бросился (теперь уже «своим ходом») на Ленинградский проспект по адресу банка, отказавшего ему в кредите.

Разговор с представителями банка больше походил на дуэль. По ходу перепалки Герман пришел к выводу, что банк пользуется услугами секретных баз данных (прежде всего ЗИЦа – зонального информационного центра МВД), на основе которых составляет свое мнение о потенциальном заемщике. Никаких легальных способов выхода на закрытые базы данных у банкиров нет. Просто в службах безопасности работают бывшие сотрудники милиции, ФСБ, других силовых структур, у которых «остались связи». А на основании какой легальной информации принимается решение об отказе, работники банка сообщить не решились

– К сожалению, в России нет закона, обязывающего банки давать мотивированный отказ в выдаче кредита, – позднее прокомментировал ситуацию в разговоре со мной председатель Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

…Но, в конце концов, в «супермаркете автокредитов» оставалось еще 20 банков. Наш герой вновь отправился на Ново-Рязанское шоссе, получая отказ за отказом, пока, наконец, не остался последний банк – с самыми большими процентами.

Это было «Московское кредитное товарищество» – несмотря на название, питерский банк (судя по ИНН, начинающемуся с цифр 78). Как я уже сказал, проценты зашкаливали, но Герман подписывал пачку бумаг из полусотни листов практически не глядя. Сзади подпирали продавцы с другими облапошенными клиентами, а миловидная сотрудница лишь на секунду отодвигала очередной уголок для подписи. Позже выяснилось, что автомобиль при этом вырос в цене почти в два раза – за счет таких «услуг», как открытие спецссудного счета, ведение спецссудного счета, многочисленные и совершенно необязательные страховки, целых четыре (!) противоугонных устройства.

– Эта проблема характерна практически для всех автосалонов, – признает Дмитрий Янин. – Реальная ставка по кредитам из-за неявных платежей доходит до 60 процентов годовых. Нет у нас закона о предоставлении четкой информации по кредитам, как в странах Европы. Придумывают какие-то комиссии за ведение счета, плату за рассмотрение заявки и так далее. Единственное, чего мы пока добились, – обязательное указание таких «накруток» в рекламе. Но эта норма вступит в силу лишь с 1 июля.

Герман уехал-таки из автосалона на своем авто. Однако лишь через одиннадцать дней после того, как подписал упомянутую кипу бумаг, приезжая при этом в автосалон каждый день, как на работу. Своим ходом разумеется. То сигнализация не готова, то антикор, то техпаспорт куда-то запропастился. Да и то, говорили сотрудники автосалона, Герману крупно повезло: иногда предпродажная подготовка занимает целый месяц.

Когда Герману все это надоело и он собрался расторгнуть договор, начальник отдела продаж пригласил поэта в расположенный здесь же ресторанчик и стал предлагать ему «подарки от фирмы», начиная с комплекта зимних колес до мелких аксессуаров (очевидно, размер «накруток» это позволял).

Кремлевские колодки

 

– Хотите посмотреть на «Жигули» по цене «Мерседеса»? – говорит профессиональный автомобилист Александр Орлов своим друзьям, когда Герман Голландский приезжает к нему в гости на новеньком автомобиле «Lada Favorit – Special Series».

И это не преувеличение. Цена на автомобиль растет с каждым днем. По кредитному договору банк навязывает покупателю страховую компанию («Макс»), но когда срок годовой страховки истекает, в любой компании вы можете застраховать автомобиль в рассрочку и без процентов. Только не в «Максе», где требуют на этот счет разрешение банка. А банк такое разрешение не даст. Предлагает свой кредит на второй год страховки – по той же схеме, с высокими процентами, со скрытыми платежами. В результате стоимость страховки возрастает чуть ли не вдвое.

– Навязывание одних услуг одновременно с предоставлением других запрещенная законом процедура! – комментирует зампредседателя правления Московского общества защиты потребителей Антон Недзвецкий.

Дорожает автомобиль и с каждым приездом в автосервис на Ново-Рязанском шоссе. «Спецгарантия» на три года, которую рекламирует автосалон, это еще один вид навязчивого сервиса. Обслуживать автомобиль предлагается только лишь в этом подвале, причем за дополнительную плату. Туда же входит и плата за эвакуатор.

– А вот это уже мошенничество в чистом виде! – поражается наглости дельцов Антон Недзвецкий. – Автомобиль весит больше пяти килограммов, не так ли? Ну так вот, по закону о защите прав потребителя – или бесплатный ремонт на дому, или доставка в мастерскую за счет службы гарантийного ремонта. И не важно, о чем идет речь – о домашней магнитоле или об автомобиле.

Между тем в фирме «Лада-Фаворит» ухитряются брать деньги как за вызов механика для осмотра гарантийной машины (800 рублей), так и за эвакуатор (полторы тысячи)

Правда, сервис удобный – работает круглосуточно. Только вот незадача: стоит Герману поставить туда автомобиль на техобслуживание, его начинают будить среди ночи звонками по мобильнику:

– Сносились тормозные колодки. Можем поставить «кремлевские». Сносу не будет. – (А ведь такие уже ставили при покупке, деньги за это отдельные брали!)

– Шаровые опоры менять пора. Какие будем ставить? Из Германии? Испании?

После каждого звонка к стоимости автомобиля приходится приплюсовывать еще несколько сот долларов. С клиентом мастера предпочитают общаться по телефону: вход в ремонтную зону строго стерегут охранники. Что там происходит, какое масло заливают, одному Богу известно. Раньше на это жаловались возмущенные посетители сайта автосалона «Лада-Фаворит». Сейчас форум на сайте закрыт. Антиреклама никому не нужна.

С выкручиванием рук по поводу тормозных колодок Герман справился самостоятельно. Мол, говорили же, что ваши «кремлевские» 45 тысяч должны отходить, а полезли менять после пятнадцати. С шаровыми опорами сложнее. Пришлось показывать их экспертам, но уже после того, как заменили. Вывод экспертов – еще 50 тысяч могли пройти. Так что замена – результат либо непрофессионализма, либо откровенного обмана!

Теперь Герман старается лишний раз на гарантийный сервис не заезжать. Любой мелкий ремонт, на который уходит 5–10 минут, занимает здесь пять-шесть часов ожидания. В следующий раз клиент уже десять раз подумает – ехать или не ехать, а «Лада-Фаворит» сэкономит на гарантийных ремонтах.

Проценты за воздух

 

– Вся эта история с «супермаркетом» из двух десятков банков тоже смахивает на хитроумную комбинацию, в которой каждый из участников получает свою долю, – вздыхает Антон Недзвецкий. – Даже тот, кто отказывает в своих кредитах. Особенно если он пропечатан в рекламе в качестве «паровоза» и на него клюет клиент. Схема строится именно таким образом, чтобы заставить человека взять кредит на самых невыгодных для него условиях. Можно ли квалифицировать такую схему как мошенничество? Доказать это трудно. Но, похоже, все работают в одной связке – и те, кто отказывает в кредите, и те, кто берет астрономические проценты.

А ведь салон «Лада-Фаворит», признанный, как говорят его сотрудники, «лучшим салоном в Москве», действительно не из последних. Когда слушаешь, что происходит в «последних», просто волосы встают дыбом.

Многие аналитики предрекают неминуемый обвал рынка кредитных услуг. Когда начнется «кредитный дефолт», кто-то из покупателей обязательно попадет в лапы агентов по сбору долгов
PHOTOXPRESS

– В мелких автосалонах, которые держат, как правило, этнические кавказские группировки, дело обстоит еще хуже, – рассказывает Антон Недзвецкий. – Там клиента грубо подталкивают, торопят, создают очередь из нетерпеливых покупателей, а когда он подписывает ворох бумаг, просто подменяют листы. Чистая уголовщина!

Причем разводят там не только клиентов. Банкирам тоже достается, когда представитель автосалона одновременно и представитель банка (именно о таких салонах, продающих машины практически напрямую перекупщикам с Кавказа через московские банковские кредиты, мы рассказывали в прошлом году в декабрьском номере).

Между тем вскоре Герману удалось воочию убедиться, что такое российская «спецсборка». Началась весна. Зачастили дожди. В багажнике запахло сыростью, а запасное колесо в нише стало бултыхаться на каждой кочке. Оно плавало… в дождевой воде. Герман не один раз приезжал в автосервис «Лада-Фаворит», но специалисты «лучшего автосалона Москвы» только разводили руками. Что-то герметизировали, меняли какие-то резинки, но ничего так и не добились.

– Если речь идет о неустранимом дефекте, стоит говорить о расторжении договора и возврате автомобиля, – комментирует Антон Недзвецкий. – Дефект кузова это очень серьезно. В данном случае должен расторгаться и договор с банком и со страховой компанией, но те уже получили свои проценты и вряд ли от них добровольно откажутся. Даже если речь пойдет об уменьшении покупной стоимости (что также предусмотрено законом о защите прав потребителей), надо ставить перед банком вопрос об изменении кредитного договора – иначе придется платить проценты за воздух. Кредитный договор является по сути четырехсторонним (на нем печати автосалона, банка, страховой компании и подпись клиента), но банк, как правило, старается остаться в стороне

И действительно, Герман Голландский сейчас вынужден платить умопомрачительные проценты за полусгнивший автомобиль, который реально уже ничего не стоит.

Долги наши и их покупатели

 

Александр Лакман, в отличие от Германа Голландского, автомобилем еще не обзавелся. Поэтому покупать компьютер отправился на метро. Магазин (один из салонов московской фирмы «Неоторг») собирал компьютеры по образцам, а потом развозил их по домам покупателям в удобное для них время.

Вполне современная модель, по приемлемой цене. Тактовая частота – 3200 МГц, оперативная память 512 МБ, пишущий DVD-привод. За все про все – 399 долларов плюс 17-дюймовый жидкокристаллический монитор за 250. Да еще «навороченный» сотовый телефон в подарок: беспроводная гарнитура Bluetooth, цветной дисплей, полифония, плюс WAP, GPRS и 10 долларов на счету.

И самое главное – опять беспроцентный кредит на 10 месяцев с нулевым первоначальным взносом!

Сюрпризы начались, едва он переступил порог салона на «Пролетарской». Мобильные телефоны почему-то как раз закончились. Правда, не все, а лишь те, которые предлагались в качестве подарка. Компьютер вроде тот. Да не совсем. Частота уже не 3200, а 2400. Остальное все в силе. Правда, оперативная память в два раза меньше: 256 вместо 512, но это уже детали.

– Да, еще за кредит надо первый взнос внести. Пока вы ехали, условия изменились! – говорит продавец и показывает в сторону сотрудника банка «Русский стандарт». Тот только кивает. Мол, изменились.

Показав пальцем на монитор, выбрав мышку и клавиатуру, Александр быстро подписал стандартный ворох бумаг.

Приехав домой, он обнаружил, что подписал что-то не то. Оказывается, ни о каком беспроцентном кредите уже не было и речи. Между тем сам компьютер с резко ухудшенными характеристиками стал стоить на 100 долларов дороже (стоимость комплекта возросла до семисот долларов против шестисот в рекламе), а с учетом неожиданно возникших процентов по кредиту стоимость покупки увеличилась уже до тысячи. Почти в два раза дороже, чем в рекламе.

– Ну, это уже прямое нарушение закона о рекламе, которым должны заняться представители Федеральной антимонопольной службы! – возмущается Дмитрий Янин. – А продавец должен возместить покупателю убытки из-за недостоверной рекламы.

Водитель, который через пару дней привез компьютер Александру домой, коробки не вскрывал и не проверял их содержимое. Очень спешил. Коробки простояли в запечатанном виде, пока Александр делал ремонт в своем кабинете и пользовался старым компьютером. Все это время он добросовестно платил взносы по кредиту.

Когда был установлен новый комплект, начались сюрпризы. Оперативная память уменьшилась с 256 МБ до ста двадцати восьми. Так что новый ящик оказался весьма старинным «тихоходом». У монитора почему-то отвалились «ушки» (колонки). Их просто не было (в ящик положили другую модель). DVD-привод отказывался что-либо записывать. Потом появилось много мелких дефектов.

Когда эксперты пришли к выводу, что красная цена этому ящику 200 долларов, Александр Лакман написал сердитое письмо и отправил его в банк «Русский стандарт» и в «Неоторг». Мол, верните мои деньги.

Ответа от них он не получил. Пришел ответ совершенно с неожиданной стороны. Александр получил письмо из некоего «Агентства по сбору долгов», которое стало требовать у него долги по кредиту со своими процентами. Мол, перекупили мы ваши долги у «Русского стандарта».

Такая ситуация Александра сначала позабавила, а потом даже обрадовала. Он достал из ящика письменного стола несколько долговых расписок, которые в свое время оставляли ему знакомые и малознакомые люди. Позвонил в агентство.

– Здравствуйте! Хочу вам продать долги.

– Э, нет! Мы такими долгами не занимаемся. Работаем только с кредитами «Русского стандарта».

– Да ничего удивительного! – смеется Антон Недзвецкий. – Сейчас каждый банк создает такое «карманное» агентство. Оно вроде от банка никак не зависит, а работают там вышибалами и бывшие сотрудники правоохранительных органов, и самые настоящие бандюки. Методы вышибания долгов – самые разнообразные. Не исключены случаи, так сказать, «внесудебного разбирательства»...

Вскоре действительно к Лакману стали ломиться в дверь какие-то мордовороты. Мол, надо поговорить. Александр пока держится, отсылает их в суд, но, судя по всему, в их планы судебные заседания не входят.

Телевизор в мешке

 

Получается, продажа в кредит – удобный способ сбыта залежалого и недоброкачественного товара, будь то некачественный автомобиль отечественной сборки или бытовая электроника. Магазин тут же получает свои деньги, а банк – проценты. Даже в случае возврата товара их можно будет поделить

В распоряжении редакции имеется интересная модель домашнего кинотеатра никому не известной фирмы «Миета». Этим комплектом (видеоплеер, усилитель, пять колонок и сабвуфер) были заставлены многие магазины столицы. Шел комплект по таким ценам, что весь товар продали чуть ли не за один день. Тем более что большинство покупок оформлялось в кредит. Вскоре практически все комплекты стали возвращаться в магазины. Их с удовольствием принимали, но банковские проценты никто возвращать не собирался.

– С моей подругой произошла аналогичная история, – рассказывает профессор гражданского права Нижегородского университета Надежда Сосипатрова. – Люба купила телевизор, который продавали прямо в упаковке, как кота в мешке. Мол, сами все проверили. Продавали с существенными скидками. Скидку давали даже за то, что покупатель пришел после десяти вечера. Ну, и кредит без первоначального взноса. Когда выяснилось, что все аппараты бракованные, магазин с удовольствием принял их обратно и отослал поставщику, но банк продолжает с покупателей требовать деньги с процентами.

Многие аналитики связывают безудержные проценты по кредитам с неминуемым обвалом рынка кредитных услуг в России. Говорят, что банки настолько увлеклись выдачей ссуд, что очень многим клиентам вскоре уже будет нечем платить по кредиту. Появились посредники, помогающие получить кредит даже тем, кто уже по уши влез в свои «кредитные истории» сразу во многих банках. Когда начнется всеобщий «кредитный дефолт», кто-то попадет потом в лапы агентов по сбору долгов, но на большую часть своих клиентов банкиры просто махнут руками. Особенно когда с людей нечего будет брать. Поэтому, мол, и проценты зашкаливают – чтобы не остаться внакладе.

Обвала еще нет, но банкиры уже работают с учетом того, что среди оформленных кредитов (особенно когда оформляют кредит сами сотрудники магазинов) будет масса мошеннических. В прессе появились занятные истории, когда на «Горбушку» или на Савеловский рынок электроники приезжает целый автобус с крестьянами из дальних сел Подмосковья. Приезжают трудящиеся якобы за дорогими ноутбуками. Каждому по паспорту оформляют кредит, дают две-три тысячи рублей в руки и отправляют на том же автобусе домой. Крестьяне довольны заработком, а в забытой Богом деревеньке ни одно агентство по сбору долгов никакой ноутбук уже днем с огнем не сыщет. Он останется в магазине и будет перепродан за наличные. Возможно, даже со скидкой.

Тысячами таких дел завалены следственные органы. Даже если дело возбуждается, оно, как правило, кончается ничем. «Плохая кредитная история», о которой мы вели разговор в декабрьском номере прошлого года, привела, например, к возбуждению уголовного дела № 340664. Его возбудила прокуратура Северо-Западного округа столицы, где обитала та аферистка из Афин. Потом городская прокуратура направила дело в прокуратуру Центрального округа, по месту, так сказать, совершения преступлений, – там сосредоточены банки, признанные потерпевшими по делу. Однако аферистку из Афин следователи до сих пор задержать не сумели, хотя с момента, когда им стало известно о преступлениях мошенницы, прошло уже девять месяцев. Поскольку уголовное дело все-таки заведено, мы теперь можем дать подлинное имя героини той истории: Андриасян (она же – Андреасян, она же Черкезия) Виолетта Григорьевна, 1948 года рождения. Имеет документы беженки из Абхазии, загранпаспорта, выданные Министерством иностранных дел России и МВД одной из северокавказских республик, вид на жительство в Греции.

Из всех историй подобного рода следует, что проверка платежеспособности и добросовестности клиента службами банка выглядит вполне обоснованной. Проблема лишь в том, что законодательно эта процедура никак не прописана. Нет законов, регламентирующих доступ к конфиденциальной информации, к персональным файлам, как их называют в Америке.

В США каждый гражданин может проверить любую информацию о себе. У нас же многие банкиры нелегально пользуются базами данных спецслужб, к которым сам гражданин не имеет доступа. Отсюда – произвол в отказах и странные игры с «супермаркетами кредитов», упомянутые выше.

Или другая проблема. В базах данных, которыми банкиры пользуются сейчас нелегально, появляется некая информация, которую человек никак не может проверить (в недавно принятом законе «О кредитных историях» подобные процедуры вообще не прописаны). Один мой знакомый долго гадал, почему ему никто кредит не дает. Оказалось, в 1989 году он помог задержать хулиганов на улице, в протокол был записан в качестве свидетеля, а в суде все перепутали и внесли в базу данных как привлеченного к суду, но не отбывшего наказание. Другой стал «некредитоспособным», так как много лет назад якобы был заочно признан виновником ДТП, не оплатившим ущерб. И оба они узнали об этом отнюдь не от банкиров, а когда получали новые загранпаспорта.

– Мало того, что в России нет закона, обязывающего банки давать мотивированный отказ в выдаче кредита. Нет еще и закона о личных досье, подобного тому, что работает в США! – сокрушается Дмитрий Янин.

И пока все эти процедуры не пропишут на законодательном уровне (в том числе и процедуры аннуляции кредита при возврате покупки), а персональные файлы в каждом ЗИЦе (зональном информационном центре МВД) будут легко доступны для нелегального взлома службами безопасности коммерческих банков, «кредитные истории» с массовой продажей брака в кредит и с играми «на повышение» в «супермаркетах кредитов» будут продолжаться.


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку