«КРАСНОЕ КОЛЕСО» КИСЛОВОДСКА

«КРАСНОЕ КОЛЕСО» КИСЛОВОДСКА
Автор: Галина КИВА
17.07.2015
 
ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ МУЗЕЙ СОЛЖЕНИЦЫНА ОКАЗАЛСЯ В ЦЕНТРЕ СКАНДАЛА
 
В Кисловодске в конце весны 2015 года состоялось открытие единственного в мире музея Александра Солженицына. Мероприятие прошло довольно кулуарно, несмотря на присутствие именитых гостей и значимость события – дом-музей великого русского писателя открыт на его родине. Но открытие омрачил скандал. Вокруг небольшого домика, где находится музей, до сих пор идут судебные тяжбы. Газета «Совершенно секретно», разбираясь в сложившейся ситуации, провела свое расследование.
 
Неприглядное зрелище представляет собою место, где находится музей, – особняк из красного кирпича, вокруг кучи строительного мусора, справа ощетинилась арматурой строительная площадка, слева котлован за бетонным забором с надписью «Опасная зона». На заборе висит матерчатый баннер с видами старого Кисловодска – так руководство музея пытается скрыть неживописный вид. На примыкающей к особняку пристройке, там, где изначально была застекленная веранда особняка, висит плакат «Продается».
 
Попасть в музей не так уж просто. Местные жители на вопрос «Где находится музей Солженицына?» неопределенно машут рукой в сторону возвышенности у железнодорожного вокзала Кисловодска. На вопрос: «А как туда пройти?» пожимают плечами. «Посвященные» знают, что пройти к музею можно по полуразрушенной дорожке – терренкуру, расположенному позади музея «Дача Шаляпина»: часть пути идет по лесу, часть – по свежеположенным доскам. Терренкур, кстати, относится к территории музея, но денег на его восстановление пока нет.
 
Остальные желающие приобщиться к истории жизни и творчества писателя вынуждены идти в обход, через санаторий имени Семашко, где приходится нырять под шлагбаум с грозной табличкой «Проход через санаторий запрещен». На плане реконструкции зоны вокруг музея обозначены подъездные дороги и даже остановка маршрутного такси рядом, но пока это остается лишь на бумаге.
 
«ТАНЦЫ» ВОКРУГ МУЗЕЯ
 
Решение открыть в особняке Гориной, тетки Александра Солженицына, музей было принято сразу после смерти Александра Исаевича в 2008 году. Президент РФ Владимир Путин подписал указ, который присваивал особняку статус памятника федерального значения. По сути, дом надо было восстанавливать заново: заброшенный, заколоченный досками, со следами обитания бомжей – таким увидел его писатель в 1994 году, когда приехал на свою малую родину.
 
Но даже в таком виде место, где будущий нобелевский лауреат провел четыре детских года – с 1920-го по 1924-й, – вызвало умиление Солженицына: вспомнилось детство, поцелуи мамы, солнце сквозь окно… Дом, где непосредственно родился писатель, на бывшей Пушкинской улице (нынешней улице Богдана Хмельницкого), не сохранился: сейчас на этом месте находится санаторий имени Семашко. А вот дом тетки писателя Марии Гориной вполне можно было восстановить.
 
Но оказалось, что участки земли, вплотную примыкающие к особняку, давно проданы под строительство санатория, и произошло это задолго до того, как было принято решение о восстановлении особняка. По информации портала «kirova33.ru» дело обстояло так. Подрядчики, ЗАО «Бородино» и предприниматель Н. И. Шувера, собирались строить на этом месте санаторный комплекс.
 
В 2007 году «Бородино» получило все документы на строительство, проект санатория прошел все предусмотренные законом согласования и экспертизы. И вот, что называется, облом – в 2008 году особняк Гориной, который находится ровно посередине проданных участков, получает статус объекта культурного наследия федерального значения и к строительству объектов, расположенных рядом, теперь предъявляются особые требования. ЗАО «Бородино» обращается в администрацию Кисловодска с просьбой выделить под строительство санатория равнозначный участок в черте города, но такого участка не находят. Тогда на совещании межведомственной комиссии, созданной по выполнению указа Президента РФ «Об увековечивании памяти А. И. Солженицына», принимается решение о возможности строительства санатория на прилегающем к особняку участке.
 
Более того, застройщикам санатория было предложено оказать безвозмездную помощь в финансировании проектных работ по реставрации и воссозданию особняка Гориной. И застройщики эту помощь – по их словам – оказывают: почти 2 млн рублей в октябре 2009 года ЗАО «Бородино» выделяет на «проект реконструкции памятника культурного наследия федерального значения «Особняк Гориной».
 
Затем проектная документация реконструкции безвозмездно передается генподрядчику реконструкции памятника, ООО «Фирма Ремстройиндустрияцентр». Вроде бы тут все должно было закончиться к взаимному удовольствию, и рядом с музеем Солженицына должен был появиться согласованный со всеми комиссиями санаторий, чей вид «не нарушает визуальное восприятие памятника и не препятствует организации подъездов и подходов к музею». Но этого не происходит.
 
КАК ВОССТАНАВЛИВАЛИ ОСОБНЯК
 
Долгих пять лет – с 2008 по 2014 год – в особняке Гориной вяло протекали восстановительные работы. Зато рядом довольно активно началось возведение санатория. И тут вдруг в 2011 году «просыпается» Министерство культуры Ставропольского края: какой такой санаторий? Кто выдал разрешение на строительство? Запретить строительство санатория и аннулировать все разрешительные документы!
 
В прессе появляются сообщения о многочисленных судебных тяжбах между ЗАО «Бородино» и правительством Ставропольского края. Застройщику выдано предписание о демонтаже объектов и приведении земельного участка в первоначальное состояние. А само строительство признается незаконным. Вдруг выяснилось, что согласно закону в 20 метрах от фасада памятника культуры любое строительство запрещено. Здесь же один объект находится в шести, другой – в восьми метрах. И это уже когда осуществлен нулевой цикл строительных работ, вырыт котлован и заложен фундамент будущего санатория.
 
При этом совершенно непонятно, почему сам особняк Гориной реставрировался так медленно и куда уходили федеральные деньги, выделяемые на реконструкцию. В той же прессе периодически появлялись сообщения об открытии дома-музея Солженицына, которые на поверку оказывались желанием, принимаемым за действительность.
 
Все кардинально изменилось весной 2014 года. К этому моменту особняк Гориной представлял собой «здание с недоделками реконструкции внешнего фасада». По словам заведующего музеем Александра Подольского, из-за ошибок с гидроизоляцией в подвале здания стояла вода.
 
Весной 2014 года то ли головное московское предприятие (музей Солженицына является отделом Государственного литературного музея) взяло ситуацию под жесткий контроль, то ли появились деньги на завершение реконструкции, но уже 12 декабря 2014 года состоялась презентация особняка Марии Гориной после реставрации. В окружении бетонного недостроя санатория ярким пятном выделяется изящный красный двухэтажный особняк с элегантными балкончиками и высокой башенкой, напоминающей колокольню.
 
НОВАЯ ЖИЗНЬ ОСОБНЯКА ГОРИНОЙ
 
После визита Солженицына в Кисловодск в 1994 году особняк Гориной, который писатель узнал как дом своего детства, был взят на учет городской администрацией. Сам Александр Исаевич был категорически против своего прижизненного музея, он считал, что лучший музей для писателя – это его произведения.
 
Когда 3 августа 2008 года писателя не стало, вопрос об открытии его музея стал актуальным. Супруги Горины бросили свой дом в тридцатых годах прошлого века – они покинули страну, опасаясь за свою жизнь. И с тех пор домом никто не занимался. Даже местные жители сейчас не могут сказать, что происходило с особняком за почти 80 лет. Кто-то вспоминает, что там размещалась парикмахерская, но в основном дом стоял заколоченным, и в нем хозяйничали бомжи. За эти годы облик особняка сильно изменился, требовалось серьезное вмешательство реставраторов. Все работы по восстановлению дома согласовывались с вдовой писателя, Натальей Дмитриевной.
 
Когда, после долгих переносов и тяжб, музей наконец открылся 31 мая 2015 года, Наталья Дмитриевна была довольна результатом: «Когда мы приезжали сюда в 1994 году, здесь была развалюха без окон. Представить было трудно, что может все так измениться».
 
Вместе с Натальей Дмитриевной на открытие музея приехали сын Александра Исаевича Ермолай Солженицын, режиссер и депутат Станислав Говорухин и актер Александр Филиппенко. Накануне открытия музея в городской филармонии Кисловодска Александр Филиппенко прочитал со сцены «Крохотки» Солженицына.
 
А на открытии музея Наталья Дмитриевна прочитала строки из неопубликованных воспоминаний Александра Исаевича: «Залитая солнцем небольшая чистая угловая комната, посреди которой я лежу в кроватке с веревочной сеткой. И помню, куда головой. И понимаю, какой хороший день, а мама подходит со стороны. Почему-то этот день и этот момент только и остался от тысячи лежаний в той кроватке…»
 
Подлинных вещей, связанных с именем Солженицына, в доме не осталось. Вся экспозиция – это инсталляции и мультимедийные стенды, рассказывающие о становлении личности писателя в годы детства и юности, трагических событиях войны, за которыми последовали заключение и ссылка, о начале писательства – до выхода в свет в 1962 году повести «Один день Ивана Денисовича», которая принесла автору мировое признание. 
 
С помощью динамической витрины, информационного стола, тачскрина, видеоэкрана, индивидуального планшета можно познакомиться с записями чтения Солженицыным своих произведений, интервью с писателем, фрагментами документальных и художественных фильмов и видеовыставками.
 
Наверное, поэтому музей носит статус Информационно-культурного центра «Музей А. И. Солженицына» и является своеобразной экспериментальной площадкой Государственного литературного музея в применении и использовании новейших музейных технологий и информационных ресурсов. Все стенды, по согласованию с вдовой писателя, собирались в Государственном литературном музее в Москве. Фотографиями старого Кисловодска, на которых есть и особняк Гориной, поделился Кисловодский историко-краеведческий музей «Крепость». Сейчас вся экспозиция музея Солженицына размещается в одной комнате.
 
«КРАСНОЕ КОЛЕСО» КИСЛОВОДСКА
 
Одно из самых значительных произведений Александра Исаевича – роман-эпопея «Красное колесо. Повествование в отмеренных сроках», повествующее о Первой мировой войне, Февральской и Октябрьской революциях 1917 года. Многие персонажи произведения имеют реальных прототипов: например, Саня (Исаакий) Лаженицын – это отец автора Исаакий (Исай) Семёнович Солженицын. Но не только образ отца послужил прототипом главному герою.
 
По словам Натальи Дмитриевны Солженицыной, само название произведения связано с Кисловодском: образ «красного колеса» возник перед маленьким Сашей, когда он наблюдал, как паровоз на вокзале разворачивался на круге. Из воспоминаний писателя: «Наш город Кисловодск – конец рельсов и конец всякого света. За Кисловодском нет ничего, одни горы. И куда же дальше паровозу? Он со своими большими красными колесами отцепляется от вагонов, входит на круг, а круг поворачивается медленно – и вот паровоз уже грудью назад и может увозить вагоны из Кисловодска. Сейчас думаю, называя свои произведения, то «Кругом», то «Колесом», нисколько не вспоминал о Кисловодске. А может быть, заложено оттуда?»
 
ПЛАНЫ МУЗЕЯ НА БУДУЩЕЕ
 
О планах корреспондент «Совершенно секретно» беседует с заведующим Информационно-культурным центром «Музей А. И. Солженицына» Александром Подольским.
 
«Конечно, хотелось бы привести территорию около музея в порядок. Но для этого нужно договориться с владельцами незаконченных строек, а они уже больше полутора лет не появляются. Хотелось бы создать единый архитектурный ансамбль вокруг музея, выкупить пристройку, на которой когда-то была застекленная веранда и которая сейчас продается, но пока это только мечты. Какие-то переговоры с застройщиками ведутся, я знаю. В них активно участвует Государственный литературный музей и лично режиссер Станислав Говорухин, но пока результатов не видно. Да и денег нет. Думаю, речь еще идет и о поисках инвесторов».
 
Сам же музей планируется использовать как площадку для проведения фестивалей, встреч с интересными людьми, чтения курсов лекций. Планируется проведение ежегодного фестиваля по аудиовизуальным и мультимедийным проектам и технологиям, способствующим продвижению и творческому осмыслению наследия писателя.
 
Кроме этого, в «колоколенке» музея в ближайшем будущем начнет работать астрономический кружок для школьников – в память о том, что сам Александр Исаевич в свое время преподавал астрономию в школе. «А еще в память о самом предмете «астрономия», который изъяли из школьной программы», – добавляет Александр Подольский. Идею кружка подсказала падчерица Натальи Дмитриевны Солженицыной, Галина Тюрина, которая работает в Государственном литературном музее. Сейчас уже закуплен и установлен телескоп с 600-кратным увеличением, назначен руководитель астрономического кружка, и речь идет только о незначительных бухгалтерских формальностях. Открытие кружка запланировано в этом году.
 
Планов у музея много, и все они созидательные. Насколько они реальны – покажет время. Во многом это зависит и от результатов договоренности с владельцами соседних застраиваемых участков.
 
«Если бы Александр Исаевич увидел, каким стал дом его тети, его душа бы возрадовалась», – сказала на открытии музея вдова писателя. «Красота – она же не только во внешнем. А здесь, в музее, можно найти много другой, настоящей красоты. И я благодарю тех людей в крае, с которыми мы вместе старались эту некрасоту победить», – добавила Наталья Дмитриевна, подразумевая под «некрасотой» безобразную стройку вокруг. Остается верить, что рано или поздно атмосфера вокруг музея писателя разрядится и «некрасота» будет побеждена.
 
КАК СОЛЖЕНИЦЫНЫ ОКАЗАЛИСЬ НА КАВКАЗЕ
 
Предки Александра Солженицына – выходцы из Воронежской губернии. За участие в бунте их сослали осваивать земли Северного Кавказа. Дед писателя, Семён Ефимович Солженицын, стал зажиточным крестьянином и вместе со своими четырьмя сыновьями и дочерями имел свой хутор в селе Сабля под Ставрополем. Отец писателя, младший сын Исай Семёнович Солженицын (1893–1918), получил образование в Пятигорской мужской гимназии, которую успешно закончил, затем учился в Московском университете. 
 
Захар Щербак, дед писателя по материнской линии, в детстве был пастухом в Таврической губернии. Позже он переехал под Георгиевск, где приобрел большой участок земли. Будучи малограмотным, но предприимчивым человеком, он стал зажиточным крестьянином, имевшим несколько работников. Разбогатев, Захар Щербак в начале XX века построил в Кисловодске доходный дом.
 
Своей младшей дочери Таисии – матери писателя – он дал прекрасное воспитание: она сначала училась в Пятигорской женской гимназии, а затем в частной ростовской. Таисия Щербак и Исай Солженицын познакомились в Пятигорске, и их знакомство длилось несколько лет. Обвенчались они в Белоруссии, во фронтовой обстановке, летом 1917 года, но спустя некоторое время вернулись обратно в родные края.
 
В начале Первой мировой войны Исай добровольцем пошел воевать младшим офицером и был награжден за храбрость. Но воевать ему пришлось недолго: в самом начале войны он был тяжело ранен под Георгиевском. Ему не суждено было увидеть своего сына: 15 июня 1918 года, за полгода до его рождения, он скончался.
 
Таисия Солженицына вынуждена была поселиться в доме своего отца, она ждала ребенка, а время было смутное. Там же жили ее старший брат с женой. 11 декабря 1918 года в этом доме и родился будущий писатель. Дом, где появился на свет Александр Исаевич, представлял двухэтажную кирпичную оштукатуренную дачу в стиле модерн, украшенную деревянной резьбой и застекленными верандами. Дом сдавался под проживание отдыхающим, приезжающим «на воды».
 
В 1920 году все частные дома были национализированы и превращены в коммунальные квартиры. И молодая мать с ребенком переехала к своей сестре Марии, которая была замужем и носила фамилию Горина. Дом, где поселились Солженицыны, находился на соседней с отцовским домом улице Толстовской, сейчас это переулок Бородина. 
 
Оригинальной архитектуры особняк, постройки неизвестного архитектора, выделялся среди окружающих зданий: первый этаж – кирпичный, второй – деревянный, украшает строение деревянная башенка, издали напоминающая колокольню. Здесь, на первом этаже особняка, и прошли ранние детские годы Александра Исаевича.
 
В 1994 году, когда писатель впервые после возвращения в Россию приехал в Кисловодск, он с теплотой сказал, глядя на дом своей тетки: «Вот, смотря с фасада, на первом этаже левое окно – та комната, где я провел первые годы, из того окна – и первые воспоминания. Мне бы очень хотелось, чтобы дом сохранился и его не постигла бы участь дома тети Иры» (дом, где родился писатель; Ирина Ивановна Щербак – жена родного дяди писателя по материнской линии).
 
В 1924 году мать Александра Исаевича переехала в Ростов-на-Дону, где устроилась работать стенографисткой. В Ростове будущий писатель учился сначала в школе, потом в Ростовском университете.
 
Затем была война, фронт, арест за критические замечания в адрес И. В. Сталина, лагеря, ссылка, в 1956 году – реабилитация, Нобелевская премия в 1970 году, высылка из СССР в феврале 1974 года (по статье 64 УК СССР – измена Родине) и триумфальное возвращение на Родину в 1994 году.
 
Проехав на поезде всю страну из Магадана до Москвы, в том же 1994 году Александр Исаевич поспешил посетить и свою малую родину, Кисловодск, о котором он писал: «Родился духовно здесь, и сокровенная часть души остается здесь навсегда».
 

Авторы:  Галина КИВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку