НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

КОЗНИ МАЛОГО ОВРАЖКА

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.10.2002

 
Таисия БЕЛОУСОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»
Фото ИТАР-ТАСС

Улица Нагорная, 5 июня 2001 года

Весной 2002 года московские чиновники и ученые из Института геоэкологии РАН пригласили главу столичных диггеров Вадима Михайлова в мэрию. Посовещаться. Но совещание не заладилось. Михайлова стали упрекать в том, что он своими выступлениями в СМИ всех запугал провалами и грядущими разрушениями домов, а сам путается в геологической терминологии и предсказывает катастрофы там, где их быть не может. На предложение ученых объединить информацию о подземной Москве оскорбленный Михайлов не отреагировал. Зато летом и осенью он вновь, выступая по ТВ на фоне ветхих, захламленных подвалов, пророчил беды и обвинял московские власти в бездействии.

Большинство пиаровских акций диггеров, конечно же, симпатий не вызывают. Достаточно вспомнить их клятвы в подземельях с целованием корней деревьев или героические экспедиции по Неглинке с депутатами Госдумы. Но отвергать все «провальные» предупреждения диггеров по меньшей мере неразумно. Ученым, геологам, строителям, работникам коммунальных служб тоже хорошо известно, сколь плачевно состояние подземной Москвы и сколь серьезна угроза возникновения значительных провалов. И не надо обвинять во всем власть, которой досталось незавидное наследство.

Уже тридцать лет живет легенда, что причина провалов в столице – зловредный карст. Мол, вода вымывает большие пустоты в известняках, и те под тяжестью построенных над ними домов обрушиваются. А с природы что возьмешь!

Карст действительно был зафиксирован геологами в северо-западных и западных районах столицы, а также в местах, где в древности пролегали овраги. Специалисты Мосгоргеотреста составили карты на все карстовые зоны – тут и породы с трещинами, и небольшие полости, и каналы высотой в 2–2,5 метра, длиной несколько сот метров. Эти участки потенциально опасны. Пока же карст себя никак не проявлял. Легенда об его активности появилась при следующих обстоятельствах.

В 1969 году в результате образования двух провалов (глубиной 17 метров, диаметром 10 метров) рухнул пятиэтажный жилой дом по Хорошевскому шоссе. После тщательного обследования специальная комиссия обнародовала свой приговор: в провалах повинен карст.

В 1977 году огромный провал (38х36х2 метра) стал причиной разрушения еще двух пятиэтажек, но уже в Новохорошевском проезде, при этом соседние здания получили сильные повреждения, а в окрестных дворах возникли небольшие воронки. Снова обвинили карст. И лишь узкому кругу лиц было известно, как все обстояло на деле.

Хорошевские провалы заинтересовали сотрудников «Гидроспецгеологии», которые участвовали в сооружении спецобъектов в Москве и имели доступ к секретной информации. И вот до чего они докопались. Карстовые полости в Хорошеве по самую «макушку» были заполнены водно-песочной смесью. Пока ее не шевелили, карст никакого беспокойства не доставлял. Но в 1969 и в 1977 годах одному из московских институтов для охлаждения атомного реактора понадобилось огромное количество воды. Забор подземных вод был произведен в короткий промежуток времени. Тут же в освободившиеся от этой воды объемы стала быстро уходить вода из карстовых полостей, вынося с собой песок и разрушая известняки. Что и привело к возникновению провалов.

Но не обвинишь же в разрушении домов институт. И зачем сеять панику среди жителей Хорошева? Вот и решили сделать козлом отпущения карст.

* * *

Строительство и эксплуатация метро, бомбоубежищ, подземных хранилищ, коллекторов, торговых центров, гаражей привело к изменению гидрогеологического режима. Так, постоянные утечки из водных и канализационных сетей, теплоцентралей повысили уровень подземных вод. Эти воды не только затапливают фундаменты и подвалы, что грозит разрушением зданий, но и активизируют оползни, способствуют возникновению многочисленных провалов.

Протяженность столичных водонесущих коммуникаций 20 тысяч километров. В начале 1990-х годов 70 процентов сетей находилось в аварийном состоянии. Нынче – 60 процентов. По-хорошему надо бы заменить все старые трубопроводы, только вот денег на это нет.

Повинны в повышении уровня подземных вод и проектировщики. К примеру, для защиты фундаментов и подвалов здания на Большой Дмитровке, где ныне заседает Совет Федераций, соорудили водоотливную стенку. Чем нарушили сложившийся на этом участке гидрогеологический режим. Вода, скапливаясь за этой стенкой, подтопила соседний дом, фасад его треснул. Впрочем, порой и прогнозирование не помогает. При строительстве торгового центра под Манежной площадью просчитали, казалось бы, все риски, целый институт на это работал. А строители что-то напортачили, и вода затопила часть помещений.

Большая Дмитровка, 14 мая 1998 года

В настоящее время уровень подземных вод повышен на 40 процентах территории столицы (Лефортово, Замоскворечье, часть Сокольников, Шоссе Энтузиастов и т.д.). В этой зоне находятся теплоэлектростанции, газо– и нефтеперерабатывающие предприятия, железная дорога, жилые дома и административные здания...

Не меньше неприятностей Москве доставляет понижение уровня глубоко залегающих подземных вод. Так, откачка воды при строительстве метро в центре города привела к появлению трещин в зданиях в зданиях гостиниц «Метрополь» и «Националь», Музея изобразительных искусств им. Пушкина.

Мало того. Известно, что в Москве под землей существует комплекс спецсооружений. При проведении наблюдений за подземными водами специалисты не однажды фиксировали несанкционированную откачку большого количества воды, производимую этими объектами. А это как эхо в лесу: в одном месте аукнется, в другом откликнется. При откачках уровень подземных вод понижался на 3–4 метра, в результате грунты в радиусе нескольких километров от места забора воды начинали оседать, а вместе с ними оседали, трескаясь, здания, теплоцентрали, дороги, тротуары.

Бичом для Москвы стала суффозия – вымывание частиц грунта водой. Процессы эти в большинстве своем вызываются протечками из уже упомянутых водонесущих коммуникаций. Например, утечки из теплоцентрали привели к разрушению асфальтового покрытия на Садовом кольце. Во Внукове, Шереметьеве, Домодедове суффозия стала причиной возникновения вымоин под взлетно-посадочными полосами. Попади на такую вымоину приземляющийся самолет, трагедии не миновать. Но, слава Богу, до катастроф дело не дошло. Институт «Аэропроект» вместе с геофизиками успели выявить опасные зоны, аэродромные службы укрепили их.

* * *

Всем москвичам памятен огромный провал, случившийся на Большой Дмитровке в мае 1998 года при прокладке коллектора. Дыра в 500 квадратных метров поглотила стоявший у тротуара джип, туда же стал сползать и двухэтажный дом. А потом на месте разрушенного дома вырыли котлован под новое строение. Но тот обрушился, деформировав фундамент соседнего здания. А ведь и провала и разрушений можно было избежать.

Коллектор должен был проходить под Большой Дмитровкой на глубине 27 метров. Перед началом работ по его прокладке провели инженерно-изыскательские работы. Исторические документы поднимать не стали, а по старинке пробурили скважины. Анализ полученных материалов показал, что коллектор пройдет в прочных глинистых грунтах. Так уж вышло, что ни одна из скважин не попала на небольшой древний овраг, находящийся под землей в районе Столешникова переулка. А овражек был заполнен кашей из воды и жидкой грязи. И когда коллектор в него врезался, жижа, заполнявшая овраг, хлынула в тоннель. А в опустевший овраг рухнула мостовая Большой Дмитровки.

Если бы при проведении изысканий были использованы геофизические методы исследования, то об овраге все было бы известно заранее. Но у нас, как при царе Горохе, все бурят и бурят скважины. А ведь есть уже прекрасная геофизическая аппаратура, грамотные специалисты, разработаны и апробированы неразрушающие методики исследования грунтов, в том числе и на крупных московских объектах. И работы в столице для геофизиков непочатый край. Да вот беда, в существующие строительные нормы и правила все никак не могут внести пункт о необходимости проведения геофизических работ. Но, может быть, здравый смысл все-таки восторжествует?

* * *

В столице есть немало зданий, которые страдали и страдают от наличия под ними старых построек, от вибрации и прочего. Пару лет назад много писали о катастрофическом состоянии Российской государственной библиотеки (Библиотеки имени Ленина). Мало кому известно, что трещины в ее зданиях появились уже в 1933 году при их возведении. Тогда руководство библиотеки считало причиной их возникновения линию метро. Но начальник управления строительством метрополитена П.П. Роттерт полагал, что трещины могли появиться из-за наличия под землей старинных построек. По его просьбе археолог Стеллецкий обследовал территорию, на которой строились библиотечные корпуса, где отыскал несколько колодцев и подземелья, принадлежавшие в XVI веке комплексу Опричного дворца. Из одного подземелья белокаменные ступени винтовой лестницы уводили куда-то вниз. Лестница могла вести либо в знаменитую «тайную», где при Иване Грозном пытали и казнили, либо в подземный ход, о существовании которого говорило предание. Археолог задумал расчистить лестницу. Однако ночью кто-то вдребезги разбил ступени и повредил свод подземелья. Городские чиновники под предлогом угрозы обвала проводить раскопки запретили. Возмущенный Стеллецкий писал в докладной к Роттерту: «Подземные пустоты вообще, особенно же подземные галереи, или так называемые «подземные ходы», имеют важное практическое значение, не говоря уже о научном, в деле строительства метрополитена. Залегая обычно над тоннелями глубокого заложения и под фундаментами каменных громад, старинные галереи уже самим фактом своего существования значительно снижают мощность и прочность тех и других». Бывшая территория Опричного дворца и Ваганьковский холм богаты подземными пустотами – ходами, колодцами, погребами, считал Стеллецкий. Он предлагал отыскать их, изучить и уже потом решать вопрос о сохранении или ликвидации этих памятников архитектуры. К сожалению, ни к предложениям археолога, ни к его предостережениям никто не прислушался. Интенсивная откачка воды при сооружении станции метро «Боровицкая» и вибрация от поездов метрополитена вызвали новые деформации библиотечных зданий.

* * *

Причиной провалов грунтов и разрушения зданий в столице нередко становились старинные кладбища. В 1911 году на Кисловке рухнул только что построенный семиэтажный дом. При обследовании развалин выяснилось, что в XVII столетии тут находилось кладбище при церкви Иоанна Милостивого. Тогда же под фундаментами дома обнаружили и странное сооружение, напоминавшее купол ротонды. Раскапывать ее владельцы участка запретили. Был ли это склеп или, как утверждала людская молва, тайное масонское подземелье, осталось загадкой. К слову сказать, похожий купол был обнаружен провалом в 1924 году во дворе общежития политэмигрантов по Воронцову полю.

Ленинградский проспект, 29 июня 1999 года

В 1920-е годы, когда закрывали московские монастыри, уничтожали их кладбища. Была снесена и часть надгробий в Новодевичьем монастыре. Впоследствии здесь стал оседать грунт, и образовывались глубокие воронки. Но они особо никого не волновали. До тех пор, пока уже в наши дни под землю не провалилась сотрудница музея, попавшая, к своему ужасу, в склеп, где стояло пять гробов. Поскольку планы старых захоронений не сохранили, то провалов следовало ожидать в любом месте. Помогли геофизики, которые определили двадцать наиболее опасных зон, их теперь держат под контролем.

В центре Москвы под землей притаилось несколько тысяч старых колодцев, которые рано или поздно приведут к провалам. Поскольку деревянный город часто горел, то люди старались поблизости от дома обустроить источник водоснабжения. В 1629 году государь Михаил Федорович приказал вырыть «в Белом городе и за ним по большим улицам» огромные колодцы. В 1736 году Московская Сенатская контора приступила к устройству на больших улицах колодцев с насосами, а на малых улицах обыватели должны были выкопать один колодец на два двора. В правление императрицы Елизаветы Петровны улицы Москвы расширились, и колодцы, оказавшиеся на проезжей части, были ликвидированы: их засыпали мусором, а чаще перекрывали досками, насыпали на них землю, а поверху укладывали мостовую. Следующая заделка колодцев произошла после того, как заработал Мытищинский водопровод. Но несмотря на это к началу XIX века в Москве, по разным данным, было от 3670 до 5000 тысяч действующих колодцев. Когда доски сгнивали, образовывались глубокие – до 10–15 метров – провалы. На Театральной площади, на Моховой, у Новодевичьего монастыря.

При сносе старых построек в Москве их погреба, подвалы, ледники просто засыпали землей. Сведений о заброшенных подземельях практически не сохранилось. Сколько их нынче находится под землей, никто сказать не может. К примеру, в Коломенском сохранились подземелья Екатерининского дворца, разрушенного во второй половине XIX века. А под Новой площадью есть пять больших старинных сводчатых галерей, тянущихся по направлению к Москве-реке. Когда-нибудь они дадут о себе знать, как старая котельная в Кривоколенном переулке, куда в 1995 году провалился легковой автомобиль.

* * *

Информацией о подземной Москве владеют разные организации. Так, сведения о скважинах (а их в столице разными организациями пробурено 850 тысяч!) в единый геологический атлас собирает «Геоцентр-Москва». По заказу правительства Москвы карту древних рек и ручьев, ныне скрытых землей, составляют ученые из Института геоэкологии РАН. Информация о заброшенных подвалах, колодцах, коллекторах есть в «Моспроекте», а также в различных государственных архивах. Провалы сегодня фиксирует МЧС. О том, что происходит с водонесущими коммуникациями, знает «Мосводоканал» и так далее. При этом каждая организация хорошо знает лишь свой «кусок» информации. К чему приводит подобная раздробленность?

Несколько лет назад, оценивая состояние собора Василия Блаженного, специалисты-геологи пришли к выводу: «Одним из первых сооружений, возведенных на насыпных грунтах, является «Храм Покрова, что на рву», построенный в 1560–1588 гг. на месте засыпанного рва, окружавшего Кремлевский холм. Деформации этого замечательного памятника продолжаются и в наши дни».

Обратись геологи к историческим архивам, им стало бы известно, что «засыпанный» ров, на котором ухитрились «возвести» собор Василия Блаженного, благополучно функционировал в указанные годы. В XVI–XVII столетиях с помощью шлюзов отдельные секторы рва осушались; при Грозном в них держали львов, присланных из Англии, при царе Алексее Михайловиче во рву поселился слон – подарок персидского шаха. В сентябре 1802 года московский комендант генерал Гессе жаловался столичному генерал-губернатору на то, что «ров всякой нечистоты полон и служит нужным местом тамошним жителям (т.е. проживавшим на Васильевском спуске. – Т.Б.)». Поскольку и после устройства «в приличных местах нуждарей» ров краше не стал, то после 1812 года его стали засыпать. И что уж действительно возвели на засыпанном рве, так это Мавзолей, из-за чего он не первый год кренится на один бок.

А собору Василия Блаженного, как свидетельствуют архивные документы, и безо рва есть от чего деформироваться. Под ним и вокруг него имеется немало средневековых подземелий (погребов и тайных ходов). Вход в них был утрачен, со временем они стали разрушаться. Во время октябрьского переворота 1917 года собор был подвергнут артиллерийскому обстрелу, получил значительные повреждения, а потом длительное время стоял без ремонта. Все это, конечно, сказалось на фундаментах и стенах собора. А исследования, проведенные тут в конце 1980-х годов «Геоцентром-Москва», показали, что на архитектурный памятник губительное воздействие оказывает вибрация от тяжелой техники, демонстрировавшейся на парадах.

В тех же архивах есть документы, свидетельствующие о существовании в древности хорошевских каменоломен. В какой момент они были оставлены, неизвестно, но вспомнили о них в 1769 году, когда в Кремле задумали построить дворец по проекту В.И. Баженова. Но поскольку в Хорошеве камень залегал на большой глубине и его было немного, реанимировать каменоломни не стали. А не эти ли заброшенные горные выработки комиссия, исследовавшая провалы 1969 и 1977 годов, приняла за карст? И не следует ли ожидать новых провалов в Дорогомилове, на Шелепихе, в районе Андроникова монастыря, где есть аналогичные каменоломни?

На сегодняшний день подземные сооружения столицы раскинулись на территории в 3,5 миллиона квадратных метров. Такая же площадь будет застроена подземельями в будущем. И если разные организации будут и дальше вести себя как крыловские лебедь, рак и щука, то, боюсь, древнее заклятье «Чтоб тебе сквозь землю в тартарары провалиться!» для москвичей может обрести новый смысл.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку