НОВОСТИ
Дудю придется заплатить штраф за пропаганду наркотиков — Мосгорсуд его не поддержал
sovsekretnoru

Костюмная драма

Костюмная драма
Автор: Оливия ДАРНЕЛЛ
25.02.2013

Две молодые женщины – Лора Эшем и Кандида Дамбл сидели в кафе неподалеку от Музея моды и текстиля, оживленно обсуждая свою прежнюю работу в этом учреждении, когда Лора вдруг сказала:

– В моем завещании написано, что я оставляю тебе все мои украшения, сумочки, шарфы и Стикса.

– Нет, – энергично замотала головой ее подруга, – на Стикса я не согласна, он царапается, а за украшения и шарфы спасибо.

– Я тебя очень прошу, – в голосе Лоры зазвенели слезы, – возьми Стикса, он очень умный кот, я не могу допустить, чтобы после моей смерти его усыпили или выкинули на улицу.

– Лора, ты серьезно?

– Более чем. Меня собираются убить. Уже было три попытки.

– Тебя?! – Кандида посмотрела на подругу и улыбнулась. – Ты меня разыгрываешь!

– Ну да, – грустно проговорила Лора, – кому я нужна. Я не богата, не владею опасными тайнами и даже никому не причинила зла…

– Подожди, – прервала ее Кандида, – тысячи женщин мечтают оказаться на твоем месте, и если ты не ошибаешься и действительно были попытки убийства, то это наверняка из-за Стивена!

– Да пусть они подавятся им! – неожиданно свирепо огрызнулась Лора, но быстро взяла себя в руки и тихо добавила: – Это Стивен пытается убить меня. Да, и не смотри на меня так, будто я сошла с ума. Стивен Эшем – образец английского джентльмена и Красавчик Браммел* в одном лице самым вульгарным образом пытался лишить меня жизни.
Говорила она с непривычным темпераментом, и Кандида мгновенно стала серьезной.

– Рассказывай.

– Когда это произошло первый раз, я решила, что мне показалось. Утром мы вышли, чтобы спуститься к завтраку, и Стивен, как всегда, галантно пропустил меня вперед. Я пошла по лестнице и вдруг почувствовала, как меня резко толкнули в спину. Я упала, но каким-то чудом зацепилась каблуком за ковер и ухитрилась схватиться за перила. Представляешь, если бы я покатилась вниз?

– Мы бы сейчас не разговаривали, – ответила Кандида, – лестница у вас, как бы это поточнее сказать, готическая.

– Не то слово, – подхватила Лора, – мы даже собирались делать лифт. Но когда я спросила у Стивена, что на него нашло, он сказал, что я просто споткнулась. Ладно, мне проще было поверить, что я споткнулась, чем представить, что мой собственный муж хочет, чтобы я свернула себе шею. Но через неделю произошло нечто еще более странное.

Она отхлебнула из бокала и продолжила:

– Ты представляешь нашу спальню. Огромная кровать, а над ней столь же огромная бронзовая люстра.

– Чистый ампир, – прокомментировала ее подруга.

– Не спорю, – согласилась Лора, – и весит этот ампир немало. Так вот, вечером Стивен уехал в Лондон по срочному делу. Якобы на телевидение для консультации по костюмам в каком-то шоу. Я преспокойно улеглась спать, но Стикс, да-да, именно Стикс, вдруг соскочил с кровати и начал кругами носиться по комнате. Я поднялась за ним, и в это время люстра рухнула прямо на подушки.

– Это могла быть случайность.

– Да, но вот только Стивен не был на телевидении, я проверила. Ну а потом меня едва не задавил автомобиль, за рулем которого я разглядела Джона, преданного камердинера Стивена. Я даже успела заметить, как он чертыхнулся.

– Но зачем убивать тебя?

– В том-то и дело, – Лора пожала плечами, – ну, допустим, по какой-то причине Стивен хочет избавиться от меня, но зачем убивать? Мы же можем просто развестись, и я не раз предлагала Стивену сделать это, но он отказывался.

– Ты просила Стивена о разводе?!

– Да, – просто ответила Лора, – и ты бы так сделала. Вспомни историю нашего брака. Я, скромный экскурсовод в музее, и великий Стивен Эшем, историк моды, ведущий нескольких телешоу и автор знаменитого «Чемодана джентльмена». Помнишь, что писали об этом?

– Помню совершенно идиллическую историю про то, как он пришел в наш музей и увидел тебя, едва выделявшуюся на фоне занавески, влюбился с первого взгляда, а дальше вы начали встречаться и…

– Остановись, Кандида, – прервала ее Лора, – главные слова ты сказала. Я едва выделялась на фоне занавески, такая милая музейная моль. И именно это пленило Стивена.

– Не понимаю.

– Все очень просто. Стивен, как истинный творец, чувствовал, что ему чего-то не хватает, и когда увидел меня – пришло озарение. Ему не хватало фона, нового аксессуара, и им стала я.

– Что ты хочешь сказать этим?

– Ничего, кроме того, что Стивен, с его неповторимым чутьем, понял, что из столь невыразительной девицы, которая действительно едва выделялась на фоне бежевой занавески, можно сотворить все что угодно. Пойми, все в нашем доме – Джон с огромной лысиной, наши собаки – рыжая Клио и белоснежный Ральф, – все направлено на то, чтобы оттенять его великолепную особу. Мы подбираемся к его костюмам. Несчастный Стикс, которого я нашла на улице, – обычный вульгарный серо-полосатый кот. Он не гармонирует ни с нашим интерьером, ни с каким-либо из домашних костюмов Стивена. Если меня убьют, то кота сразу же выбросят на улицу. Поэтому я и прошу тебя позаботиться о нем. Ну а возвращаясь к Стивену, скажу, что моя бесцветность давала ему широчайшие возможности. С помощью косметики из меня можно было делать все что угодно. Стивен превращал меня то в эффектную брюнетку, то в нежную блондинку – в зависимости от его собственного образа в данный момент. Одежду и все остальное также подбирал он. Я носила парики в цвет полосок его рубашек, линзы под цвет галстуков, а тон моей кожи варьировался в зависимости от цвета его замшевых и кожаных курток

– Мне казалось, что тебе это нравилось.

– Первых два года – очень. Это же интересно – каждый раз превращаться во что-то новенькое и бывать среди знаменитостей. Но потом, представь, быть манекеном надоело.

– Ты взбунтовалась?

– И не подумала. Просто предложила развестись, но, когда Стивен отказался, все осталось по-прежнему. Я продолжаю сопровождать его в качестве дополнения к какому-нибудь необыкновенному костюму и иногда чувствую себя просто подкладкой для пиджака.

– Представим, что ты права и Стивен действительно пытался убить тебя, но почему он решил сделать это сейчас?
Лора, не задумываясь, ответила:

– Знаешь, он ведь сумасшедший, а у них своя логика. Стивен абсолютно помешан на образе английского денди и подражании великому Браммелу. У нас в доме все увешано его портретами, а обедать Стивен выходит в голубом сюртуке и с тростью. Джон прислуживает ему в костюме слуги тех времен, хотя, по-моему, более чем нормален, так как очень искусно подворовывает. Я бы давно открыла Стивену глаза, но Джон великолепно готовит, а одежды, которую он таскает у моего мужа, столько, что можно просто не обращать внимания на пропажи. Некоторые вещи Джон продает, некоторые носит в свои выходные дни и даже не боится хранить их в своей комнате. Оба, и хозяин, и слуга, зациклены на одежде. Не тот оттенок пуговиц может повергнуть Стивена в шок. Но если серьезно, то для него главное – быть в центре внимания. Так же как Браммел, он хочет непрерывно производить эффект своей экстравагантностью и войти в историю.

– Кстати, Браммел плохо кончил. Если не ошибаюсь, он умер в сумасшедшем доме, – вставила Кандида.

– Но Стивен, прежде чем попасть туда, успеет убить меня, – мрачно проговорила Лора и замолчала.

– Может быть, ты чем-то задела его чувства или оскорбила?

– Оскорбить его чувства может только то, что касается одежды и славы арбитра моды в Британии, а с этим все в порядке… Хотя, – она задумалась, – недавно его концепцию английского дендизма высмеяли в двух очень солидных изданиях, а неделю назад Стивен пришел в бешенство от того, что не попал на похороны герцога Уилтширского. А это значит, что его откровенно проигнорировали. Но, если честно, то я не особенно в курсе его дел.

– Может быть, я сумею выяснить через знакомых на телевидении, насколько все серьезно. А ты, пожалуйста, будь осторожной.  
Через два дня, когда подруги встретились вновь, Лора выглядела приятно взволнованной.

– Вчера вечером меня пытались убить щипцами для завивки! – с каким-то радостным возбуждением сообщила она. – Я собиралась принять ванну, и, когда уже засунула ногу в воду, услышала, как за дверью мяукает Стикс. Я стала открывать дверь и заметила провод, который тянулся над ванной. Если бы я сразу влезла в ванну, то не заметила бы его, и включенные щипцы свалились бы в воду – со всеми вытекающими последствиями. То есть мы бы с тобой сейчас не разговаривали.

– А вечером, – продолжила она, – было еще интереснее. Джон очень трогательно предложил мне выпить молока ночь, и я с благодарностью приняла стакан. Но не выпила, а просто чуть-чуть добавила Стивену в чай.

– Но это же так рискованно!

– На войне как на войне! – с вызовом ответила Лора. – К тому же с ним ничего не случилось, просто мгновенно уснул часа на три. А из этого следует, что в стакане была лошадиная доза снотворного, от которой я, скорее всего, не проснулась бы. Ужасно примитивно.

– А ты не хочешь просто уехать от Стивена в какое-нибудь безопасное место? – очень серьезно спросила Кандида.

– Ни за что! – с вызовом ответила Лора. – Я так долго подавляла свою индивидуальность, что сейчас просто наслаждаюсь возможностью хоть как-то проявить себя. Во мне проснулся азарт охотника.

– По-моему, сейчас в качестве добычи выступаешь ты, – возразила Кандида.

– Не совсем, – возразила Лора, – я пытаюсь понять, почему меня пытаются убить, иду по следу, а главное, мне ужасно интересно узнать, какой ход будет предпринят дальше, и попробовать обыграть противника.

– Меня поражает твое легкомыслие, – проговорила ее подруга. – Пока ты наслаждалась игрой в охотника, я навела справки и узнала, что дела у твоего мужа идут далеко не блестяще. Он стремительно теряет свою популярность. Его сняли с нескольких программ и не пригласили на следующий год ведущим в «Силуэт дня». У Стивена Эшема серьезные проблемы, дорогая Лора, и, видимо, твоей смертью он пытается поправить свои дела. Ты действительно уверена, что у тебя нет какого-то неизвестного родственника, который оставил тебе наследство

– Абсолютно, – твердо сказала Лора, все мои родственники живы, здоровы и небогаты, а главное – Стивен не нуждается в деньгах, он только что купил кучу невероятно дорогих подарков для целой оравы гостей некоего шотландского лорда. Видишь ли, нас пригласили на Рождество в Шотландию. Какой-то замок – то ли в горах, то ли посреди озера – в общем, полностью удален от цивилизации. Мы полетим на вертолете и целую неделю будем отрезаны от всего мира в обществе последователей классического английского дендизма с моим Стивеном во главе.

– Ты не должна туда ехать! – решительно сказала Кандида. – Ты же понимаешь, что там будет легко отделаться от тебя. И потом, что мешает тебе обратиться в полицию?

– А доказательства? У меня же ничего нет, кроме собственных слов. И потом, видишь ли, и Стивен, и Джон все время кого-то изображают. В глазах общества мистер Эшем – истинный джентльмен и денди, а Джон – идеальный английский слуга. В действительности Стивен – сумасшедший сноб, а Джон – обычный мошенник. К тому же, если говорить о покушениях, оба – потенциальные убийцы. Должны же они когда-нибудь обнаружить свое истинное лицо!

– Лора, не понимаю, какое отношение эти философские рассуждения имеют к опасности, которой подвергается твоя жизнь?

– Сама не знаю, но мне кажется, что если я помогу правде выйти наружу, то исчезнет и опасность.
Кандида с сомнением посмотрела на подругу.

– Иногда мне кажется, что безумие может быть заразно.

Рождественские праздники прошли у Кандиды тревожно. Она несколько раз звонила Лоре, но абонент был недоступен. Родители Лоры тоже не получали никаких известий, но были безмятежно спокойны. Никаких сообщений о происшествиях в семье Стивена Эшема не поступало, пока в один прекрасный день Кандида не прочитала в Интернете, что знаменитый телеведущий и историк моды попал в больницу. Позвонив нескольким знакомым на телевидении, Кандида узнала, что пострадал не только Эшем, но и его слуга, причем больница, в которую попал Эшем, судя по всему, психиатрическая. Слухи нарастали как снежный ком. Рассказывали, что обезумевший Эшем носился с алебардой, которую сорвал со стены, за своим слугой Джоном по всему замку, а тот позволил себе отражать удары тяжелым средневековым табуретом. Про Лору Эшем ничего не говорилось.

Кандида изнемогала от неизвестности еще целых три дня, но на четвертый ей позвонила Лора и предложила встретиться у нее дома. Стол, украшенный большим букетом цветов, был сервирован под огромным портретом Красавчика Браммела, а Лора, сияющая и на удивление умиротворенная, держала в руках небольшой, перевязанный черной шелковой лентой пакет, который передала Кандиде.

– Что это?

– Небольшой подарок и объяснение, почему меня собирались убить.
Кандида развернула пакет и обнаружила красивое черное, строгого фасона платье и небольшую изящную черную шляпку с вуалью, напоминающей черную фату.

– Что это?!

– Твой траурный наряд. Первое, что я сделала, когда приехала сюда, то взломала дверь в гардеробную Стивена. Ключ он всегда держал при себе. Просто комната Синей Бороды. Здесь я и обнаружила это.

Они проследовали в просторную гардеробную, где Лора  торжественно открыла дверцы одного из шкафов. Там в идеальном порядке были развешаны несколько черных костюмов и одно лиловое платье.

– Бедный Стивен решил убить меня, чтобы организовать грандиозные похороны и блеснуть потрясающими траурными туалетами. Это был реванш за пропущенные похороны герцога Уилтширского и неудачи на телевидении. Он придумал и заказал траурные одежды – для себя, для моих родителей, для тебя

– моей лучшей подруги. Это должно было стать настоящей сенсацией и шансом вновь взойти на модный Олимп.

– Да уж, – Кандида заглянула в шкаф. – А это для кого? – она кивнула на лиловое платье.

– Для меня, – лаконично ответила Лора и продолжила: – А в замке все прошло даже лучше, чем я ожидала. Я решила сама собрать чемодан для Стивена, вернее, заменила то, что собрал Джон, на вещи, которые он украл у своего хозяина. А мистер Эшем очень многого ждал от этого Рождества. Публика в замке самая избранная, и, как ты понимаешь, он хотел блеснуть. Можешь себе представить его реакцию, когда вместо новых, тщательно подобранных костюмов, рубашек и прочего он обнаружил свои украденные и вышедшие из моды вещи!

– Что-то говорили об алебарде, – пробормотала Кандида.

– Нет-нет, – это был всего лишь старый зазубренный меч, но размахивал Стивен им весьма воинственно и бегал за Джоном очень быстро. А тот вел себя самым неподобающим образом – обзывал хозяина и некоторое время довольно удачно отбивался ногами. Но потом Стивен все-таки настиг и ранил своего неверного вассала. Гости, к счастью, не пострадали, хотя Стивен пытался проткнуть мечом тех, кто был одет наиболее элегантно. Слава богу, кто-то сообразил накинуть на него гобелен, иначе ситуация могла обернуться трагически.

– А так? – спросила Кандида.

– А так, – улыбнулась Лора, – мечта Стивена Эшема сбудется, он повторит судьбу своего кумира и закончит дни в  психиатрической клинике.

– Ты будешь навещать его? – спросила Кандида.

– Если подберу соответствующий костюм. Это подойдет? – и она протянула руку к лиловому платью.

 

Перевод О. Дмитриевой


Авторы:  Оливия ДАРНЕЛЛ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку