НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Кошмар наизнанку

Автор: Валентина ЧУПЯТОВА
01.05.2003

 
Валентина ЧУПЯТОВА
 

РИСУНОК ЮЛИИ ГУКОВОЙ

«Какой мерзопакостный голос у этой старухи. Так и хочется дать ей чем-нибудь тяжелым по голове. Но... надо терпеть. Она знает обо мне что-то, чего не знаю я. Улыбается. Просит поработать со своим биокомпьютером. Да я как села в это раздолбанное кресло (или как сел? кто я сейчас?), так и работаю с ним. Морочит людям головы. Правда, мне очень хочется понять, почему ОНИ все время выгоняют меня на Землю. Мне на Земле все надоело. Ну вот, опять понеслась! Теперь я – плотное фиолетовое облако...»

А мерзопакостная старуха – это я, врач-психотерапевт. У меня на приеме молодая миловидная блондинка. Преуспевающая, внешне уверенная в себе женщина. Если бы вы встретили ее на улице, непременно посмотрели бы ей вслед. Чем же она так недовольна, что происходит сейчас с ней в этом раздолбанном кресле? О каком биокомпьютере идет речь?

Приготовьтесь сделать небольшое усилие, чтобы проглотить несколько порций непривычной для вас информации.

Итак. Я обыкновенный психотерапевт. Не обладаю никакими сверхспособностями. Практикую очень простой и доступный всем метод психоанализа прошлых и будущих жизней. Я не первая в этом деле. Психотерапевтических техник, позволяющих заглянуть в прошлое, достаточно много. Но ни одна не обходится без специальных приемов воздействия на подсознание. Буквально насилуя его. Причем техники эти требуют значительных временных затрат и имеют лишь научно-познавательный характер. А больному с припасенной веревкой в кармане жить не хочется, ему на науку плевать. Многие представляют психотерапию как гипноз или активирующие беседы. Но гипноз – тоже насилие, а беседы подчас лучше удаются соседке по кухне. По-настоящему действенна психотерапия только тогда, когда пациент работает сам, со своим биокомпьютером.

Термин этот придуман не мной. Им широко пользуются специалисты. И, на мой взгляд, он отражает суть вопроса. Для вас ведь не новость, что наши Знания существовали всегда – в энергоинформационном поле Земли. Менделееву приснилась его таблица – набивший оскомину пример. Но говорит он о многом. Снится только то, что уже существует. Но чтобы настроиться на прием информации и осознать ее, надо много работать.

Если для вас компьютер, созданный инженерной мыслью, реальность, то вам несложно представить, как устроен ваш собственный биокомпьютер. В его файлах хранится информация о том, что с каждым из нас происходило, происходит и произойдет. Информация записывается непрерывно. Кто-то называет ее загадочным словом «карма». Не бойтесь этого слова. Это ведь просто прошлые, настоящая и будущие жизни вашей бессмертной энергоинформационной сущности – души.

С какими мыслями человек уходит из жизни, с таких мыслей он и начинает следующую. Духовный уровень и состояние вашего здоровья определяются прошлыми жизнями с самого зачатия. Пока мы не осознаем и не «удалим» все разрушающие нас переживания событий прошлых жизней, не будет покоя нашей душе. А человек – это душа, у которой есть тело. Нашими эмоциями, переживаниями душа пишет по телу. Сложно? Но во всем этом можно разобраться, нужны только вера, желание, знания и терпимость к насмешникам. Вот несколько случаев из моей врачебной практики.

Я не ел рыбу 400 лет

Рождаться дважды – не более удивительно, чем один раз. Все в природе подчинено закону возрождения.

Вольтер

В официальной медицине существует мнение, что решить проблему лечения аллергии может только иммунология. Эта наука сегодня, как и двадцать с лишним лет назад, когда, занимаясь проблемой пересадки органов и тканей, я с большим энтузиазмом постигала ее основы, лишь описывает биологические феномены без выявления природы причинно-следственных взаимоотношений между ними. Поэтому все, что предлагает современная медицина страдающим аллергией, направлено на облегчение симптомов.

Для определенной группы аллергиков ожидание весны и сама весна ассоциируются не только с прекрасным пробуждением природы, но и с мучительным насморком, слезотечением, приступами кашля, удушья. Весна и даже лето проходят. А вот желание вкусно поесть или просто что-нибудь съесть всегда с нами. И здесь многих поджидает аллергия. Ну хорошо, без цитрусовых и клубники еще можно прожить, но как насчет других продуктов и в частности рыбы

«Мне очень нравятся шпроты с лимоном, красная рыба и уха. Но об этом приходится только мечтать. Стоит дать слабинку и полакомиться шпротами, без «скорой» не обходится. Начинается отек всех слизистых оболочек, возникает приступ удушья, глаза превращаются в щелки. Диагноз я уже знаю: отек Квинке. До приезда «скорой» забиваюсь в угол дивана и чувствую беспомощность и панический страх смерти. И еще чувствую обреченность и одиночество. И виню себя, что не устоял, забылся, но приезжает врач, снимает приступ (чаще заканчивается госпитализацией), проходит время, и все начинается сначала. Бывает, что нет моей вины. В гостях съел салат, а хозяйка положила в него чуть-чуть рыбы – и снова больница. Все родственники, друзья и коллеги по работе в курсе моей «рыбной аллергии», но круг знакомых расширяется, да и по работе обязан посещать приемы с обязательным чревоугодием. А еще у меня аллергия на собачью шерсть...»

1665 год. Маленькая деревушка на берегу моря. Изба с низким потолком. Маленькая женщина в грязном белом переднике что-то готовит у очага. Угрюмый небритый мужчина сорока лет в засаленной душегрейке из собачьей шкуры ест уху. Пахнет рыбой и псиной. Я – мальчик. Мне двенадцать лет. Стою у двери. Мне очень хочется есть. Меня здесь не любят. Особенно этот угрюмый мужчина. Я для них чужой. Я выхожу из избы. Иду по берегу моря. Мне грустно и одиноко. Запах рыбы, смешанный с запахом псины, не уходит. У меня набухает язык. Трудно дышать. Я плачу. (У пациента в этот момент немеют руки, ощущение, что отекает лицо и першит в горле.)

1690 год. Балтика. Я стою на палубе шхуны. На мне белоснежная рубашка и душегрейка из собачьей шкуры. Шкура чистая. Каждый ее волосок играет на солнце. Чувство восторга переполняет меня. Свежий ветер дует в лицо. Я дышу полной грудью.

«Два раза в неделю, регулярно, я стал отправляться на рынок за рыбой. Это превратилось в некий ритуал. Все мои знакомые, приглашая меня в гости, на стол подавали рыбу семейства осетровых. Сослуживцы, чтобы угодить мне, как начальнику, сообщали, какое рыбное блюдо предлагает кафе-столовая, где я обедаю.

Случилось так, что в отпуск я поехал в Египет на Красное море. Собирался отдыхать не один, а с другом, но у друга не получилось из-за работы. Поэтому настроение у меня было испорчено. В первый же день, когда я пришел на море искупаться и позагорать, почувствовал вдруг давно знакомое ощущение одиночества и тоски...

Я стоял и смотрел на море и не мог отделаться от этого странного состояния.

Книгу В. Чупятовой «Избавься от кошмаров прошлых жизней»выпустило в свет издательство «Коллекция «Совершенно секретно». Заказать ее можно по телефонам (095) 291 5144 и 290 0438.

По приезде в Москву я начал есть соленую рыбу благородных сортов, но отварную перестал употреблять, а особенно боялся есть уху. Это меня беспокоило. Но когда я осознал причину вдруг вновь возникшего страха, снова вспомнив события 1665 года, все встало на место. Сейчас я ем и отварную рыбу, и любимую уху».

Что посеешь...

Мне кажется, что я существовал всегда.

Гюстав Флобер

Судьба Татьяны Окуневской, популярной актрисы советского кино 30–50-х годов, сложилась и счастливо, и трагично. Красавица и умница, она провела много лет в сталинских лагерях. Не сломалась. И до последних дней – а умерла она в преклонном возрасте – оставалась верной себе, любила жизнь и людей.

В одном из интервью она как бы сама себе задала вопрос: «Почему Берия обратил на меня внимание? Ведь мне уже было за тридцать. У него была возможность иметь более молодых и красивых». Мы уже не узнаем почему. Ни ее, ни того, кто пытался ее сломать, нет в живых. Но в принципе это возможно. Потому что любое событие прошлых, настоящей и будущих жизней записано не только в каузальном теле человека, но и в информационном поле Земли, да и их души вполне уже могли обрести новые физические тела.

...Ира, как только вошла в кабинет, заявила: «У меня две проблемы. Ревность. Я ревную своего любимого ко всем. Он у меня красивый, видный, бабы к нему так и липнут, а потом рыдают на моей груди. И вторая проблема – это мое состояние в критические дни. Я становлюсь мегерой, под руку мне в это время лучше не попадайся. Достается всем, и даже моей доченьке Жанне. И еще в эти дни у меня сильное половое возбуждение. А это с точки зрения гигиены не лучшая ситуация»

Франция. XVIII век. Юбка, женские и мужские ноги. Близость с женщиной. Я мужчина. Мне около двадцати пяти лет. У меня тонкие, нежные, как у женщины, руки, волосатые ноги. На мне тонкая белая рубашка с кружевами. (Пациентка в это время переживает сексуальное возбуждение и очень агрессивно просит ее не беспокоить: «Чего вы там спрашиваете? Не мешайте. Не понимаете, что ли, что происходит?!») Я внебрачный сын, но я богат. Меня зовут Жан-Поль Вуазьен. (Удивительно. Я теперь понимаю, почему в этой жизни я свою дочь назвала Жанной. Мне очень нравится это имя.) У меня большой дом. Я стою у окна, богатые тяжелые портьеры. Большие окна. За окнами громадный парк с холмами. Паркет блестит. На мне камзол, чулки. Я застегиваю гульфик. Женщина молодая, красивая, с великолепными формами, темноволосая и стройная. (Боже мой! Так это же мой Павел.) У нас свободные отношения. Таких женщин у меня много. Есть жена – дородная и тупая – и трое детей. Один еще грудной, и двое постарше – мальчик и девочка. Я вижу, как они гуляют в парке. Дети умные и красивые. Я всего добился сам, своим умом. Я – эгоист. Все женщины, включая мою жену, меня ревнуют. Надоели. Меня тошнит от бабских раздоров. Курицы, прочь! Сейчас мое время. Не хочу об этом. Книги хорошо пахнут. Беру перо, бумагу. Я – эгоист. Я такой. Они хотят меня переделать. Пошли прочь! Пишу. Это важно.

Отличный день. Бабы его не испортили. Но и без баб плохо. Особенно вечером. Всему свое место и время. (Эту фразу часто повторяет Павел. У нас с ним тоже свободные отношения. Боже мой, как все перевернулось!)

Этот случай хорошо иллюстрирует мудрую поговорку: «Что посеешь, то и пожнешь». В прошлых жизнях Ира – герой, а в этой жизни роли поменялись с точностью до наоборот. Убьешь кого-то в этой жизни, тебя ждет такая же участь в другой. Украдешь в этой жизни, в будущем тебя обворуют так, что мало не покажется. Обидишь животное, сам жертвенным бараном или козленочком станешь.

Я вот на наших олигархов удивляюсь. Ведь все, что они имеют в этой жизни, им в будущей не достанется. Это достанется другой энергоинформационной сущности, и, как правило, той, которую они в этой жизни «поимели». (Извините за жаргон, но так выдает мой биокомпьютер.) Поэтому в будущих жизнях, если в настоящей они ничего не осознают, они будут стоять на паперти и никто им не подаст. Морганы и Дюпоны с завистью смотрят на свои нажитые богатства, которые достались их потомкам по телу, но не по их истинной сути – душе, то есть постороннему дяде.

Не скупитесь делиться с другими радостными переживаниями и материальными благами. Все вернется сторицей. Это закон Вселенной.

Спешите делать добрые дела.

Для начала возьмите лист бумаги, сядьте поудобней за стол и напишите все добрые дела, которые вы сделали за свою жизнь. Если вы будете делать это честно, не обманывая себя, не хитря, то ужаснетесь тому, как их мало. Не удивляйтесь, что жить стало трудно. Жить стало трудно, потому что нет добрых дел. Мы каждый день разрушаем себя, и очень мало кто созидает. Отрицательная человеческая психоэнергия разрушает не только нас самих, но и Землю, она живая, и Вселенную. Подумайте о своей истинной природе. Дайте себе шанс на вечное блаженство, а не на забвение.

На уровне психоза

Не плюй на прошлые жизни, в настоящей в слезах утонешь.

Пословица, но не народная

Тело записывает все наши мысли и поступки в виде неприятных ощущений, болей, болезней.

Ноги потеют у многих, с большей или меньшей интенсивностью. Но у Аси они потеют так, что это причиняет ей душевное беспокойство. И никакие снадобья не помогают. Вы скажете: вот есть такое французское средство... Ася его тоже применяла, так как за границей она бывает не реже, чем я пользуюсь метро. Все так. Я подчеркиваю – это для нее на уровне психоза. Это для нее проблема. Это мешает жить. Она обегала всех терапевтов, дерматологов, иммунологов, бабок, магов и вот теперь сидит передо мной.

Я могу порекомендовать в таких случаях гомеопатию: силицею в потенции C6 по семь горошин в течение месяца три раза в день за 15 минут до еды. Гомеопатия очень умная наука. Правда, сначала ноги начнут потеть еще больше – это основной принцип гомеопатии: подобное лечится подобным. Но стойкий терапевтический эффект в течение года вам обеспечен. А потом – как повезет. Французское средство тоже можно попробовать, но это будет дороже.

1526 год. Греция. Меня зовут Ихрам. Я сижу у какой-то мраморной колонны. Вижу свои ноги. Язвы между пальцами. Зелено-черный гной. Я его выковыриваю. Я – нищий, но я образованный человек. Болезнь мне дана в наказание за грехи, но не плотские. Я грешен перед Богом тем, что не сумел объяснить правильно людям то, что должен был объяснить. Мне сорок пять лет. У меня умные глаза. Во мне нет ни злобы, ни страха. Я знаю, что умру и буду рожден снова и попытаюсь искупить свою вину перед Богом и людьми. У меня нет даже плохого отношения к себе. Я себя не осуждаю. Я хочу запомнить эти мысли, чтобы с них начать новую жизнь (у пациентки заболела голова), чтобы не начинать с нуля. Я смотрю на море и вспоминаю, как юношей плавал и через трубочку стрелял в рыбу (острыми палочками) под водой. Надо мной проплывает акула. Я играю с судьбой. (У Аси в этот момент в ногах тяжесть и напряжение.) Вижу будущее. Туннель.

Это событие прошлых жизней Аси было началом нашей дальнейшей совместной работы над ее другими проблемами. О потливости ног она уже не вспоминала. Она героиня и соавтор моей будущей книги под условным названием «Падшие ангелы пришли на землю, чтобы...».


Авторы:  Валентина ЧУПЯТОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку