Королева Британии, наполовину русскаядушою

Автор: Александр КАН
02.11.2011

 

 
 
 
В молодости русского в её облике было, как кажется, ещё больше, чем сейчас
 

 
   
С Лиамом Нисоном, 1980-е годы  
   
 
 
В фильме «Последнее воскресение» (2010)
 
   
 
 
В фильме «Калигула» (1979)  
   
   
С «Оскаром», 25 февраля 2007 года, Лос-Анджелес, и с настоящей королевой Британии, 9 мая 2011 года, Лондон, Букингемский дворец
 
   
   
 
С «букетом» корги в фильме «Королева»  
   

Октябрьская революция лишила её семью родины и состояния. Однако знаменитая британская киноактриса Хелен Миррен, она же Елена Миронова, сохранила внутреннюю связь с Россией, в которой впервые побывала уже в зрелом возрасте

Несмотря на седьмой десяток, она появляется на экранах и на обложках журналов обнажённой, требует, чтобы её интервьюировал обязательно мужчина, не стесняется признаваться, что ставит будильник на час раньше, чтобы с утра успеть заняться с любимым человеком сексом… Однажды она отказалась принять государственную награду, и, наконец, по собственному признанию, она – «убеждённая антимонархистка».
Парадоксально, но главной ролью в карьере Хелен Миррен стала королева Елизавета Вторая в фильме «Королева» режиссёра Стивена Фриэрса, за которую она получила в 2007 году «Оскара». Причём это была не первая «монархическая» роль в её биографии. В 2005 году она появилась в телесериале «Елизавета» в образе тёзки нынешней королевы, правившей в XVII веке. А ещё раньше, в 1994 году, она сыграла королеву Шарлотту, жену Георга III, в фильме «Безумие короля Георга». Но одно дело – играть персонажей далёкой эпохи, и совсем другое – нынешнюю королеву, пользующуюся и в стране, и в мире огромным авторитетом и уважением. Любой монарх, тем более воспитанный в таких жёстких, почти пуританских правилах, как Елизавета Вторая, предстаёт перед миром исключительно в парадном, сугубо официальном виде.
Можно представить себе, с каким трепетом режиссёр и актриса подходили к работе, тем более что схваченный в фильме короткий период (август–сентябрь 1997 года) – чуть ли не самый острый за всё более чем полувековое правление Елизаветы Второй. Гибель принцессы Дианы, массовый всплеск народного обожания и, как следствие, неприязни к дому Виндзоров поставили монархию на грань тяжелейшего кризиса. Тем более тяжёлого, что самой королеве была совершенно непонятна его природа и реакция подданных казалась незаслуженной.
Физическое перевоплощение было поразительным. Но ещё важнее то новое измерение личности одной из самых известных женщин на планете, которое вносит в свою роль актриса. Гнев, отчаяние, высокомерие, слабость, одиночество, юмор – всю гамму чувств Хелен Миррен передаёт в выражении глаз и едва заметных движениях привычно надменно поджатых губ. Вот уж где настоящая психологическая актёрская школа, которая теперь стала редкостью.
Никакой специальной подготовки к роли, по её словам, не было. Всё пришло само собой и как-то легко – возможно, потому, что многое ей удалось почерпнуть в собственном жизненном опыте. В какой-то степени она просто играла женщину своего поколения, добившуюся заметного успеха в мире, где правят мужчины.
Женщин редкой силы ей приходилось играть и раньше, но только в «молодых» ролях эта сила проявлялась скорее через сексуальность. Её лучшие кинороли – дебют в фильме английского киноклассика Майкла Пауэлла «Совершеннолетие», где она играла молодую музу пожилого художника, роль в скандальной полупорнографической ленте Тинто Брасса «Калигула», затем в сюрреалистическом контркультурном манифесте Линдсея Андерсона «О, счастливчик!» и, наконец, в гедонистически-постмодернистской кинооргии Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник», где она была той самой отбросившей все постылые условности женой. Все эти работы пронизаны откровенной чувственностью. В 2003 году, в весьма солидном возрасте, она сыграла главную роль в озорной провокации «Девушки с календаря», сюжет которой строится на затее пожилых домохозяек подзаработать денег, составив целый календарь из своих обнажённых портретов.
При этом сама Миррен, как говорится, вовсе не такая. «Я люблю и ценю красоту и открытую сексуальность – как это было, например, у Мэрилин Монро, и я знаю, что сама я вовсе не такая, но каким-то образом мне довелось сыграть все эти роли», – с некоторым смущением признавалась она в одном из недавних интервью.

Дочь таксиста, праправнучка фельдмаршала
Она родилась 26 июля 1945 года в лондонском Ист-Энде. Дед её, русский аристократ и дипломат Пётр Васильевич Миронов, во время событий 1917 года оказался в Англии, где от имени царского правительства вёл переговоры о закупке оружия. Отправившись уже в послесоветские годы вместе со своей старшей сестрой Кэтрин в Москву и проведя там архивные изыскания, Миррен  выяснила, что их род восходит к древней и очень почтенной русской военной династии Каменских. Фельдмаршал Михаил Каменский успешно воевал в русско-турецкую кампанию 1768–1774 гг. и был награждён Георгиевским крестом. В 1806 году он был даже назначен главнокомандующим русской армией, которой предстояло сразиться с Наполеоном, но за провалы был от должности отстранён и заменён Кутузовым. Спустя два года его зарубил топором 15-летний мальчишка, брат одной из многочисленных наложниц престарелого фельдмаршала.
Отец Хелен, Василий Миронов, попал в Англию в двухлетнем возрасте. Получил музыкальное обра-
зование, одно время работал скрипачом в Лондонском филармоническом оркестре, но в тяжёлые предвоенные годы был вынужден бросить музыку и стал таксистом, а затем инструктором по вождению. Он свободно говорил по-русски, но, как это свойственно многим эмигрантам второго поколения, от своего происхождения всячески стремился откреститься. Он стал называть себя Бейзил, поменял русскую фамилию Миронов на английскую Миррен и женился на Китти Роджерс из семьи потомственных лондонских мясников. По легенде, дед Китти поставлял мясо самой королеве Виктории. Несмотря на то что русская революция лишила семью имения под Смоленском, богатства, статуса и родины, Бейзил Миррен был человеком социалистических убеждений и в предвоенные годы отчаянно дрался в рабочих лондонских кварталах с набиравшими силу чернорубашечниками лидера британских фашистов Освальда Мосли. Лишь в послевоенные годы он с ужасом узнал, во что превратил Сталин милую его сердцу коммунистическую утопию.
Хотя православные праздники в семье соблюдались и Хелен с Кэтрин и младшим братом Питером (соответственно Лене, Кате и Пете) что-то об их русском происхождении рассказывали, по-русски в доме не говорили и детей готовили к вступлению в обычную английскую жизнь. Уже с шести лет Хелен хотела быть актрисой и в школе вовсю выступала на сцене. Театр привлекал её куда больше, чем кино, и с первого же шекспировского спектакля – в 13 лет она в школьном театре сыграла Жанну д’Арк в «Генрихе VI» – она мечтала играть шекспировские роли.
Мечта сбылась быстро и неожиданно легко. Поучившись немного на учительницу, она отправилась на прослушивание в Национальный молодёжный театр, была принята и в 1965 году, в возрасте 19 лет, дебютировала на профессиональной сцене в знаменитом театре «Олд Вик» в роли Клеопатры в шекспировском «Антонии и Клеопатре». А через два года была принята в труппу Королевского Шекспировского театра. Классичность и аристократизм шекспировского репертуара вместе с сексуальностью и чувственностью первых киноролей («слишком умная, чтобы воспринимать её просто в роли соблазнительной красавицы», писал один из критиков-современников) сделали одним из символов революционной эпохи свингующего Лондона конца 60-х эту молодую, красивую, раскованную женщину.
И хотя к феминистскому движению она не примкнула, тем не менее, оглядываясь сегодня на своё прошлое, охотно признаёт, что была и остаётся феминисткой. Путешествуя в составе труппы театрального режиссёра Питера Брука (тоже, к слову, выходца из России) по Африке и Америке в начале 70-х, в индейской резервации в Миннесоте, она, выпив изрядно бренди, решилась сделать себе татуировку между большим и указательным пальцами на левой руке. Татуировка – индейский символ равенства, и она по сей день им гордится. «Равенство – главный принцип жизни, и к тому же знак этот напоминает мне о бурной молодости», – говорит она. Поклонники стремятся уловить татуировку на экране – иногда она загримирована, иногда нет. Оттуда же, из 60-х, как, по-видимому, и от отца, идут и её собственные левые убеждения. Она не раз принимала участие в политизированных акциях против торговли оружием, против военной диктатуры в Бирме, в защиту детей в разорённой войной Уганде. С призывом остановить продажу оружия в Африку она однажды выступила даже с трибуны Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке. В 1997 году она открыто поддерживала избирательную кампанию Тони Блэра и нисколько об этом не жалеет. «Было бы ужасно, если бы мы до сих пор существовали при правительстве консерваторов», – говорит она.
Русское происхождение, несомненно, наложило отпечаток на её роли. В «2001: Космической одиссее» Стэнли Кубрика она сыграла роль русской космонавтки Тани Кирбук, а в 1985 году стала Галиной Ивановой – возлюбленной героя Михаила Барышникова в полузабытом теперь, но тогда скандальном политическо-романтическом триллере «Белые ночи». На съёмках «Белых ночей» она познакомилась с режиссёром Тейлором Хэкфордом и позднее вышла за него замуж. Они и сегодня вместе. А до Хэкфорда её бойфрендом был молодой ирландский актёр Лиам Нисон, с которым она познакомилась в Ирландии на съёмках эпопеи о короле Артуре, привезла с собой в Лондон и помогла началу его успешной кинокарьеры.
В 90-е годы, уже войдя в «трудный» для актрис возраст, Хелен Миррен сыграла несколько блистательных ролей в заметных фильмах: «Последние желания», в котором она снялась вместе с Майклом Кейном и Рэем Уинстоном, «Госфорд парк» Роберта Олтмана и, наконец, уже упоминавшийся «Девушки с календаря», где 58-летняя Хелен Миррен сыграла роль озорного сексуального провокатора. Притом сразу после того, как она стала «Дамой Британской империи». Этот титул – женский аналог рыцарского звания.

Возвращение
Трудно было представить себе, что эта блистательная карьера ещё не достигла своего пика. Однако успех «Королевы» и Хелен Миррен в главной роли превзошёл все ожидания.
Букингемский дворец был явно вдохновлён планетарным триумфом фильма и теми добрыми словами о королеве, которые Хелен Миррен произнесла перед миллиардной аудиторией церемонии «Оскара». Актриса была приглашена на ужин с Её Величеством.
Как бы британец ни относился к государственному устройству своей страны, приглашение от королевы – честь несомненная, и от таких приглашений не отказываются. Хелен Миррен тем не менее вынуждена была отказаться: она находилась на съёмках фильма «Сокровище нации: Книга тайн» вместе с Николасом Кейджем в США, и график съёмок был настолько напряжённым, что вырваться в Лондон даже на день ей не удавалось. Из канцелярии королевы последовало плохо скрытое недовольство и сухое уведомление о том, что повторного приглашения не будет. Извечно жаждущая скандала пресса тут же вспомнила левые, антимонархические убеждения Хелен Миррен и её отказ в 1996 году принять орден.
Самой же Хелен Миррен пришлось в многочисленных интервью оправдываться, уверяя репортёров, что она вовсе не хотела высокомерно пренебрегать высочайшим приглашением и принять его ей действительно помешала насущная производственная необходимость.
А для съёмок следующего фильма она отправилась в Россию. Документальная лента «Путешествие» – о том, как Хелен Миррен впервые приезжает в места, где когда-то находилось семейное имение, и встречается с живущими в России родственниками.
И, наконец, кульминация – на сегодняшний день – русской темы в её биографии: лента «Последнее воскресение» (2010) о Льве Толстом, где она играет Софью Андреевну. За эту роль актриса также была номинирована на «Оскара». Но вторая статуэтка пока что ей в руки не далась.

Лондон


Авторы:  Александр КАН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку