КОРОЛЬ СДЕЛАЛ СВОЙ ХОД

КОРОЛЬ СДЕЛАЛ СВОЙ ХОД
Автор: Юрий ПАНКОВ
10.11.2015
 
45 ЛЕТ НАЗАД АНАТОЛИЙ КАРПОВ ПОЛУЧИЛ ЗВАНИЕ ГРОССМЕЙСТЕРА
 
Предки Карпова принадлежали к старейшим династиям златоустовских рабочих. И уж точно его родители, которые познакомились на машиностроительном заводе, даже и представить себе не могли, что их ребенок станет королем шахмат, известным всему миру.
 
ЗОЛОТОЙ ВЕК ШАХМАТНОГО СПОРТА
 
– Вы один из символов 1970-х годов прошлого века. Сейчас, из нашего, так сказать, «прекрасного далёка», какой вам видится страна, в которой мы тогда жили?
 
– Крепкой. Стабильной. Тогда казалось, что СССР нерушим. Международный авторитет был неимоверно велик.
 
– Тогда вы были любимцем народа и в благосклонности у советских властей…
 
– Как и шахматы в целом.
 
– Вы были своего рода «придворным» шахматистом. И вообще – членом ЦК ВЛКСМ…
 
– Все эти вещи меня тогда мало интересовали. Моё благополучие строилось не внутри, а вне страны и зависело от успешных выступлений на международных турнирах. Разумеется, многие вещи нужно было согласовывать с системой, но я быстро усвоил правила игры и, не становясь поперёк системы, делал всё так, как нужно мне.
 
Советский период – золотой век в истории отечественных шахмат. Государство заботилось о шахматистах, им выделялись стипендии. Правда, некоторые из моих коллег негласно выражали недовольство: мол, если бы был свободный выезд на международные турниры, им бы и стипендии были не нужны. Да, тогда для участия в таких турнирах требовалось разрешение властей. Теперь разрешения не требуется: езжай и играй. Но нет и стипендий! И приходится думать не о творчестве, а о том, как прокормить семью. Кстати, после того, как у нас отказались от стипендий, Запад, наоборот, стал перенимать опыт СССР: появились солидные государственные премии за чемпионство, налоговые льготы для компаний, устраивающих турниры…
 
– Почему так снизился уровень выступлений наших шахматистов на международной арене?
 
– Любое место вне призовой тройки – позор. Такое происходит не только с шахматами. Наши хоккеисты, например, великолепно выступают в НХЛ, а на уровне отечественных сборных проваливаются.
 
– Но шахматы не хоккей. Тут тренер не играет такой роли…
 
– Раньше и в шахматах были тренеры, способные влиять на игроков. Например, Бондаревский мог настроить Бориса Спасского и задать нужный тон. Но пора великих тренеров, как видно, прошла. Тренер теперь – только подспорье.
 
– Вспоминается матч нового века – сборная России против сборной мира. Все знатоки были уверены, что наша сборная победит, ведь в её составе были Каспаров и Крамник. Но именно они и стали главными виновниками того, что Россия проиграла…
 
– Каспаров и Крамник в том матче больше следили друг за другом: кто как выступит. И Крамник в итоге удовольствовался тем, что выступил чуть лучше Каспарова.
 
– А вот сборная СССР сборную мира всегда побеждала… Может, причина в том, что своего рода «комплекс победителя» был свойственнен и всему СССР в целом?
 
– Не было комплекса победителя – была пропаганда. Это выражалось, в частности, в усиленном финансировании отдельных, особо успешных областей жизни страны – балета, спорта, космоса, вооружений… Главная беда в том, что за победами на международном уровне у нас забывали про внутренние проблемы. Неумение справиться с ними привело к развалу Союза. Тогда и Россия была на грани, но, к счастью, обошлось.
 
ЛЕОНИД ИЛЬИЧ БЛАГОВОЛИЛ МОЛОДОМУ ЧЕМПИОНУ МИРА
Фото предоставлено издательством «Автограф века»
 
МЫ ТЕРЯЕМ СОВЕСТЬ И НАСЕЛЕНИЕ
 
– Видимо, изменения в политической системе сказались на психологии людей…
 
– Изменились условия жизни, стала меняться мораль. Но, признаться, я не ожидал, что мы скатимся до такого уровня. Когда речь идёт о прибыли, честность и порядочность уже ничего не значат. О коррупции говорят бесконечно, а она всё равно процветает. Бессовестная политика государства по отношению к народу привела к тому, что смертность у нас превышает рождаемость. Средняя продолжительность жизни сократилась по сравнению с советскими временами почти на семь лет. А рождаемость? И кто будет населять Россию через пару десятков лет?!
 
Многие наши люди, увы, не понимают, что их собственное благополучие зависит от общей ситуации в государстве. Мало построить личный замок. Нельзя замкнуться на своих персональных заботах. Участвовать в жизни государства – значит, заботиться о себе и своих близких.
 
– Считается, что сейчас в России нет идеологической цензуры.
 
– Свобода слова, конечно, хорошо. Но раньше о культе секса и насилия и речи быть не могло. А сейчас что мы видим на экранах? Люди с сексуальными отклонениями выпячивают свою болезненность. Я ничего не имею против людей с иной сексуальной ориентацией, но зачем навязывать это в СМИ? Правда, реклама в последнее время стала несколько лучше, но она по-прежнему агрессивна. А нынешнее телевидение во многом асоциально. Даже госканалы ничего с этим поделать не могут. Любой нормальный человек прекрасно понимает, что секс и насилие на экранах провоцируют преступность и безнравственность. Я считаю, что нужно принять соответствующий закон о средствах массовой информации, а не только их добровольную «хартию». Неплохо было бы усилить пропаганду здорового образа жизни и мысли.
 
А пока то, что мы видим на экранах, поистине убийственно действует на молодое поколение. Если так легко убивают в кино, то и в жизни можно убить столь же легко… Часто из-за отсутствия внутренней цензуры в средствах массовой информации у молодых людей невозможно сформировать представление о нормальном существовании.
 
– У вас по всему миру детские шахматные школы… Вы столько сил и времени отдаете детям! Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит в сфере образования в России?
 
– Сейчас у нас происходят странные вещи под видом реформ, которые якобы жизненно необходимы. Но взять, к примеру, младшее школьное образование. Нужны ли здесь реформы? Судя по Франции, Германии, Испании, где у меня есть шахматные школы, их младшее школьное образование резко уступает нашему. А американские дети вообще кроме США ничего не знают. Раньше наши дети всегда получали оптимальное количество информации. А нынешнее увеличение нагрузок ведёт не к повышению интеллектуального уровня наших детей, а, скорее, к ослаблению их здоровья и потере интереса к знаниям.
 
– Вы как посол ЮНИСЕФ какие проблемы детства поставили бы на первое место?
 
– Меня очень заботит проблема бездомных детей, огромное количество которых появилось в последнее время. Это массовое явление стало колоссальной социальной проблемой. Поэтому бездомным детям должна быть посвящена отдельная государственная программа.
 
Не менее остро стоит и проблема малолетних преступников и без вины виноватых детей, родившихся в женских колониях. Детская преступность, её предупреждение, помощь тем, кто уже совершил правонарушение, – это моя особая боль. В колониях для несовершеннолетних я несколько раз давал сеансы одновременной игры в шахматы.
 
Вообще, проблемами детства я занимаюсь давно. Я был инициатором командного чемпионата мира по шахматам среди детей, с моим непосредственным участием постоянно открываются детские шахматные школы. Трудно сосчитать, сколько таких школ открыто в странах СНГ. 10 лет существует специализированная шахматная школа для ребят из Чернобыльской зоны. Мы специально вывозим их на зимние и летние сессии, чтобы они могли еще и оздоровиться.
 
МАТЧ С ГАРРИ КАСПАРОВЫМ ВОШЕЛ В ИСТОРИЮ МИРОВЫХ ШАХМАТ
Фото предоставлено издательством «Автограф века»
 
ОНИ ДАЖЕ СВЕЧКУ ПОСТАВИТЬ НЕ УМЕЮТ
 
– Способна ли религия помочь выжить нации?
 
– Я отношусь с уважением к вере и считаю, что любая религия (только не воинствующая) ведёт человека к добру, поддерживает мораль. В России в настоящее время нет стержневой идеи, поэтому к религии обратились даже политики. Но боюсь, что это лишь политические игры. Борис Ельцин, придя к власти, вдруг стал чрезвычайно религиозным. А показали во весь экран в храме – и все увидели, что он даже свечку ставить не умеет. Вера – это в первую очередь духовность.
 
Церковь, как и всё вокруг теперь, не может существовать вне процессов, которые происходят в стране. Вольно или невольно, но они сказываются. Восстановление храмов требует огромных средств. Я знаю это не понаслышке. Фонд мира, который я представляю, выделил в своё время 23 миллиона рублей (крепких, советских – еще до 1990 года) на восстановление Валаама и 40 миллионов на восстановление Оптиной пустыни.
 
– Можно ли в наше время, в компьютерный век, соблюдать 
христианские заповеди?
 
– Соблюдать, наверное, можно, но выживать с этим трудно. Если тебя ударят по одной щеке, а ты в ответ подставишь другую – то рискуешь остаться без всего. Современный человек формирует своё жизненное поведение не с точки зрения вечных ценностей, а с точки зрения практической целесообразности. Здесь, конечно, и компьютер свою роль сыграл. С одной стороны, это двигатель прогресса, а с другой – он слишком вторгся в нашу жизнь. У спортсмена вырабатывается условный рефлекс: мол, что скажет компьютер?..
 
Но ведь творческий потенциал человека всё равно выше, чем компьютерная память. Некоторые шахматные неудачи Каспарова отчасти были связаны именно с тем, что он стал слишком тесно общаться с компьютером. И всё же в шахматах часто компьютер выступает в роли помощника. Он ускорил созревание шахматиста: стало очень легко находить нужную шахматную информацию.
 
ТОЧНОСТЬ – ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ ШАХМАТИСТА!
Фото предоставлено издательством «Автограф века»
 
А МОГ БЫ СТАТЬ ЭКОНОМИСТОМ…
 
– Вы – опытный спортсмен. Вас трудно напугать?
 
– Я не верю в бесстрашных людей. Каждый человек может и бояться, и страшиться чего-то. Но по-разному с этим справляется, так как у всех по-разному реагируют на источник страха мозговые клетки. У меня страх может вызывать, скажем, абсолютную собранность и ясность. Когда чувствую опасность, – а бывали случаи и угрозы для жизни, – то полностью мобилизуюсь. И в этот момент голова интенсивно работает.
 
– Вы – человек увлекающийся. Например, я знаю, что вы «болеете» марками…
 
– Да, я с детства увлекаюсь собирательством. Особенно меня интересуют олимпийские марки, и я даже участвовал в международных филателистических выставках. Горжусь своей коллекцией, посвящённой Играм VII Олимпиады 1920 года в бельгийском Антверпене. Эта серия издана на так называемых министерских блоках и в пробах, а также с надпечаткой «образец», да еще в квартблоках. И к тому же в беззубцовых одиночках… Они изготовлены в Нью-Йорке одной из тамошних фирм и выпущены невиданно огромным тиражом (30 млн серий!). Оформлены «под антику» и воспроизводят сюжеты классической древности (скульптура Мирона «Дискобол», греческая квадрига и эллинский бегун-победитель). Впрочем, редкость этих марок могут оценить только специалисты.
 
– Кто ваш любимый шахматист?
 
– Трудно сказать. Вообще-то я учился на партиях Капабланки. Тогда было трудно достать шахматные книги, и первая моя книга была «Лучшие партии Капабланки» Панова. Мне было тогда 7 лет.
 
– Вы не задумывались о том, кем бы вы стали, если бы не было шахмат?
 
– Я получил экономическое образование. Сначала поступал на математический факультет в МГУ. Но потом, проучившись один год, сознательно перешёл на экономический.
 
Не был бы шахматистом, мог бы стать историком, экономистом… А может, математиком. У меня были большие математические способности. Однако совмещать математику и шахматы оказалось сложно.
 
Но я сделал свой ход.
 

Авторы:  Юрий ПАНКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку