КОРОЛЬ ИМИТАТОРОВ

КОРОЛЬ ИМИТАТОРОВ
Автор: Сергей МАНУКОВ
22.05.2015
 
ХАН ВАН МЕЕГЕРЕН: ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ОБМАНУЛ ГЕРИНГА
 
Подделка произведений искусства – прибыльный бизнес на протяжении многих веков. Особенно большие доходы она начала приносить в XX веке, с появлением мирового рынка произведений искусства. К фальсификаторам, или, как их еще называют, имитаторам, предъявляют высокие требования. Они должны быть талантливыми людьми. Для того чтобы подделать картину известного живописца, нужно не только прекрасно рисовать, но и обладать множеством других знаний.
 
Конечно, подделка произведений искусства – преступление, но все же этот вид преступлений считается одним из наиболее «благородных». Наверное, потому что в роли пострадавшей стороны в большинстве случаев выступают коллекционеры, а это в основной массе люди богатые. Среди таковых, например, оказался рейхсмаршал Герман Геринг, а обман вскрылся только тогда, когда ближайший соратник фюрера уже заслушивал обвинения на Нюрнбергском процессе.
 
Королем фальсификаторов XX века, особенно когда речь заходит о старых мастерах, считается голландец Хан (Ханс) ван Меегерен. Лучше всего у него получалось подражание Яну Вермееру Дельфтскому (1632–1675), одному из самых известных представителей «золотого века» голландской живописи.
 
Вскоре после капитуляции Германии, 29 мая 1945 года, в дверь мастерской голландского художника и торговца картинами ван Меегерена постучали два американских офицера из специального подразделения, разыскивающего законных владельцев награбленных нацистами произведений искусства. Их интересовал хозяин картины «Христос и грешница» Яна Вермеера. Полотно находилось в коллекции рейхсмаршала Германа Геринга, которую он спрятал в соляной шахте на территории Австрии. Там картину и нашел американский капитан Гарри Андерсон.
 
Нацисты педантично записывали все поступления, поэтому узнать, что эту работу продал большому поклоннику изящных искусств Герингу за 1,65 млн гульденов (около 7 млн долларов в сегодняшних ценах) баварский банкир и торговец произведениями искусства Алоис Мидль, большого труда не составило. На допросе Мидль рассказал, что ранее неизвестное полотно Вермеера он купил в 1942 году у агентов Хана ван Меегерена.
 
После того как голландец отказался называть имя владельца картины «Христос и грешница», его арестовали по обвинению в сотрудничестве с нацистами и продаже им национального достояния, которым объявили работу Вермеера. В первые годы после войны в странах, оккупированных Германией, коллаборационизм считался очень серьезным преступлением, за которое полагалась смертная казнь.
 
Конечно, ван Меегерен не сотрудничал с нацистами и уж тем более не продавал им национальное достояние Нидерландов. Он мог легко это доказать, но тогда бы ему пришлось признаться в том, что он совершил несколько других, менее серьезных, но все же серьезных преступлений, которые позволили ему в течение шести лет без особых усилий заработать огромные по тем временам деньги – сумму, эквивалентную 60 млн долларов в сегодняшних ценах…
 
НИ НА ЧТО НЕ СПОСОБЕН
 
Хан ван Меегерен родился 10 октября 1889 года в городке Девентер. В том, что он стал фальсификатором, в определенной мере, пожалуй, виноват отец – Хенрик Йохан ван Меегерен, француз по национальности и школьный учитель истории по профессии. Не одобряя увлечения сына живописью, он заставлял его по 100 раз за день писать: «Я ничего не знаю, я ничто, я ни на что не способен».
 
Любовь к живописи и старым мастерам Хану привил школьный учитель рисования, большой поклонник Яна Вермеера. От него же, очевидно, ван Меегерен перенял и презрительное отношение к современному искусству и особенно импрессионизму.
 
Под напором отца Хан в 1907 году поступил на архитектурный факультет Технического университета в Делфте, кстати, родного города Вермеера. И хотя ван Меегерен больше интересовался живописью, он добился немалых успехов и в архитектуре. Построенный по его проекту Клуб любителей гребли стоит в Делфте до сих пор и даже охраняется как памятник архитектуры. О несомненном таланте Хана говорит и золотая медаль, полученная им за изображение интерьера церкви Св. Лаврентия в Роттердаме.
 
Тем не менее архитектором Хан ван Меегерен так и не стал. Он бросил учебу в университете и переехал в Гаагу. Здесь он поступил в Королевскую академию искусств, после окончания которой начал работать ассистентом преподавателя рисования.
 
На содержание семьи жалкого оклада в 75 гульденов в месяц, конечно, не хватало. К тому времени Хан ван Меегерен успел жениться и стать отцом двоих детей: сына Жака и дочери Паулины.
 
Для того чтобы прокормить семью, Хан начал рисовать плакаты и картины: открытки на христианские сюжеты, пейзажи и портреты в стиле Рембрандта и других старых мастеров. Написанный им «Олень королевы Юлианы» попал во все учебники рисования. Рисунок растиражировали и успешно продавали на всей территории королевства.
 
Голландские критики заговорили о появлении молодого таланта. Однако ван Меегерена уже в молодости больше интересовала материальная сторона искусства. Он много раз ездил в Бельгию, Францию, Италию и Британию и стал там известным портретистом. Особенно много денег приносили поездки на французский Лазурный берег, где любили отдыхать богатые американцы и англичане. На них сильное впечатление производило его знание техники голландских мастеров XVII века.
 
Хан ван Меегерен ненавидел современное искусство, считал его детским и декадентским и был уверен, что о нем скоро забудут. Однако о ненавистном Ван Гоге, к удивлению Меегерена, почему-то не забывали, а вот его, продолжая признавать несомненный талант, все чаще называли имитатором и фальсификатором.
 
Прочитав очередные нелестные слова о себе – «одаренный техник, который обладает множеством достоинств, кроме оригинальности», – Хан вышел из себя и объявил войну как критикам, так и всему современному миру живописи. В ответ на критику он написал несколько агрессивных статей в ежемесячном журнале De Kemphaan («Боевой петух»).
 
Наверное, тогда в его голове и родилась идея доказать всем, что он способен не только на имитации. В 1932 году Хан ван Меегерен перебрался на юг Франции и там в течение шести лет трудился над своей главной фальсификацией.
 
УДАЧНЫЙ ВЫБОР
 
Сначала Меегерен «набивал руку» на старых мастерах: Франсе Халсе, Питере Хохе, Герарде Терборxе и, конечно же, Яне Вермеере. После длительных размышлений он по ряду причин остановил свой выбор на Вермеере. Во-первых, Вермеер входил в тройку великих голландских мастеров «золотого века» вместе с Рембрандтом и Халсом и за громадный талант получил прозвище «Художник художников». Во-вторых, до начала XX века он был малоизвестен, потому что его картины были открыты лишь в 1866 году французским критиком Тео­филем Торе. В-третьих, известны лишь 35 работ Вермеера, которые, конечно, очень высоко ценятся. Немаловажно было и то, что почти все его картины находились за границей, что могло пригодиться при экспертизе. Ну и наконец, среди этих 35 картин почему-то не было ни одной с религиозным сюжетом. Этот промах великого голландца и решил исправить Хан ван Меегерен.
 
Он придумал хитроумный план мести и решил нарисовать картину в стиле Вермеера, но не копию, а оригинал. Когда же ее начнут превозносить до небес ведущие знатоки и специалисты живописи и купит какой-нибудь крупный музей, он намеревался раскрыть правду и посмеяться над злопыхателями.
 
Начал ван Меегерен с внимательного изучения биографии Яна Вермеера, его техники и каталога картин. Основная работа проходила в деревушке Рокебрюн-Кап-Мартен, где он снял просторный дом и оборудовал мастерскую. Хан закупил настоящие холсты XVII века, смешал краски по старинным рецептам из лазурита, свинцовых белил, индиго и киновари и приступил к работе. Предпочтение он отдавал любимым цветам Вермеера – ультрамарину и желтому. Рисовал кистями из меха барсука, потому что именно такими кистями работали старые мастера. Для того чтобы краски выглядели, как будто им 300 лет, ван Меегерен воспользовался фенолформальдегидной смолой. Чтобы краски затвердели, готовую картину он положил в печь, которую нагрел до 100–120 градусов, а для получения трещинок-кракелюров – свернул в трубку.
 
Так получилось выполненное по известному библейскому сюжету знаменитое полотно «Христос в Эммаусе», на котором Иисус преломляет хлеб за столом с двумя своими учениками. О Яне Вермеере известно значительно меньше по сравнению с другими знаменитыми живописцами, что, конечно, тоже было на руку Хану. Узнав, что историки живописи предполагали, что Вермеер учился в Италии, в качестве модели он воспользовался известной картиной великого итальянского живописца Микеланджело Караваджо «Ужин в Эммаусе».
 
СЛАДКАЯ МЕСТЬ
 
Своей работой Хан ван Меегерен остался доволен. Поставив в углу размашистую подпись великого соотечественника, он в сентябре 1937 года показал картину Жерарду Буну, члену парламента Нидерландов от Либеральной партии, и убедил его, что картина принадлежит голландской семье из Италии. Фашистские власти репрессировали голландцев, и теперь для эмиграции в Америку им были срочно нужны деньги. Хан попросил политика показать картину Абрахаму Бредиусу, 83-летнему историку живописи, главному специалисту по Вермееру, который в 1932 году нашел ранее неизвестную работу этого мастера «Дама и кавалер у спинета».
 
Живший неподалеку, в Монако, Бредиус заглотнул наживку. Вскоре в журнале Burlington появилась его статья, в которой он писал, что недавно испытал знакомое всем истинным ценителям высокой живописи чувство восторга, когда ему попался ранее неизвестный шедевр Яна Вермеера, известного голландского живописца из Делфта. Он не только высоко оценил полотно, но и во всеуслышание заявил, что это лучшее творение великого голландца.
 
Неожиданно весь мир оказался у ног ван Меегерена. Общество Рембрандта купило работу «Христос в Эммаусе» за 520 тыс. гульденов и подарило ее Музею Бойманса в Роттердаме.
 
Для Хана была важна не столько вырученная за подделку огромная сумма, сколько то обстоятельство, что его картина оказалась главным экспонатом большой выставки «400 лет европейского искусства».
 
Вместо того чтобы разоблачить свой обман, как предполагалось ранее, Хан ван Меегерен не устоял перед соблазном и начал работать над… новым «шедевром Вермеера».
 
Всего за пять с небольшим лет он нарисовал пять «вермееров»: «Голова Христа», «Тайная вечеря», «Исаак, благословляющий Иакова», «Омовение ног» и «Христос и грешница», а также несколько имитаций других мастеров, заработав в общей сложности, по разным оценкам, от 30 до 60 млн долларов в сегодняшних ценах.
 
Вместе с большими деньгами пришли и пороки – Хан пристрастился к дорогому шампанскому, морфию и продажной любви. Он десятками скупал дома в разных городах Голландии. В 1946 году сам же Меегерен признался в интервью, что у него 52 городских и 15 сельских домов. Денег было так много, что он не успевал их тратить. Сот­ни тысяч гульденов он закапывал в садах, прятал в вентиляционных каналах и под полами в своих домах, при этом нередко забывая место тайника. Не удивительно, что даже сейчас, почти через 70 лет после смерти ван Меегерена, голландцы время от времени находят спрятанные им коробки с довоенными гульденами.
 
Наверное, чувствуя приближение беды, Хан ван Меегерен для большей сохранности имущества формально развелся в декабре 1943 года со второй женой и перевел на нее львиную долю состояния…
 
ДОКАЗАТЬ СВОЮ ВИНУ
 
Просидев после ареста в тюрьме шесть недель, Хан ван Меегерен презрительно бросил своим тюремщикам: «Глупцы, вы думаете, будто я продал Герингу бесценного Вермеера? Никакой это не Вермеер. Эту картину я нарисовал сам!»
 
И тут произошло то, чего он никак не ожидал – его признанию… не поверили. Выход подсказал один из следователей. Он сказал, что если ван Меегерен нарисовал картину, купленную Германом Герингом, то он наверняка сможет нарисовать ее по памяти.
 
«Создание копии не доказывает наличие у художника таланта, – высокомерно ответил ван Меегерен. – Я никогда в жизни не рисовал копий и не намерен делать это сейчас. Если хотите, я нарисую вам нового Вермеера, создам на ваших глазах новый шедевр!»
 
Полтора месяца, регулярно подкрепляясь вином и морфием, Хан рисовал под наблюдением журналистов и назначенных судом свидетелей картину «Молодой Христос в храме среди учителей» – чтобы доказать свою вину.
 
Судьи были вынуждены признать правоту Хана ван Меегерена. В январе 1946 года он вышел на свободу.
 
Триумф был полный. Обвиненный в сотрудничестве с нацистами ван Меегерен превратился в национального героя. Он был человеком, обманувшим не только знатоков живописи, но и самого Геринга. Когда рейхсмаршалу сообщили, что его любимый Вермеер – подделка, он на время забыл о приговоре Нюрнбергского трибунала и так расстроился, как будто впервые в жизни узнал, что на свете существует зло.
 
Отомстив коллаборационистам, голландцы хотели веселья, положительных эмоций. Наверное, поэтому, согласно данным опроса общественного мнения, проведенного в Голландии в октябре 1947 года, Хан ван Меегерен уступил по популярности лишь премьер-министру Луи Билу.
 
Меегерен купался в славе, к которой стремился всю жизнь. Суд над ним начался в Амстердаме 29 октября 1947 года и быстро превратился в шоу. Обвиняемый больше прокурора, требовавшего для него двух лет тюрьмы за подделки и мошенничество, хотел, чтобы его признали виновным. Но даже тогда искусствоведы не соглашались с очевидным и утверждали, что как минимум одна из шести картин все же принадлежала кисти Яна Вермеера.
 
Последнюю точку в спорах поставила химическая экспертиза. Выяснилось, что краски Хан смешивал при помощи связующего вещества «Альбертол». В его основе – фенолформальдегидная смола, которую начали изготавливать только в XX веке.
 
Хан ван Меегерен все же добился своего. 12 ноября 1947 года суд признал его виновным в получении денег обманным путем и приговорил к году тюрьмы. Тем не менее за решеткой он не отсидел ни одного дня. Пока защита и… обвинение хлопотали над королевским помилованием, у ван Меегерена, здоровье которого давно и сильно оставляло желать лучшего, случился сердечный приступ. Последний месяц своей жизни Хан провел в больнице, где и скончался 29 декабря 1947 года – после второго приступа, на больничной койке.
 
Король имитаторов до последнего вздоха считал, что сполна поквитался с недоброжелателями. Правда, к сладкому ощущению победы примешивался и легкий горький осадок. «Мой триумф как фальсификатора, – заявил он после вынесения приговора, – стал моим поражением как созидательного художника».
 
Меегеренские «вермееры» сейчас хранятся в музеях и коллекциях. Главное полотно – «Христос в Эммаусе», например, по-прежнему висит в музее Бойманса. Любопытно, что администрация музея так и не смирилась с тем, что ей подарили подделку, и продолжает утверждать, что их Вермеер – подлинный.
 
СПРАВКА
 
Встречаться с подделками работ известных мастеров стражам порядка приходится часто. Гораздо реже они сталкиваются с мошенниками, которые подделывают… тех, кто подделывает знаменитых живописцев.
 
Никто не сомневается в таланте Конрада Куйау. Этот одаренный художник ловко подделал дневники Гитлера и множество дорогих картин. Если бы Конрад не умер в 2000 году от рака, он бы несомненно испытал чувство гордости за свою внучатую племянницу Петру, которая попала за решетку. Петра Куйау провинилась тем, что сотни раз подделывала подпись знаменитого деда на дешевых копиях известных полотен Каналетто, Моне и голландских мастеров.
 
Фальшивая подпись Куйау позволяла выдать картины за его работы и увеличивала стоимость стоящих не больше 10 евро картин в 300–350 раз! Всего Петра Куйау ухитрилась продать на виртуальном аукционе более 500 подделок деда на общую сумму свыше 550 тыс. евро.
 
Полиция узнала о мошеннице от одного из учеников Конрада Куйау, который обратил внимание на то, что за один год в Интернете появилось очень много предложений продаж его картин.
Конрад Куйау, художник и торговец старинным оружием, прославился в 1983 году.
 
Он стал автором сразу двух громких сенсаций: сначала убедил авторитетный немецкий журнал Stern и другие не менее солидные издания в разных странах напечатать отрывки из тайного дневника Гитлера, который ему якобы удалось совершенно случайно найти. Stern напечатал выдержки, сопроводив их высокопарным комментарием, что теперь, наверное, придется переписывать историю ХХ века.
 
Через две недели последовала вторая сенсация. Анализы бумаги и чернил неопровержимо доказали, что дневники являются подделкой. Куйау арестовали, судили и дали за подлог три года тюрьмы. Выйдя на свободу, Конрад еще больше упрочил свою славу. Он взялся подделывать картины знаменитых живописцев и их подписи. Чтобы опять не угодить за решетку, Куйау всегда ставил где-нибудь в незаметном месте и свою подпись. Так что обвинить его в мошенничестве было крайне трудно.
 
После осуждения Петры Куйау власти городка Фулендорф решили закрыть открытый ею за год до ареста музей деда. В нем были выставлены подделанные Конрадом многочисленные картины Пикассо, Ренуара, Ван Гога и других известных мастеров.
 
Со стороны может показаться, что отличить оригинал от копии проще простого. Однако это совсем не так.
 
После трагикомического случая, произошедшего в 2006 году, Кате Шнейдер, директору Музея искусств в немецком городе Морицбург, земля Саксония-Анхальт, трудно защищаться от критиков, которых у нее, как и у всякого другого чиновника, пусть и от искусства, хватает. Фрау Шнейдер допустила непростительную для знатока живописи ошибку. Увидев картину, состоящую из нагромождения ярких мазков разноцветных красок, она уверенно предположила, что полотно принадлежит кисти известного немецкого художника Эрнста Вильгельма Нея, лауреата премии Гуггенхайма, довольно престижной награды в мире живописи.
 
Каково же было удивление и разочарование директора музея, когда она узнала, что эта, с позволения сказать, картина написана не Неем, а Банги. Это имя ничего не говорит любителям живописи, потому что Банги… шимпанзе из зоопарка Галле.
 
Сотрудники зоопарка подтвердили, что картина принадлежит кисти их 31-летней подопечной. Банги – художница со стажем. Живописью она увлекается большую часть своей жизни. Особую ценность ее работам придает то обстоятельство, что их очень мало. Беда не в том, что Банги ленится и мало рисует. Просто картины художницы-самоучки безжалостно рвет ее сожитель, шимпанзе Сашо. В зоопарке считают, что Сашо, не обладая талантом подруги, ревнует ее к славе.
 

Авторы:  Сергей МАНУКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку