Концы – в воду!

Автор: Игорь КОРОЛЬКОВ
01.11.2009
   
   
Президенты Израиля и России – Шимон Перес и Дмитрий Медведев – в Бочаровом Ручье. Было ли им до улыбок на конфиденциальной встрече в Москве?  
   
   
Министр обороны Анатолий Сердюков получил от президента задание найти и освободить Arctic Sea.  
   
 
Экипаж Arctic Sea сразу после освобождения  
   
 
Судно до и после захвата. Внизу – с новым названием, которое пираты нанесли на борт  
 
   
 
   
 
Резиновая лодка пиратов, якобы преодолевшая половину Балтики  
   
 
17 августа в Атлантическом океане бойцы ГРУ арестовали восемь «экологов», якобы захвативших Arctic Sea. Ныне арестованные находятся в одном из московских СИЗО, в отношении пиратов возбуждено уголовное дело  
 
   

Загадочная история Arctic Sea, как бы плененного, как бы освобожденного и до сих пор не дошедшего до порта приписки

Попытки выяснить сегодняшнее местонахождение Arctic Sea оказались безрезультатными: официальной информации нет, судно все еще где-то на пути домой.
Как же так? Эпопея с пропавшим сухогрузом длилась почти два месяца. Грандиозная операция по спасению экипажа от пиратов XXI века показала миру, на что способны российские ВМФ, если наши сограждане оказались в беде, – и вдруг такая секретность? Я бы даже сказал, целая спецоперация номер два – по засекречиванию результатов первой.

«Летучий голландец»
Последние сообщения об Arctic Sea, относятся к попытке сухогруза, конвоируемого российским военным кораблем, войти в порт Лас-Пальмас. Президент порта Хавьер Муньос принять корабль отказался, так как, по его словам, сухогруз уже не торговое судно, а «плавучий объект», находящийся под контролем российских военных. «Нам не нужен у причала бесхозный «Летучий голландец», – заявил господин Муньос.
Судя по всему, освободив Arctic Sea, а затем, фактически арестовав его, российские власти не предвидели проблем, в которых увязнут: они вывели сухогруз из-под юрисдикции государственного флага судна (Мальты) и взяли на себя всю ответственность за его судьбу, в том числе финансовую. Их поведение после освобождения судна было весьма решительным, но, видимо, не очень грамотным с точки зрения международного морского права и не вполне соответствующим этическим нормам, во всяком случае, в части отношения к судовладельцу. Напомню, судно с российским экипажем принадлежит финской компании Solchart management.
Но еще большее недоумение вызывает обращение властей с освобожденными моряками. Впечатление, будто из одного плена они попали в другой. Капитан корабля Сергей Зарецкий успел связаться с профсоюзом моряков и сообщить, что у команды хотят изъять сим-карты.
Одиннадцать членов экипажа доставили в Москву для допросов. Связаться с родственниками им не разрешали. Дело дошло до того, что жены моряков вынуждены были обратиться к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой посодействовать освобождению членов экипажа уже в Москве. В конце концов одиннадцать моряков вернулись в Архангельск, но от общения с журналистами до сих пор категорически отказываются.
В более сложном положении оказались капитан Arctic Sea и три члена команды. Вместо того чтобы заменить их свежими людьми (те уже были наготове), четверку оставили «для поддержания жизнедеятельности корабля». Экипаж пытался воспротивиться этому. Безуспешно. Жены четверки, удерживаемой на судне, обратились с открытым письмом в международный профсоюз моряков, в Международный Красный Крест, к правительствам Испании, Мальты, Финляндии, России и лично к премьеру Владимиру Путину. «С 18 сентября связи нет, – пишут жены. – Из разговора с мужьями мы узнали, что все они в плохом физическом состоянии… Наши семьи два месяца лихорадит: месяц мы молили бога о спасении моряков, второй месяц ждем разрешения ситуации. Все это время мы, женщины, серьезно болеем. Жена капитана две недели находилась на больничном у невролога в дневном стационаре на капельницах. Жена боцмана три недели на дневном стационаре с гипертоническим кризом. Жена второго механика с обострением язвенной болезни на больничном до сих пор. Жена старшего механика нуждается в плановой операции, но вынуждена отказаться от нее до возвращения мужа. Мы, четыре отчаявшиеся женщины и наши дети, просим все компетентные организации, призванные защищать права человека, помочь нашим семьям немедленно вернуть домой наших ни в чем не повинных мужей. 24 сентября 2009 года. Архангельск».
Почему переживший плен экипаж до сих пор на судне? Почему российские власти окружили рейс обычного сухогруза такой таинственностью? Я попытался в этом разобраться.

Неладное спасение
Итак, 20-21 июля нынешнего года сухогруз Arctic Sea в финском порту Якобстад (Пиетарсаари) принял на борт пиломатериалы и 22 июля под мальтийским флагом вышел в море. Четвертого августа ему предстояло доставить груз в Беджайю, но в назначенный срок сухогруз в Алжир не прибыл. Восьмого августа появилась первая информация о том, что судно, возможно, кем-то захвачено, – оно давно не выходило на связь. А вскоре мировые СМИ сообщили, что Arctic Sea захвачен пиратами.
Президент Медведев приказал министру обороны Анатолию Сердюкову найти сухогруз и спасти российских моряков. На поиски пропавшего судна отправили корабли Военно-морского флота, к операции подключили атомные субмарины и космические войска.
17 августа сторожевик «Ладный» настиг захваченное судно в 300 милях южнее группы островов Кабо-Верде и без единого выстрела пленил пиратов. Телевидение показало современных корсаров – дюжих парней в татуировках. Они с первого взгляда вызывали отвращение к себе, сочувствие к многострадальному экипажу и восхищение бойцами ГРУ, обезвредившими бандитов.
Казалось бы, самое время испытывать гордость за наших моряков, не потерявших присутствие духа в экстремальных условиях; за нашу армию, профессионально исполнившую приказ президента; за нашего президента, принявшего верное решение. Однако дальнейшие события разрушили благостную картину всеобъемлющей заботы государства о попавших в беду согражданах.

Откуда пираты?
Первым публично задавать неудобные вопросы начал главный редактор интернет-издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко. В свое время он окончил Владивостокское высшее мореходное училище, овладел специальностью штурмана, в течение шестнадцати лет ходил по морям сначала матросом, потом старшим помощником капитана.
Войтенко, к примеру, недоумевал: почему экипаж при захвате судна не сообщил о своем бедственном положении? Моряки, несшие вахту на мостике, уверен он, имели возможность подать сигнал бедствия, в том числе и с помощью потайной кнопки.
В конце концов, экипаж мог передать сообщение по мобильным телефонам. Какими бы расторопными ни были пираты, они не в состоянии сразу взять под контроль весь корабль и мгновенно арестовать весь экипаж. Это показал опыт захвата судов у берегов Сомали. При нападении на транспорт экипажи всегда успевали сообщить о ЧП.
Арест пиратов в историю с захватом судна ясности не внес, наоборот, породил новые вопросы.
Оказалось, что все восемь пиратов – граждане России, Эстонии и Латвии. У всех – русские фамилии. Они утверждали, что они экологи и вышли в море из эстонского порта Пярну для испытания навигационного оборудования, но попали в шторм. Возникли-де проблемы с лодкой, пришлось попросить помощи у моряков сухогруза.
Эта «легенда» выглядит малоубедительной хотя бы потому, что ночью 24 июля в районе острова Оланд стояла хорошая погода. А во-вторых, предлагаю раскрыть карту Балтийского моря и найти две точки – порт Пярну и остров Оланд у шведских берегов. Именно здесь, у острова, по официальной версии, в ночь на 24 июля и произошел захват Arctic Sea. Расстояние между Пярну и Оландом по прямой примерно 500 километров. Дабы проделать этот неблизкий путь на резиновой надувной лодке, пиратам понадобилось бы захватить с собой, ни много ни мало, полтонны горючего. Если топливный бак легкового автомобиля вмещает 50 литров, то на лодку таких баков нужно было бы взять десять.
Предположим, пираты – по натуре авантюристы и решились на рискованный бросок. Как они смогли так точно рассчитать и запас топлива, и скорость лодки (с учетом фантастической загрузки), и координаты сухогруза, чтобы в кромешной тьме точно выйти именно на него?
Конечно, всякий риск оправдывается результатом. Трудно, однако, представить, что подобный отчаянный бросок был сделан ради дров стоимостью 1,8 миллиона долларов.
Все эти обстоятельства ставят под сомнение версию, что на дело «экологи» отправились из Эстонии.
Но если не из Эстонии, то откуда они все-таки «нарисовались» у острова Оланд? Вероятнее всего, с самого острова Оланд. Но и при таком варианте операция требовала тщательной подготовки. Группа должна была каким-то образом добраться до острова, приобрести лодку, провезти оружие, снаряжение. И все это на территории чужого государства!
Маловероятно, чтобы подобная операция оказалась по зубам «экологам», даже притом что, как выяснилось, большинство из них прошли «спецподготовку» за колючей проволокой.

Уголовники общались на английском?
А теперь рассмотрим официальную информацию, выданную общественности шведской полицией: ночью 24 июля одетые в черное вооруженные неизвестные в масках подошли к судну на моторной лодке. Представились сотрудниками шведской криминальной полиции, изолировали экипаж и в течение 12 часов искали кокаин. Об этом шведским властям по телефону сообщил капитан судна Сергей Зарецкий.
Подтверждением слов капитана может служить смс, которое он отправил в компанию судовладельца: «Заперты в каютах, куда плывем, что нашли – не знаем». Журналисты обратили внимание: в сообщении ничто не указывает на захват корабля пиратами.
Ссылаясь на источники в полиции, шведские газеты пересказали то, что капитан сообщил на берег. С его слов, поднявшиеся на борт действовали «очень профессионально», словно отряд спецназа, и говорили по-английски с сильным акцентом. «Они заявили, что ищут кокаин, который, по их словам, мог быть доставлен на борт в Калининграде».
Согласитесь, трудно представить, чтобы захватившие судно пираты позволили капитану передавать о себе подобную информацию. Значит, 31 июля (а разговор капитана со шведскими властями состоялся именно в этот день) судно было свободно от посторонних. Выходит, он не лукавил, когда сообщал на берег, что после обыска «коммандос» судно покинули. Значит, был правдив и когда двумя днями раньше успокаивал бельгийские и британские власти: на корабле все в порядке.
Но что же произошло на Arctic Sea ночью 24 июля?
С достаточной степенью уверенности можно говорить о нескольких вещах. Первое. Ночью 24 июля Arctic Sea действительно был захвачен неизвестными, которые на сухогрузе что-то искали. Второе. Это не были сотрудники шведской криминальной полиции. Местные власти заявили, что правоохранительные органы Швеции в указанном районе каких-либо операций по досмотру судов не вели. Третье. Неизвестные действительно покинули судно, и какое-то время на сухогрузе посторонних не было.
Обращает на себя внимание, что российские власти, излагая собственную версию событий, обходят стороной сообщение капитана Зарецкого, переданное шведам. Официальные лица утверждают: назвавшие себя экологами пираты и есть те самые неизвестные, захватившие корабль ночью 24 июля.
Как же в таком случае объяснить противоречия? Капитан действовал по указке пиратов? Или на Arctic Sea побывали две группы «захвата»? И теперь вторую пытаются выдать за первую и единственную? «Экологов» с уголовным прошлым – за элитный отряд спецназа, что-то искавший на корабле. Нельзя исключить, что «экологов» доставили на судно в начале августа. Ведь еще 31 июля капитан, как мы помним, разговаривал со шведскими властями и ничего не сообщил о пиратах, которых тогда на корабле, судя по всему, еще не было.

Перес – в Москву
В ходе многодневных «поисков» Москва утверждала: судно бесследно исчезло. Хотя, как выяснилось позже, о местонахождении сухогруза было известно буквально по минутам, в чем российским военным помогали системы слежения НАТО. Не случайно сторожевик «Ладный» точно вывели именно в район Островов Зеленого Мыса, куда и двигался Arctic Sea.
В связи с этим возникает вопрос: что ему там понадобилось?
Полномочный представитель РФ при НАТО Дмитрий Рогозин после завершения операции заявил: пираты-де «стремились как можно быстрее привести судно в район Сенегала, Гвинеи-Бисау и Гамбии». «Если бы российская официальная сторона немного замешкалась, – утверждает Рогозин, – потом было бы очень сложно найти судно».
Но если ситуация была настолько серьезной, почему на перехват Arctic Sea не бросились британские, французские или испанские ВМФ? Ведь от берегов этих стран несколько ближе к проплывавшему мимо захваченному судну, чем от Крыма, откуда вышел российский «Ладный».
Итак, по версии официальной Москвы, пираты хотели сухогруз украсть. Ключевой вопрос: судно или груз? Arctic Sea мог рваться на океанский простор, подальше от посторонних глаз. В океане, под покровом ночи, с грузом можно сделать все, что угодно: переместить на другое судно, утопить…
Неслучайно главной причиной продолжающихся злоключений Arctic Sea, которую всячески избегают комментировать российские официальные лица, стало именно предположение о характере его груза. При современных технологиях и возможностях спецслужб, шила в мешке не утаишь, тем более если шило это напоминает зенитные ракеты С-300, пусть и замаскированные под дрова.
Анонимные источники, почти одновременно заявившие о себе в Израиле, России, Великобритании и Швеции, поделились с общественностью сведениями, что Arctic Sea вез оружие Ирану или Сирии. Те самые зенитные ракеты С-300, от продажи которых этим странам Москва четыре года назад обязалась воздержаться по подписанному с Израилем и США соглашению – «во избежание нарушения баланса сил».
Отличились, похоже, разведчики из «Моссада» – по сообщению израильских коллег, именно моссадовцы узнали о готовящемся рейсе. Роль вооруженных людей в черном, говоривших по-английски с акцентом, скорее всего, мастерски исполнил израильский спецназ. В его задачу входило задокументировать наличие на корабле российского оружия.
Причем в способности израильтян осуществить такой «досмотр» мало кто сомневается – они не раз демонстрировали изобретательность и блестящую выучку в операциях по борьбе с терроризмом в различных точках планеты.
Любопытно и другое совпадение. Чуть ли не на следующий день в Москву для встречи с президентом Медведевым неожиданно прилетает президент Израиля Шимон Перес. О визите не объявлялось. И лишь после утечки в прессу администрация израильского президента официально признала факт конфиденциальной встречи в Кремле.
Внезапное появление Шимона Переса позволяет предположить, что, обнаружив на Arctic Sea военный груз, израильтяне поставили перед Москвой условие: они не будут поднимать международный скандал с разоблачениями, если Россия действительно прекратит поставки ракет Ирану (или Сирии).

Сердюков – в Калининград
И, наконец, еще одно совпадение. Другой высокопоставленный визитер, надеявшийся не афишировать свои передвижения, привлек-таки к себе внимание несколько раньше, как раз в Калининграде и как раз в канун отплытия оттуда Arctic Sea – в калининградском доке сухогруз стоял на ремонте. Министр обороны Анатолий Сердюков, по официальной версии, посетил балтийский город с инспекцией подразделений морской пехоты.
Как мы помним, спецназ, обыскивавший Arctic Sea, заявил капитану судна, что ищет наркотики, погруженные на корабль именно в Калининграде. Я позвонил своему тамошнему знакомому, в прошлом инженеру-кораблестроителю, и поинтересовался: возможно ли у них тайно доставить на борт наркотики или какой-то другой специфический груз, скажем, оружие?
– Arctic Sea простоял в ремонте три с половиной недели, – ответил мой знакомый. – Этого времени более чем достаточно, чтобы погрузить в его трюмы все что угодно. В том числе и оружие.
– Но, насколько мне известно, корабль стоял в гражданском доке.
– Если бы я пытался погрузить на судно оружие, не привлекая к этому лишнего внимания, я бы это сделал именно в гражданском доке.
– А вам что-нибудь известно о погрузке оружия?
– Нет, не известно. Скажу лишь о том, что знаю наверняка. За сутки до выхода Arctic Sea из дока 16 июля в Калининград неожиданно прилетел министр обороны РФ Сердюков. Это был странный визит. Министр около четырех часов провел в подразделении морской пехоты. У сопровождавших Сердюкова местных офицеров вызвал недоумение не свойственный ему неформальный внешний вид. На следующий день сухогруз ушел в Финляндию, а еще через день министр улетел. В случайность подобных совпадений я не верю…

Кто угрожал журналисту?
Но самые загадочные события начались уже после «спасения сухогруза» сторожевиком «Ладным».
Как себя ведут экипажи судов, освобожденные из пиратского плена? Они радуются! Рассказывают журналистам подробности захвата, условий, в которых пребывали в неволе, звонят женам и детям.
Мы же увидели мрачные лица команды, скупые и словно заученные слова одного из членов экипажа, из которых невозможно составить картину произошедшего. Никто не звонит домой. Оказывается, у моряков взяли подписку о неразглашении всего, чему они были свидетелями. С какой стати такие предосторожности? Причем запечатали рты не только членам экипажа – общаться с журналистами боятся и их родственники.
Брат одного из «пиратов» заявил: «Они стали заложниками политических игр». Что он имел в виду? Известно, что правоохранительные органы и спецслужбы часто прибегают к услугам людей из криминального мира. Не исключено, что и команду «пиратов» привлекли к операции с помощью «убеждения» и, что называется, «втемную».
Но первым, кто понес «наказание» в этой ситуации, стал, как это принято у нас в последнее время, наш коллега, журналист. Вот как описывает события, происшедшие с ним сразу после освобождения моряков, Михаил Войтенко.
«Мне позвонил серьезный человек, – вспоминает он, – сказал, что, наверное, не стоит представляться и так, мол, все понятно. Звонивший предположил, что я сам знаю, кого достал. «Михаил Дмитриевич,– сказал звонивший, – ты сделал главную гадость – 8 августа дал новость об Arctic Sea. К тебе нет претензий по поводу того, что ты говорил дальше… Наезжал на Рогозина… Но ты поднял эту новость, это было крайне нежелательно. Те люди, которым ты этой новостью перешел дорогу, очень тобой недовольны. На тебя заведут дело. А мы – другие люди, государственные. С нас уже скандалов с Arctic Sea – выше крыши. Если сейчас тебя посадят, это будет новый скандал, который нам на хрен не нужен». Звонивший сказал, что на бегство из страны у меня остались считанные часы».
Войтенко оценил свои шансы и незамедлительно выехал в Турцию, а оттуда в Бангкок.
На днях я связался по телефону с находящимся в бегах бывшим редактором интернет-издания.
– Официальная версия с «пиратами», – сказал Войтенко, – не выдерживает никакой критики. Все, кто мало-мальски связаны с морем и флотом, понимают: она шита белыми нитками. Очевидно, что весь сыр-бор разгорелся из-за какого-то весьма специфического груза, который, видимо, был на Arctic Sea.
– Но следователи Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ заявили: на судне не обнаружено ничего, что могло бы скомпрометировать Россию.
– А вы не задумывались, почему следователи осмотрели судно не сразу после его задержания, а лишь спустя три недели? Да за это время на другое судно можно перегрузить все что угодно. Или утопить. Все зависит от того, что поставлено на кон. В данном случае на кон поставлена репутация государства.
– Именно поэтому Европа «подыгрывает» России, чтобы помочь сохранить лицо?
– По-моему, это очевидно…
Уже находясь за границей, Войтенко сообщил в Россию весьма интересные сведения. Журналисты одного из британских журналов, пишущего на морские темы, выяснили: в течение последних четырех лет Arctic Sea регулярно пропадал с систем отслеживания судов AIS. Это происходило, как только сухогруз, миновав Гибралтар, входил в Средиземное море. Британцы установили точные дни, когда исчезал сигнал Arctic Sea. Это наводит на мысль, что сухогруз, перевозивший пиломатериалы, с какой-то целью мог заходить не только в порт Алжира.

Недоверие
Почему весь мир верит в версию о перевозке Россией на Arctic Sea контрабандного оружия и дружно сомневается в официальной российской версии о «пиратах»? Прежде всего, конечно, дело в репутации российского руководства, в последние годы сильно подмоченной. Хотя лукавство и дипломатические интриги испокон веков являются неотъемлемой частью международной дипломатии, «наши» в этом не знают себе равных.
Вспомним, когда катарские правоохранительные органы обвинили двух российских «дипломатов» в убийстве бывшего президента Чечни Яндарбиева, руководство МИДа с пеной у рта доказывало: россияне к преступлению отношения не имеют! И лишь после того, как катарские власти предъявили видеозапись, на которой российские дипломаты закладывали в машину Яндарбиева взрывчатку, пафос как-то сам собой угас.
Британские службы вычислили убийц бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Следы вели в Россию. Но российские власти сделали все возможное, чтобы подозреваемые в убийстве не стали обвиняемыми.
Не будем заблуждаться и насчет отечественных правоохранителей. В последние годы результаты расследования многих уголовных дел удивительным образом совпадают с пожеланиями высших чиновников. Когда нужно, необходимые улики появляются, не нужно – исчезают.
Все это создает в самой стране климат, когда, прикрываясь интересами государства, можно безбоязненно творить черные дела, за ее же пределами формирует о державе не самую лестную репутацию.
Не далее как в прошлом году газета «Совершенно секретно» писала, как в середине 90-х годов крупные российские чиновники с помощью спецслужб вывезли из страны около 800 тонн теневого запаса золота. Золото перевозили транспортными самолетами Ил-76 авиакомпании «Аэростан», в которой одним из трех судов командовал Герой России Владимир Шарпатов. Именно его самолет в свое время арендовал известный теперь на весь мир Виктор Бут. Обвиненный в контрабанде оружия, он арестован в Таиланде. Самолет Шарпатова доставлял одной из воюющих сторон в Афганистане автоматы и армейскую амуницию…
Когда я слышу о том, что в трюмах Arctic Sea следствие не обнаружило компрометирующего груза, а само судно тащит на буксире танкер в сопровождении военного корабля, невольно вспоминаю хрестоматийную историю полувековой давности. Баллистические ракеты на Кубу доставляли именно советские танкеры, причем до предъявления неопровержимых доказательств тогдашнее советское руководство упорно твердило, что все это гнусные инсинуации Запада.
Когда мне говорят, что судно с нелегальным военным грузом не могло без досмотра войти в финский порт, а затем из него выйти, я вспоминаю историю, связанную с новым посольством США в Москве. Американские дипломаты отказывались туда въезжать, ссылаясь на то, что здание сверх всякой меры было напичкано подслушивающей аппаратурой. В конце концов руководство страны приняло решение – передать американцам схемы ее размещения. После этого в СМИ промелькнуло сообщение: некоторые строительные материалы делались в Финляндии; в процессе изготовления в них и монтировались подслушивающие устройства. Как известно, в Финляндии у российских спецслужб всегда были «неплохие позиции».
Скандал вокруг Arctic Sea, понятное дело, не прибавил России авторитета. Более того, героическое спасение экипажа от пиратов на самом деле выглядит даже немного унизительно.
Европа молча, ни во что не вмешиваясь, наблюдала за тем, как Россия с помощью атомного флота и спецназа ГРУ пыталась выйти из неловкого положения. Ситуация напоминала ту, когда все вокруг знают подоплеку поведения человека, но чтобы помочь ему сохранить лицо, делают вид, будто верят в сочиненную им легенду.
Конечно же, точку в этой истории ставить рано. Ведь уголовные дела по факту захвата судна возбудила не только Россия, но и некоторые другие страны. В том числе и Эстония, чьи граждане оказались на борту Arctic Sea.
А пока многострадальный сухогруз в сопровождении военного сторожевика по-прежнему скитается в Средиземном море. 


От редакции. К моменту подписания номера, насколько нам известно, жены и родственники моряков так и не получили внятной информации о том, когда смогут увидеть собственных мужей, российских граждан, или хотя бы нормально связаться
с ними. Кому-то из спасителей, видимо, очень не хочется, чтобы эти люди заговорили. Мы будем следить за судьбой моряков.


 Игорь КОРОЛЬКОВ

Авторы:  Игорь КОРОЛЬКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку