Конец семейной жизни

Автор: Алексей МАКАРКИН
01.12.2003

 
Алексей МАКАРКИН
Специально для «Совершенно секретно»

фото ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТ

Продажа активов Романа Абрамовича, отставка Александра Волошина, арест Михаила Ходорковского и другие акции против ЮКОСа поставили вопрос о судьбе «семейного» политического клана – одного из самых влиятельных в современной России. Не теряет ли окончательно Семья свое значение, уступая место выходцам из «северной столицы», новой Семье? Не будем ли вскоре вспоминать о «семейных» политиках с таким же усилием памяти, как сегодня имена Владимира Шумейко, Александра Коржакова или Олега Сосковца?

 
Волошин: развод и девичья фамилия?

 

Отставка Александра Волошина создала новую ситуацию внутри администрации президента (АП). Владимир Путин в августе-сентябре пошел на расширение реальных полномочий Волошина, который был предельно активен и во внешней политике, и в решениях проблем СНГ, и в кадровых вопросах. Единственное, чего ждал президент в ответ от главы своей администрации, – лояльности в «деле ЮКОСа». Этого Волошин позволить себе не мог – Михаил Ходорковский играет существенную роль в «староельцинской» политико-экономической элите. Не говоря уже о том, что ЮКОС, купив «Сибнефть», стал стратегическим союзником «семейного» клана. Пойдя на компромисс, Волошин раз и навсегда превратился бы в «пробитого», используя боксерскую терминологию, политика. Он потерял бы больше, чем сохранил. Отсюда и его отставка, которую Путин, видимо, вполне искренне назвал ошибкой.

До кризиса, спровоцированного «делом ЮКОСа», основной баланс внутри АП проходил по линии «семейные» (или, как их чаще называют в последнее время, «староельцинские») – «питерские». При этом «семейные» с полным правом могли считать себя политическими партнерами президента, а не его выдвиженцами или ставленниками. Ведь и Александр Волошин, и Владислав Сурков оказались в АП еще во времена Бориса Ельцина; их организационным усилиям Путин был во многом обязан своей победой на выборах 2000 года. В то же время все «питерские» оказались в АП по инициативе Путина или, как Дмитрий Козак, при его активном участии. Их единственной политической опорой, по сути дела, является лично президент.

С уходом Волошина баланс сил по линии «староельцинские» – «питерские» нарушен. И не только в администрации, но и во власти в целом, если учесть участившиеся слухи о возможной отставке Михаила Касьянова. Подтверждением этих слухов может стать заявление премьера, хотя и в сдержанной форме, но все же выразившего недовольство арестом акций ЮКОСа. Сдержанность объясняется лишь прямым публичным путинским запретом правительству вмешиваться в «дело ЮКОСа». Касьянов этим запретом пренебрег дважды – во второй раз, когда в Нижневартовске критически высказался в адрес Министерства природных ресурсов, активно взявшегося за проверку деятельности нефтяного гиганта.

Теперь во главе АП стоят выходцы из Петербурга – новый руководитель администрации Дмитрий Медведев и его первый заместитель Дмитрий Козак. Ситуацию не корректирует и назначение заместителем руководителя Игоря Шувалова, долгое время – ближайшего сотрудника Касьянова, перешедшего в АП после размолвки с премьером по инициативе Волошина. Функции Шувалова, скорее всего, будут ограничены подготовкой президентской предвыборной программы и диалогом с бизнес-элитой.

AP

Что же до остающегося заместителем Медведева Суркова, то, видимо, его функции будут ограничены важным для власти, но все же локальным проектом – предвыборной кампанией «Единой России». От ее результатов зависит, доверят ли Суркову координацию следующей – президентской – избирательной кампании. В любом случае после весны 2004 года политтехнологические таланты Суркова могут быть не востребованы в резко усилившей «питерскую» окраску АП.

Президентский гамбит

 

Назначением на новые посты Медведева, Суркова и Шувалова Путин решает несколько важных для себя задач.

Во-первых, выстраивает «под себя» АП, руководство которой приобретает коллективный характер. Если Волошин был администратором-лидером, то Медведев привык работать в команде и в лучшем случае станет первым среди равных. Именно эти качества могут обеспечить ему долголетие на новом посту: Путин явно заинтересован в своем полном доминировании, ранее ограничивавшемся фигурой Волошина. Назначение Медведева можно сравнить с выдвижением на пост председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера. Последнему начали прочить отставку через полгода после прихода в компанию. Несмотря на это, он до сих пор остается ее главой, опираясь на президентскую поддержку. Однако есть и разница: Миллер пришел в «Газпром» извне, а Медведев занимает руководящий пост в АП с 2000 года, и с самого начала предполагалось, что именно он может сменить Волошина.

Во-вторых, Путин создал новую конструкцию равновесия между либералами и силовиками во власти. Теперь водораздел по этому признаку проходит не только между «семейными» и «питерскими», но и внутри группы самих «питерских». Отныне элита, как политическая, так и предпринимательская, будет искать выходы на новых либеральных администраторов и связывать с ними надежды на «обуздание» силовиков и «хорошие советы» президенту. Воссоздается классическая схема доброго и злого следователя, причем под единоличным руководством президента. Вместе с тем закладывается реальная основа для роста противоречий между различными подгруппами «питерского» клана. Раньше в кризисных ситуациях «питерских» сплачивало противостояние «староельцинским». С уходом Волошина это становится куда менее актуально, и возникает возможность для более активного «выяснения отношений» в собственном кругу. Тем более что аппетиты «силовой» части питерцев и связанных с ней предпринимателей после «дела ЮКОСа» могут существенно вырасти.

Однако «внутрипитерский» антагонизм не стоит преувеличивать. Напомним, в принципиальном вопросе об увеличении природной ренты все питерцы едины (возможные разногласия касаются лишь размеров «оброка»), а прошлогодний законопроект «рыночника» Козака нефтяные компании приняли в штыки, сравнив с национализацией. Да и летняя позиция невмешательства АП в «дело ЮКОСа», которая была выгодна силовикам, по некоторым данным, выработана именно Козаком.

В-третьих, продвинув на руководящие посты в АП людей с рыночной репутацией, Путин, видимо, рассчитывал ввести в управляемое русло волну страха и недовольства традиционных элит в связи с «делом ЮКОСа» (в этом же контексте можно рассматривать и его встречу с российскими и зарубежными инвесторами). Элиты настаивают на гарантиях их дальнейшего существования и защиты от силовиков – президент назначает на ключевые посты молодых динамичных менеджеров, никогда не имевших отношения к КГБ. Теперь именно они должны стать «центрами притяжения» для стремящихся наладить с ними диалог элит.

Когда на смену «староельцинскому» Александру Волошину в администрацию президента пришел «питерский» Дмитрий Медведев (на фото – с премьер-министром Михаилом Касьяновым), баланс сил в ней оказался нарушен
ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТ

В то же время президент не повысил в должности ни одного чиновника АП из тех, кого считают наиболее активными участниками «дела ЮКОСа». Соответственно, либералы могут получить хотя бы частичное моральное удовлетворение. Прямых карьерных выгод от ухода Волошина ни Игорь Сечин, ни Виктор Иванов вроде не получили. Другое дело, что их экспансия может продолжиться позднее, а уход Волошина может ее облегчить. Худшего, с точки зрения элит, сценария – полного доминирования питерских силовиков – не произошло. Впрочем, объективно он был и самым маловероятным: Путин вряд ли был готов делать ставку лишь на одну составляющую «питерского» клана, оказываясь, таким образом, от нее в серьезной зависимости.

Тихое поражение элит

 

Возникла парадоксальная ситуация: президент сделал жест в сторону традиционных элит, не только не пойдя им на уступки, но и укрепляя попутно систему собственной власти.

Теперь Путин может смело рассчитывать на то, что элиты спокойно – еще более спокойно, чем арест Ходорковского, – воспримут любую новую эскалацию «дела ЮКОСа». К жесткой конфронтации с властью они попросту не готовы, и, видимо, большая их часть удовлетворится диалогом с либеральными питерцами и с Шуваловым. Питерские «либералы» в АП и в правительстве (Алексей Кудрин, Герман Греф) могут стать своего рода «персональными гарантами» продолжения курса на создание рыночной экономики и невозможности тотального передела собственности. Так, Алексей Кудрин уже сказал об «объективном суде», который может восстановить доверие к рынку. А Дмитрий Медведев заявил, что юридическая эффективность ареста акций ЮКОСа «не очевидна» и «наверное, нашим коллегам надо просчитывать все экономические последствия принимаемых решений». Он же посчитал опасным «административный раж» в деятельности правоохранителей. Другими гарантиями для элит типа некоего «общественного договора» президент, как видно, связывать себя не собирается, оставляя для себя максимально возможную свободу маневра.

Базовый элемент

 

Для Семьи в создавшейся ситуации может встать вопрос об иерархической «перестройке» внутри нее. Напомним, что предыдущая произошла в 2000 году, после отставки Бориса Ельцина, когда на первые роли вышли Волошин и Касьянов. До этого ведущие позиции среди «семейных» занимали Валентин Юмашев и Татьяна Дьяченко. Теперь же вперед должен выйти Олег Дерипаска. Он вошел в этот клан сравнительно поздно – в начале 2000 года. Напомним, что ранее он был деловым партнером Анатолия Чубайса, однако затем предпочел заключить альянс с Романом Абрамовичем, обеспечивший ему контроль над 70 процентами алюминиевой отрасли страны.

По сравнению с 2000 годом позиции Дерипаски еще более усилились. Он в значительной степени занял место «уходящего» Абрамовича в «семейном» бизнесе, став контролирующим акционером «РУСАЛа». Он породнился с видными «семейными» персонажами, женившись на Полине Юмашевой. Он выстроил отношения с главой государства. Показательно, что в разгар скандала вокруг «дела Ходорковского» Дерипаска сопровождал президента в Рим, где договорился о сотрудничестве своих автомобильных заводов с ФИАТом. В ситуации оттока капиталов из России этот шаг был таким же пиаром российской власти, как и заявления Сильвио Берлускони, взявшего на себя функции добровольного адвоката Путина.

Кстати, взаимопонимание с Путиным «наследник Абрамовича» наладил именно на почве своего автомобильного бизнеса, который эксперты считают далеко не самым выгодным. Покупка ГАЗа и других предприятий может рассматриваться как близкие сердцу президента «инвестиции в новые социально важные отрасли». Показательно, что еще один бизнесмен, стремящийся понравиться Кремлю, – Владимир Потанин – приобрел питерские оборонные предприятия, объединенные в холдинг «Силовые машины».

AP

Важным представляется еще один аспект отношений Дерипаски с Кремлем, а именно кампания, организованная бизнесменом в связи с вступлением России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Дерипаска не выступает против участия в этой структуре – это было бы слишком недипломатично после того, как президент высказался «за». Однако он предлагает особо не спешить, оглядеться, добиться вступления на выгодных условиях. Такая позиция нашла понимание со стороны Путина, который в последнее время все чаще повторяет, что членство в ВТО не самоцель. Это свидетельствует об определенном влиянии, которое имеет Дерипаска на президента.

Для Семьи Дерипаска важен не просто как бизнес-партнер. До его прихода «семейные» представляли собой, по сути дела, ближайшее окружение Бориса Ельцина. Их судьба зависела исключительно от его решений и политических перспектив. Вспомним, насколько влиятельное положение занимали в ельцинской свите Коржаков, Барсуков и Сосковец. Однако стоило им в 1996 году вызвать недовольство патрона, как вся их власть рухнула в один момент. Надежной экономической базы, основанной на праве собственности, у Семьи не имелось. А совместное времяпрепровождение в бане не было гарантией политического выживания. Глава Семьи неизбежно уходил на покой, а Владимир Путин мог ими восприниматься лишь как временный союзник. Приход Дерипаски дал старт мощному наращиванию экономических «мускулов» Семьи, последовательно прибравшей к своим рукам алюминий, автомобили, затем уголь (через группу МДМ, близкую к Дерипаске). Затем последовала скупка энергетических активов – структуры Дерипаски и МДМ стали совладельцами РАО «ЕЭС». Не случайно холдинг, контролируемый Дерипаской, – «Сибирский алюминий» – изменил свое название, так как превратился в многопрофильную структуру. Он стал «Базовым элементом» империи, контролируемой выпускником физического факультета МГУ, начинавшим карьеру как младший партнер братьев Черных.

Так, благодаря Дерипаске, «семейный» клан стал сильным самостоятельным экономическим игроком, которого нельзя просто «взять и уволить». Можно освободить от должности отдельных чиновников, но куда сложнее изменить расстановку сил в сфере экономики. Да и того же Волошина полностью списывать со счетов, похоже, рановато. Анатолий Чубайс заявил о возможности рассмотрения на очередном заседании совета директоров компании 5 декабря предложения председателю совета директоров РАО и экс-главе администрации президента Александру Волошину стать главой совета на штатной основе. Причем впервые сообщение об этом появилось сразу после отставки Волошина. А в то время, когда Владимир Путин выступал на съезде РСПП, Чубайс и Касьянов совместно открывали второй энергоблок в Нижневартовске. Именно там Касьянов сделал сенсационное заявление о возможности подчинения прокуратуры Минюсту и покритиковал антиюкосовские проверки, организованные министерством Виталия Артюхова.

Таким образом, часть влиятельных представителей «староельцинского» истеблишмента продемонстрировала стремление к еще более тесному сближению на «антисиловой» основе. В то же время эти представители пока что не хотят позиционировать себя в качестве оппозиции президенту, чьи действия поддерживает абсолютное большинство населения. Более того, они фактически предлагают партнерство той части окружения президента, которая также не заинтересована в усилении влияния силовых структур и носителей «силовой» идеологии, а именно Дмитрию Медведеву, выразившему сомнение в эффективности ареста акций ЮКОСа, и Дмитрию Козаку, автору проекта реформы прокуратуры. Обращает на себя внимание и сближение «семейных» политиков с Анатолием Чубайсом: ранее их отношения носили непростой характер. Впрочем, новый «главный бизнесмен» Семьи Олег Дерипаска пока никак не выразил своего отношения к подобным маневрам, явно связанным не только с экономикой, но и с политикой. Осторожность ему никогда не изменяет.

Развитие ситуации в значительной степени зависит от позиции Владимира Путина. Он может воспринять «семейных» в качестве соперников, а может сделать их партнерами. В первом случае не исключена отставка Касьянова. В этом варианте Путин окончательно сделает ставку на своих земляков, которым полностью доверяет, и в еще большей степени будет апеллировать к населению поверх старых элит. Тогда становится возможным и развитие самостоятельной политической карьеры Касьянова как выразителя настроений, преобладающих в элитах, и усиление конфронтационных тенденций между элитами и властью. Во втором случае произойдет «антисиловая» мобилизация околопрезидентских сил из различных кланов, заинтересованных, чтобы силовые структуры были «поставлены на место». В этом случае шансы «перестроившейся» Семьи на более или менее спокойную жизнь при путинском режиме существенно возрастают.


Авторы:  Алексей МАКАРКИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку