НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Кому мешает «Колкуново»?

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.08.2006

 
Александр ПОТАПОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Все началось c 15 соток, полученных под дачное строительство братьями Селезневыми в Кимрском районе Тверской области. Московские жители – Николай, работавший в пищевой промышленности, и Владимир, 25 лет занимавшийся наукой, – вспомнили о своих предках, терских казаках, и решили вернуться на землю. 15 лет спустя Селезневы не просто благоустроили десятки гектаров трудных земель в верховьях Волги, но и приняли на работу около ста местных жителей. Но не все этим довольны. Особенно – местная власть на всех ее ветвях.

Сохнет «Колос» рядом с «Теремом»

Сначала, пока Николай и Владимир Селезневы не мешали соседнему совхозу имени Калинина проедать былую славу, все было ничего. Да и контраст между их хозяйством и тем, которое носит имя всесоюзного старосты, до поры был мало заметен. Потом, когда в бывшем совхозе технику порезали на металлолом, нечем стало обрабатывать землю и она пошла зарастать подлеском и дичать, вдруг выяснилось, что организованное Селезневыми ЗАО «Колкуново», получив по соседству ту же землю от района в бессрочное пользование, сумело построить на ней хозяйство не просто успешное, но совершенно неожиданное в этих краях. Базу отдыха. И какую! Со своей вертолетной площадкой, с многоэтажным деревянным «Теремом» и дюжиной коттеджей, где на каждый домик – своя баня, кухня, пляж и причал.

А чтобы не только отдыхающим, но и местным людям радость была, Селезневы с друзьями провели в Колкуново через 17 деревень 29 километров газовой магистрали, к которой местные жители подключаются бесплатно. Также они добились в 2005 году выделения из федерального фонда 100 миллионов рублей на ремонт дорог в районе. (Правда, дороги почему-то ремонтировать не начали.)

Но, повторюсь, ЗАО «Колкуново», руководимое Селезневым, очень невыгодно оттеняет соседний сельскохозяйственно-производственный кооператив «Колос». Кооператив организовали на базе бывшего совхоза, когда-то, под руководством Героя Соцтруда Ивана Говорухи, гремевшего на всю страну: в одном только свиноводческом комплексе там было 10 тысяч голов. Но былой совхозной славы и размаха «Колос» не унаследовал: в наше время от животного царства осталось голов шестьдесят, несколько тракторов и рабочих. А последний руководитель, некто Константин Молчанов, и вовсе довел хозяйство до банкротства. (Впрочем, конкурсный управляющий Вадим Бабков, назначенный арбитражным судом Тверской области, усмотрел в этом банкротстве признаки фиктивного. А фиктивное банкротство, как известно, уголовно наказуемо.)

В общем, неудивительно, что «Колосу» рядом с базой отдыха «Колкуново» как-то не работалось. Неизвестно, кто «стучал» в ФСБ и почему областное его управление, вместо того чтобы ловить террористов, писало в налоговую полицию и в природоохранную прокуратуру, требуя проверить ЗАО «Колкуново». Его руководители «по оперативным данным» (сложно было добыть!) занимаются предпринимательской деятельностью. У них, видите ли, бывают «высокопоставленные чиновники из г. Москвы и другие состоятельные гости», значит, надо проявлять бдительность. Но ни прокуратура, ни налоговые органы никаких нарушений не нашли. Тогда завистники перешли к прямым действиям.

Правоохранительным органам неизвестно, кто поджег конюшню базы отдыха, ясно только, что не с неба прилетел огонь, уничтоживший пять лошадей. Может, это и не бывшие совхозники постарались. Хватает и других завистников, которые привыкли стричь купоны с местной природы с помощью ружей, капканов и электроудочек, толком не работая и лишь судача про тех, кто трудиться умеет. Ведь даже про храм святого Николая Чудотворца, восстановленный братьями Селезневыми в соседнем Плешкове и увенчанный семью колоколами, местные поговаривают: «Селезни деньги отмывают». А на самом деле братья перевезли из Грозного на кладбище при церкви прах своих родителей и говорят, что теперь здесь, на тверской земле, их малая родина, ради которой никаких трудов и затрат не жаль.

Отнять и подарить

Конюшней дело не ограничилось. Нет, стерлядей в Колкуновке, запущенных Селезневыми по совету ученых-ихтиологов, травить не стали. И фазанов в заказнике не перебили, енотов в вольерах не ободрали, даже новую конюшню палить не стали. Просто объявили, что напротив базы отдыха, на другом берегу Колкуновки, впадающей в Волгу, построят свой коттеджный поселок

«Как же так? – изумились Селезневы. – Ведь земля на другом берегу тоже «колкуновская»! Ее районная власть базе отдыха передала!» Действительно, еще в 1999 году из земель, выделенных тогдашнему АОЗТ «Колос» в бессрочное пользование, районной администрацией по просьбе самого хозяйства были изъяты болотистые неудобия, которые крестьяне не могли обрабатывать, но налог на которые надо было платить. Часть этих земель – уже из фонда перераспределения района – администрация тогда же передала в пользование ЗАО «Колкуново».

Тем временем шел процесс дальнейшего дробления «Колоса». 200 земельных паев выкупило некое ООО «Природа и ресурсы», зарегистрированное в Москве по адресу, по которому на Дмитровском шоссе стоят одни ворота. В 2003 году в Кимрском районе был образован сельский производственный кооператив «Центральный», который записал на себя часть земли «Колоса», скупив у его пайщиков примерно 80 земельных паев. А долги остались «Колосу». Выяснилось, что владелицей 35 паев оказалась дочка того самого Молчанова, который развалил «Колос», – Елена Константиновна Назарова.

База отдыха «Колкуново» и – на противоположном берегу реки – пустошь, ставшая предметом тяжбы

Дальше – больше: Назарова безвозмездно, то есть даром, передала свои паи некоему Александру Меткину. Кто он ей – муж, сват, брат? Нет. Но зато он муж адвоката Нины Меткиной. А у той дочка – нотариус. Она и помогала оформлять паи в собственность. Спустя какое-то время Меткин, как положено, объявил в газете «Тверская жизнь», что намерен выделить причитающуюся ему по паям земельную долю. И выбрал для этого почему-то заросшую болотистую пустошь напротив «Колкуново».

Рассказывает бывший совхозный бригадир, бывший депутат Верховного Совета РСФСР, а ныне пенсионерка Мария Петровна Петухова:

– Когда «Природа и ресурсы» стали оформлять свои 1540 гектаров и взяли всю прибрежную зону Волги, ранее принадлежавшую совхозу, мы заволновались: «Нас продали!» И забыли, что сами же продавали свои паи по 7 тысяч рублей – получается, по тысяче рублей за гектар, примерно. Не было собрания, которое должно было определить, из какого массива выделяется доля Меткина, а саму газету у нас никто в деревне в глаза не видел. Как мы могли отреагировать в течение месяца, как положено по закону?

Для сельского хозяйства болотистый берег Колкуновки не пригоден, всерьез строить на нем – дорого и хлопотно, надо грунт будет менять и сваи вбивать. Так ради каких же целей отбирать эту землю у «Колкуново»? Ну, предположим, для шантажа: заплатите нам, и мы не будем вам мозолить глаза! Заинтересованные люди даже сумму по телефону озвучили – полтора миллиона долларов.

Продолжая «операцию», Меткин обратился в суд, чтобы тот признал постановление районной администрации о передаче 73 гектаров береговой полосы ЗАО «Колкуново» недействительным. Поскольку это ущемляет его права приобретателя земельной доли. Хотя постановление было выпущено в 1999 году, за пять лет до того, как Меткин получил паи в подарок от председателевой дочки. И еще потребовал от суда, чтобы именно левый берег Колкуновки был выделен ему в натуре. Хотя непонятно, почему именно этот участок приходится на его долю, а не какой-то другой.

Во время заседаний в Кимрском городском суде и вокруг них тоже происходили странные события. Суд отказал в требовании немедленного выделения земли – по формальным признакам, потому что границы спорного участка до тех пор не были определены. Но постановление администрации 1999 года признал незаконным. Об этом судья О.Р. Мильчакова сообщила 1 марта 2006 года. А полностью мотивированное решение появилось лишь 10 марта, в нарушение нормы, по которой на его подготовку не должно уйти больше пяти дней. Зато кассацию в областной суд, которая была подана через шесть дней после получения окончательного решения (разрешается подавать жалобу в течение 10 дней), Мильчакова оставила без движения: «Срок вышел».

ЗАО «Колкуново» обратилось в Кимрскую прокуратуру с заявлением о возбуждении в отношении Мильчаковой уголовного дела по факту вынесения ею заведомо неправосудного решения. Поначалу районная прокуратура отказала. Но недавно ее постановление отменила Тверская областная прокуратура и возобновила проверку этого дела.

Руководитель юридического отдела районной администрации Марина Золотова, которая отстаивала в суде законность постановления 1999 года и подавала кассационную жалобу, рассказывает, как ее вызвал на ковер заместитель главы администрации и задал странный вопрос: «Чьи интересы вы защищаете?» А после ее ответа: «Администрации!» – Марина Геннадиевна услышала предложение уйти с работы незамедлительно. Сейчас она безработная, а администрация кассационную жалобу из суда отозвала. Вот и судите сами, в чем ее, администрации, интересы

Постороннему человеку случай может показаться абсурдным: юриста послали в суд с генеральной доверенностью защищать интересы администрации и за это же – заставили уволиться. Но такое поведение районного начальства имеет свою логику. Дело в том, что постановление подписывалось прежним главой администрации, а с декабря 2004 года Кимрским районом руководит приехавший из Саратова Кямиль Фаизов. Из команды нового областного руководителя. А у нее свои предпочтения и свои аппетиты.

Руководитель райотдела областной регистрационной службы А.В. Казаков присутствовал в суде и его решение знал. Несмотря на прямой отказ суда удовлетворить иск о немедленном выделении земли в натуре, Казаков вскоре после вынесения решения, в мае этого года, зарегистрировал спорный участок на Александра Меткина, а теперь он передан в собственность брата Нины Меткиной. То есть в рекордные сроки провели все кропотливые землемерные работы? Нет, просто использовали замеры, сделанные для и за счет «Колкуново». Но участок, даже если исходить из решения Мильчаковой, должен был вернуться в СПК «Колос», и только потом уже могло состояться – на собрании! – его выделение Меткину.

Денис Миркушин

В результате пришлось «Колкуново» обращаться в областной арбитражный суд, который 9 июня 2006 года запретил регистрировать права на спорный участок. К тому же комиссия Федерального агентства кадастра объектов недвижимости провела служебную проверку деятельности своего тверского подразделения, в частности – его кимрского территориального отдела. Заявления ЗАО «Колкуново» признаны обоснованными, а действия А.Казакова теперь расследует прокуратура. Но свою негативную роль в этом споре Казаков сыграл – судьба 73 гектаров земли до сих пор под вопросом.
Шоковый приговор

Защищая судебное решение, О.Р. Мильчакова переходит в наступление. Она утверждает, что Николай Селезнев всеми способами пытался ее опорочить, для того чтобы отстранить от дела. Например, направлял документы процесса в Общественную комиссию по борьбе с коррупцией. И даже угрожал ей. По такому поводу она обращалась с заявлением в прокуратуру, но дела там не завели. Пришлось обратиться к «четвертой власти»: в тверской газете появилась заметка о «тяжелой доле» федерального судьи.

Судья Мильчакова не впервые принимает решение, вызывающее не то что споры – изумление. Рассказывают, что рабочие Белогородского судостроительно-судоремонтного завода буквально испытали шок после суда над Виктором Горбуновым, бывшим директором завода.

Три года Мильчакова судила его за расхищение оборудования и материалов Росрезерва, находившихся на заводском ответственном хранении в Белом Городке. За время директорства Горбунова 7 миллионов рублей, не считая пени, должен был завод налоговикам, три года ничего не платил в казну, 10 миллионов рублей – задержка по зарплате. В то же время вокруг завода действовали фирмы-«прокладки», обналичивавшие заводские деньги.

Завод, ранее лидер речного флота России, градообразующее предприятие, попал под банкротство. Не помогли 4,5 миллиона рублей займа, которые целевым назначением были выданы на зарплату рабочим Южно-Уральской промышленной компанией. Да еще Горбунов продал две (из четырех имевшихся) тележки, необходимые для спуска судов на воду. Таких теперь не выпускают, завод, получается, вдвое потерял в мощности.

Но приговор суда был удивительно мягок. Судья Мильчакова оправдала Горбунова – по каким-то эпизодам из-за истечения срока давности, по остальным нашлись другие мотивы. Целенаправленное банкротство завода, практически его ограбление остались безнаказанными.

Отдых с огоньком

Мы говорили о конфликтах, разворачивающихся в суде. Но до суда надо еще дойти, а на этом пути есть свои капканы и силки.

Казалось, простое дело: случился пожар, его виновники на месте дают показания милиции и пожарным, сами предоставляют собственноручно сделанные фотоснимки, показывающие, что пожар начался в комнате, которую они занимали, а постановление о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого отменяет прокуратура. Чудеса!

В подробностях история выглядит так: 26 января прошлого года четверо молодых ребят, взяв на дороге трех девушек, прибыли в «Колкуново» на отдых. Заводила компании Денис Миркушин и его подруга Светлана Саватеева были поселены в комнату №3 на втором этаже «Терема», но ближе к полуночи переместились в соседнюю комнату №2 – улучшенный номер, который не оплачивали. С собой они принесли охотничий карабин и боеприпасы, что запрещено правилами проживания и правилами пожарной безопасности. Как и курение в деревянном здании, о чем они были предупреждены перед вселением

Выпили, сдвинули кровати, несмотря на замечания персонала, курили… Потом им стало дымно в чужом номере, они вернулись к себе, ничего не сообщив дежурному. В половине второго ночи Миркушину захотелось воды, и он вошел в номер 2, где было уже совсем дымно, и распахнул окно – проветрить. Пытался самостоятельно потушить появившиеся очаги огня, не сообщая дежурному. Тяга взметнула языки пламени, огонь пошел по перекрытиям, по всему деревянному дому.

Светлана Саватеева

Владимир Афанасьевич Селезнев ночевал в «Тереме» и сначала чуть не сгорел, а потом едва не замерз (мороз в том январе был настоящий), ожидая помощи на балконе своей комнаты и морально поддерживая пожилую женщину-бухгалтера, в отчаянии взывавшую о помощи с соседнего клочка крыши. Он хорошо запомнил, как приезжие будили своего товарища, чуть не проспавшего пожар в соседней с очагом загорания комнате, как сразу после приезда пожарных они, не успев протрезветь, засобирались в свой джип «БМВ-Х5». А когда их попытались остановить – для дачи показаний, – они вызвали по мобильному телефону милицию из Кимр, которая буквально прилетела освобождать «заложников». Видно, крепкие оказались ребята, со связями.

Что и подтвердилось впоследствии. Сгоревший «Терем» оценили в 11 миллионов, а ведь еще сколько «Колкуново» потеряло за время, пока его восстанавливали. А потому линия защиты заключалась в следующем. Камин, мол, топили, дымоход был неисправен. Или электропроводка… Хотя камин, как установило следствие, погас за три с половиной часа до начала пожара. И вообще, все доводы Миркушина и компании опровергли экспертизы.

Пожарно-техническая экспертиза ЭКЦ ГУВД Московской области в заключении, подписанном 30 марта 2005 года, признала, что очаг возгорания не был связан с камином. Миркушин и его адвокат А.Портнов потребовали повторной экспертизы. ЭКЦ МВД России в своем заключении от 1 июля того же года пришла к тому же выводу, что и областные эксперты. И тогда заместитель начальника следственного отдела при Кимрском РОВД майор юстиции Андрей Прохоров предъявил Миркушину обвинение по статье 168 УК РФ. «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности».

Дело можно было передавать в суд. Но 12 августа 2005 года из областной прокуратуры поступило постановление, подписанное и.о. прокурора Тверской области И.А. Пахомовым, в котором обвинение Миркушина в совершении преступления было признано незаконным и необоснованным. В уголовном деле, по мнению прокурора, следователь Прохоров не указал, «в результате чьих действий, от соприкосновения с какой конкретно вещной обстановкой произошло возгорание». Кто курил в номере, чей окурок начал пожар, что сначала загорелось: постель или штора – как теперь установить, если все сгорело дотла, а Миркушин от всего отпирается? Да и какая разница, что загорелось сперва, что потом: разве это снимает ответственность с виновников пожара?

Следствие продолжилось, Миркушин и адвокат потребовали еще одной экспертизы. Опытные юристы поясняют: когда две экспертизы – первичная и повторная, по требованию обвиняемой стороны, – совпадают во всех выводах, то третью уже не проводят. Здесь назначили третью. Ее заключение 6 марта уже 2006 года подписал профессор Академии противопожарной службы МЧС России С.И.Зернов, доктор юридических наук и кандидат – технических, по первой профессии теплофизик. Его выводы, подробные и доказательные, совпали с выводами коллег. Камин, дымоход, электропроводка – ни при чем. Значит, виноват Миркушин?

Не тут-то было! Ну не нравятся Селезневы районному и областному начальству, точнее, дело-то их нравится, но его бы – в верные руки... Поэтому, несмотря на жалобы во все ступени прокуратуры, уголовное дело до сих пор не передано в суд, а майор Прохоров уже подумывает об увольнении. Ведь именно его делают «крайним» во всем этом прозрачном, как слеза, деле. И даже помощник Генпрокурора Ю.А. Иванова, отвечая Николаю Селезневу на жалобу, пишет, что Прохоров привлечен к дисциплинарной ответственности «за допущенные в ходе расследования упущения». А ведь Ивановой ее прямой начальник – тогдашний заместитель Генпрокурора по Центральному федеральному округу Николай Савченко – поручал разобраться по существу. А она лишь повторила смешные доводы тверских коллег.

А те придумывают для затягивания дела – вплоть до его закрытия по сроку давности – все новые ходы. Зам. Кимрского межрайонного прокурора С.М. Нестеренко предлагает следователю «проверить достоверность показаний с помощью полиграфа». Полиграф, если кто забыл, это не только имя героя «Собачьего сердца», но и название прибора, больше, впрочем, известного как «детектор лжи». И хотя его данные не признаются судом в качестве доказательств, прокурор советует проверить, если согласятся, всех – и потерпевших, и подозреваемых. А может, потерпевших еще и в кутузку посадить: пусть подумают, какие показания давать и чего в этой жизни требовать.

Такое постановление вызывает не просто изумление, но и логичный вопрос: а почему ради этой компании молодых людей выдумываются нетрадиционные ходы, чем они заработали свою безнаказанность? Зато теперь понятно, почему суды крайне редко взыскивают сумму ущерба с виновников пожара.

Николай Селезнев борьбу прекращать не собирается. Тем более что тверской губернатор Дмитрий Зеленин заступал на свой пост с программой развития туризма. И теперь он просто обязан поддержать дело, которое его слова переводит в реальность.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку