НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Команда: ГАЗы!

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.01.2002

 
Евгений ТОЛСТЫХ

В конце минувшего года армия российских любителей подержанных иномарок была взбудоражена малоприятной новостью: с января 2002 года правительство решило значительно поднять ввозные пошлины на машины иностранного производства пяти-семилетнего возраста. Именно эта категория «фольксвагенов», «БМВ», «опелей» и «тойот» в своем ценовом диапазоне составляла угрожающую конкуренцию новеньким «Жигулям» и «Волгам», пока еще уступающим в динамике, надежности и комфорте даже потрепанным «иностранкам».

Однако не технико-экономические преимущества одних перед другими заинтересовали нас. В осведомленных кругах заговорили о том, что решение об изменении акцизов лоббировал... Олег Дерипаска, возглавляющий второй в мире (после американской «Алкоа») концерн по производству алюминия – «Русал». Дерипаска, присоединивший к своей промышленной империи два автомобилестроительных предприятия – Павловский автобусный завод и знаменитый ГАЗ.

Одни злые языки утверждали, что «алюминиевый король» решил административным путем расчистить внутренний рынок для морально устаревший «Волги», с тем чтобы положить на счета своей компании дополнительные прибыли. Другие, не менее злые, выдвигали фантастическую на первый взгляд гипотезу: что, если Дерипаска решил повторить алюминиевый успех и вывести отечественный автопром на авансцену мирового театра автостроения?! Для рывка нужны средства, у государства их нет, значит, надо как-то заставить население «вложиться». А как? Отвлечь его от «иностранщины», подняв на нее цены!

В отличие от первой, эта версия чаще вызывала снисходительные улыбки: в общественном сознании образ «олигарха» с трудом вяжется с заботой о престиже Отечества. Впрочем, это – отстраненный анализ обстоятельств. Помимо него, есть точка зрения. Ее высказал в беседе с обозревателем Евгением ТОЛСТЫХ вице-президент по управлению бизнесом инвестиционно-промышленной компании «Сибирский алюминий» (заместитель Олега Дерипаски) Виктор БЕЛЯЕВ, до недавнего времени генеральный директор Горьковского автомобильного завода (после того как предприятие вошло в структуру Руспром-авто, одним из акционеров которой является «Сибал»).

-За решением о повышении ввозных пошлин на подержанные иномарки действительно стоит интерес «Сибала» и лично Олег Дерипаска?

– Вы полагаете, что удорожание ввоза зарубежных машин, бывших в употреблении, – это самоцель автопрома, потому что туда пришел Дерипаска? Давайте сопоставим факты. С 2006 года Евросоюз вводит правило об обязательной утилизации автомобилей со сроком эксплуатации свыше семи лет. Причем затраты на утилизацию ложатся на производителей машин. «Мерседес» уже планирует в своем бюджете полтора миллиарда долларов на эти цели. Зачем тратить такие деньги, когда можно сбросить старье в Россию, да еще на этом и заработать? Россия, в их представлении, ко всему готова. Ядерные отходы? Пожалуйста! Подержанные автомобили? Давайте!

– Но качество их «подержанных» зачастую на несколько порядков превосходит качество наших, только сошедших с конвейера. Из десятка новеньких... скажем так, российских авто семь не могут пройти инструментальный контроль при техосмотре в ГИБДД...

– Лет пятнадцать – двадцать мы ни копейки не вкладывали в развитие своей автомобильной отрасли. Мы технологически отстали от развитых автомобильных стран на этот срок. Россию устраивает это положение? Если да, то не надо вкладывать деньги, давайте «сидеть» на операционных доходах, вытаскивать из этих доходов максимум и отправлять в оффшоры. Подойдет время вступления в ВТО – разведем руками, низко поклонимся своим рабочим коллективам, мол, извините, правительство приняло решение... откроем товарные границы – и закроем собственные производства. А уж товарами Запад нас завалит! В том числе и автомобилями. И новыми, и подержанными.

Но если мы хотим выбраться из технологической ямы, то уместен иной сценарий. Он далеко не оригинален, так развивались многие индустриальные державы. И автомобилестроению в нем отведена одна из главных ролей. Ведь это – лакмусовая бумажка технологического состояния любой страны. Остальные отрасли развиваются на сырьевых ресурсах. Корея, Япония, Германия, Швеция проводили целый комплекс мер по защите своего автопрома, особенно в период его становления

А возьмите США. В свое время, как раз в пору подъема концерна «Крайслер», там были введены весьма жесткие ограничения на ввоз недорогих высококлассных японских автомобилей. И мера эта осуществлялась по межправительственным договоренностям, определившим квоту ввоза японцами своей продукции в Штаты. Пятнадцать процентов от объема производства – и не больше! Что, в США не понимали, на какую меру идут? Скажи там кто-нибудь «откроем границы...» – не позавидовал бы я ему.

Да что Штаты! Венгрия, не производящая легковые автомобили, ввела «возрастной ценз» на эксплуатируемые машины в пять лет. Польша – в восемь лет. Ввоз разрешен, «права» граждан не нарушены. Но пошлины огромные! Так неужели мы не способны понять, что подержанный автомобиль – не тот автомобиль, который нужен России? Есть свой, новый. Есть «ГАЗ», есть «ВАЗ», есть «УАЗ». Конечно, все хотят ездить на хороших машинах, пусть российских, но хороших. Нет их пока. Так давайте вместе выходить из этой ситуации.

– Риторика, однако, напоминает «призывы к очередной дате». Раньше такой ширмой «баловалась» партверхушка; теперь опыт поколений берут на вооружение новые «отцы Отечества»...

– Те, кого в обиходе называют «олигархами»? Так вот, я вам скажу, в этих сферах сегодня происходят серьезные изменения в осознании своего места и своей роли в России. Смотрите, те, кто вчера вез деньги за кордон, сегодня вкладывают в отечественную экономику. И Махмудов, и Абрамович, и Ходорковский. Расхождения между риторикой и действиями? Где они? Сколько «патриотизма» было проявлено в многолетней войне с пресловутым толлингом, на котором наша экономика теряла миллиарды долларов ежегодно! Его требовали отменить и коммунисты, и националисты, и аграрии. А реально к ликвидации этого рецидива грабительской экономики начала девяностых приложил руку... Дерипаска со своей командой. Да, «Сибалу» толлинг приносил убыток. Но в первую очередь он приносил убыток стране.

Сегодня все ждут торжественного вступления России во Всемирную торговую организацию. «Сибал» занимает свою, активную позицию, считая, что вступление в ВТО на условиях, которые нам предлагают, грозит большой безработицей. Откройте рынок! Что завтра с ГАЗом будет? А это сто тысяч человек. ГАЗ дает работу смежным предприятиям – это семьсот тысяч. Умножьте на четыре (состав семьи) – почти три миллиона человек! Куда им деваться, когда на рынок хлынут дешевые автомобили из-за границы? При этом, говорю как специалист, мы сядем «на иглу» запасных частей.

На ваш упрек относительно качества отечественных машин трудно возразить. Но мой автомобиль соответствует своей цене, а она и определяет качество...

– Вашу тревогу можно понять: в ГАЗ уже вложены большие деньги, порядка 120 миллионов долларов, отдачи пока не видно, а тут маячат неблагоприятные внешнеэкономические перспективы. Не жалеют ли в «Сибале», что пришли на ГАЗ? Ведь, судя по всему, к ГАЗу малоприменима популярная нынче схема, когда некая финансовая структура сначала «банкротит» предприятие, потом скупает его по дешевке, «выкачивает» все, что можно, и – сбрасывает за ненадобностью.

– Это не о нас. Примеры? Красноярский, Братский, Новокузнецкий алюминиевые заводы, входящие в компанию, до прихода «Сибала» работали по толлинговой схеме. После того как туда пришли наши акционеры, отменили толлинг – показатели пошли вверх! А с ними и зарплата. Самарский металлургический завод. Предприятие было остановлено, за полгода выпустило 16 тысяч тонн проката при годовой мощности 240 тысяч тонн. Завод, который работал на оборонку, завод с численностью двенадцать тысяч человек! Сокращения были массовые. «Сибал», придя на завод, провел ряд финансово-экономических мероприятий, инвестировал значительные суммы. Через полгода СМЗ выходит на производство 60 тысяч тонн проката, потом – на 120, 160, а сегодня – на 220 тысяч тонн. Это плохо или хорошо?

– Ну, алюминий – это ваш профиль. ГАЗ-то зачем?

– Есть алюминиевая отрасль. Она имеет крайне ограниченный рынок сбыта, давно поделенный мировыми компаниями. У нас, несмотря на достаточно агрессивную политику в международных рыночных кругах, немного шансов поднять потребление российского алюминия на Западе. Дело в том, что качество превосходит стоимость... Хотя мы не демпингуем, в чем нас пытаются упрекнуть западные конкуренты. «Люфтганза» у нас покупает, «Мицубиси». Мы много поставляем на экспорт через Лондонскую биржу металлов. Но вернемся к внутреннему рынку. Кто в России потребляет алюминий? Авиационная, автомобильная промышленность. И когда мы рассматривали стратегию нашей дальнейшей интеграции, возник проект, так сказать, «перерабатывающий». Проект, по которому мы выкупили Павловский автобусный завод. Потому что придет день, когда нужно будет делать алюминиевые автобусы – чтобы не гнили так быстро.

Потом возник «проект ГАЗа». ГАЗ имел шесть миллиардов рублей долгов перед поставщиками, огромную задолженность перед бюджетом. Средняя заработная плата составляла 2059 рублей. Предприятие более чем на 70 процентов работало по вексельно-бартерным схемам. Полностью отсутствовал рабочий капитал.

– И тогда пришел «Сибал»! Как в рекламных роликах...

– Нет, «Сибал» пришел чуть раньше «рекламного» момента. Можно было подождать месяца три, пока ГАЗ не остановится совсем, – и войти туда как мессии. Что, кстати, обошлось бы намного дешевле. Не буду кривить душой: мы рассматривали и такой вариант. Но отвергли его. ГАЗ – это история страны, это люди...

– Следовательно, «Сибал» и Олег Дерипаска не приложили руку к падению флагмана отечественного автомобилестроения?

– Нет.

Конвейер ГАЗа

– Тогда в чем причина падения? Ведь последние годы ГАЗом руководил профессионал, бывший министр автомобильной промышленности Николай Пугин!

– К моменту нашего прихода на ГАЗ на складах скопилось 17 тысяч автомобилей; 13 тысяч машин находились у дилера. Разница между ценой отгрузки и рыночной доходила до 50 тысяч рублей! «Волга» отгружалась по цене в полтора раза ниже себестоимости! И отгружала машины некая фирма. Не дилер, не дистрибьютор, просто «такие вот ребята».

– «Ребята», очевидно, были под чьей-то «крышей»?

– Простите за жаргон, но иначе не скажешь: «отстегивали» и менеджменту, «крышевала» и газовская милиция. Она двойного подчинения – и УВД, и генеральному директору ГАЗа. Мы прекратили все отгрузки. Эшелоны останавливали, которые шли по таким ценам.

– В вас не стреляли?

– Нет, хотя машины взорвать пытались. Но сработала служба собственной безопасности.

– А у кого отбирали «хлеб», вы знали?

– Восемьдесят процентов реализации шло через Нижний Новгород. Товаропроводящая сеть на заводе отсутствовала. Все шли с поклоном. Была даже своего рода теневая «стратегия». Говорю по памяти: «эксклюзив», «делянка», «солянка» и еще что-то четвертое... Забыл. Это узаконенные отношения с нижегородскими дилерами. «Эксклюзив» – право на отдельные модели, которые уходят «влет». И если хочешь купить у завода, к заводу не подходи! Подходи к тому, кто имеет «эксклюзив». «Делянка» – территория, на которой всем остальным запрещалось торговать. Но при этом владеющий «делянкой» должен идти к тому, у кого «эксклюзив», чтобы купить машину у него. «Солянка» – это сборные машины отгружают.

– И куда делись все эти люди, когда им перекрыли доступ к ГАЗу?

– А никуда! Сидели, ждали, говорили: «Придет Беляев, встанет на колени, в ноги поклонится, чтобы мы продавали его машины». Семнадцать тысяч было на складе! Из них две тысячи – некомплект, еще пара тысяч разворованных. Это год назад. Чтобы выйти из этого порочного круга, нужна была определенная решимость. Надо было сказать людям: «Будем производить столько машин, сколько у нас будут покупать». А для этого надо было отправить одну смену...

– В неоплачиваемый отпуск?

– В оплачиваемый. Из расчета две трети зарплаты.

– И акционеры на это пошли?

– Наша стратегия в том, что на наших предприятиях решения реализуются, когда против них не возражает коллектив. Мы сказали людям: «Снижаем план производства, чтобы выкупили те машины, которые есть. Никуда не денутся, рынок наших автомобилей жив! Мы знаем, что 10 тысяч машин мы продадим». Люди согласились. Мы стали производить 12 тысяч автомобилей. А дилеры намеренно остановили продажу, желая нас и проучить, и приручить. Не получилось. Мы с ними поговорили: «Или вы работаете по понятным условиям, которые мы не меняем в течение квартала, потом подводим итоги, меняем тактику, увеличиваем цены. Или мы будем работать с другими. С кем? Найдем!» Получилось. Нам поверили. Главное, нам поверили заводчане. Мы обещали к концу ноября поднять среднюю зарплату до четырех тысяч рублей. В ноябре она равнялась 4256 рублям.

– Жаль только, жить в эту пору прекрасную... не довелось почти шести тысячам пенсионеров, с которыми новые менеджеры ГАЗа попрощались.

– Кстати, пенсионеров на заводе было тринадцать тысяч. Мы поблагодарили за труд и пожелали спокойной старости лишь тем, кто в силу возраста не мог соответствовать современным требованиям. Это жесткая мера, но она была необходима. Представьте в кресле ведущего конструктора человека, которому перевалило за семьдесят. Его профессиональное мышление замерло в категориях двадцатилетней давности. А потом нас упрекают в том, что наши автомобили морально устаревают, не успев сойти с чертежей. Мы приняли на работу больше ста двадцати талантливых выпускников российских вузов. Провели конкурс на замещение должностей ведущих специалистов. В конкурсе участвовали даже представители известных мировых автопроизводителей. А это – новые идеи.

– Значит, не за горами автомобиль, который встанет вровень хотя бы с корейской «сонатой» или немецким «опелем»?

– Не так скоро, как хотелось бы. Нужна государственная политика поддержки автопрома.

– А какова цель холдинга «Сибал», если по большому счету?

– Заработать много денег, чтобы вложить в новые проекты и заработать еще больше.

– И есть место таким понятиям, как «страна», «держава»?

– А разве мы – не часть страны? Разве сделанное нами принесло вред державе?

* * *

Сегодня Горьковский автозавод работает в две смены. С конвейера сходят автомобили, которым предстоит вытеснить, по замыслам новых акционеров ГАЗа, претендующие на место под российским солнцем подержанные иномарки. Для начала хотя бы их...


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку