Когда деревья убивают

Когда деревья убивают
Автор: Елена СЫЧЕВА
26.02.2019

Город-лес – так часто называют новосибирский Академгородок. Но в последние годы лес Академгородка находится в катастрофическом состоянии:  деревья болеют и погибают, а  при порывах ветра падают на людей, машины, дороги, линии электропередачи, детские  площадки… Однако вырубить больные деревья – проблема: у новосибирского Академгородка  особый охранный статус. Жители опасаются гулять с детьми,  оставлять машины во дворах и на парковках и ходить привычными лесными тропами. Корреспондент «Совершенно секретно» разбирался в проблеме. 

«Я  приехала на работу, оставила машину на стоянке. В тот день был ветер, но  штормового предупреждения от МЧС не поступало. Вскоре мне сообщили, что на мою машину упало дерево, – рассказывает  «Совершенно секретно» жительница  Академгородка Анна Янушко. – Я вызвала полицию, зафиксировала все повреждения и решила подать в суд. Это ненормально, что, оставив машину в  положенном месте, я не могу быть уверена в ее безопасности. Друзья отговаривают меня судиться, но мне важно не столько отсудить материальный ущерб  – я в первую очередь хочу привлечь  внимание наших властей к проблеме.  Моя история – не единичный случай.  На том же месте на другую машину дерево упало с такой силой, что у нее отлетели колеса. А ведь там могли находиться люди». 

РУБИТЬ НЕЛЬЗЯ –  СПАСАТЬ 

Только в 2018 году в новосибирском Академгородке произошло несколько таких ЧП: в мае, дважды в июне, в августе, в самом конце октября. Деревья падали на машины, на дороги и тротуары, на ЛЭП. Подобное происходит в Академгородке уже  несколько лет. А в 2017 году на проспекте Строителей случилась трагедия  – трухлявая береза упала на голову  женщине, которая шла с остановки  домой. Женщина погибла.

«Почти все детские площадки в Академгородке окружены деревьями, –  сообщила корреспонденту «Совершенно секретно» сотрудница Института  нефтегазовой геологии и геофизики  им. А. А. Трофимука СО РАН Дарья Аюнова. – Я гуляю с детьми на проспекте Коптюга и вижу, как площадка моментально пустеет, если поднимается  ветер. Я тоже сразу увожу детей: этой  осенью после порывистого ветра на  площадках у нашего дома упали два  больших дерева, одно – поперек дорожки, другое – прямо на спортивный  комплекс».

При этом такое состояние леса в Академгородке – прямое следствие усилий по его защите. 

Новосибирский Академгородок – место уникальное не только потому, что здесь на относительно небольшой территории расположилось более пятидесяти научных и образовательных учреждений (не зря его называют Сибирской силиконовой долиной).  Академгородок знаменит и как образец необыкновенной архитектуры. Это единственный район в городе, более четверти территории которого занимает лес.

ФОТО: ПАВЕЛ ПАШКИН

При создании Академгородка был проведен уникальный для России эксперимент: использование естественного леса как градостроительного компонента. Попытки использовать леса в  качестве озеленения города предпринимались и ранее, однако в условиях  города деревья быстро погибали.

«У основателя Академгородка академика М.А. Лаврентьева была идея – построить город, сохранив живую природу, чтобы был город в лесу или лес в городе, короче говоря, академическая деревня. Мы подготовили генеральную схему лесопаркового устройства, ее утвердили на президиуме. Сам  М.А. Лаврентьев контролировал ее исполнение. Имеющийся в России опыт  был отрицательный – деревья в городе  не выживали. Надо было узнать, как их  сохранить. Все – строители, архитекторы, ландшафтные архитекторы, лесоводы – вкладывали в оформление Академгородка свои умение, опыт, душу,  наконец. Хотелось, чтобы каждая улица  имела свое собственное неповторимое  зеленое лицо», – вспоминал доктор биологических наук, один из директоров Ботанического сада СО РАН Иван Таран.

Эксперимент удался, и теперь,  шестьдесят лет спустя, жители Академгородка действительно живут в лесу.  Собирают грибы по дороге на работу,  кормят белок с руки и предпочитают лесные тропы автомобилю, потому что  «так быстрее». Лес – это гордость Академгородка, его дух, его «зеленые легкие». Однако последнее десятилетие  он все чаще становится причиной раздоров, если не сказать войн. Научный  центр растет и развивается, желающих  освоить земли, занятые лесным массивом, немало. А жители сопротивляются вырубке деревьев. 

«Общественность обеспокоена масштабным и систематическим уничтожением лесов и ландшафтных композиций. Уничтожены тысячи деревьев,  гектары лесных экосистем, места обитания краснокнижных видов и гнездования птиц», – говорит лидер инициативной группы «Защитим город-лес  Академгородок», доктор биологических наук, председатель совета Новосибирского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории  и культуры Наталья Шамина. 

Протестные акции – пикеты, шествия, митинги, сборы подписей под петициями – жители Академгородка  проводят с начала 2000-х годов: протестуют против вырубок и планов по строительству в лесных массивах. Не в последнюю очередь благодаря этому в конце 2014 года новосибирский Академгородок был включен в перечень объектов культурного наследия – для сохранения его исторического  облика, леса в том числе. Новый статус подразумевает и особый подход  к рубке деревьев на его территории.  Однако сейчас ученые СО РАН заявляют: если нынешняя ситуация не изменится, в ближайшие годы лес может погибнуть из-за неухоженности.

АКАДЕМГОРОДОК С ВЫСОТЫ ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА. ФОТО: IMG-FOTKI.YANDEX.RU

«В Академгородке у разных участков леса разное состояние и разное  происхождение. Есть искусственные насаждения, а есть естественные, испытывающие разной степени антропогенное воздействие. Посадки,  которым 50-70 лет, находятся в плачевном состоянии. Именно их имеют  в виду, когда говорят о катастрофическом состоянии лесов Академгородка, – рассказал корреспонденту  «Совершенно секретно» Александр  Дубынин, эколог, природоохранный биолог. – Основная причина болезни леса – прекращение уходных  работ и, как следствие, массовое распространение из-за загущенности и ослабленности деревьев корневой губки, вызывающей гибель сосны. Одновременно с этим мы видим вполне устойчивые лесные экосистемы, сосняки и смешанные с березой, разновозрастные, с подростом и подлеском, с видами из Красной книги. Здесь тоже есть элементы обеднения состава, внедрение заносных видов, но это уже проблема  другого уровня». 

ЗАКОН УБИВАЕТ ЛЕС  И ГОРОД 

Руководитель лесничества ННЦ СО РАН Николай Палигин рассказывает, почему уход за деревьями практически не ведется. По его словам, Лесной кодекс РФ в последней его редакции  окончательно связал руки сотрудникам академического лесничества: 

«Действующие законы не позволяют нам в полной мере проводить уход.  Любая рубка, даже санитарная, считается заготовкой древесины. А она может вестись только на основании проекта освоения лесов, – говорит Николай  Палигин. – У нас заготовкой могут заниматься лишь исправительно-трудовые колонии и тюрьмы. Мы оказались  в таком положении, что просто не можем проводить плановые уходные работы, как предписывает регламент нашего Новосибирского Академического  лесничества». 

Чтобы срубить сухостойное или наклонное дерево, объясняет Николай Палигин, предварительно нужно подтвердить его аварийное состояние актами лесопатологического  обследования. Акты в свою очередь  должны согласовать в мэрии Новосибирска. 

«С апреля 2018 года мы направляли акты лесопатологического обследования для утверждения в разные  инстанции – Министерство природных ресурсов и экологии Новосибирской области, Рослесхоз и другие – но их не утвердили до сих пор. Сейчас 17 актов (актировано 167 опасных деревьев) лежат в мэрии Новосибирска», – говорит Палигин. 

В администрации Новосибирска  сообщили, что в конце ноября акты  были переданы в Главное управление благоустройства, озеленения и правового обеспечения. Что касается катастрофического состояния деревьев в Академгородке, в мэрии заявили, что… ничего об этом не знают.

«Граждане и юридические лица… в случае обнаружения признаков появления вредителей, болезней, неблагополучного состояния, значительного  или массового  повреждения или поражения обязаны в пятидневный срок с даты обнаружения проинформировать  об этом уполномоченные органы. Однако информация о наличии аварийных деревьев в мэрию Новосибирска от сотрудников СО РАН ранее не направлялась, – говорится в ответе городской  администрации. – Проверка информации проводится уполномоченными органами в 30-дневный срок с момента ее  получения».

В мэрии Новосибирска добавили, что сейчас требуют у руководства СО РАН предоставления информации о состоянии леса. Прежде, снова подчеркивают в администрации, об этом якобы  не было известно: «Для принятия мер,  а также для проведения мероприятий  по уборке аварийных, сухостойных и  фаутных деревьев и предотвращения  ситуаций, представляющих опасность  для жизни и здоровья людей, в адрес  председателя СО РАН было направлено письмо о предоставлении информации, оформленной согласно  требованиям действующего законодательства в установленные сроки».

Статус объекта культурного наследия тоже затрудняет вырубку больных деревьев. 

«Для этого необходимо дополнительное согласование с управлением по охране памятников культурного наследия.  А чтобы его получить, нужно подготовить проект благоустройства, пройти экспертизу и т. д. Мы оказались в «ножницах», когда все знают, что нужно делать,  но правовая база нам этого не позволяет. Если мы год за годом не убираем сухие и усыхающие деревья, здоровым деревьям не хватает питания, они начинают усыхать целыми очагами», – говорит Николай Палигин.

Начальник Управления по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области  Александр Кошелев в ответ на запрос нашего издания рассказал о мерах  по защите Академгородка: «На совещаниях, проводимых в 2016, 2017, 2018 годах…, управление предложило принимать необходимые меры по заграждению опасных зон и организации регулярного осмотра деревьев в случае возникновения экстремальных погодных явлений, а также в результате каких-либо вмешательств  антропогенного характера и незамедлительно принимать соответствующие меры при возникновении угрозы для жизни и здоровья людей». 

«ЗАПРЕТ – НЕ ВЫХОД» 

Так борьба за сохранение леса Академгородка оказалась палкой о двух  концах: с одной стороны, закон защищает деревья от незаконной вырубки, с  другой – не позволяет о них должным  образом заботиться. Однако защитники природы считают проблему болезни леса искусственно раздутой.

«Это все пропаганда со стороны застройщиков, у которых свои цели, – говорит Наталья Шамина. – Лучший уход  за лесом – это минимум вмешательства. По определению из учебника, лес  – это бессмертная экологическая система. В природе он существует и самовоспроизводится без всякого ухода.  Любое дерево может упасть. Но это не  значит, что нужно вырубить все деревья в городах, лесах и парках. Аварийными деревья являются в двух случаях:  нежизнеспособные (сухостой) и непосредственно угрожающие падением.  Но у нас под видом аварийных уничтожают все, что вздумается». 

Эколог Александр Дубынин считает: в данном случае стремление защитить лес привело к эффекту, обратному ожидаемому. 

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЛЕС АКАДЕМГОРОДКА НАХОДИТСЯ В КАТАСТРОФИЧЕСКОМ 
СОСТОЯНИИ: ДЕРЕВЬЯ БОЛЕЮТ И ПОГИБАЮТ. ФОТО: NAVIGATO.RU

«Протесты в данной ситуации оказывают лесам медвежью услугу, хотя  надо признать, что не будь их, желающих освоить земли под строительство или еще как-то было бы несравнимо больше, – говорит он. – Озабоченность жителей Академгородка проблемами леса понятна. Для них «лесная жизнь» является частью  местной идентичности. Как говорит  молодежь, «Академ – это, по ходу, лес». Но оборотная сторона такого отношения – отсутствие рационального  подхода к решению проблем. Запрет  на любые уходные работы в данной  ситуации – не выход. Он приводит к дальнейшему ухудшению ситуации».

Александр Дубынин уверен: к каждому участку леса нужно подходить  индивидуально.

– Для каких-то территорий требуется кардинальная чистка и, скорее всего, создание там ландшафтных парков.  Для других – реконструкция в сторону полноценных экосистем (например,  для моновидовых посадок кедра требуются подсадки кустарников и трав, типичных для южно-сибирских кедрачей;  подобные работы в свое время были  проведены в ЦСБС СО РАН), для третьих – создание условий для снижения  антропогенной нагрузки, сохранение  от излишнего вмешательства. В целом  же не хватает единодушия экспертов и  активных граждан, а отсутствие коммуникаций приводит к ситуации, когда лебедь, рак и щука тянут в разные стороны, а воз, как говорится, и ныне там.

6 декабря 2018 года на заседании  президиума СО РАН председатель объединенного научного совета по биологическим наукам академик Валентин  Власов поднял вопрос ужасающего состояния леса в Академгородке. О необходимости экстренных мер заявил на  том же заседании Александр Дубовицкий – вице-губернатор Новосибирской  области, курирующий лесное хозяйство.  А председатель СО РАН академик Валентин Пармон предложил присоединиться к эксперименту по проведению  в Новосибирской области рубки, обновления и переформирования лесных  насаждений. Такие рубки проводятся  в спелых и перестойных насаждениях,  в некоторых территориях Новосибирской области они начались в этом году.  Возможности проведения их в Академгородке будет посвящено отдельное заседание президиума СО РАН. Оно состоится в самое ближайшее время. 

Участники группы «Защитим город-лес Академгородок» уже сейчас, до принятия каких-либо решений, называют планируемые работы уничтожением лесной экосистемы в Академгородке. 

Параллельно общественники продолжают добиваться включения Академгородка в перечень объектов  культурного наследия уже не регионального, а федерального уровня. Если это произойдет, рубить деревья на его территории станет практически  невозможно.


Авторы:  Елена СЫЧЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку