Кислый, Репа и другие официальные лица

Автор: Сергей СОКОЛОВ
01.08.1998

 
Александр КАКОТКИН

Власть и криминал в России уже давно стали «близнецами-братьями», а в некоторых областях сроднились настолько, что различить их удается только специалистам из Генпрокуратуры. Побед, правда, пока немного: отбывает свой срок бывший вологодский губернатор, под судом – прежний хозяин Тульской области. Под следствием – мэры Нижнего Новгорода, Ленинска-Кузнецкого, Норильска и еще нескольких других российских городов.

В последние месяцы заговорили о Курской области и Калмыкии. Вот, пожалуй, и все. Но есть на карте России целая республика, которой совершенно официально и столь же беззаботно руководят люди, неоднократно бывшие не в ладах с законом: в правительстве крошечной Марий Эл одиннадцать человек с криминальным прошлым, включая президента и премьера.

Если бы году в 90-м приличному бандиту предложили поработать в тогдашней Марийской Республике, то он в ответ вас в лучшем случае послал бы подальше. От прочих российских областей эта республика всегда отличалась бедностью и полным отсутствием природных ресурсов: ни нефти, ни газа, ни руды, ни связанных с ними перерабатывающих предприятий. Весьма немногочисленная татарская и славянская «братва» в свое время довольно мирно поделила сферы влияния в мелкой торговле, крошечная азербайджанская группировка по сложившейся в России традиции взяла под свой контроль центральный рынок столицы. Местных, марийских, бандформирований не существовало вовсе.

Верхушкой российского криминалитета, «смотрящим» за республикой был назначен известный в свое время вор в законе Павел Захаров по кличке Цируль. В дела властных структур он не вмешивался, и до поры до времени в Марий Эл власть и криминал никак не пересекались.

В 96-м Цируль умер. Как нам рассказывали, прокручивая оперативную съемку похорон вора в законе, сотрудники марийской ФСБ с удивлением увидели среди приглашенных мелких и крупных паханов и главу администрации Медведевского района республики Вячеслава Кислицына. Но значения этому факту не придали.

Несколько месяцев спустя Кислицын провел мощную избирательную кампанию и стал президентом Марий Эл.

ТЕМНОЕ ПРОШЛОЕ

Официальная биография президента Марий Эл чиста, возвышенна и идеально подходит для лепки образа передового политика нашего времени. Вырос в деревне Косолапово Мари-Турекского района, в крестьянской семье. С детства познал нелегкий труд. Служил в армии, занимался спортом. Имеет два высших образования – юридическое и экономическое. Жаль, что сейчас не в моде Доски почета: президент занял бы на любой из них не последнее место.

Но наряду с этой блестящей анкетой есть и неофициальная биография так называемого авторитета по кличке Кислый. Главное ее «достоинство» – почти десяток (!) уголовных дел, возбужденных против него в разное время за должностные преступления. Как утверждал сам Кислицын, пострадал он исключительно из-за «проявления инициативы».

Первое – еще в 1983 году председателя колхоза «Победитель» Кислицына обвинили в уничтожении госимущества. Тогда ограничились товарищеским судом, но всего через полгода Кислицына обвиняли уже по 200-й статье УК РСФСР – за самоуправство. Через два месяца новое дело – по продаже «налево» колхозного горючего. После этого трижды возбуждали уголовные дела по разным основаниям против нынешнего президента в 1985 – 1986 годах. Не помогло и то, что в конце перестройки Кислицын пересел в кресло председателя Медведевского райисполкома: в 1990 году против него возбуждают новое дело – за махинации с выделенными району автомашинами.

Во всех этих и последующих случаях Кислицын отделывался легким испугом: штрафом в сотню рублей или общественным порицанием – и сейчас столь пристальное внимание правоохранительных органов объясняет «местью бюрократии за инициативность и сметку».

Злые языки, впрочем, утверждают, что Кислицына просто-напросто «прикрывал» старый приятель – второй секретарь республиканского комитета КПСС Лимаренко. Не случайно ведь после отъезда партийного чиновника о грозных делах и смешных наказаниях гражданина Кислицына в республике не слышали целых пять лет. В уголовных кругах подобные совпадения комментируют просто: когда «крыша» отъезжает – клиент ложится на дно.

Кислицын воспрял духом лишь в 96-м. Убедившись, что в республике о нем и его делах подзабыли, глава администрации Медведевского района вновь «проявил инициативу», схлопотав в результате аж два уголовных дела – за махинации с государственными квартирами и за строительство личного дома за 60 миллионов государственных же рублей. Прежний его покровитель давно занимался своими делами где-то в Москве, так что за Кислицына взялись по-настоящему. И не миновать бы ему тюрьмы, не случись президентские выборы. И Кислый рванул во власть, здраво рассудив, что хотя бы на период предвыборной кампании иммунитет ему обеспечен.

К тому времени тогдашний президент Марий Эл Зотин уже успел поссориться с местной политической элитой. И Кислицын, не теряя времени, провел ряд весьма успешных переговоров с местными коммунистами и «лебедевцами». Власти, наконец-то разглядев опасного конкурента, начали оживленную кампанию в газетах, но было уже поздно. Как и принято в России, гонимый претендент получил подавляющее большинство голосов. «В начале того года Кислицын и не помышлял о посте президента, если бы старые власти своими неуклюжими попытками не подтолкнули его к этой мысли» – так простодушно высказалась весной 98-го в очередной раз перестроившаяся «Марийская правда».

Один из первых шагов новоиспеченного президента – чистка местных органов внутренних дел. Начальник управления по борьбе с оргпреступностью марийского МВД Николай Цапаев и следователь Александр Иванов, работавшие по «делам» Кислого, были оперативно уволены из органов.

ВПЕРЕД «СМОТРЯЩИЕ»

Понятно, что будь Кислый даже «семи инициатив во лбу», в одиночку подмять под себя целую республику ему было бы не по силам. Нужна «команда единомышленников» или «бригада корешей» (нужное подчеркнуть). И, надо отдать ему должное, за неполный год Кислицын эту команду не просто создал, но и заставил работать на себя в полную силу. А лучшей рекомендацией на государственный пост стало наличие за плечами кандидата судимости или хотя бы уголовного дела. И желательно за корыстные преступления.

Так что теперь в провинциальной Марий Эл власть выглядит следующим образом. Глава государства – Кислый. Глава кабинета, первый вице-премьер – Репа (Роман Репин, осужденный в свое время по статье 92 ч. 3 УК РСФСР – повторное хищение госимущества). Самое влиятельное лицо в администрации – опытный чиновник Седой (Вячеслав Смирнов, дважды судимый по той же, 92-й статье, отсидевший в общей сложности шесть лет). Как универсального администратора, или «смотрящего», его бросали на самые горячие участки: Седой возглавлял аппарат экономической безопасности, был директором департамента внешних связей. Теперь его прочат в «смотрящие» за предвыборным штабом президента.

Кадры, как известно, решают все. Поэтому в Республике Марий Эл кадровой службе придается особое значение. Возглавляет ее проверенный «кадр» Анатолий Вольхин, судимый в свое время за растрату казенных денег. Секретариатом Кислого руководит человек тоже бывалый: Олег Дмитриев как-то попался на откровенной взятке, но сумел прикрыться депутатской неприкосновенностью.

На этом резерв местных кадров был исчерпан, и пришлось прибегнуть к импорту криминальных мозгов из других регионов.

Контролировать транспорт, связь, а заодно и «окучивать» местную промышленность в ранге министра доверили сбежавшему из Татарстана директору уксусного завода Габдрахманову. На родине он попался на производстве фальшивой водки вместо мирного уксуса, но уголовное дело до конца так и не довели.

Для того чтобы республика жила по «правильным понятиям», пришлось ввести должность руководителя аппарата госсекретаря, отвечающего за идеологию и культуру. Пост этот доверили гражданину Тихомирову, бывшему директору парка культуры, отсидевшему пару лет за взятку. Вариант получился идеальный: и судим, и культуру в массы нести умеет.

Заботятся в Марий Эл и о подготовке резервов для госаппарата. Возбудила, например, местная ФСБ уголовное дело против руководителя марийского отделения Сбербанка Клещева, облегчившего карманы вкладчиков на несколько миллионов рублей. Из банка Клещеву пришлось уйти, но добрый вице-премьер Репа сразу же взял подследственного к себе – консультантом по финансовым вопросам.

НАША СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА

Вопрос, куда смотрит милиция, в Марий Эл не задают уже давно. И так ясно.

Василий Андропович Григорьев возглавил марийское МВД почти одновременно с «воцарением» Кислого. А поскольку руководителей в республике теперь в основном знают по кличкам, министра с ходу прозвали Андропычем.

Президент поначалу встретил Андропыча враждебно: на пост министра он проталкивал своего человека, из медведевского РОВД. Но в скором времени от былой вражды не осталось и следа, и, как утверждают злые языки из МВД, между милиционером и его несостоявшимся клиентом – по словам следователей, для отправки Кислого в места не столь отдаленные им не хватило лишь месяца – была достигнута джентльменская договоренность: Андропыч служит еще год-полтора, во всем слушается президента, а за это получает генеральское звание и спокойно переводится в Москву.

Так это было или нет, но с тех пор Андропыч и Кислый жили душа в душу, со всеми вытекающими для республики последствиями. Для начала в МВД была проведена кадровая чистка: уволили четырех заместителей министра, начальников УОП, ОБЭП, ГАИ и ГУВД столицы и несчитанное количество простых офицеров. Опытные, обстрелянные милиционеры сдавались почти без боя.

И марийское МВД заработало под руководством Кислицына. Организуются наружное наблюдение и прослушка телефонов неугодных бизнесменов и хозяйственников, арестовываются их счета, а самых строптивых пугают уголовными делами. На всю республику прогремела история с директором Волжского гормолзавода Владимиром Мартыновым, отказавшимся сделать солидный вклад в Фонд президента. Завод был взят штурмом отрядом ОМОН, а директора, изрядно избив, увезли в Казань, где и отправили за решетку по подложному обвинению. Казанские милиционеры потом долго извинялись, говоря, что «произошла ошибка» и все документы они получили из марийского МВД.

Нужно отметить, что в праведной борьбе за бесперебойность финансовых поступлений главный милиционер Марий Эл не щадит и своих. Год назад начальник ОБЭП республики Алексей Шальнов попытался задержать чеченский «КамАЗ» с водкой и вооруженными охранниками. Чеченцы пожаловались, и Шальнов был уволен. Таких случаев в республике могут припомнить с добрую сотню.

Самое удивительное, что о марийском беспределе в Москве слышали и даже присылали солидных чиновников с проверками. Рапорты заместителей министра генерал-полковника И.Кожевникова и генерал-лейтенанта П.Латышева, написанные с разницей в год, совпадают даже в стилистике фраз. Оба, отмечая «невладение обстановкой», «порочную кадровую политику» и «многочисленные нарушения законности» руководством марийского МВД, в один голос просят «рассмотреть целесообразность пребывания в должности министра» Андропыча.

Последний рапорт лег на стол министра внутренних дел России год назад. Но воз и ныне там. Более того, в феврале нынешнего года Андропычу присвоили генеральское звание...

ИХ ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ТРОЕ...

В нелегкую президентскую работу Кислый внес немало нового, но главным для руководителя республики всегда был личный подход. Говорят, он может запросто вызвать любого чиновника к себе где-нибудь в час ночи и, предварительно выпив, провести с госслужащим необходимую воспитательную беседу. По Йошкар-Оле ходит легенда, что подобного рода история приключилась не с кем-нибудь, а с вице-премьером Репой, который получил ногой в пах (наверное, в качестве оценки работы правительства по итогам года).

Остановить Кислого с «бригадой» в самой республике сейчас некому. Единственной структурой, сохранившей способность нормально работать, остается местная ФСБ. Ее сотрудники методично накрывают одного чиновника за другим, а потом следователи несут уголовные дела на подпись прокурору республики. Но до суда почти ни одно дело не дошло.

А не так давно Кислый нашел новую, весьма солидную «крышу»: движение «Наш дом – Россия», едва успев замять скандал с мятежником Хачилаевым, единогласно приняло Кислицына в члены политсовета НДР.

Добавить к этому, к сожалению, нечего...


Авторы:  Сергей СОКОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку