НОВОСТИ
В Солнечногорске задержан за взятку первый замглавы администрации
sovsekretnoru

Художник

Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.12.2011

 
Даниял Хаджиев – газетчик, «по совместительству» коллекционер
 
   

В скромном помещении районной газеты Приэльбрусского района Даниялу Хаджиеву и его картинам отвели огромный зал. Высокий, прямой, как кипарис, седой, он сам похож на художника. Но тысяча полотен, которые составляют коллекцию Хаджиева, это работы разных, в основном местных мастеров, спасённые им от гибели и забвения. Много картин он нашёл в подвалах, на чердаках и восстановил на свои скромные средства. Бывало, что вытаскивал из нищеты или пьянства и самих художников.
И увлечение Данияла, и его нынешняя работа (Хаджиев – заместитель главного редактора районной газеты) далеки от полученной в своё время специальности.
– Моё образование – это какое-то недоразумение, – признаётся наш собеседник. – Я, транжира и мот, пошёл в финансисты.
– Это так, – кивает его молодая начальница. – Он не чувствует себя несчастным, если нет денег, расстроится только, если что-то случится с картиной.
Много лет назад здесь, в Тырныаузе, Даниял закончил вечернюю школу. Каким ветром его занесло в Ленинградский финансово-экономический институт им. Н.А. Вознесенского? До сих пор сам удивляется. Студентом жил на Набережной  канала Грибоедова, за короткое время обошёл все главные достопримечательности прекрасного города. Дошёл, естественно, и до Эрмитажа.
В первую очередь хотел увидеть картины Леонардо да Винчи, но на свою беду забыл имя художника. «Где можно увидеть «Джоконду»?» – решив, что нашел выход из положения, спросил Даниял у смотрительницы одного из залов. Пожилая дама с лёгкой улыбкой заметила:  «В Лувре, в Париже». Заметив смущение Данияла, сказала: «А у нас есть две совершенно очаровательные мадонны Леонардо да Винчи». И повела его к картинам.
Выходя из музея, Даниял заметил объявление: Эрмитажу требовался электрик. Это было подарком судьбы. Сочетать учёбу с работой ему было не привыкать, и он устроился электриком. За годы, проведённые в Ленинграде, исходил Эрмитаж вдоль и поперек, открывая для себя всё богатство этого музея. Появились у него и любимчики. Чаще других приходил к картинам Шагала, Кандинского, полюбил абстракционистов, находил в их работах скрытые смыслы.
– Я каждый год езжу в Эрмитаж, – рассказывает Даниял Хаджиев. – Часто вижу его во сне, но всякий раз почему-то попадаю в подвал, ищу выход и просыпаюсь.
Учёбу в институте Даниял тоже не забрасывал. В 1979 году написал, как теперь сам понимает, революционную для того времени работу о том, как изменить систему обучения в школах Ленинградской области. После института его приглашали работать на знаменитый завод «Электросила» – не пошел. Вернулся на Кавказ, в Тырныауз. И вдруг обнаружил, что здесь много художников. Да что там, каждый в своём роде художник. Место такое особенное, что ли?
– Я много читаю мистической литературы, – рассказывает он. – В одной из книг прочёл, что наиболее удобное место для жизни находится в квадрате на пересечении сорокового и шестидесятого меридианов с сороковой и шестидесятой параллелью. Вы знаете, что находится в центре этого квадрата? Наш город Тырныауз! Шамбала находится не на Памире, а у нас, поэтому здесь так много художников и других выдающихся людей.
Свою коллекцию Хаджиев начал с работ профессионального художника Николая Ефименко, который родился в селе Капустин Яр Краснодарского края, но всю свою творческую жизнь провел в Кабардино-Балкарии. Его картины ценили, покупали, у него была выставка в ЦДХ в Москве. За время дружбы с художником Даниял приобрёл у него около пятидесяти картин. После преждевременной смерти Ефименко Хаджиев написал и издал небольшую, хорошо иллюстрированную книжку о творчестве своего друга.
Даниял подходит к одной из картин, висящих в зале, и рассказывает её историю.
– Однажды ко мне пришёл Николай и с порога заявил, что написал гениальную картину. Названия у картины ещё не было. Лицо не то мужчины, не то женщины с округлившимся от безмолвного крика ртом, с глазами, полными ужаса. Сквозь овал даже не лица, а лика просвечивали крупные мазки таких цветов, которые в совокупности создавали ощущение какой-то природной катастрофы. Ночью стало известно о трагедии в армянском Спитаке. Художник назвал эту картину «Спитак».
Хаджиев много путешествовал по Советскому Союзу, знакомился с искусством разных республик. Его мало тронули сдержанные, скупые на краски и эмоции работы прибалтийских художников. Зато порадовало щедрое буйство красок в работах художников из Молдавии, несколько их работ он приобрел для своей коллекции.
И сам наш герой любит жить ярко. У него было три жены – русская, еврейка и балкарка, от них есть четверо взрослых детей. Недавно Даниял овдовел, наверное, поэтому такая грустная музыка звучит в его импровизированной галерее. Но никогда он не отказывается провести экскурсию для школьников, любит быть для ребят проводником в чудесный мир искусства.
– Когда-то давно один мальчик часто заходил ко мне, задавал много вопросов по искусству, – вспоминает Даниял. – Мне он показался интересным, я много ему рассказывал, читал стихи. Потом он выучился на дизайнера, и, как я узнал, сейчас он в Америке успешный художник и дизайнер.
Прощаясь, мы желаем Даниялу новых открытий и приобретений для его коллекции. 


Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку