Хроника пикирующего образования

Хроника пикирующего образования
Автор: Анатолий ЖУРИН
18.05.2016

В конце  февраля министр транспорта РФ Максим Соколов провёл заседание Коллегии Минтранса, на котором был рассмотрен вопрос «О концепции транспортного образования Российской Федерации до 2030 года». Итоги заседания были опубликованы 2 марта на сайте Минтранса,  и с ним могла ознакомиться общественность.  Её реакция и тех, кто непосредственно связан с образовательным процессом, была крайне отрицательной и, в первую очередь, в авиационной среде. Общественные организации: Общественный совет Росавиации, совет клуба Ветеранов высшего руководящего состава гражданской Авиации (Клуб «Опыт»), Совет ветеранов центрального аппарата ГА («Авиаветеран»), Экспертный совет ГА, Профсоюз летного состава и ряд других обратились к руководству Минтранса и в иные вышестоящие инстанции, вплоть до президента России, с выражением крайне озабоченности и предложением приостановить очередную «образовательную реформу», которая несёт в себе не созидательную, а разрушительную функцию. Страсти по принятому коллегией постановлению не утихают до сих пор.  

Сложившуюся непростую ситуацию по нашей просьбе комментирует ветеран гражданской авиации, заслуженный работник транспорта РФ, кандидат технических наук, начальник Управления учебных заведений МГА СССР Юрий Дарымов. Более 20 лет своей полувековой трудовой деятельности, он посвятил подготовке кадров для гражданской авиации: сначала в Академии ГА; затем в течение 10 лет руководил Управлением  учебных заведений МГА СССР; представлял нашу страну в качестве эксперта Аэронавигационной комиссии Международной организации гражданской авиации (ИКАО). Ныне Юрий Петрович — председатель Попечительского совета Бугурусланского летного училища ГА, которое он окончил в 1955 году.   

 ЛЕТИМ ПО ШПАЛАМ  И С ВЁСЛАМИ                                                                            

- Юрий Петрович, чем объяснить столь острую реакцию авиационной общественности? Если судить по информации о ходе заседания Коллегии на сайте Минтранса, всё сводится к двум позициям: необходимости разработки Концепции транспортного образования РФ до 2030 года и созданию Национального университета транспорта на базе Московского университета путей сообщения (МИИТ).

 - Руководители авиационных общественных организаций — люди с большим жизненным опытом, он научил их читать между строк и предвидеть будущее развитие событий. Так оно и случилось! В официальном, уже подписанном Министром транспорта постановлении Коллегии,  даются конкретные поручения соответствующим исполнителям о внесении изменений в Федеральный закон №273 (срок — 4 квартал этого года) и, с опережением, уже во 2 квартале 2016 года, о подготовке проектов «дорожных карт» по передаче образовательных организаций, подведомственных Росморречфлоту, Росавиации, Росжелдору,  в ведение Минтранса России.

Иными словами, Росавиация должна распрощаться со своими учебными заведениями, которые целенаправленно формировались и готовили кадры для гражданской авиации в системе Управления учебных заведений с момента его создания в 1932 году в структуре Главного управления ГВФ при Совете Народных комиссаров и с 1964 года — в структуре союзного Министерства гражданской авиации. При этом  кадры готовились не только для нашей страны, но ещё и для   83-х стран мира и, по всеобщему признанию, соответствовали самым высоким требованиям, включая требования ИКАО. Подтверждением этому является тот факт, что ректор Киевского института инженеров гражданской авиации А.Ф. Аксёнов в 1985 году был удостоен высшей награды этой организации – Золотой медали Эдварда Уорнера.                                                                                                          

В результате  распада СССР  мы лишились таких инженерных гигантов как Киевский и Рижский институты, двух высших лётных училищ в  Актюбинске и Кировограде и еще шести средних учебных заведений в Латвии, Белоруссии, Киргизии и на Украине.   Сегодня в структуре Росавиации: три вуза: в Москве, Санкт-Петербурге, Ульяновске и 19 филиалов (колледжей/училищ), расположенных по всей стране от Выборга до Якутска и Хабаровска. Всем им пришлось пережить суровые девяностые годы и доказать, что система подготовки авиационных кадров была сработана столь надёжно, что выстояла благодаря стойкости и преданности своему делу руководителей и коллективов учебных заведений по обучению и воспитанию молодого поколения авиаторов.

Ветеран гражданской авиации Юрий Петрович Дарымов

Они же пережили и целую серию образовательных реформ Минобрнауки: «Болонскую конвенцию» с её бакалаврами и магистрами, Единый государственный экзамен (ЕГЭ), Вертикальную интеграцию  с привязкой на «короткий поводок» колледжей и училищ в качестве филиалов вузов. Кто тогда спрашивал мнение общественности и представителей учебных заведений? Ломали через колено, да и только! А каков результат? Падение образования в школах, слабые знания абитуриентов, что приводит к «натаскиванию» первокурсников до необходимого уровня освоения вузовских программ, снижение профессиональной подготовки выпускников, проблемы с их трудоустройством…

Но реформаторский запал в Минобрнауке еще не иссяк,  и оно подготовило для учебных заведений новый подарок, к которому присоединился и Минтранс.

- А вы не думаете, что коллегия Минтранса как раз и  намерена самостоятельно исправить положение дел в транспортном образовании и в связи с этим переподчиняет учебные заведения от профильных агентств своему центральному аппарату?

  — Смею вас заверить, что это не так. Всё сводится к механическому передвижению образовательных учреждений от одного учредителя к другому  без какой-либо заботы о качестве учебного и воспитательного процессов. К тому же, Минтранс в вопросах образования всегда шёл в кильватере  Минобрнауки. В этом вы легко убедитесь исходя из синхронности тех действий, которые предпринимаются этими ведомствами. «Открыв шлюзы» в девяностые годы по созданию бесчисленного количества вузов и колледжей, сегодня Минобрнауки спохватилось, глядя на то, какой суррогат они выпускают с липовыми дипломами бакалавров и магистров. Нет,  чтобы лишить их лицензий на образовательную деятельность, вместо этого придумали новое понятие «Неэффективный вуз» и решили: «сохранить как самостоятельные организации вузов, с численностью обучающихся более 5тыс. человек и их филиалов более 1 тыс. человек, все образовательные организации с меньшей численностью подлежат РЕОРГАНИЗАЦИИ».  

Иначе говоря, «подстричь всех под одну гребёнку» и тех, кто десятилетиями, пусть,  с меньшей численностью обучаемых готовил кадры, и тех, кому оно благосклонно выдавало лицензии. Более того, под неэффективные попадают общепризнанные, а не вузы-однодневки. Так в процессе реформирования уже перестали существовать: Горный университет, МЭСИ, МАМИ, МИТХТ, МАТИ. 12 апреля 2016 года Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов подписал приказ, согласно которому исчезают: Российский государственный геологоразведочный университет, Московский государственный университет леса и Государственный университет управления. Геологоразведочный вливается в РГУ нефти и газа. «Лестех» становится частью «Бауманки». Тот же Дмитрий Ливанов уже предопределил, что в этом году в нашей стране будет создано 20 опорных университетов – путём слияния уже существующих.

И всё это, опять-таки «через колено», поспешно,  необдуманно и во вред делу. Уверен, что подобное уготовлено и системе транспортного образования.

КАРТА БУДУЩЕГО. КАКОГО?

 -  А может быть, концепция транспортного образования, о которой шел разговор на Коллегии, и которая должна быть разработана, внесёт определенную ясность,  и всё не будет так трагично, как вы излагаете?

 - Чтобы ответить на ваш вопрос, следует обратить внимание на ряд нестыковок, которые, по моему мнению, мягко говоря, являются явной подтасовкой.

Первая – если повестка дня Коллегии гласит: «О концепции транспортного образования Российской Федерации до 2030 года», тогда почему этот вопрос не рассматривался в прямой постановке,  именно, по тексту Концепции, а лишь в изложении директора административного департамента Минтранса Константина Пашкова.

Вторая – если Концепции не было как таковой, то на каком основании принималось однозначное решение о разработке «дорожных карт» по передаче учебных заведений от транспортных агентств в ведение Минтранса (пункт 5 постановления)?

Третья – если всё уже предопределено заранее, то чем вызвана необходимость заказа на выполнение научно-исследовательских работ (НИР) по разработке такой Концепции? (пункт 2 постановления)?

Четвёртая – самая парадоксальная нестыковка – такая Концепция уже разработана учеными МИИТ и была представлена в Минтранс 11 февраля, как раз к дате проведения Коллегии.

Более того, ещё в декабре 2015 года в журнале «Транспорт Российской Федерации» №6 (61), всё тот же Константин Пашков выступил с программной статьей: «Куда идёт реформа транспортного образования?», в которой наметил контуры предстоящего реформирования транспортного образования. Они то и легли в основу той самой Концепции,  которую «Научно обосновали»  в  МИИТе  в связи с пожеланиями своего вышестоящего начальства.

В качестве подтверждения  приведу два тезиса из упомянутой статьи, которые относятся к гражданской авиации. Дословно: «На мой взгляд, надо не роптать, а создавать: чертить карту будущего и строить новый Федеральный Университет транспорта на базе МИИТ, МАДИ, МГТУ ГА, МГАВТ, вливать в его состав научные организации и создавать мощнейший интегрированный обще-транспортный научно-образовательный центр» И далее: «Надо создавать новый единый центр лётной подготовки, например, в степях Оренбуржья, для круглогодичной подготовки не только курсантов, но и пилотов гражданской авиации».

А теперь читаем в тексте Концепции: «Создание Национального университета транспорта (МИИТ) многопрофильного транспортного научно-образовательного комплекса, отнесённого к ведению Минтранса России, способного решать на мировом уровне общеотраслевые проблемы вне зависимости от принадлежности к видам транспорта» — и далее, что касается Оренбургских степей: «Должен быть создан Национальный центр лётной подготовки в городе Бугуруслане (объединяющий под своей структурой всю лётную подготовку и существующие авиационные учебно-тренировочные центры Росавиации), отнесённые к ведению Росавиации.».  Как говорится, найдите разницу.                                                                                                                                          Но и это ещё не всё. На завершающем этапе оптимизации образовательных организаций гражданской авиации авторы предлагают: «Объединение всех вузов в один с включением в его состав Национального центра летной подготовки и завершение оптимизации филиальной сети». А вы задаете вопрос, трагично ли это или нет? Это не что иное,  как целенаправленное разрушение системы подготовки авиационных кадров, за которым последует то, что уже состоялось – приглашение на работу в авиакомпанию зарубежных командиров воздушных судов. Заметьте, это без всяких к нам внешних санкций, сами рушим то, что создавали. Тогда возникает вопрос: в чьих интересах и кто заказчик?

 ВПЕРЁД, В ОРЕНБУРГСКИЕ СТЕПИ!

  — Может быть,  у  авторов имеются веские обоснования и доводы, чтобы придти к подобным радикальным выводам: расчёты, анализ, прогноз развития отрасли и т.д.?
  — Концепция вместе с приложением содержит 62 пространных текстов, таблиц, графиков, схем и т.д. Всё это — атрибуты НИР, а возможно, заявка на научную диссертацию для заказчика. Однако всё столь шатко и оторвано от действительности.  Взять хотя бы исторический обзор, в котором утверждается, что основателем авиационного образования в России был ни кто иной, как Великий князь Александр Михайлович Романов (во куда копнули!). Затем упоминание о факультете воздушных сообщений (1920г) при Петроградском институте путей сообщения, несколько строк о Ленинградском институте инженеров ГВФ (1930-1941гг), пару абзацев о Высшем авиационном училище (в дальнейшем ордена Ленина Академия гражданской авиации, ныне университет). А ведь этот вуз являлся «кузницей командных кадров». Его окончили Министры Бугаев Б.П., Панюков Б.Е., многие заместители министра, начальники главков центрального аппарата МГА, руководители территориальных управлений производственных предприятий, авиакомпаний, аэропортов, центров УВД, учебных заведений… Под их руководством гражданская авиация нашей страны достигла наивысших показателей в своей деятельности  как по объему перевозом, так и по обеспечению безопасности полетов.

Львиная доля обзора посвящена достоинствам Московского института инженеров ГА (ныне университет), как бы этим подводя его к слиянию в тот самый новый Федеральный университет транспорта. Видимо,  позарились на его обширную территорию и учебную базу,  созданную Министерством гражданской авиации в   80-е годы. Ни слова об Ульяновском орденов  Ленина, Дружбы Народов и ордена «Дружба» Республики Куба  авиационном институте гражданской авиации имени Главного маршала авиации Бугаева Б.П. А ведь в сентябре прошлого года  вуз отметил свое 80-летие. За эти годы он прошёл путь от Школы высшей лётной подготовки и Центра совместного обучения лётного, диспетчерского и технического персонала стран – членов СЭВ до высшего учебного заведения, обладающего уникальной учебной, лётной, инженерно-технической базами, аэродромной сетью, на уровне мировых стандартов, опытным педагогическим и командно-лётным составом. Практически, весь лётный состав нашей отрасли, осваивал новые типы воздушных судов в Ульяновске.

Так неужто авторы Концепции уготовили ему реорганизацию, взамен мифическому Национальному лётному центру в оренбургских степях? Знали бы они, что даже могучий Советский Союз создавал базу в Ульяновске не в одиночку, а при долевом участии стран-членов СЭВ. А на какие средства Минтранс намерен создать что-либо подобное в степях Оренбуржья? Тем более,  что в этот мифический центр авторы Концепции намерены втиснуть не только Ульяновский вуз, но и еще четыре лётных училища из Бугуруслана, Сасово, Красного Кута, Омска, а также более ста авиационных учебных центров (АУЦ), расположенных в различных городах страны от Калининграда до Владивостока. Видимо,  у авторов Концепции, как и у многих чиновников Минтранса, сложилось устойчивое мнение, что лётное училище сродни техникуму.
На самом же деле это сложное производственное объединение,  в котором наряду с  теоретической учебной частью входят: лётные отряды, тренажерный центр, служба по управлению полётами, инженерно-техническая база по обслуживаю воздушных судов, ёмкости горюче-смазочных материалов, автобаза, аэродромная, радиосветотехническая служба, база материально-технического  снабжения, специализированная медико-санитарная часть и многое другое. Схожую структуру имеют авиационно-технические училища. В образовательном процессе задействованы сотни профессиональных специалистов, для которых словосочетание «обеспечение безопасности полётов» не просто понятие, а руководство к действию, и это они прививают курсантам с первых дней их нахождении в учебном заведении. Но и они, по мнению реформаторов, также подлежат реструктуризации как расходный материал.

Потребность в воздушном пространстве для учебных полётов определило места базирования училищ, преимущественно в районных центрах: Бугуруслан, Сасово, Красный Кут. Для них наши училища стали градообразующими. Так следовало бы авторам Концепции нанести визит главам Администрации этих городов и выслушать их мнение. Вместо этого горячие головы Минтранса уже подготовили для них сладкую пилюлю, мол де, районные власти смогут выкупить или взять в аренду здания и сооружения, а грунтовые учебные аэродромы перепахать – пусть на них крестьянствуют бывшие работники училищ.                                              

Мы уже были свидетелями подобного: для Егора Гайдара расходным материалом стали пенсионеры, готовы были сдать в аренду и продать Вооруженные Силы страны Сердюков и Васильева …  Авторы же этой Концепции напоминают мне литературных персонажей —  Остапа Бендера с его Нью-Васюками (ныне Нью-Бугуруслан) и гоголевского Манилова с его необузданными фантазиями. Сидят она в своих тёплых московских кабинетах и дают волю своим научным фантазиям. Правда,  цена этим фантазиям весьма и весьма высокая, а вот  ответственности никакой. Ответственность же категория нравственная!                                              

-  Какова же цель и конечный результат которые, по мнению авторов, необходимо достигнуть в процессе реформирования?

 - Вот это ключевой вопрос. Древние греки были мудрыми людьми. Античные философы Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель определили Образование как неразрывное единство его составляющих: просвещение, обучение, воспитание, а во главе – Учитель. В концепции об этих составляющих ни слова!

А именно на них базировалась  дореволюционная российская и советская системы образования, целью которых было формирование гармоничной личности учащегося, с необходимым у него уровнем знаний, умений, навыков и опыта по специальности.  Какова же цель и конечный результат образовательной реформы у авторов Концепции? Судите сами: «Нельзя не заметить, что основные тенденции и подходы его развития и формирования остались чисто советскими. Если мы не хотим остаться в светлом вчера, нам необходимо провести анализ основ мировых тенденций в образовании, таких как: глобализация образования и науки; приход глобальных игроков в Россию; цифровизация образовательных и научного контента; новые научные основания; прагматизация образования и науки…» И далее: «Перейти к стандарту дипломов Компетенций (ликвидировать диплом «знаний»)»

  Вот такое «светлое будущее» уготовили нам авторы Концепции. После всего этого у меня возникает жгущее желание посадить авторов в качестве пассажиров в самолёт, за штурвалом которого будет не пилот, с необходимым уровнем знаний, умений, навыков и опыта лётного дела, а их бакалавр с дипломом «компетенций». Пусть полетают…

 - Картина, нарисованная вами, довольно мрачная. А есть ли, по вашему мнению, выход из создавшегося положения?

 - Могу только советовать, да и вряд ли к моим советам кто либо прислушается. Так,  Министру транспорта следовало бы не слишком доверять тем, кто представляет ему на властную подпись подобные проекты постановления Коллегии. У него ещё есть время провести «разбор полётов» и отменить пункт  5  постановления, который предписывает передачу образовательных организаций Росавиации  в ведение Минтранса, тем более что в такой постановке он на заседании даже не обсуждался. И было бы полезным самому ознакомиться с содержанием пресловутой Концепции. Смею заверить, интересное чтиво…

Если же всерьёз заняться совершенствованием системы транспортного образования, то следовало поручить разработку её составляющих специалистам  каждого из транспортных агентств. В противном случае получим то, что уже получили, когда МИИТ попал в ситуацию басни дедушки Крылова, когда пирожник и сапожник стали заниматься не своим делом.  Ребята, учите матчасть, иначе бить будут!

Кстати, в начале  года состоялось учредительное собрание Общества русской словесности,  на котором в процессе дискуссии Предстоятель  Русской православной церкви Кирилл предостерег ретивых чиновников Минобрнауки не заниматься «скрытыми… кабинетными проектами, а потом представлять все это народу и проталкивать силой власти; это вызовет напряжение в обществе, подорвёт авторитет власти, в первую очередь Министерства образования». В нашем случае, совет Святейшего впрямую относится  и к Министерству транспорта.

 


Авторы:  Анатолий ЖУРИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку