Хозяин «черной дыры»

Автор: Вадим ЛЕБЕДЕВ
01.10.1999

 
Андрей ЖДАНКИН,
обозреватель «Совершенно секретно»

Тема публикации определилась самым обычным образом. В редакцию обратились российские граждане, которые попросили помочь разобраться в ситуации, сложившейся в Кемеровской области – важнейшем промышленном регионе России.

ДЛЯ СПРАВКИ: Кузбасс – крупнейший из эксплуатируемых каменноугольных бассейнов мира. Здесь добывается более 40 процентов российского угля, сосредоточена солидная часть отечественных металлургических предприятий, таких как легендарный Запсиб – Западно-Сибирский металлургический комбинат, Кузнецкий металлургический комбинат (КМК) – почти монополист по производству трамвайных и железнодорожных рельсов, Новокузнецкий алюминиевый завод и многие другие.

После августа 98-го многие предприятия, прежде всего те, что поставляют свою продукцию на экспорт, стали получать прибыль, стали развиваться. И ситуация с шахтерами не такая безрадостная. Убыточны только угольные шахты, разрезы же – предприятия прибыльные, если, конечно, они не обросли гроздьями посредников-паразитов. То есть появилась хорошая возможность поправить дела и зажить нормальной жизнью.

Не тут-то было. Внедрилась в экономику области финансово-промышленная группа «Металлургическая инвестиционная компания» (сокращенно: «МИКОМ») и грабит шахтерский край самым беспардонным образом. Только с одного Кузнецкого металлургического комбината, производящего рельсы, по выражению местных газетчиков, «высасывает ежемесячно по 50 миллионов рублей». «Грабители» так укоренились в области и располагают такими высокими связями, что даже кемеровский губернатор Аман Тулеев, несмотря на свой солидный политический вес и авторитет, ничего не может поделать. Управляющая компания через посредников, используя разницу в ценах на сырье и готовый металл, уводит с комбината огромные деньги и прячет их за границей; реконструкция-модернизация не ведется, долги растут, требуется вмешательство самых высоких инстанций, чтобы вышвырнуть расхитителей с комбината. «Социальная обстановка на грани взрыва», – докладывает губернатор Тулеев премьерам и вице-премьерам федерального правительства, министру финансов, главе администрации президента и даже самому Борису Николаевичу в многочисленных посланиях.

Разумеется, мы решили вмешаться – ведь грабят Родину, многострадальный шахтерский край. Но один момент в позиции граждан слегка удивил: с представителями «МИКОМа» встречаться смысла нет, и так, мол, все понятно. И в Новокузнецк лететь нет резона, можно прямо сейчас садиться и писать.

Обилие доставленных в редакцию бумаг говорило о хорошей подготовке, а тщательность их подбора – о высокой штабной культуре. В толстенной папке были справки с анализом экономического положения предприятий, контролируемых «МИКОМом»; подробнейшая информация о фирмах, которыми владеют или руководят братья Живило – хозяева «МИКОМа», – с банковскими счетами, списками учредителей, домашними адресами, телефонами, номерами паспортов, списками членов семей. В избытке и публикаций из местной, кемеровской прессы. И даже стенограмм выступлений представителей «МИКОМа» на телевидении.

В обиходе работников правоохранительных и силовых структур есть термин – «пробить». Это значит установить, что представляет собой тот или иной человек, его связи, контакты – деловые и личные. Братья Живило были «пробиты» на 150 процентов.

Документы нарисовали не только деловой облик. Подробная биографическая справка на Михаила Живило заканчивалась пикантной деталью – «любитель сигар». Для обывателя это все равно что классовый враг.

Но, странное дело, практически все эти бумаги не имели никакого юридического статуса. Справки, аналитические записки неизвестно кем изготовлены: ни подписи, ни печати. Реестры акционеров, данные Госкомстата, информация о претензиях по налогам – неизвестно где и как добыты, никаких опознавательных знаков. Сделаешь ссылку на такой «документ», и редакцию вместе с автором потянут в суд.

С публикациями еще хуже. Как отсепарировать статьи заказные от объективных? Например, газета «Кузбасс» в трех номерах, в три подачи под «крутым» заголовком «МИКОМ»: технология грабежа» напечатала расследование. Читаешь – волосы дыбом. Порадовался за коллег – такой сюжет раскрутили. Но один факт перечеркнул блестящую публикацию. Управляющий Кузнецким металлургическим комбинатом С.Кузнецов подал на газету и авторов расследования в суд и выиграл дело.

После такого оборота обязательно надо было предметно познакомиться с противной стороной. Встречаться пришлось неоднократно.

– Утверждают, что вы скрываете налоги.

– Вот справка из налоговой инспекции Новокузнецка. На 1 августа 1999 года недоимка по налогам: по НДС – ноль, по налогу на прибыль – ноль, за пользование природными ресурсами – 2815 тысяч рублей (есть грех), по акцизам – ноль, по остальным налогам и платежам – три тысячи рублей.

– Вас обвиняют в том, что уголь на комбинат поставляет кипрская фирма «Рилона» по цене в десять раз большей, чем среднерыночная, и поэтому на арбитражного управляющего Кузнецова возбуждено уголовное дело.

– Контракты с «Рилоной» заключало прежнее руководство. Кузнецов к ним отношения не имеет, так как вступил в должность 11 августа прошлого года. Прокурор Новокузнецка В.Курочкин отказал в возбуждении уголовного дела, поскольку нет состава преступления. Вот копия постановления.

В процессе расследования я узнал, что «МИКОМ» в Кемеровской области функционирует с 1993 года и хозяйствует на Новокузнецком алюминиевом заводе, Кузнецком металлургическом комбинате, в угольных компаниях «Прокопьевскуголь», «Междуречье», владеет железнодорожной компанией «Эрго» и Новокузнецким полиграфическим комбинатом. Новокузнецкий алюминиевый, практически обанкротившийся в 94-м, уже в 98-м использовал свои производственные мощности на 99,5 процента. Это высший показатель в отрасли. Завод выплачивает налоги в бюджеты всех уровней, что и было отмечено в акте Счетной палаты РФ по результатам проверки налоговых органов Кемеровской области в июне нынешнего года.

На Кузнецком металлургическом схожая ситуация. К лету прошлого года предприятие обанкротилось. А через год после банкротства вместо трех мартеновских печей заработали десять, две из них капитально отремонтированы. Люди регулярно получают зарплату, платежи в федеральный бюджет стали поступать с опережением.

Почему же Тулеев «наезжает» на КМК и управляющую компанию? Странная реакция, ведь надо бы порадоваться за людей, за предприятие.

Пришлось мне засесть за изучение экономики Кемеровской области и биографии Амангельды Гумировича. Может, там обнаружится отгадка. Думал, умру от скуки, но оказалось – увлекательно.

Для нашего противоречивого времени фигура Тулеева знаковая, симптоматичная. Нынешний губернатор родился и провел детство, по одним данным, в Казахстане, по другим – в Туркмении, в Красноводске. Звали его тогда Амангельды Молдагазыевич. Упрощенный вариант – Аман Гумирович – появился позже, на партийной работе, товарищи плохо выговаривали сложное имя-отчество. Тихорецкий железнодорожный техникум Тулеев окончил с красным дипломом. В начале 60-х годов молодой специалист попал в Кузбасс, первая должность – дежурный по станции Мундыбаш. Упорный, волевой парень уверенно делал карьеру, сначала отраслевую. Дорос до начальника Новокузнецкого отделения Кемеровской железной дороги (КЖД), затем возглавил отдел транспорта и связи Кемеровского обкома КПСС и вновь вернулся на КЖД, но уже в качестве первого лица.

Карьера публичного политика началась не особенно удачно. Первые выборы – в Верховный Совет СССР в 1989 году – Тулеев проиграл. Его обошел Михаил Кислюк, которого Тулеев позже сменит на губернаторском посту. Избирательную кампанию Кислюк строил на эксплуатации образа врага. Враги – Москва и «партия, которая нас бросила». Учеником Тулеев был способным с детства, поэтому взял прием на вооружение, вместе с другим своим коньком – популизмом. В сочетании с маниакальным стремлением к власти, которое отмечают все близко знающие его люди, это позволило ему только укреплять свой имидж, наращивать популярность. О жажде власти говорит хотя бы тот факт, что Тулеев и в 91-м, и в 96-м выставлял свою кандидатуру на президентских выборах, хотя шансов не имел. Но, надо отдать ему должное, почти не делал ошибок.

В подтверждение тезиса о популизме приведу один пример. Баллотируясь в Верховный Совет СССР, Аман Гумирович обещал землякам в случае победы построить в Кемерове метро. Разве народу такое не понравится!

Август 91-го Тулеев встретил на посту председателя облсовета и одновременно секретаря обкома. Путчистов поддержал. Ельцин, без жалости разгонявший с государственных постов отступников-регенатов, Тулеева не тронул. Говорят, чтобы не быть обвиненным в мстительности. Но губернатором области назначил Михаила Кислюка, а Тулеев остался главой облсовета. Аман Гумирович затаил, похоже, на Кислюка обиду и начал последовательно его подсиживать. Стал проводить пресс-конференции, где говорил, что Кислюк – казнокрад, слал запросы в прокуратуру, требуя «по фактам» возбудить уголовные дела. То есть прием «образ врага» отработал по полной. В итоге Ельцин Кислюка снял и назначил Тулеева.

Через несколько месяцев после назначения Тулеев предложил провести выборы губернатора. Народ его безоговорочно поддержал. Результат – 95 процентов «за». Тулеев знает, что, когда и кому говорить. Недаром в области его за глаза называют Тефалем, «который всегда думает за нас». А местное телевидение за чрезмерное присутствие губернатора на экране (в разных ипостасях) окрестили «тулевидением».

Областью нынешний губернатор правит стальной рукой. Виктор Бочаров, руководитель «Кузбассшахтстроя», опрометчиво выдвинул свою кандидатуру на губернаторских выборах в 1997 году, а через неделю кандидатуру снял. «Аман жестко взял меня за одно место и, если что, оторвет».

Директор угольного разреза «Черниговский» Валерий Тысячный рассказывает, что Тулеева боятся все: «Если он что-то захотел, никто не смеет ему отказать, он применяет власть очень решительно». В губернаторском кулаке все правоохранительные структуры, налоговая полиция. Не забалуешь!

Не менее действенный инструмент – банкротство предприятий. Сценарий отработан. Суд начинает процедуру банкротства, вводит на предприятии временное управление. Управляющим становится свой человек. Больше ничего не надо, рулить финансовыми потоками можно и опосредованно. Сейчас в Кемеровской области, по данным Счетной палаты, 74 предприятия, по существу, банкроты, на них введено внешнее управление. Да и вся область в целом – тоже практически банкрот, только без внешнего управляющего. Его функции выполняет сам губернатор.

Показательна история Запсиба. Пару лет назад на комбинат пришли московские варяги – «Альфа-групп». Руководили не слишком успешно, и в конце концов им пришлось уйти. Формально это сделал не губернатор, а группа кредиторов комбината, в которой была и администрация области. Администрация также ходатайствовала перед Арбитражным судом о назначении управляющим Анатолия Смолянинова. Суд ходатайство удовлетворил, а срок внешнего управления продлил до июня 2007 года! Это аккурат два срока правления Тулеева.

На момент вступления в должность Смолянинов лицензию арбитражного управляющего в суд не представлял и даже не имел. Федеральная служба по делам о несостоятельности обратилась в прокуратуру Кемеровской области с просьбой проверить документы Смолянинова, так как «действительность их вызывает сомнения».

В истории с Запсибом прямых нарушений – огромный букет. До назначения на Запсиб Смолянинов возглавлял «Сибирскую горную компанию», которая задолжала комбинату 147 миллионов рублей. Это называется: пустили козла в огород.

Чтобы было понятно, за что идет борьба, приведу одну цифру: годовой оборот Запсиба в денежном выражении составляет от 600 до 800 миллионов долларов. Контроль над таким финансовым потоком – гарантия финансирования и выборов, и чего душе угодно. Трудно сказать, какие финансовые реки не контролирует областная администрация. Сопротивляется только «Металлургическая инвестиционная компания». За это на нее и «наезжают».

Очень не люблю блатную лексику, но вынужден использовать ее богатства, подражая Аману Гумировичу, который в письмах в высшие федеральные инстанции группу «МИКОМ» называет «братвой».

Способы аккумулирования средств, применяемые Тулеевым, разнообразием не блещут. Любимая, откатанная схема, как утверждает пресса, – создание банков и фондов, судьба которых прослеживается смутно.

В феврале 1992 года Аман Гумирович на одной из пресс-конференций объявил о намерении создать благотворительный фонд имени себя: бизнесмены из ФРГ готовы перечислять средства, но не в обезличенный фонд облсовета, а в фонд конкретного лица. Цель декларировалась благая – помощь малоимущим. Малоимущие продолжают оставаться таковыми по сю пору.

В июле того же, 1992 года в Кемерове был создан «Единый исламский акционерный коммерческий банк». Представителем управления банка на общественных началах стал коммунист Тулеев. Вспоминают еще региональный фонд защиты населения «Помощь», рожденный не без участия «красного» губернатора. В 1995 году Тулеев инициирует создание фонда «Семипалатинский след», благотворительного, разумеется. Цель – еще более высокая, чем прежде: помогать сибирякам, пострадавшим от ядерных испытаний в Семипалатинске.

Интересоваться в Кемеровской области реальной судьбой фондов, пока там губернаторствует Амангельды, я бы никому не рекомендовал. Это все дела минувших дней. Но есть и «свежатинка».

Используя фондостроительные технологии, Законодательное собрание области (из 35 депутатов 34 представляют «блок Тулеева») приняло 9 декабря 1998 года закон «О формировании внебюджетного резервного фонда «Фонда риска» (сохранен стиль оригинала). Формируется он за счет «добровольных взносов и пожертвований юридических и физических лиц». Цель, как всегда, богоугодная: «предотвращение социальных конфликтов, вызванных невыплатой заработной платы».

Предприятия области, числом в четыре сотни, даже банкротов, не имеющих права перечислять деньги в какие-либо добровольные общества, обложили данью. Размер взноса – 2–4 процента от фонда оплаты труда. «Добровольные» взносы надо перечислять каждый месяц.

О степени хамства владельцев фонда красноречиво говорит бумажка, рассылаемая данникам замом губернатора В.Мазикиным. На бланке обладминистрации отпечатаны 15 строк, излагающих суть, дана ссылка на Законодательное собрание. «Шапка» – Генеральному директору. Ни фамилии, ни названия предприятия – нужное, видимо, вписывается от руки.

Оставлено пустое место и для указания периодичности платежей. В копии, которая есть в редакции, коряво выведено: «ежемесячно!». Чем не «черная» касса!

Платит даже Запсиб, причем с непонятным энтузиазмом. Все отстегивают по 4 процента, а металлургический банкрот, по свидетельству прессы, 24 процента, при этом его долги растут и счет пошел на миллиарды.

Из заслуживающих внимания губернаторских способов добычи денег упомянем дойку федерального бюджета, которую принято использовать как эффективный способ при полном неумении вести собственное хозяйство, разрешать проблемы точными административными и экономическими методами.

По количеству полученных денег Кемеровская область за последние три года среди всех субъектов Федерации на втором месте. Треть средств, направляемых Центром на разрешение шахтерских проблем, получает именно Кемеровская область. Но Тулеев бомбардирует Москву письмами, в которых требует еще и еще. Пугает социальными взрывами (из письма министру финансов М.Задорнову); обвиняет Минфин в «предвзятом отношении к администрации области и к себе лично», стращает выходом из под контроля обстановки, что «может привести к перекрытию Транссиба и других транспортных магистралей» (из письма главе администрации А.Волошину); пеняет Минфину на «крайне пассивное и неконструктивное отношение к региону». И, как правило, добивается своего: вышибает льготы, списывает долги и так далее. На такую заботу народ отвечает любовью.

Пара фрагментов из материалов проверки Счетной палаты. «Сумма льгот, предоставленных предприятиям и организациям Кемеровской области, составила в 1-м квартале 1999 года 1 триллион 237 миллионов рублей». При этом в области 110 предприятий-экспортеров, то есть получающих живую валюту. Законодательное собрание области несвоевременно приняло ряд законов: о едином налоге на вмененный доход, о налоге с продаж, о плате за пользование природными ресурсами. Результат – местный бюджет за шесть месяцев текущего года не получил около сотни миллионов рублей.

«Из 37 125 организаций, зарегистрированных в ГНИ по Кемеровской области, 11 000 организаций, или 30 процентов, имеют недоимку в бюджет. Общая сумма недоимки на 01.01.1999 года составила 8 миллиардов 760 миллионов рублей». И это в области, где губернатор – царь и бог, может добиться выполнения любых решений. Мне представляется, что проблема здесь не экономического характера, а совсем иного.

В ответ на многочисленные жалобы-просьбы Тулеева оказать в очередной раз финансовую помощь в размере 600 миллионов рублей, списать задолженности по бюджетной ссуде и кредиту в июне нынешнего года четыре федеральных ведомства, в том числе Минфин и Минэкономики, в очередной раз тщательно рассмотрели этот вопрос. Если суммировать их выводы, то смысл сведется к простому и обидному – область, руководимая Тулеевым, просто паразитирует. Хотя относится к числу регионов, имеющих наиболее высокие потенциальные возможности для улучшения дел в реальном секторе экономики. Имеются в виду «удачная рыночная конъюнктура и последствия девальвации рубля».

В 1993 году область получила итальянский кредит для финансирования программы «Фата», направленной на модернизацию и развитие продовольственного снабжения области. Размер кредитной линии – 172 миллиона долларов, гарантии – правительства РФ. «Сразу после получения в полном объеме оборудования, товаров и услуг администрация области полностью прекратила платежи в погашение кредита». На жаргоне такое поведение называется «кидалово». А поскольку были гарантии правительства, то платит федеральный бюджет. Продолжать можно еще долго.

Волей обстоятельств – время нынче противоречивое, даже где-то сволочное – область оказалась подмята харизматической личностью с хорошо развитыми популистскими наклонностями. Пикнуть никто не смеет. Но нашлась компания, которая такие правила игры не принимает.

«МИКОМ» – хищники, в этом нет сомнений, но в наличии главное: знание дела, умение поставить на ноги лежачее предприятие, дать людям работу и обеспечить зарплату. Такие всегда как бельмо на глазу, живой пример и укор.

Заметили странную закономерность. Чем чаще мелькает на экранах телевизоров лицо губернатора, тем меньше слышно об экономических успехах «подведомственной» ему территории. С точки зрения исторической перспективы успокаивает безусловная истина: пройдя через всяческие трудности, многочисленные нечистые или неумелые руки, собственность все равно оказывается у эффективного собственника. Нет у тулеевых шансов на будущее, и этого не изменить никакими деньгами. Отдельную битву они могут выиграть, но генеральное сражение обязательно проиграют.


Авторы:  Вадим ЛЕБЕДЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку