НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Хорошо, что не посмертно

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.06.1999

 
Владимир ЛОТА, писатель
Фото из архива Яна ЧЕРНЯКА

Он умирал в одной из рядовых московских больниц, а корреспонденты зарубежных агентств сбивались с ног, разыскивая его по элитным клиникам. Сообщения, связанные с его именем, в те дни стали главной сенсацией. Еще бы! Президент Российской Федерации Ельцин подписал Указ о присвоении военному разведчику Яну Петровичу Черняку звания Героя России. Золотую Звезду ему вручали начальник Генерального штаба Михаил Колесников и начальник военной разведки Федор Ладыгин. Когда высокопоставленные представители президента покинули палату, Ян, почему-то шепотом, сказал жене: «Хорошо, что не посмертно...» Ему было тогда 86 лет.

Те, кто хорошо знал Черняка, считают, что Ян родился в рубашке. Проработать на нелегальном положении десять лет, выполнить все, что ему поручалось, и не попасть в руки контрразведки противника! Не раз его могли арестовать в Румынии, Бельгии, Франции и других странах и по меньшей мере – расстрелять. Он избегал «неприятностей» то благодаря счастливой случайности, то своей потрясающей интуиции. Последний раз его вовремя спас Центр...

Родился Ян на Буковине, которая когда-то была румынской, потом стала частью советской территории. Сегодня эта земля принадлежит Украине и называется Черновицкой областью.

Детство было безрадостным – во время Первой мировой войны он потерял родителей и воспитывался в детском доме. И поскольку его мать была венгеркой, а отец – выходцем из Чехии, ему часто приходилось улаживать сложные проблемы со сверстниками. Попытки получить образование в Румынии по причине «национальной непринадлежности» закончились неудачно, Ян вынужден был выехать на учебу в другую страну.

Несправедливость, оскорблявшая человеческое достоинство, оставила в его памяти такие глубокие следы, что годы жизни более благополучной не смогли стереть их. Именно это заставило его искать людей, которые уважали бы его достоинство, считались с его мнением, помогали бы ему преодолевать трудности. И Ян нашел таких товарищей среди молодых людей, которые осуждали этническую дискриминацию и выступали против фашизма, поднимавшего голову в Германии. Идеальный мир, в котором каждый человек мог бы всегда чувствовать себя человеком, до последних дней жизни был его мечтой...

Он стал одним из лучших учеников Пражского высшего технологического училища, а потом и Берлинского политехнического колледжа. И в это же время принимал участие в работе молодежных прогрессивных организаций, вступил в социалистическую, затем коммунистическую партию Германии. А когда после окончания учебы настала пора возвращаться в Бухарест, Ян попросил одного из представителей КП Германии помочь ему установить контакт с румынскими коммунистами. Эдгард, так звали того немца, предложил Яну познакомиться с одним человеком из России, который поможет ему найти правильное место в жизни...

Они встретились в берлинском кафе.

Незнакомец представился:

– Матиас, сотрудник Красной Армии...

Был июнь 1930 года.

Эдгард, выпив чашечку кофе, ушел, оставив их наедине, малознакомых, но, как оказалось, очень нужных друг другу людей.

Человек из России (один из сотрудников военной разведки) достал из кармана своей легкой куртки номер газеты «Правда», в котором был опубликован доклад Сталина на очередном съезде ВКП(б), и предложил Черняку послушать некоторые положения этого документа. Не дожидаясь согласия собеседника, тут же стал переводить на немецкий язык сталинские мысли.

Закончив читать, Матиас спросил, готов ли Ян оказать содействие в борьбе с фашизмом. Черняк ответил, что готов. Его в этом уже убедили жизнь, авторитет Советской России и немецкий товарищ Эдгард...

Вот так Ян стал помогать советской военной разведке.

А вскоре его призвали на службу в румынскую армию. Учитывая уровень образования, его должны были направить на курсы офицеров запаса. Но Ян не был румыном и потому едва не попал в пехотный полк. Узнав об этом, он (впервые в жизни!) дал взятку чиновнику, который распределял призывников, – коробку шоколадных конфет и пять долларов. И это решило его судьбу: новобранца Черняка направили в школу сержантов, а после нее писарем в артиллерийский полк. Эта должность открыла ему доступ к секретным документам

За год службы все, что представляло интерес, он передал советской разведке. И чуть было не попал в руки своей контрразведки. Его связника, симпатичную девушку, арестовала служба безопасности. Но она не выдала сержанта, и Ян, закончив срочную службу, уехал из Румынии навсегда.

Возвратившись в Берлин, он устроился на работу, восстановил связи с антифашистами и собрал свою первую небольшую разведывательную группу, с тем чтобы передавать советской разведке ценные материалы по вооруженным силам Германии.

Ян, обаятельный и очень коммуникабельный человек, быстро находил нужных для дела людей, которые оказывали ему помощь в добывании необходимой военно-технической информации. Он побывал в большинстве европейских стран, выполняя задания военной разведки, научился быть осторожным, предусмотрительным и настойчивым. К решению любого вопроса, связанного с разведкой, подходил, как шахматист: прежде чем сделать ход, детально анализировал все возможные ситуации, которые могут возникнуть в результате его действий.

Однажды Яна спросили, как ему удалось избежать ловушек ищеек гестапо и контрразведок. Он ответил:

– Я не нарушал требований конспирации. Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой. А поэтому никогда не посещал публичные дома, спортивные соревнования, где часто проводились облавы и проверки документов, не нарушал местных законов, чтобы не привлекать к себе никакого внимания... – И, подумав, добавил: – Этому учил и своих помощников...

Он действительно никогда не пытался перепрыгнуть через пропасть в два прыжка...

В 1935 году один из источников информации, работавших на компартию Германии, попал в руки бельгийской контрразведки. Он знал Яна по партийной работе в начале 30-х годов. Черняк доложил об этой чрезвычайной ситуации резиденту военной разведки, которого вызвал на экстренную встречу. Резидент приказал срочно свернуть дела и выехать в Прагу. Но Ян хотел пройти курс обучения в Международной ленинской школе...

В тот же вечер он уехал в Москву. В вагоне почти никого не было: фашистские молодчики уже бесчинствовали в поездах, и местные жители опасались поездок на этом виде транспорта. Яна не тронули. У него был румынский паспорт. Иностранцев коричневые еще не беспокоили...

В Москве вместо Международной ленинской школы по предложению сотрудника военной разведки, который работал с ним, Ян прошел специальную подготовку. Он считал разведку опасной работой и потому хотел стать не учеником, а мастером. Знания, полученные в Москве, помогли ему без потерь выходить из экстремальных ситуаций...

Перед отъездом в нелегальную командировку Яна принял начальник Разведуправления П.И.Берзин. Беседа была долгой. Берзин пожелал молодому разведчику успехов и сказал, что конкретные задачи он получит, когда прибудет в страну назначения, из которой нужно будет организовать разведку Германии. Черняк заметил, что выполнять эту задачу целесообразнее с территории другой страны. Это было довольно смело для молодого разведчика. К счастью, Берзин, внимательно выслушав Яна, согласился с его доводами.

Добирался Ян к цели на различных видах транспорта, проехал несколько европейских государств, меняя паспорта. В дороге он истратил все деньги, которыми снабдил его Центр. И случалось так, что он даже не мог пообедать. В конце концов «путешественник» прибыл в ту столицу, где ему предстояло обосноваться и начать работу. К счастью, в этом городе жил один из его родственников, который и поддержал его финансами.

Вспоминая те времена, Ян Петрович говорил, что распад австро-венгерской империи стал трагедией для миллионов европейцев. В один миг отцы и дети, братья и сестры стали гражданами различных государств. Но, несмотря на политический катаклизм, люди смогли сохранить семейные отношения. Родственники Яна, разделенные границами, не забыли друг друга. Ян иногда пользовался их поддержкой, а знание нескольких иностранных языков позволяло ему всюду быть своим.

...Вскоре Черняк встретился с представителем военной разведки, получил необходимые для работы и проживания деньги и задание. Оно было сложным: добыть документальную техническую информацию по наиболее перспективным направлениям развития авиационной и танковой промышленности Германии и других европейских государств. Центр также интересовали данные о создании новейших артиллерийских систем, авиационных бомб, реактивных снарядов, стрелкового оружия, радиоэлектроники и радиолокации. Особым разделом задания было указание по принятию мер, обеспечивающих добывание сведений о работах по созданию химического и бактериологического оружия

Ян сумел привлечь к работе крупного немецкого банкира, и тот передал ему список закрытых счетов в различных европейских финансовых организациях, которыми пользовались секретные сотрудники нацистской партии. Затем ему стала помогать дочь крупного инженера-конструктора, работавшего над созданием новейших образцов немецких танков. Она служила в бюро вместе с отцом, но ненавидела фашизм. И когда инженер уходил на обед, дочь выносила и передавала Яну на два часа чертежи новых разработок. Пока конструктор пил пиво в гаштетте, копии его чертежей переправлялись в Москву...

Ян Черняк

Позже научно-техническую информацию для Яна стали добывать антифашисты – Хеллен, Боб, Сессиль, Профессор...

Из характеристики:

«Находясь в зарубежной командировке, Я.Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов...»

Если к этому добавить, что Черняк имел на связи еще и несколько вспомогательных агентов, то остается только удивиться тому, как один человек смог в 30 – 40-е годы создать в Европе такую разведывательную сеть и успешно руководить ее работой. Ни один из агентов Черняка не попал в поле зрения контрразведки. Трое из его добровольных помощников проработали на советскую военную разведку по тридцать и более лет. Некоторые за особые заслуги в борьбе против германского фашизма и помощь советскому народу были награждены орденами Ленина и Красной Звезды. Они никогда не носили этих наград, но держали их в своих руках. Эту возможность предоставлял им полковник военной разведки Григорий, который по поручению командования ГРУ выезжал на встречи с этими людьми в те страны, где они жили...

Черняку приходилось ломать голову не только над тем, как и где добыть интересующие разведку данные, но и над тем, как переправить их в Москву. Бывало, целые узлы новейших радиолокационных приборов переправлялись через границу... в тортах, которые везли с собой «туристы».

До 1945 года вел Ян свою опасную и очень важную работу. Насколько она была опасной, судите сами. В Германии гестаповцами были казнены арестованные в первые годы войны члены советских разведывательных организаций в Европе, которые получили общее имя «Красная Капелла». В Японии погиб Рихард Зорге...

Ценность работы резидентур Зорге, Черняка и других военных разведчиков огромна. Это стало наиболее очевидно, когда германские дивизии были разгромлены под Москвой.

Наша победа благотворно сказалась и на вербовочной работе резидента Черняка. У него появились новые помощники. Ян привлек к сотрудничеству очень интересного специалиста в области химического и бактериологического оружия. А случилось это так.

Однажды агент Сессиль узнал, что его хороший знакомый работает в бактериологической лаборатории – тот пожаловался, что занимается созданием «всякой дряни, которая может уничтожить Европу», и намекнул, что мог бы сообщить о своих работах представителю компартии. Сессиль как бы в шутку предложил побеседовать об этой секретной проблеме с представителем Красной Армии. Ученый, не принимая всерьез слова своего друга, спросил: «А что, этот красноармеец на встречу прибудет в военной форме?»

Разговор этот получил продолжение лишь после того, как Черняк перепроверил все сведения об этом знакомом.

Он сам пошел на встречу с ученым. Она состоялась в одном из столичных ресторанов. Осторожно, поначалу не доверяя друг другу, вели они беседу. В конце концов ученый согласился передавать «представителю Красной Армии» секретную информацию о ходе разработок биологического оружия.

Были и другие удачные встречи.

Как оценить эффективность его работы?

1937 год.

Старший инженер 5-го управления Народного Комиссариата обороны Дозоров – начальнику военной разведки:

«...Наиболее важными и исключительно ценными являются материалы 1-й группы, где дано подробное описание производства иконоскопов фирмы... Они отвечают острейшей потребности наших институтов и помогают в разработке новых высокочувствительных телепередатчиков. Такая информация поможет нам сэкономить буквально миллион рублей в валюте».

26 мая 1944 года.

Из письма заместителя Председателя Совета по радиолокации при Государственном комитете обороны (ГКО) инженера-вице-адмирала А.Берга начальнику Разведуправления генерал-полковнику Ф.Кузнецову:

«...Присланные Вами за последние 10 месяцев материалы представляют очень большую ценность для создания радиолокационного вооружения Красной Армии и Военно-Морского Флота. Особая их ценность заключается в том, что они дают возможность... в ряде случаев изготовить аналогичную, не затрачивая длительного времени и значительных средств на разработку.

Кроме того, сведения о создаваемом немцами методе борьбы с помехами позволили начать разработку соответствующих контрмероприятий. Все эти сведения и материалы позволяют нам уверенно выбирать пути технического развития новой и мало нам известной техники радиолокации, обеспечивая нам необходимую для этого перспективу и осведомленность...»

11 июня 1944 года.

Из письма А.Берга начальнику военной разведки:

«Полученные от Вас материалы на 1.082 листах и 26 образцов следует считать крупной и ценной помощью делу. Уполномоченный ГКО академик т. Вавилов просит о принятии мер к получению следующей части материалов...»

Только в 1944 году Центр получил от Черняка 12 500 листов технической документации, касающейся радиолокации, электропромышленности, корабельного вооружения, самолетостроения, металлургии, и шестьдесят образцов аппаратуры.

А сколько научно-технической информации и различных ценных образцов было добыто его резидентурой за десять лет работы на нелегальном положении? Этого пока никто не знает. Но известно другое. Почти вся информация Черняка незамедлительно поступала в заинтересованные государственные научно-исследовательские и конструкторские организации, оперативно обрабатывалась и учитывалась в промышленном производстве новейших образцов советской военной техники и вооружения.

26 декабря 1945 года академик А.Берг писал:

«...Получил от ГРУ 811 иностранных информационных материалов (в том числе 96 листов чертежей), описаний и инструкций новейших радиолокационных средств... Совет готов поддержать представление работников, участвовавших в этой работе, к правительственным наградам или премированию...»

Специалисты считают, что если бы сегодня сумели подсчитать экономический эффект от работы Яна Черняка, он мог бы составить сотни миллионов «недоминированных» американских долларов. Эту сумму можно было бы несколько увеличить, если вспомнить, что Центр перед началом Великой Отечественной войны уменьшил зарплату резиденту Черняку на двадцать пять процентов. Международная обстановка требовала жесткой экономии валютных средств.

Сколько валюты Черняк израсходовал на оплату полученных им научно-технических документов и образцов? Таких данных не сохранилось, но хорошо известно, что все члены организации Черняка были антифашистами. Имена этих ученых, инженеров и военнослужащих по известным причинам до сих не могут быть названы. Военная разведка верных друзей не выдает...

Разведывательные службы не практикуют проведения дня «открытых дверей». ГРУ придерживается таких же правил. Но сегодня, когда информационные потоки открыты для любознательных исследователей, на книжных полках мировых библиотек можно найти удивительные издания, сопоставление информации которых позволяет приоткрывать некоторые, уже ставшие историческими, тайны.

Его жена Тамара, врач, во время войны была зенитчицей

В ГРУ документы о деятельности Яна Черняка находятся на особом хранении. Это означает, что вряд ли когда-нибудь они будут раскрыты. И это справедливо. Разведки США, Франции, Великобритании, Израиля поступают так же. А в массе книг о разведке в основном лишь о том, что стало известно в результате провалов.

Черняк – разведчик особый. Он не погиб в застенках гестапо. Он не пострадал от репрессий. Неуловимый, неуязвимый и вездесущий. Его имя было раскрыто только в связи с вручением ему Золотой Звезды Героя России. И правду о делах его знает только очень узкий круг профессионалов.

То, о чем я хочу рассказать сейчас, лишь моя версия. А касается это участия Яна в добывании материалов по разработке атомной бомбы в секретных лабораториях США, Великобритании и Германии.

Когда 16 июля 1945 года Сталин, Черчилль и Трумэн собрались в Берлине на Потсдамскую конференцию, в США в пустыне Аламогордо, в штате Нью-Мексико, была взорвана первая атомная бомба. Однако эта попытка демонстративного давления на СССР в момент определения путей развития человечества после войны на Иосифа Сталина ожидаемого впечатления не произвела

Потом американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

А после 10 сентября 1945 года в Вашингтоне, Оттаве и Лондоне вдруг начался тайный переполох. Из резидентуры советской военной разведки в Канаде бежал шифровальщик лейтенант Гузенко, утащив с собой секретные материалы руководителя резидентуры. Из двух документов стало ясно, что советской военной разведке известны «некоторые подробности производства атомного оружия».

В одной из радиограмм, отправленных из Москвы резиденту военной разведки в Канаде, говорилось:

«...Постарайтесь получить у Алека до его отъезда подробную информацию о развитии работ по урану. Обсудите с ним: считает ли он, что целесообразнее для нашего дела оставаться на месте, сможет ли он сделать это или ему нужнее и полезнее уехать в Лондон. Директор».

Во второй радиограмме, которая была отправлена в Москву 9 августа 1945 года, говорилось об информации, полученной от Алека. Указывались типы изотопов урана, которые использовались в атомных бомбах, сброшенных на японские города, и количество этого ядерного материала, ежедневно вырабатываемое на заводе в Клинтоне. Сообщалось также, что этот агент передал образец урана-235...

Контрразведки США, Великобритании и Канады бросили все силы и средства для выявления таинственного Алека, работавшего на советскую разведку. Расследование привело к доктору Аллану Нанну Мею. Этот ученый участвовал в британском атомном проекте «Tube Alloys», был в первой группе английских физиков, которые с начала 1943 года привлекались к участию в совместной с американцами работе над проектом создания атомной бомбы «Манхэттен».

Контрразведчики понимали, что Аллан Мей должен был иметь связь с советской военной разведкой не только в Канаде, но и в Европе. Где? С кем? Это они и хотели установить и планировали арестовать ученого в Лондоне или другом европейском городе при передаче секретной информации. Но с физиком никто не встречался, а прямых доказательств его участия в передаче кому бы то ни было секретной информации не было.

Психологическое давление и изощренные способы следствия все-таки вынудили ученого однажды неосторожно ответить на коварный вопрос следователя. После длительного допроса, который, как всегда, не дал каких-либо результатов, следователь как бы случайно спросил:

– А сколько вы получили от русских?

Не придавая значения содержанию вопроса, Мей ответил:

– Я денег не брал...

Это было расценено как признание...

В мае 1946 года физик был осужден за «передачу между 1 января и 30 сентября 1945 года неизвестному человеку информации, которая предназначалась для прямого или косвенного использования врагом».

Аллан Мей не назвал ни одной фамилии и не признал себя виновным. А на суде заявил, что не мог допустить, чтобы вопреки официально объявленному обещанию Черчилля предоставить «русским союзникам техническую помощь» втайне от СССР создавался американо-британский атомный союз, явно направленный против СССР...

Судьба Мея, осужденного на десять лет, тем не менее, сложилась удачно. В 1962 году он уже работал профессором физики в университете Ганы, был деканом этого учебного заведения, имел звание академика, занимался исследованиями использования атомной энергии в мирных целях. И не сожалел о сделанном в 1945 году.

Ну а суть моей версии в следующем.

Поскольку в 1942 году германская контрразведка смогла арестовать многих советских разведчиков и их помощников, работавших в Европе, можно предположить, что Ян Черняк, который действовал в те годы, мог иметь особое отношение к делу Аллана Мея.

Резидентура Черняка участвовала в добывании атомных секретов в те годы и добилась в этом значительных конкретных результатов. Черняк направил в Москву доклад о ходе работ по созданию атомной бомбы с указанием научно-исследовательских центров в США, занимавшихся этой проблемой, дал описание установок для отделения изотопов урана, процесса получения плутония. Его резидентурой были добыты и доставлены в Центр образцы урана-235 и урана-233, а также чертежи «уранового котла», описание и принцип его действия...

А что, если он получал их через своего связника от Аллана Мея?..

Эта версия косвенно подтверждается тем фактом, что Черняк в связи с предательством в Канаде в 1945 году прекратил разведывательную работу в Европе и по указанию Разведуправления был вывезен в СССР.

В конце 1945 года начальник Главного разведывательного управления генерал-полковник Кузнецов лично доложил Сталину о завершении операции по выводу разведчика-нелегала Яна Черняка и прибытии его в Москву. А после доклада предложил наградить разведчика за работу в годы войны. Сталин после предательства в Канаде, которое подорвало авторитет СССР на международной арене и принесло генералиссимусу много неприятностей, был зол на военную разведку и предложение начальника ГРУ отклонил.

А Ян Черняк, устроившись переводчиком в ТАСС, «отключил» себя от большой политики, разведки и друзей в далеких странах.

Он был благодарен судьбе за то, что она не оборвала его жизнь на какой-нибудь европейской дороге или в Сибири. «Хорошо, что не посадили...» – сказал однажды Ян Петрович своей жене.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку