НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Хонеккер и печник

Автор: Михаил КАРПОВ
01.09.2004

 
Михаил КАРПОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Самосуд Пауля Эслинга (справа) над главой ГДР не удался. Но в 1992 году Эрих Хонеккер отвечал перед законом за гибель 13 перебежчиков в ФРГ
АР

Для граждан ГДР 1983 год начался с сенсационного слуха: на Хонеккера совершено покушение! В условиях тотального контроля за информацией по республике бродили самые невероятные слухи, и верили им куда больше, чем официальным СМИ. Западногерманский «Штерн» собирался публиковать собственное расследование происшествия, поэтому 11 января 1983 года гэдээровскому агентству АДН пришлось передать специальное опровержение. Факт покушения был объявлен журналистской уткой. На самом деле, говорилось в сообщении, случилось серьезное дорожно-транспортное происшествие, виновник которого попытался скрыться с места событий. Когда ему это не удалось, он открыл огонь по преследовавшим его сотрудникам дорожно-постовой службы. После непродолжительной перестрелки нарушитель покончил с собой «из собственного оружия». А в его крови будто бы обнаружили 2,5 промилле алкоголя.

13 января вышел долгожданный номер «Штерна». Его обложку украшал обрывок крупноформатного портрета гэдээровского лидера, под левым ухом которого был вмонтирован не слишком отчетливый, явно любительский снимок мужчины средних лет, в пальто и шапке, на фоне заснеженного леса. Заголовок гласил: «Покушение. Печник Пауль Эслинг: человек, который хотел застрелить Эриха Хонеккера». Корреспонденту журнала Дитеру Бубу удалось незаметно для госбезопасности ГДР «Штази» провести собственное расследование происшествия в Клостерфельде. Эта деревушка расположена к северу от Берлина на дороге F109, по которой Хонеккер в течение четверти века добирался до своих охотничьих угодий в Шорфхайде.

Шум в обоих германских государствах поднялся невероятный. Два дня руководство ГДР раздумывало, как поступить, а 15 января посол Вольфганг Майер, в обязанности которого входил надзор за иностранными корреспондентами, объявил Дитеру Бубу, что ему надлежит в течение сорока восьми часов покинуть территорию ГДР.

Хонеккер

 

Семидесятилетний властитель ГДР не представлял себе жизни без охоты. «Когда я, – вспоминал Хонеккер, – в 1956 году вернулся из Москвы после учебы (а я и до того, как член Союза свободной немецкой молодежи, охотился в Шорфхайде), то был крайне удивлен тем, во что превратилось это место». Все дело в том, что командование Группы советских войск в Германии устроило в этой сказочной местности обычный армейский полигон. «Первое, что я предпринял, получив пост заведующего отделом безопасности в Центральном комитете, была ликвидация полигона». Вот она – охота пуще неволи! Не сегодня-завтра «холодная война» сменится «горячей», а завотделом безопасности, преодолевая, как можно предположить, немалое сопротивление командования ГСВГ, борется за сохранение охотничьих угодий.

Правда, Шорфхайде стоил того. Здесь располагается охотничий замок Хубертусшток, услугами которого полтора века пользовались короли, императоры, рейхспрезиденты, нацистские бонзы и коммунистические секретари. Выстроить его повелел в 1849 году прусский король Фридрих Вильгельм IV. Хубертусшток – это скорее не замок, а охотничий домик. Особенно любил его последний кайзер – Вильгельм II. После революции 1918 года в своем голландском изгнании он не раз с тоской вспоминал счастливые времена, проведенные в Шорфхайде. А вот рейхсмаршалу Герингу Хубертусшток казался непрезентабельным. Здесь он появился лишь однажды – по случаю своего назначения главным имперским лесником и егерем. И сразу же повелел начать возведение поблизости знаменитого Каринхалла, чьи развалины и сейчас еще можно разыскать. Даже по ним можно представить, какие средства рейхсмаршал вбухал в его постройку.

Генеральный секретарь для Шорфхайде тоже не жалел народных денежек: огромное поголовье копытных едва ли смогло бы выжить без лесных кормушек с отборным сеном, зерном и картофелем. Документы подтверждают, что генсек приказал импортировать для Шорфхайде из Венгрии особо крупных дунайских оленей, а чтобы они не сбежали (да и от чужого глаза), леса надежно огородили проволочными заграждениями. Так поступали все, кто владел угодьями до Хонеккера. Но его ограда была самой непроницаемой – для ее возведения выписали даже специальную машину из Австралии

В охоте Хонеккер был ненасытен. Вместе со своим закадычным приятелем членом политбюро Гюнтером Миттагом он не обращал внимания ни на охотничьи правила, ни на сроки. В один день эта парочка могла, по свидетельству бывшего лесника Хорста Мильднера, укокошить по десятку, а то и по дюжине голов крупного зверя. Правда, по замечанию Мильднера, Миттаг никогда не забывал осведомиться, сколько раз стрелял товарищ Хонеккер: опасался ненароком «обстрелять» генерального.

«После того как он кого-нибудь убивал, – вспоминал бывший охранник Хонеккера Берндт Брюкнер, – за дело принимались мы, личная охрана. Зверя потрошили и доставляли в специальную залу. Ружье у генсека забирали, чтобы тщательно вычистить (сам он такими мелочами не занимался), а он, заранее улыбаясь, спешил в залу, чтобы еще раз как следует разглядеть добычу. Если здесь бывали гости, то их трофеи вывешивали отдельно, чтобы можно было понять, кто что добыл».

Кого только не усаживал Хонеккер в плюшевые кресла перед громадным камином кайзеровских времен! И лидера революционного Никарагуа Даниэля Ортегу, и министра обороны Кубы Рауля Кастро, не говоря уж о немцах из другой Германии – в первую голову, конечно, социал-демократов – Херберта Венера, Хельмута Шмидта, Оскара Лафонтена, Ханса-Йохена Фогеля. Но не чурался и капиталистов – Бертольда Байтца из концерна «Крупп», главного реваншиста Йозефа Штрауса, у которого перед тем самым кайзеровским камином генсеку удалось выбить миллиардный кредит для гэдээровской экономики, начинавшей дышать на ладан.

А самую помпезную охоту Шорфхайде увидел в октябре 1979-го, когда праздновать 30-летие ГДР прибыл лично Леонид Ильич Брежнев. Не за нее ли Хонеккер удостоился того знаменитого засоса, что позже украсил Берлинскую стену?

Рейхсмаршал Герман Геринг, завзятый охотник, главный имперский лесник и егерь, над тушей только что заваленного лося
FOTOBANK/HULTON

Вот туда-то, в Шорфхайде, и отправился генсек 31 декабря 1982 года в 13.00...

Печник

 

Фигуру печника Пауля Эслинга столь плотно обвили слухи и легенды, что разглядеть ее истинную суть едва ли возможно. Под тот Новый год ему было сорок один. Трое детей от первого брака, из которых две девочки, остались с матерью в Берлине. До недавнего времени жил вместе с подружкой Зиглине С., но когда она бросила его, вернулся в отчий дом в Клостерфельде. Однако накануне происшествия виделся с нею.

По гэдээровским меркам профессия позволяла Паулю жить как вздумается. О куске хлеба беспокоиться причин не было. Ездил он не на каком-нибудь сером «трабанте» или «вартбурге», а на темно-зеленой «Ладе-1300».

Попивал? И если да, то могло ли это серьезно повлиять на состояние его рассудка? Одни знакомые подтверждали его приверженность алкоголю, другие столь же дружно отрицали. Информанты «Штерна» утверждали, что он давно «завязал», а из медицинского заключения, хранившегося в «Штази», следует, что он был чуть ли не запойным. Оно приписывает Эслингу замкнутость, легкую возбудимость и ослиное упрямство. Под воздействием алкоголя он якобы чувствовал себя беспомощным, его одолевало беспричинное беспокойство. Короче говоря, перечислены все отклонения, способные натолкнуть на вывод: Эслинг был явно склонен к суициду.

Абсолютно точно установлено, что он был «подвинут» на оружии. «Штази» обнаружила в его доме и по соседству целый склад. Там были и охотничьи двустволки, и мелкокалиберки, и пневматички, пистолеты и револьверы. Боезапасом он располагал тоже вполне внушительным – более тысячи патронов. Многое Пауль унаследовал от отца, как и тот самый «вальтер» калибра 7,65, что был при нем на Новый год. Интересная деталь – один из пистолетов он получил от своего клиента в благодарность за выложенную печь. Тот был не кем иным как офицером «Штази».

Утверждают, что перед последней поездкой Пауль Эслинг оставил бывшей жене своего рода прощальное письмо, где якобы были строки вроде: «Кое-кто у меня скоро свое получит» и намеки детям: «Мы вряд ли теперь увидимся»

Около половины двенадцатого утра 31-го числа Эслинг ненадолго объявился в доме в Клостерфельде. Матери сказал, что ему надо позвонить. Она, хоть и приготовила ему что-то перекусить, отнюдь не была удивлена тем, что сын, позвонив по телефону, вышел из дому, сел в машину и уехал. Каждый в семье давно жил собственной жизнью. Вновь мать услышала о сыне только через два с половиной часа после наступления Нового года, когда ее начали допрашивать следователи «Штази».

Попытка реконструкции

 

Изучение источников дает следующую картину происшедшего.

31.12.1982 г. Около 11.30. Либерманштрассе Берлин-Вайсезее. Два офицера МГБ ГДР садятся в «вольво-164SE». Они служат в дорожной полиции в рамках «личной охраны ведущих представителей партии и правительства». Их задача на сегодня: сопровождение Эриха Хонеккера на пути от его резиденции в Вандлице до охотничьих угодий в Шорфхайде.

31.12.1982 г. 13.00. Резиденция Вандлиц. «Вольво» с двумя офицерами точно в назначенное время присоединяется к конвою генсека, состоящему из двух «ситроенов». В одном едет Хонеккер, а второй служит командным пунктом охраны. Колонна сворачивает на дорогу F109. Она движется с предписанной скоростью 90 км/час и вскоре достигает перекрестка. Далее из проезда, ведущего от Штольценхагена, выскакивает на темно-зеленой «Ладе» Пауль Эслинг и оказывается непосредственно перед «ситроеном» с Хонеккером. Конвой резко тормозит, а затем, дав газу и легко обойдя «Ладу», скрывается из виду. Хонеккер вне опасности. Тем не менее офицеры в «вольво» по радио получают от командирской машины приказ задержать автохулигана. Они включают сирену и мигалки, призывая Эслинга остановиться. Но тот вдавливает педаль акселератора в пол и пытается обогнать «вольво». На ближайшем перекрестке останавливается грузовик, перекрывающий проезд. Из «вольво» выскакивает старший лейтенант «Штази», делает водителю грузовика знак освободить перекресток и направляется к «Ладе» Эслинга: «Нарушаем?» Тот, в черной кожаной куртке, уже стоит за открытой дверью своей машины. Дальше он якобы лезет рукой под куртку, выхватывает из-за пояса пистолет и открывает огонь. Офицер падает. Его напарник отвечает на выстрелы из девятимиллиметрового чешского «скорпиона», не покидая «вольво». Ветровое стекло «Лады» разлетается в осколки. Эслинг внезапно приставляет дуло «вальтера» к своему виску и, нажав на спуск, замертво валится на дорогу.

31.12.1982 г. 14.00. Клиника «Штази» в Берлин-Бухе. Раненого офицера оперируют. Одна из пуль прошла в трех сантиметрах выше сердца, из грудной клетки откачивают около 800 миллилитров крови. Состояние раненого, поначалу тяжелое, после операции быстро улучшается.

1992 год. Эрих Хонеккер покидает чилийское посольство в Москве, чтобы предстать перед судом в Берлине
АР

31.12.1982 г. 15.30. Клостерфельде. На место происшествия прибывают следователи МГБ. Труп Эслинга все еще лежит в «Ладе», прикрытый одеялом. После окончания медэкспертизы его переносят во двор близстоящего дома.

31.12.1982 г. Вечер. Клостерфельде. Первые жители городка допрашиваются в качестве свидетелей. Труп Эслинга отправляют на судебно-медицинскую экспертизу в Бад Сааров.

01.01.1983 г. 2.30. Клостерфельде. Сын Эслинга Ральф возвращается домой от знакомых, где он встречал Новый год, и ему сообщают о гибели отца. Тогда же об этом узнает и мать Пауля Эслинга.

01.01.1983 г. 10.00. Бад Сааров, Военно-медицинская академия. Полковник медицинской службы профессор Шмехта при участии двух ассистентов проводит вскрытие тела Эслинга. Заключение судмедэкспертов гласит: Эслинг покончил жизнь самоубийством.

Трудно себе представить, какая кутерьма началась в «Штази»! Какой-то печник чуть генсека не кончил! Берндт Брюкнер признавался: «Поначалу все пришли в ужас, но потом постарались взять себя в руки и, вместо того чтобы задействовать целые дивизии для поиска сообщников, ограничиться привлечением самого необходимого числа наиболее подготовленных сотрудников».

Конечно, руководство службы охраны членов политбюро тут же сменили. Во всех подразделениях проводили подробнейший анализ допущенных ошибок. А само происшествие окружили такой плотной завесой секретности, что осталось непонятным, было это покушение или несчастливое стечение обстоятельств.

Выяснить это не удалось и одиннадцать лет спустя, когда за расследование взялся один берлинский журналист, решивший заново опросить свидетелей. Прокуратура Бранденбурга назначила повторное рассмотрение дела. Два бывших охранника Хонеккера Берндт Брюкнер и Адельхард Винклер заявили, что покушение все же имело место. Третий – Ральф Эресманн – считает, что это был несчастный случай. Эресманн, кстати, утверждал, что истинным свидетелем произошедшего был как раз он, тогда как Винклер в тот день получил выходной. Много писали и о казни Эслинга сотрудниками «Штази» на месте преступления. Так или иначе, но прокуратура пришла к выводу, что он покончил жизнь самоубийством.

Что же до Эриха Хонеккера, то, прибыв в Шорфхайде, он пересел из «ситроена» в джип и отправился по своим излюбленным местам. Как потом с гордостью вспоминал Ральф Эресманн, руки у генсека после происшествия отнюдь не дрожали: «Девять громадных рогачей не встретили 1983 год».

Генсек продолжал ездить в Шорфхайде той же дорогой вплоть до 8 ноября 1989 года, когда, лишившись всех постов и званий, прибыл сюда попрощаться с милыми его сердцу охотничьими угодьями. Говорят, последним его трофеем стал самый крупный олень, добытый в этих местах аж с 1945-го.

О бывшем руководителе «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян» в Шорфхайде напоминают сотни рогов убитых им животных. Их заботливо собрал нынешний владелец Хубертусштока Ханс Айлерс, пытающийся превратить его в модный отель. Экспонаты, достойные самой престижной выставки охотничьих трофеев, до краев заполнили чашу бывшего бассейна генсека. Кроме этого, в памяти окрестного люда осталась разве что пальба на дороге в Шорфхайде, которую в канун 1983 года они поначалу приняли за разрывы новогодних петард.


Авторы:  Михаил КАРПОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку