НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

КАЗИНО «АЛРОСА»

Автор: Евгений ТОЛСТЫХ
01.04.2003

 
Евгений ТОЛСТЫХ
Обозреватель «Совершенно секретно»

 

26 февраля 2003 года в канцелярии Хамовнического межмуниципального суда г. Москвы вскрыли конверт с заказным письмом, отправленным жителем столицы А.И.Горбенко. В конверте оказалось исковое заявление о защите конституционных прав гражданина России. Ответчиком был обозначен президент Российской Федерации.

 

 

К исковому заявлению, изложенному на 21 странице машинописного текста, прилагался пакет документов объемом в 171 лист. Даже беглое знакомство с этими бумагами позволяло сделать вывод, что Алексей Иванович Горбенко – человек в здравом уме и трезвой памяти, хотя последние 7 лет жизни могли бы легко изменить психофизический статус гражданина России, решившегося отстаивать свои права в споре с акционерной компанией «АЛРОСА», одним из столпов отечественной олигархии.

А при чем здесь президент, спросите вы? Но не все сразу...

Не листайте путеводители по злачным местам, этого названия там нет. Одна из крупнейших в мире алмазодобывающих компаний «АЛРОСА» никогда не занималась игорным бизнесом в привычном толковании этого понятия. Впрочем, временами ее ведущие менеджеры, «надев жилетку крупье», не прочь были крутануть диск рулетки, предварительно убедившись, что ставки на «черное» и «красное» сделаны немалые, а шарик непременно упадет в лунку с меткой «зеро-АЛРОСА».

30 января 1993 года приказом президента акционерной компании «Алмазы России – Саха» была образована дочерняя компания «Инвест-Алмаз». Приказ подписал Валерий Владимирович Рудаков, бывший заместитель министра цветной металлургии СССР, руководивший в свое время «Главалмаззолотом» при Совмине Союза, а с 1992 года стоявший у руля «Алмазов России – Саха». Надо полагать, это было одно из последних значительных решений, принятых Рудаковым перед тем, как он оставил свой пост и перебрался на работу за рубеж. Возможно, так совпало, что именно через новорожденную компанию вскоре затеяли реализацию довольно громкого международного проекта. Впрочем, кое-кто считает, что «Инвест-Алмаз» как раз и был создан под одну эту операцию, хотя в его уставе говорилось, что компания учреждена для «обеспечения социальных интересов работников алмазодобывающего комплекса и членов их семей, решения проблемы по использованию приватизационных чеков жителей регионов, на территории которых осуществляет свою деятельность компания «Алмазы России – Саха».

Ну, вот я и в «Хопре»...

 

Кто только не предлагал тогда «пристроить» неожиданно свалившееся на нас богатство в виде бумажки с диковинным названием «ваучер»! Заботами о «социальных интересах» были расписаны флаги МММ, «Хопров», «Чар», «Тибетов» и несть им числа!..

Но «работники алмазодобывающего комплекса и члены их семей», откликнувшись на призыв принять участие в преумножении окружающего их богатства все как один понесли свеженькие приватизационные чеки прямиком в «Инвест-Алмаз». Во-первых, больше некуда было нести, а во-вторых... попробовали бы поискать другое место!

В апреле 1993-го, «Инвест-Алмаз» и канадская фирма «Патекс Интернешнл лимитед» заключают контракт о совместной закупке технологического оборудования для производства в РФ структурно-ориентированной древесной плиты. Плиту предполагается использовать для производства панелей и блоков, применяемых при возведении сооружений в районах Крайнего Севера. Завод почему-то наметили строить в Ярославле, где под это «Инвест-Алмаз» и «Патекс» учредили еще одну контору – АОЗТ «Памир».

Как бы там ни было, в октябре 1993 года уставный капитал российско-канадского СП определялся в 30,5 миллиона долларов, причем «Инвест-Алмаз» должен был внести на счет СП 41 с небольшим тысячу долларов в виде взноса и осуществить инвестиции и выполнить работы на 21 с лишним миллион «зеленых». Понятно, что таких денег у «дочки» алмазной королевы даже с учетом ваучеров граждан и их семей быть не могло

В январе 1994-го АК «Алмазы России – Саха» и АК «Инвест-Алмаз» заключают договор о предоставлении займа для оплаты контракта с канадской фирмой. По этому договору «мама», «Алмазы России – Саха», предоставляет «дочке», «Инвест-Алмаз», заем в 8 миллионов долларов, в том числе 7,5 миллиона – в виде бриллиантов Кусинского завода. Заем был предоставлен на три года.

...Доверившись душевной простоте, так и хочется спросить: а зачем нужно было городить весь этот огород? Понятно, что завод по производству плит если кому и был нужен, то только «маме» – «Алмазам России – Саха». Так почему бы ей самой не вступить в деловое партнерство с канадцами, поручив рабочую часть какому-нибудь ведомственному стройуправлению? К чему конструировать сложную финансовую схему, предоставляя кредит, по сути, самой себе – ведь 69 процентов уставного капитала «Инвест-Алмаза» принадлежат «Алмазам России – Саха».

И эти «непонятные» цифры: как «дочка» сможет инвестировать в строительство и выполнить работы на 21 миллион, если «мама» дает ей всего 8 миллионов, и то камушками, которые надо еще где-то продать? К тому же дает-то на три года! Неужели за это время в России в начале 90-х можно было построить завод, запустить его и получить прибыль как минимум в 10 миллионов долларов, чтобы расплатиться с кредитором? Вряд ли! А коли так, то «Инвест-Алмаз» с самого первого дня своего юридического существования был обречен... На что?

В начале 1994 года АОЗТ «Кумир» (тот самый Кусинский завод) передает АК «Инвест-Алмаз» бриллиантов почти на 2 с половиной миллиона долларов. Вдогонку на счета «дочурки» «Кумир» перечисляет более 5 с половиной миллионов долларов в денежном эквиваленте. Все это – в счет погашения долга перед «Алмазами России – Саха» за поставленное ранее Кусинскому заводу алмазное сырье. Теперь в долгу перед «мамой» АК «Инвест-Алмаз». Но впереди – большие прибыли, которые сулит пуск завода с канадской начинкой. И в начале лета 1994 года в адрес фирмы «Патекс» (Торонто, Канада) со счета «Инвест-Алмаза» уходят 5 990 000 долларов США как плата за оборудование для совместного будущего завода. На этом следы деятельности совместного российско-канадского предприятия, равно как и очертания АОЗТ «Памир», завода в Ярославле вместе с тусклым мерцанием бриллиантов теряются. А с ними – и без малого шесть миллионов американских денег.

Бывший директор АК «Инвест-Алмаз» Юрий Запевалов, говорят, отбывает на постоянное место жительства в далекую Аргентину, на его место приходит новый начальник, В.А.Дук. Оглядевшись, он пишет заявление, что «трудами» его предшественников компании причинен ущерб на сумму почти 850 миллионов рублей и 6 с лишним миллионов «зеленых». ОБЭП УВД г. Мирного (Якутия) возбуждает уголовное дело, в ходе которого «несмотря на то, что были установлены факты незаконных финансовых операций... следователь пришел к выводу, что в данных действиях не усматривается хищение денежных средств (выделено мной. – Е.Т.) и оснований для привлечения к уголовной ответственности не имеется». Это цитата из официального письма прокурора Республики Саха (Якутия) Н.Е. Полятинского. Не верите? Прочтите еще раз: несмотря на то, что незаконно... хищений не усматривается! Почти миллиард рублей и несколько миллионов долларов бесследно исчезли, и дело благополучно закрывается, спустя три месяца после начала следствия.

Бриллиантовый дом в Балашихе

 

Как раз накануне «исторической» отправки шести миллионов долларов в далекую Канаду АК «Инвест-Алмаз» разворачивает еще одну, не менее масштабную акцию, призванную, как и значится в уставе компании, проявить социальную заботу о тружениках Крайнего Севера. Уставшим от вечной мерзлоты гражданам предлагается вскладчину построить многоэтажный жилой дом. И не где-нибудь на окраине страны, а в 30 километрах от Кремля, в подмосковной Балашихе. «Есть договоренности, отведено место, несите деньги!» – приглашают «отцы-начальники», словно крупье – «Делайте ваши ставки, господа!»

Ставки и по тем временам немалые – за двухкомнатную квартиру, ключи от которой счастливым новоселам было обещано вручить к 1 апреля 1996 года, надо было внести 25 миллионов рублей

По странному стечению обстоятельств 540-квартирный дом тянул... на 6 с лишним миллионов долларов. Магическая цифра...

По словам одного из «счастливых» переселенцев, к декабрю 1995-го президент «Инвест-Алмаза» Юрий Запевалов заключил договоры на реализацию 450 квартир. Оставшиеся 90 он был намерен без проблем «пристроить» в Москве.

Вячеслав Штыров – один из бывших президентов акционерной компании «Алмазы России – Саха», ныне президент республики Саха (Якутия)

В июне 1995-го, отчитываясь о деятельности вверенного им акционерного общества, руководители «Инвест-Алмаза» сообщали томящимся в ожидании столичной прописки труженикам Крайнего Севера, что на возведение жилья в Москве уже направлено 710 миллионов рублей (котлован), а также «подписаны графики строительства и платежные документы на общую сумму 4 миллиарда рублей». Но и в 1996 году ключей от заветных квартир так никто и не получил. Особо любознательные съездили в Балашиху, постояли на краю уже зарастающего травой котлована стоимостью 710 миллионов рублей и возвратились домой, осененные догадкой – кинули!..

Вскоре труженикам Крайнего Севера объяснили, что строительство жилья в Подмосковье не состоялось в связи... с отсутствием финансирования! Труженики пытались понять, как такое могло произойти, если к апрелю 1996-го они полностью внесли требуемые деньги, оплатив таким образом стоимость готового дома. В конце концов, где те 4 миллиарда, якобы направленные на строительство, о которых толковали начальники «Инвест-Алмаза» на отчетном собрании?

А у кого спросить? К тому времени генеральный директор АК «Инвест-Алмаз» Юрий Запевалов уже переместился в пределы Южной Америки. Да и мог ли он самостоятельно распоряжаться такими активами, находясь под «материнской опекой» АК «Алмазы России – Саха»? Так к кому идти с вопросом «где наши деньги?» К Андрею Дмитриевичу Кирилину, бывшему заместителю председателя Верховного Совета Якутской АССР, возглавлявшему АО «АЛРОСА» как раз в период «строительства» дома? Или к Вячеславу Анатольевичу Штырову, принявшему компанию в 1995-м и продолжавшему исполнять обязанности вице-президента Республики Якутия (Саха)?

И стоит ли вообще идти?

Компенсировать финансовые потери трудящихся в результате «деятельности» «Инвест-Алмаза» материнская компания не торопилась. «АЛРОСА», правда, согласилась помочь горю, но по-своему. «Помощь» выражалась следующей формулой: несостоявшийся житель Балашихи отказывался от претензий к «Инвест-Алмазу», безвозмездно сдавал АК «АЛРОСА» свою квартиру в г. Мирном (Якутия) и взамен получал жилье в небольшом поселке Небуг Краснодарского края. По расчетам одного из «переселенцев», квартира в этом поселке в три раза дешевле подмосковной жилплощади и в полтора раза – жилья в Мирном. Следовательно, пайщик вправе был рассчитывать как минимум на четыре кубанские квартиры взамен «уплывшей» московской и добровольно сданной якутской. Но разницу в стоимости никто возмещать не собирался. Вероятно, поэтому из 540 семей, так и не получивших подмосковные ордера, условия АК «АЛРОСА» приняли только... четыре! Остальные тихо проглотили проигрыш в «казино «АЛРОСА». Возможно, опасаясь оказаться не только без жилья, но и без работы, за воротами этого заведения.

Следствие идет на Якиманку

 

«Взбунтовались» лишь две семьи – Дранишниковых и Горбенко. На успех особенно не рассчитывая (вступить в спор с «АЛРОСА» в Якутии – просто безрассудство), они написали исковое заявление в суд по месту жительства и... выиграли дело. 20 марта 1997 года судья Якутского городского суда Т.Логинова, изучив материалы в отсутствие ответчика (который просил рассмотреть дело без него «в связи с невозможностью участия из-за отсутствия средств» – вероятно, не хватило на автобусный билет), удовлетворила иск семьи Горбенко, решив взыскать с АК «Инвест-Алмаз» в пользу истцов стоимость «уплывшей» квартиры. Ответчик решение суда не обжаловал, и 31 марта оно вступило в законную силу.

17 апреля 1997 года судебные исполнители Мирнинского горсуда получили из Якутска соответствующие документы, дающие им право взыскать с «Инвест-Алмаза» требуемые суммы. Но еще раньше, 30 октября 1996-го, Мирнинский городской суд, рассмотрев заявление С.Дранишникова, установил, что, по сведениям истца, «Инвест-Алмаз», дабы избежать выплат, принимает меры к отчуждению имеющегося у него имущества. А потому суд определил наложить арест на денежные средства ответчика, находящиеся в виде паевого взноса в уставный фонд Мирнинского коммерческого банка «МАКбанк», учрежденного... АК «Алмазы России – Саха». Но ни арест, ни исполнительные листы, ни повторное решение Якутского горсуда, принятое в апреле 1998-го о взыскании сумм уже с «МАКбанка», к результату не привели. Денег никто отдавать не собирался. Деньги начали усиленно прятать. Сначала долю «Инвест-Алмаза» переложили в негосударственный пенсионный фонд «Алмазная осень» (учрежден... АК «Алмазы России – Саха»). Но Мирнинский горсуд в апреле 1997-го признал эту операцию недействительной. Деньги должны были вернуться на счета «Инвест-Алмаза» в «МАКбанке». В банке судебных исполнителей уверяли, что никаких денег ответчика у них нет. Хотя на 1 января 1997 года доля АК «Инвест-Алмаз» в уставном капитале «МАКбанка» составляла 2 миллиарда 637 миллионов 236 тысяч 300 рублей

Но весной 1997-го мирнинский «МАКбанк» переезжает в Москву. Все попытки Дранишниковых и Горбенко получить свое по исполнительным листам оказываются безрезультатными. Появляются новые подставные компании, которым «Инвест-Алмаз» якобы должен астрономические суммы, и деньги перекочевывают туда. При более пристальном рассмотрении оказывается, что эти компании – «дети» АК «Алроса», и трудно обнаружить документы, подтверждающие «долг«... Зато на документы суда никто внимания не обращает.

В октябре 1998-го расследование «якутского дела» поручают ОВД «Якиманка» г. Москвы. В течение месяца старший лейтенант милиции В.Некрылов собирает необходимую информацию и в рапорте на имя начальника отделения подполковника С.Караманова докладывает, что «в действиях генерального директора АК «Инвест-Алмаз» Новоселова А.О. и 1-го зам.председателя правления АКБ «МАКбанка» Григоренко О.Н. усматривается состав преступления, предусмотренный статьей 315 УК РФ» (злостное неисполнение... решения суда, вплоть до лишения свободы сроком до 2 лет). Начальство читает рапорт и... отправляет дело в ОВД г. Мирного (Якутия), хотя все основные фигуранты живут (и, не исключено, процветают) в Москве.

Понятно, что в Якутии энтузиазма в расследовании обстоятельств, где прямо или косвенно замешаны руководители АК «АЛРОСА», не проявили. В марте 2000-го Горбенко обращается в прокуратуру Москвы с просьбой возобновить расследование по факту неисполнения руководством «МАКбанка» двух решений суда. Из городской инстанции заявление пересылают в межрайонную, а оттуда – в ОВД «Якиманка». И 19 июля 2000 года ОВД выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Что случилось за время, прошедшее с осени 98-го, когда в том же отделе пришли к выводу о необходимости возбуждения уголовного дела? Пострадавшим выплатили деньги? Или суды отозвали свои решения? Горбенко полагает, что «АЛРОСА», первоначально смотревшая сквозь пальцы на тяжбу двух семей с ее дочерними компаниями за пропавшие деньги, включила авторитет административного, финансового, телефонного влияния, чтобы «похоронить» всякую надежду на возможность привлечения ее менеджеров к уголовной ответственности.

В заявлении на имя президента России Владимира Путина Горбенко, много лет отработавший в системе «АЛРОСА», высказал интересную гипотезу. По его версии, «операция» по переправке в Канаду 6 миллионов долларов и затея со строительством дома в Балашихе связаны между собой. Горбенко полагает, что под прикрытием «канадской» сделки за границу была вывезена большая партия бриллиантов – якобы для оплаты оборудования для «дровяного» завода. Потом «проект» рухнул, бриллианты вроде бы возвратились домой, но уже «не те». В результате пересортицы «АЛРОСА» понесла убыток в 6 миллионов долларов. Где эти деньги, трудно сказать. Возможно, их прикарманили алчные канадцы; но кто даст гарантию, что они не осели на зарубежных счетах людей, близких к «канадской программе» АК «АЛРОСА»? Чтобы безболезненно «заштопать» финансовую дыру, и была придумана комбинация со строительством подмосковного жилья, в которую бросили уже практически разоренный «Инвест-Алмаз». Никто дом строить и не собирался, нужно было собрать деньги в «кубышку» компании, которая должна была вскоре исчезнуть. Что и произошло. Напомню еще раз, что это всего лишь версия потерпевшего. Но есть еще и документы, подписанные прокурором Республики Саха (Якутия) Н.Полятинским

 
Похороны дела № 42827

 

В сентябре 2001-го прокурор Полятинский пишет: «Доводы... о том, что АК «Алмазы России – Саха» через свое дочернее предприятие АК «Инвест-Алмаз» перегнала в Канаду большую партию алмазов, которые были возвращены обратно в связи с несостоявшейся сделкой, не подтвердились». На обороте этой же страницы прокурор, вспоминая о деле № 42872, возбужденном в связи с «пропажей» из «Инвест-Алмаза» шести миллионов долларов и почти миллиарда рублей, сообщает, что «уголовное дело в 4 томах (выделено мной. – Е.Т.)» прекращено следователем «необоснованно, без надлежащей оценки собранных по делу доказательств». Покажите мне следователя, который, не досыпая, не доедая и даже не докуривая, соберет 4 тома доказательств и потом самостоятельно, без давления сверху, всего лишь «надлежаще не оценив», отправит их в архив!

Вероятно, на год возня вокруг «алмазного скандала» приутихла, и в мае 2002-го Полятинский пишет: «...доводы о хищении денежных средств в АК «Инвест-Алмаз» проверены, подтверждения не нашли (выделено мной. – Е.Т.). Установлено, что все средства в виде финансовой помощи, валютного и товарного кредита использованы по назначению, но финансовое положение АК «Инвест-Алмаз» сделало нереальным их возврат».

Господин прокурор, позвольте заметить: если бы «все средства АК «Инвест-Алмаз» были «использованы по назначению», то в Ярославле уже несколько лет работал бы завод по производству плит. В Балашихе красовался бы многоэтажный дом, заселенный тружениками алмазодобывающей отрасли. А перед «Инвест-Алмазом» не стояло бы проблемы «возврата». У вас же, господин прокурор, не возникло бы необходимости спустя два месяца после подписания процитированного «радужного рапорта» отменять постановление о прекращении уголовного дела в отношении бывшего генерального директора АК «Инвест-Алмаз» Ю.А.Запевалова, проживающего, напомним, в Аргентине.

Кстати, в процедуру «похорон» дела оказались втянуты органы МВД, начиная от райотдела и заканчивая министерством; прокурорские инстанции вплоть до Генеральной прокуратуры; судебные структуры, включая Верховный Суд РФ, и даже Администрация президента России..

Прокуратура Москвы, получив из Администрации президента заявление Алексея Горбенко, в сентябре 2001-го возбуждает уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 315 УК РФ – «неисполнение приговора суда или иного судебного акта». Для организации расследования дело направляется в Замоскворецкую межмуниципальную прокуратуру, а та «спускает» его... в ОВД «Якиманка». И далее по кругу: Администрация президента – Генеральная прокуратура – прокуратура Москвы – замоскворецкий прокурор – ОВД «Якиманка» – Администрация президента...

В январе 2002 года Горбенко получает из Замоскворецкой прокуратуры уведомление, что многократно возбуждаемое и закрываемое дело «прекращено... за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности». Но в марте та же прокуратура отменяет свое же решение. А в сентябре ОВД «Якиманка» вновь благополучно прекращает дело в связи «с отсутствием состава преступления в действиях директора ОАО «Инвест-Алмаз» Новоселова А.О.». Об этом Горбенко информирует уже сам московский прокурор М.Авдюков. Так и пишет: «...в связи с отсутствием состава (выделено мной. – Е.Т.) преступления...» Через месяц в адрес Горбенко приходит еще один авторитетный ответ за подписью начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Генпрокуратуры А.П.Кизлыка. Г-н Кизлык пишет, что дело прекращено «за отсутствием... события (выделено мной. – Е.Т.) преступления. Уголовное дело изучено в Генеральной прокуратуре, оснований для отмены принятого решения не найдено...» Так решение-то, «оснований для отмены которого нет», принято «за отсутствием состава преступления»! В том смысле, что генеральный директор АК «Инвест-Алмаз» г-н Новоселов где-то там «пошалил» с неисполнением решений суда, но преступления в этом нет. Генеральная прокуратура отписала по-своему: мало того, что в «шалостях» г-на Новоселова не было состава преступления, самих «шалостей» тоже не было.

Не верю, чтобы в Генеральной прокуратуре не могли отличить состав преступления от события. Верю в иное: в Генеральной прокуратуре дела попросту не читали. А зачем? Скорее всего, решение было принято заранее и, может, в другом месте... Читать же дело, вникать, сердиться, переживать за букву и суть Закона, чтобы потом все вернулось на круги своя? Нет уж, хватит одного следователя из Мирного, накопавшего тома материала и бросившего их на пыльную полку.

... Алексей Горбенко просит Хамовнический суд «обязать президента Российской Федерации Путина В.В. принять действенные меры по всем... пяти заявлениям на его имя для защиты материальных прав гражданина России». Горбенко понимает, что президенту не до Хамовнического суда. Но теплится в русском человеке надежда, отчаянием рожденная: а вдруг?.. Вот возьмет суд, да и обяжет президента, а тот, как образец законопослушания, возьмет, да и подчинится!

 


Авторы:  Евгений ТОЛСТЫХ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку