НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

Каспийский пирог

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.11.2001

 
Евгений ТОЛСТЫХ

Кто-то из больших пересмешников очень точно подметил: «Неважно, что вам говорят, – вам говорят не всю правду. Неважно, о чем говорят, – речь всегда идет о ДЕНЬГАХ». Когда события начинают смещаться ближе к Персидскому заливу, можно безошибочно утверждать, что речь идет о нефти.

Последние десять – пятнадцать лет сформировали определенную иерархию в мировом энергетическом комплексе: на вершине нефтегазоносной пирамиды оказались страны так называемого «третьего мира», не разделяющие геополитических претензий индустриально развитых держав. Тут и Иран с Ираком, и Алжир... Зависимость тех же Соединенных Штатов от арабских нефтяных монополий недавно подтвердил министр энергетики США Спенсер Абрахам. Он обратился к руководству Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) с просьбой увеличить поставки сырья на мировой рынок, чтобы не допустить роста цен. По мнению американского министра, такая уступка со стороны ОПЕК позволила бы защитить мировой рынок от возможной дестабилизации в связи с предстоящими военными действиями против террористов. (Генеральный секретарь ОПЕК Али Родригес, в свою очередь, заявил, что не видит необходимости в наращивании экспорта.)

Не буду вторгаться в ход расследования преступлений террористов в Америке, но развернувшаяся после них антитеррористическая операция в перспективе направлена на ослабление американской (и не только) зависимости от арабской нефти. По всем приметам США готовят «большую облаву», в которой бен Ладен и Афганистан только первые в очереди. В качестве «подозреваемых» Вашингтон рассматривает Иран и Сирию, обвиняя их в поддержке экстремистских организаций. Далее следуют Ирак, Йемен, Судан, Алжир. И хотя Саудовскую Аравию и другие арабские монархии Штаты считают своими союзниками, не все подданные этих государств разделяют официальную проамериканскую позицию властей, о чем свидетельствует участие саудовцев в терактах против США в 1998 и 2001 годах.

Реакция мирового рынка на войну с исламским миром, где сосредоточена основная часть углеводородов, может оказаться серьезнее первых «откликов» на взрывы за океаном. Эксперты не исключают нефтяного кризиса масштаба 70-х годов. Европейские страны уже призвали Джорджа Буша попытаться избежать ловушки, расставленной организаторами терактов в США: «удары возмездия» могут оказаться разрушительными не только для стран Ближнего Востока, но и всей экономики Запада. Нефтяной рынок – оружие посерьезнее накачанных керосином «боингов». Западу нужна альтернатива арабской нефти. И она есть.

В начале 90-х мне довелось увидеть любопытную географическую карту мира, изданную в Великобритании. На ней в жирно очерченные рамки, расположенные по периметру Союза ССР, были вписаны названия крупнейших иностранных компаний и фирм по добыче и переработке полезных ископаемых. От каждой такой рамки тянулись яркие стрелы к местам промыслов золота, руды, газа на территории тогда еще СССР. Карта напоминала план проведения войсковой наступательной операции с указанием векторов атак и наименованием атакующих подразделений, с той лишь разницей, что вместо корпусов и дивизий в «бой» бросались концерны и холдинги.

Одна из «стрел» целила в сектор Каспийского моря. Видимо, уже тогда за рубежом знали об исследованиях советских геологов, обнаруживших крупные нефтеносные пласты на шельфе Каспия. Сразу после распада Союза на Каспий пришли те, кто был обозначен на той самой карте. Не буду подробно описывать генезис «нового Кувейта», как называли этот район лет десять назад. Скажу лишь, что с середины 90-х предмет особого внимания Вашингтона в Каспийском регионе – проекты строительства нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и нефтепровода Казахстан – Туркменистан – Иран. Первый проект США усиленно лоббируют, второму так же усиленно противодействуют. Почему? В первом случае каспийская нефть будет течь по трубе в дружественную Штатам Турцию; во втором – в антипатичный Иран. В немалой степени эти мотивы определяли точки приложения сил и средств американских нефтяных компаний, сосредоточившихся на «бакинском» направлении. Но последние месяцы изменили расстановку сил и интересов на Каспийском театре нефтяных действий

Американская компания Exxon Mobil объявила, что первая пробуренная скважина на месторождении Огуз, расположенном на Каспийском шельфе, в «зоне ответственности» Азербайджана, не подтвердила наличия коммерческих запасов нефти. Ранее предполагалось, что месторождение Огуз содержит порядка 95 миллионов тонн нефти.

В январе нынешнего года итальянская группа Agip не нашла значительных запасов углеводородов на месторождении Кюрдаши. О том, что она близка к провалу на месторождении Ленкорань-Талыш-Дениз, сообщила французская компания Total Final Elf. Все еще остаются под вопросом и результаты изысканий компании Chevron на месторождении Апшерон, где предполагалось выйти на залежи газа в триллион кубометров!

В то же время подтвердились значительные запасы нефти на казахстанском месторождении Кашаган и в более мелких структурах в российском секторе Каспия. Ожидается, что до конца 2002 года на Северном Каспии будет открыто еще не менее трех месторождений. Минприроды России оценивает ресурсную базу российско-казахстанского сектора в 8–10 миллиардов тонн углеводородов.

Но эти обнадеживающие сообщения теряют свою привлекательность, когда речь заходит о сроках. Когда нефть потечет в одну сторону, а деньги – в другую?

Дело в том, что правовой статус Каспия не могут определить уже в течение десяти лет. Проще говоря, пять независимых суверенных государств – Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан (перечисляю просто в алфавитном порядке) – никак не договорятся, что, кому и сколько принадлежит. Россия, Азербайджан и Казахстан предлагают какие-то компромиссные варианты раздела, но Иран и Туркменистан блокируют эти инициативы. Туркменистану с его ничтожными запасами каспийской нефти и Ирану с его «персидской кладовой» торопиться с разрешением правовой коллизии некуда. Мало того, для Ирана появление на мировом рынке каспийской нефти экономически невыгодно. Но бесконечно эта неопределенность продолжаться не может: слишком большие деньги маячат под мутными водами Каспия!

В конце лета Москву с неофициальным визитом посетил министр обороны Азербайджана генерал-полковник Сафар Абиев и провел консультации с главой МО РФ Сергеем Ивановым. О чем? О перспективах раздела нефтеносного шельфа. В то же время на ту же тему в столице шли переговоры с заместителем министра иностранных дел Ирана Али Ахани. Спецпредставитель Тегерана сумел добиться от российских высших кругов согласия на то, что без его страны раздел Каспия не начнется. Баку это известие встревожило: на саммите глав стран СНГ в Сочи Гейдар Алиев и российский президент вроде бы согласились с тем, что Ирану участвовать в переговорах по каспийской тематике нецелесообразно. И вот Сафара Абиева послали к российскому коллеге фактически на поклон. Говорят, что Азербайджан в ответ на российскую поддержку выразил готовность к «сотрудничеству» на любых условиях. В частности, он готов подписать соглашение о статусе Габалинской радиолокационной станции, входящей в российскую систему предупреждения о раннем нападении ракет. До этого в течение десяти лет Азербайджан под любыми предлогами (к примеру, угроза экологической катастрофы) пытался убрать этот объект со своей территории. И вдруг – азербайджанские ученые заявили, что РЛС «совершенно безвредна»! Экономическая составляющая отодвинула на второй план политическую демагогию.

Как принято было считать до последнего времени, на встрече в Сочи удалось согласовать общий подход трех прикаспийских государств СНГ – Азербайджана, России и Казахстана – к проблеме Каспия.

В его основе – советско-иранские соглашения 1921 и 1940 годов, а также ряд документов, согласно которым морская граница между СССР и Ираном проходила по линии Астара – Гасан-Кули. В Баку рассуждали так: раз этих документов никто не отменял, то пересмотр границ на Каспии касается только бывших советских республик – России, Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Но когда Азербайджан начал активно осваивать нефтяные ресурсы без определения нового правового статуса Каспия, Иран выдвинул идею равно-долевой делимитации моря. «Идея» была подкреплена и реальными действиями: в конце июля этого года Иран с помощью своих военных кораблей и авиации вынудил азербайджанское исследовательское судно «Геофизик-3» покинуть район спорного нефтяного месторождения «Алов». По мнению аналитиков, эта акция Ирана направлена не только против Азербайджана, с которым у него плохие отношения со времени распада СССР, но и против западных компаний – их пытались заставить считаться с иранской позицией. В результате компания «Бритиш петролеум» приостановила исследовательские работы в спорном районе Каспия

А тут еще визит иранского дипломата в Москву и разъяснения российской стороны, что «президента Путина неправильно поняли в Сочи», что компромисс по разделу Каспия невозможен без Ирана. То есть ближайшим соседям дали понять, что без России их намерения относительно углеводородных залежей Каспия могут так и остаться намерениями. Они это поняли. Исходя из соображений собственной экономической безопасности. И не только экономической – министр обороны Азербайджана на встрече в Москве затронул вопрос о поставке оружия и модернизации боевой техники советского производства, которой оснащена азербайджанская армия. Оснащена, скажем, небогато. ВВС республики располагают всего тремя перехватчиками МиГ-25, четырьмя вертолетами Ми-24, а ВМС насчитывают в своем строю лишь два действующих сторожевых корабля. Правда, кое-чем уже помогли американцы – «подкинули» недавно партию катеров береговой охраны с новейшим радиолокационным оборудованием.

А вот военная авиация Ирана насчитывает более 1300 летательных аппаратов. Еще до вступления в силу эмбарго на военно-техническое сотрудничество России и Ирана мы успели поставить туда зенитно-ракетные комплексы С-200 ВЭ и дизельные подводные лодки. Тегеран готов приобрести более четырехсот российских танков, вертолеты, реактивные системы залпового огня, средства ПВО, штурмовики.

Но и на других берегах Каспия готовы неплохо заплатить за защиту своих экономических интересов.

В течение двух лет Феодосийское производственное объединение «Море» построит для Туркмении двадцать пограничных катеров. Не исключено, что военно-морской флот появится и в Казахстане. Сразу по возвращении Нурсултана Назарбаева из Сочи в Астане вышло правительственное постановление об открытии в порту Актау высшего военно-морского училища.

Что до Ирана, то пока для него именно Россия лучший противовес США в этом регионе. Однако, сознавая опасность возможного столкновения с Москвой в связи с расширением российской поддержки американских «акций возмездия», Иран ищет иной противовес в этой игре. И противовес этот – Китай, который уже начал действовать в каспийском направлении.

Есть еще и третья сила – ОПЕК. Этой влиятельной организации не выгодно нарушение хрупкого ценового баланса в случае выброса на мировой рынок большой нефти Каспия. И, скорее всего, как только каспийская нефть потечет в какую-либо сторону, то ОПЕК постарается взять процесс под свой контроль. А что такое ОПЕК? Это механизм арабского (в основном) контроля за мировым рынком нефти, ослабить который американцы хотели бы, в том числе в результате антитеррористической кампании. Здесь возможное последствие – новый конфликт, по образу и подобию ближневосточного, связанного с нефтью Персидского залива, но уже в зоне Каспия. Под боком у России.

И это еще не все. В середине августа премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев заявил об открытии крупного месторождения нефти на территории Аральского региона. Общий объем прогнозных запасов углеводородов оценивается в два миллиарда тонн нефтяного эквивалента, а стоимость – в 130 миллиардов долларов. Прозвучало мнение, что регион этот может стать вторым по объему запасов и геологическим перспективам после знаменитой Каспийской впадины. Кроме того, углеводороды там залегают на глубине от полутора до двух с половиной тысяч метров. По сравнению с Каспийским сектором, где сырье «прячется» на четырехкилометровой глубине, Аральский регион безусловно более лакомый кусок! Только вот чей?

До сих пор не проведена делимитация морской границы между Казахстаном и Узбекистаном. До сих пор Арал рассматривался этими странами только как скопище неразрешенных экологических проблем. Теперь, если подтвердятся прогнозы геологов, интерес к этой точке на карте оживет. И еще как! Как бы Астане не пришлось создавать, помимо военно-морской базы на Каспии, «водоплавающую» вооруженную группировку в акватории Арала! В свою очередь, Ташкент не сегодня-завтра захочет стать «морской державой» пусть на высыхающем, но богатом море. А отношения Казахстана и Узбекистана уже сейчас далеки от идеальных: обе республики оспаривают статус региональной супердержавы и политического лидера Центральной Азии. Если амбиции подкрепит «нефтяная опора» (она же финансовая), конфликты не за горами. И американское присутствие на узбекской военной базе в связи с афганской операцией может лишь подлить масла в огонь.

А что же Россия? На первый взгляд она далека от возможных проблем в регионе. Но только на первый взгляд. На самом деле проблемы поджидают Москву с неожиданной стороны. В советскую эпоху в районе Арала проходили испытания различных видов бактериологического оружия. Казахстанские врачи постоянно говорят об опасности возникновения здесь различного рода эпидемий, вплоть до забытой человечеством чумы. Участники нынешних разведочных работ привиты от чумы, и им запрещено приближаться ближе чем на пять километров к острову Возрождения, где проходили испытания. Между тем расширение работ неминуемо повлечет за собой увеличение числа персонала, привлечение местной рабочей силы. Следовательно, возрастет риск заражений и заболеваний. Если эта угроза станет реальной, то как она повлияет на бюджет компаний и страховые выплаты, не поддается подсчету. Впрочем, подсчитают. И России как правопреемнице Советского Союза могут предъявить иск с требованием оплатить расходы на ликвидацию очередных «последствий тоталитарного режима».

...А на нефть нынче спрос особый. В период военных действий цена на этот продукт обычно растет: нужно заправлять танки и самолеты, да и про запас на «черный день» не мешает накопить. Каждая скважина – на счету. Так что если хотите разобраться в хитросплетении причин и мотивов, ищите нефть.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку