НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Каким был Пушкин на самом деле

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.04.1999

 

 
Генрих ИВАНИЦКИЙ,
член-корреспондент РАН

 

 

Вот так он выглядел в 27 лет

Эпиграфом к этой работе могут служить два высказывания. Одно принадлежит крупному физику П.А.М.Дираку: «Математик играет в игру, правила которой он изобретает сам, а физик – где их определяет Природа. Но постепенно становится все более очевидным, что правила, которые математик считает интересными, совпадают с теми, что задает Природа». Второе принадлежит А.С.Пушкину: «Охотники мы все до новизны». Действительно, любые неожиданности непроизвольно привлекают наше внимание. Работа, которая начинается как «игра», часто перерастает в увлекательное исследование.

 

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. По прижизненным словесным и художественным портретам А.С.Пушкина определить наиболее вероятное изображение его лица в различные периоды жизни.

ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ. Как известно, фотография была изобретена уже после гибели поэта. Следовательно, фотопортреты его отсутствуют, но существуют словесные и живописные. Нами были сформированы их архивы, возможно неполные. Мы учитывали, что собранные материалы не обладают объективностью, так как содержат искажения, связанные с отношением мемуаристов и художников к поэту, их квалификацией, а также с временными различиями в облике самого поэта. К этим архивам были добавлены: зарисовки лица, выполненные самим Пушкиным на полях рукописей и в альбомах современников; его посмертная маска, зарисовки и скульптурные портреты, созданные уже после его смерти художниками и скульпторами, которые, возможно, видели живого поэта.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Процедура определения по архивным материалам наиболее вероятного облика поэта является решением задач в обратном порядке причинно-следственных отношений. К аналогичным задачам относятся все криминальные расследования и подавляющее большинство научных исследований – начиная от исторических наук до медицины. Решение таких задач основано на выдвижении гипотез с последующей их проверкой. Однако получаемый ответ всегда носит вероятностный характер. Выбор одной гипотезы из множества других неизбежно вызывает сомнение и порождает вопрос: «А судьи кто?»

МЕТОДЫ РЕШЕНИЯ. Задача решалась с привлечением методов компьютерного анализа и синтеза портретов. На каждом художественном портрете и на посмертной маске были измерены 25 антропометрических параметров: длина и ширина лица, расстояние между подбородком и надбровной дугой, положение и размер глаз, форма губ и подбородка и т.д. Из этих параметров для всей совокупности портретов было сформировано общее множество всех антропометрических параметров. В этом множестве мы выделили три области, связанные с возрастными изменениями: лицейский период, 1826–1830 годы и последний сложный период его жизни – 1830–1837 годы. В каждую область ввели поправки на квалификацию художников, основанные на отзывах современников, на анализе картин и методов работы. И произвели усреднение каждого антропометрического параметра с учетом внесенных поправок. Таким образом, средние значения признаков и отклонение от них в количественной форме демонстрировали, как художники-современники воспринимали облик Пушкина и чем отличались изображения на портретах разных мастеров.

После анализа портретов был выполнен синтез с использованием двух компьютерных построений новых образов: программы «фоторобот» и программы «морфинг».

Программа «фоторобот» позволяет делать комбинаторный перебор, основанный на перестановках элементов портретов. Например, глаза на одном портрете заменялись глазами другого портрета или из трех элементов разных портретов (глаза, нос, рот) формировался новый портрет. Такой способ позволяет создавать образы-химеры и обнаруживать чрезвычайно любопытные метаморфозы облика. Например, детские глаза на взрослом лице делают образ необыкновенно грустным; одно и то же лицо в разных ракурсах может меняться от безобразного до красивого; головной убор очень влияет на воспринимаемый облик и т.д.

 

1. Авт. Чириков
2. Авт. Е. И. Гейтман
3. Авт. Е. А. Энгельгард
4. Авт. неизвестен

Программа «морфинг» производит усреднение элементов изображения путем наложения. После такого наложения мы вновь возвращались к программе «фоторобот».

 

Таким образом, если расчленить два портрета всего на два элемента – нижнюю и верхнюю части изображения лица, то с помощью этих двух программ из каждых двух портретов можно синтезировать семь новых. Из двенадцати при таких попарных взаимодействиях можно получить уже 840 портретов. Если же изображение лица на портретах разбивать не на два элемента, а на три, четыре или пять, то количество новых синтезированных портретов растет как геометрическая прогрессия от числа разбиений. В связи с этим отбор наиболее вероятных портретов поэта усложнялся.

ОТБОР ИЗОБРАЖЕНИЙ ПОЭТА. Этап отбора вносит самый большой вклад в неопределенность решения задачи. Никто из нас, ныне живущих, не знает, как выглядел поэт. В этом смысле большой ценностью обладают дневниковые заметки его современников, неважно кого – друзей или недругов, а также собственные высказывания поэта о своей внешности. Мы по многочисленным литературным источникам собрали такой архив:

1. «…Саша был большой увалень и дикарь, кудрявый, со смуглым личиком, не слишком приглядным, но с очень живыми глазами, из которых так искры и сыпались…» (Из воспоминаний Е.П.Янькова.)

2. «Пушкин был собою дурен, но лицо его было выразительно и одушевлено, ростом он был мал, но тонок и сложен необыкновенно крепко и соразмерно…» (Из воспоминаний брата поэта Л.С.Пушкина.) Рост Пушкина в зрелом возрасте известен точно – 166,64 см (два аршина и пять с половиной вершков).

3. «Потомок негров безобразный». (Сам Пушкин. Из стихотворения «Юрьеву», 1820 г.)

4. «Кутила… вспыльчивый до бешенства… вечно рассеянный… избалованный с детства похвалой и льстецами… ничего любезного… ни привлекательного в своем обращении, в Лицее предавался распутству всех родов… непрерывная цепь вакханалий и оргий… Пушкин представлял тип самого грязного разврата… У него господствовали только две стихии – удовлетворение плотскими страстями и поэзия. В обеих он ушел далеко». (Из воспоминаний лицеиста барона М.А. Корфа.)

 

5. Авт. неизвестен
6. Авт. В. А. Тропинин
7. Авт. О. А. Кипренский
8. Авт. Н. И. Уткин

5. Князь П.А.Вяземский на записках М.А.Корфа сделал примечание: «Был он вспыльчив, легко раздражен, это правда, но когда самолюбие его не было задето, был особенно любезен и привлекателен, что доказывается многочисленными приятелями… Ничего трактирного в нем не было, а еще менее грязного разврата… В любви его преобладала вовсе не чувственность, а скорее поэтическое увлечение, что, впрочем, и отразилось в поэзии…»

 

6. И.И.Пущин – друг поэта: «…В нем была смесь излишней смелости и застенчивости, и то и другое невпопад, что тем самым ему вредило… Чтобы полюбить его настоящим образом, нужно было взглянуть на него с тем полным благорасположением, которое знает и видит все неровности характера и другие недостатки, мирится с ними и кончает тем, что полюбит даже и их в друге-товарище. Между нами как-то это скоро и незаметно устроилось».

7. «Робость видна была во всех его движениях… он был очень неровен в обращении, то шумно весел, то грустен, то робок, дерзок, нескончаемо любезен, то томительно скучен, и нельзя было угадать, в каком он будет расположении духа через минуту… он не умел скрывать своих чувств, выражал их всегда искренно и был несказанно хорош, когда что-нибудь приятное волновало его. Когда он решался быть любезным, то ничего не могло сравняться с блеском, остротой и увлекательностью его речи… он был невыразимо мил, когда задавал себе тему угощать и развлекать общество…» (Из воспоминаний Анны П.Керн о встрече с Пушкиным в Тригорском в июне 1825 г.)

8. «Наконец, надо себе представить и самую фигуру Пушкина. Ожидаемый нами величавый жрец высокого искусства был среднего роста, почти низенький человек, вертлявый, с длинными, несколько курчавыми по концам волосами, без всяких притязаний, с живыми быстрыми глазами, с тихим приятным голосом, в черном сюртуке и черном жилете, застегнутом наглухо, в небрежно повязанном галстуке. Вместо высокопарного языка богов мы услышали простую, ясную, обыкновенную и между тем поэтическую, увлекательную речь». (Из воспоминаний историка М.П.Погодина, 12 октября 1826 г.)

9. «Пушкин очень переменился наружностью. Страшные черные бакенбарды придали его лицу какое-то чертовское выражение. Впрочем, он все тот же. Так же жив и скор по-прежнему, в одну минуту переходит от веселости и смеха к задумчивости и размышлению…» (Из письма брата поэта Л.С.Пушкина к лицеисту Яковлеву, ноябрь 1826 г.)

10. «Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая злоба и насмешливость затмевали тот ум, который был в голубых, или лучше сказать в стеклянных глазах его. Арапский профиль, заимствованный от поколения матери, не украшал его лица. Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрепанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор на женщин, которых он отличал своей любовью, странность нрава природного и принужденного и неограниченное самолюбие…» (Из воспоминаний А.А.Олениной, 1828 г.)

11. «Это человек небольшого роста, на первый взгляд не представляющий ничего особенного. Если смотреть на его лицо начиная с подбородка, то тщетно будешь искать в нем до самых глаз выражения поэтического дара. Но глаза непременно остановят вас: в них вы увидите лучи того огня, которым согреты его стихи, полные силы и чувства». (Цензор Никитенко, ориентировочно 1827 г.)

 

9. Авт. Т. Райт
10. Авт. Г. А. Гиппиус
11. Авт. Ж. Вивьен
12. Авт. И. Линев

12. «Это человек, который выигрывает, когда его узнаешь». (Софи Дельвиг – жена друга поэта лицеиста Дельвига, письмо к подруге, май 1827 г.)

 

13. «Великий Пушкин, малое дитя». (Дельвиг.)

14. «Как теперь вижу его живого, простого в обхождении, хохочущего, очень подвижного, даже вертлявого, с великолепными большими, чистыми, ясными глазами, в которых, казалось, отражалось все прекрасное в природе, с белыми блестящими зубами, о которых он заботился, как Байрон. Он совсем не был смугл, ни черноволос, как уверяют некоторые, а вполне был белокож, с вьющимися волосами каштанового цвета. В облике его было что-то родное африканскому типу, но не было того, что оправдывало бы его стих – потомок негров безобразный. Напротив того, черты лица у него были приятные. В одежде и во всей его наружности была заметна светская заботливость о себе…» (Из воспоминаний Юзефовича – адъютанта Раевского, увидавшего поэта на Кавказе в действующей армии в 1829 г.)

15. «В… газете объявили, что я собою неблагообразен и что портреты мои слишком льстивы. На эту личность я не ответил, хотя она глубоко тронула». (Сам Пушкин. Опровержение на критики, 1830 г.)

16. «Могу я сказать вместе с покойной няней моей: хорош никогда не был, а молод был». (Пушкин. Из письма к жене, 1835 г.)

17. «Пушкин, писатель, разговаривает очаровательно без претензий, живо, пламенно. Нельзя быть безобразнее его – это смесь физиономии обезьяны и тигра. Он происходит от одной африканской расы, и в его цвете лица осталась еще какая-то печать и дикое во взгляде… Рядом с ней (имеется в виду жена поэта. – Авт.) его уродливость еще более поражает, но, когда он говорит, забываешь, чего ему недостает, чтобы быть красивым». (Из дневника графини Фикельмон – внучки Кутузова, в оригинале на французском языке.)

18. «Здесь хотят лепить мой бюст. Но я не хочу. Тут арапское мое безобразие предано будет бессмертию во всей своей мертвой неподвижности». (Сам Пушкин. Из письма к жене, 1836 г.)

 

Авт. неизвестен

19. «Особенная, только ему свойственная улыбка, в которой так странно сочетались язвительная насмешка с безмерным добродушием». (Из воспоминаний молодого графа В.А.Сологуба после смерти поэта.)

 

20. «Пушкин был нехорош собою: смугловат, неправильные черты лица, но нельзя было представить себе физиономии более привлекательной, более оживленной, более говорящей и слышать более приятного, более гармоничного голоса, как будто нарочно созданного для его стихов». (Запись случайного, неизвестного человека, 1835 г.)

21. «В это время вошел желтоватый, смуглый брюнет с довольно густыми, темными бакенбардами, со смеющимися, живыми глазами… когда Пушкин улыбался своей очаровательной улыбкой, алые, широкие его губы обнаруживали ряды красивых зубов поразительной белизны». (Один провинциал, случайно встретивший Пушкина в 1836 г., за два месяца до его смерти, у А.Ф.Воейкова.)

22. «С первого взгляда наружность его казалась невзрачною. Среднего роста, худощавый, с мелкими чертами смуглого лица. Только когда вглядишься пристально в глаза, увидишь задумчивую глубину и какое-то благородство в этих глазах, которых потом не забудешь… Лучше всего, по-моему, передает его гравюра Уткина с портрета Кипренского. Во всех других копиях у него глаза сделаны слишком открытыми, почти выпуклыми, нос – выдающимся – это неверно. У него было небольшое лицо и прекрасная, пропорциональная лицу голова, с негустыми, кудрявыми волосами». (Из воспоминаний И.А.Гончарова, когда он студентом увидел А.С.Пушкина при посещении им Московского университета, 27 сентября 1832 г.)

23. «Какая мать могла зачать человека, чей гений так полон мощи, свободы, грации? То дикарь, то европеец, то Шекспир, то Байрон, то Ариосто и Анекреон, он всегда останется русским…» (Из письма княгини Зинаиды Н.Волконской, 29 октября 1826 г.)

Описания, как и живописный портрет, всегда субъективны. Однокашник Пушкина М.А. Корф был сыном прусского офицера, перешедшего в русское подданство. Человек набожный, педантичный, аккуратный и честолюбивый. За все время учебы в Лицее он ни разу не получил замечания за поведение. В характеристике, данной ему лицейским начальством в 1812 году, есть такая фраза: «…осторожность и боязливость препятствуют ему быть совершенно откровенным и свободным». Очевидно, что характер и личность Пушкина – это полная противоположность личности М.А.Корфа. Юношеские фривольные шутки Пушкина, его общение с повесами гусарами навсегда отвратили молодого М.А.Корфа от поэта и его окружения.

В основе негативного описания облика поэта, данного А.А.Олениной, лежат женская гордость и каприз. В очаровательную Анет – дочь президента Академии художеств А.Н.Оленина – Пушкин был влюблен и посвятил ей изумительные строчки в письме к П.А.Вяземскому:

 

Посмертная маска

Но, сам признайся, то ли дело
Глаза Олениной моей!
Какой задумчивый в них гений
И сколько детской простоты,
И сколько томных выражений,
И сколько неги и мечты.
Потупит их с улыбкой Леля –
В них скромных граций торжество;
Поднимет – ангел Рафаэля,
Так созерцает Божество.
(1828)

 

Однако эти стихи привели Анет в бешенство, потому что они были, во-первых, в письме другому человеку, а во-вторых, Пушкин назвал ее в стихах «моею». Оленина не только отвергла поэта (как потом скаламбурила приятельница Пушкина Екатерина Ушакова: «Поэт остался с «оленьими рогами»), но и написала нелестный его словесный портрет (описание 10).

Остальные описания сбалансированы, и общие отмеченные в них черты облика поэта не являются неожиданными. Пушкин для нас, в отличие от Пушкина для его современников, имеет свой внешний облик – сформировавшийся за 150 лет социальный стереотип. Мы узнаем его по удлиненным глазам, кудрям и бакенбардам, по прямому носу, выдающемуся вперед подбородку, пухлым губам и срезанному назад лбу. Таким он знаком нам с детства по хрестоматийным парадным портретам, по карандашным наброскам или по схематичным автопортретам на полях его рукописей. Только в одном из воспоминаний современников содержится конкретное упоминание дошедшего до нас похожего живописного портрета – на гравюре Н.И.Уткина, сделанной с портрета О.А.Кипренского (описание 22).

Эта информация весьма полезна, но основываться при выборе наиболее вероятного облика поэта только на одном утверждении опасно. Коррекцию отбора можно производить по усредненным параметрам портретов, которые могут играть роль своеобразного «суда присяжных». Однако «усреднение» в условиях недостатка информации – сама по себе также недостаточно убедительная процедура. Хорошо известна в научных кругах шутка: «Лужу можно обойти справа, можно обойти слева – усредняем и идем по луже». Наличие в нашем архиве изображений посмертной маски не сильно облегчает процесс отбора. Отклонение средних параметров портретов от маски весьма существенны. Причины этих изменений очевидны. После смерти мышцы лица расслабляются, а ткани при нулевом кровяном давлении сжимаются, черты лица обостряются. Эти изменения индивидуальны и зависят от тканевой структуры лица, массы мягких тканей и плотности кровеносной системы человека. В свое время наш антрополог и скульптор М.М.Герасимов (1907–1970), создавая метод пластической реконструкции лица по черепу, исследовал эти вопросы. Однако, не зная, каким был облик человека при жизни, точно реконструировать его лицо по посмертной маске, а тем более по черепу нельзя. Можно передать лишь приблизительный облик

Кроме того, на отбор наиболее вероятных портретов большое влияние оказывают теперь уже известные психологические феномены: эффект от усреднения изображений и «давление» социального стереотипа. Эффект от усреднения изображений стал известен сравнительно недавно. Обычно считалось, что среднее стандартное лицо непривлекательно. Сам Пушкин писал об этом с иронией в поэме «Медный всадник»:

Каких встречаете вы тьму,
Ни по лицу, ни по уму
От прочей братьи не отличный.

Но, как показали экспериментальные исследования, именно средний образ человека обладает для большинства наибольшей привлекательностью. Были взяты несколько десятков черно-белых фотографий разных женщин и мужчин, собранных по методу случайной выборки. Каждая отдельная фотография разбивалась на малые локальные области, а затем производилось усреднение по программе «морфинг». Таким образом, из отдельных лиц изготавливали «средние» лица для женщин и мужчин отдельно. И в том, и в другом случае «среднее» лицо казалось для подавляющего большинства наблюдателей привлекательнее индивидуальных. «Средние» глаза, уши, рты были симпатичнее индивидуальных. И еще одно интересное обстоятельство – чем больше отдельных лиц с учетом пола привлекалось для получения усредненного изображения, тем красивее – для наблюдателей – оказывался полученный результат. У таких образов есть только один недостаток – таких «полностью усредненных» лиц не существует. Что касается «давления» социального стереотипа, то его влияние понятно – непроизвольно выбираем то, к чему привыкли.

 

Так формировали облик поэта с помощью программы «фоторобот»

РЕЗУЛЬТАТ ПЕРВОГО ЭТАПА РАБОТЫ. Тем не менее из 150 синтезированных нами портретов для возрастного периода 27–29 лет по совокупности всех оценок был отобран портрет, полученный прямым наложением по программе «морфинг» портрета работы О.А.Кипренского на портрет работы В.А.Тропинина (Елагинская копия). Портрет показан в центре рамки, составленной из прижизненных портретов. При выборе были учтены: близость антропометрических параметров его изображения к средним значениям по всем портретам этого возрастного периода; соответствие ему ряда описаний из архива словесных портретов; передача на портрете характерной особенности подбородка и губ, связанной с абиссинской (эфиопской) наследственностью поэта по линии матери; высокая квалификация этих двух художников и их дополнительность по манере портретной живописи. Оба художника профессионалы высочайшего класса и выпускники Петербургской академии художеств. Как отмечали современники, работы Василия Андреевича Тропинина (1776–1857) отличались скульптурной четкостью объемов и внимательностью к характерным деталям, а работы Ореста Адамовича Кипренского (1782–1836) – романтизмом и внешней красивостью с элементами классических представлений о том, как следует изобразить крупную творческую личность. Сам поэт оценивал этот портрет Кипренского так:

 

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.

P.S. В процессе работы наряду с изложенными здесь предварительными результатами были разработаны также математические методы по определению пространственных антропометрических параметров трехмерных образов на плоских портретах и обнаружены любопытные психофизиологические феномены при отборе образов. Эти данные будут опубликованы в журнале «Вестник Российской академии наук» (1999. № 6) и в одном из номеров журнала «Успехи физических наук» в этом году. С окончательными результатами по восстановлению облика поэта в его других возрастных периодах читатели будут информированы также в одном из следующих номеров газеты «Совершенно секретно». Описанная работа выполнялась в Лаборатории механизмов организации биоструктур Института теоретической и экспериментальной биофизики Пущинского научного центра Российской академии наук. Авторы обращаются с просьбой к читателям, располагающим архивными материалами по описанию облика поэта его современниками или еще неизвестными его прижизненными портретами, прислать их ксерокопии по адресу: 142292, Пущино, Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Г.Иваницкому. Это облегчит дальнейшую работу по восстановлению облика поэта.

 


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку