Как растекалась сталь

Автор: Виталий АМИНОВ
01.01.2011

 

 

 
   

Заложенные под кредит мобилизационные резервы, вывод средств, отпущенных на завод, угроза банкротства градообразующего предприятия... К чему приложил руку депутат Госдумы Вадим Варшавский, сейчас разбираются следователи

В Златоусте, где живут 200 тысяч уральцев, шесть тысяч человек работают на металлургическом заводе. А если учесть их семьи, а также работающих во Дворце культуры, плавательном бассейне, учебном центре и прочих предприятиях, то получится, что на этом заводе держится жизнь целого города. По миру славится златоустовская сталь. Марка – проверенная, рабочие руки – династиями. Совершенствуй, собственник, процесс на заводе – и греби прибыль.
Однако 2010 год ОАО «Златоустовский металлургический завод» закончил без прибыли, а в 2009 году по несколько месяцев не выдавали зарплату, рабочие объявляли голодовки, приезжала из Москвы специальная комиссия Госдумы. Уже стоял вопрос о банкротстве. Спасла помощь челябинского гиганта – «Мечела», с которым «ЗМЗ» при посредничестве администрации Челябинской области заключил соглашение о стратегическом партнерстве. Администрации было отчего волноваться и почему вмешиваться: если за 2008 год в бюджет поступило от «ЗМЗ» больше полумиллиарда рублей налогов, то в 2009 году – в пять раз меньше! И это даже не учитывая социального напряжения в городе.
К тому же выяснилось, что в годы, предшествующие экономическому кризису, разразившемуся в конце 2008 года, завод набрал кредитов на сумму более 11 миллиардов рублей. Может быть, во времена экономического подъема собственники завода хотели модернизировать производство и с этой целью кредитовались под залог имущества? Но помешал кризис, и падение спроса на металл едва не привело к банкротству, которого никто не ожидал? Или банкротство заранее планировалось в чьих-то интересах?
Андрей Исаев, председатель Комитета Госдумы по труду и социальной политике и один из руководителей «Единой России», в интервью программе «Вести» еще в 2009 году завил: «Сегодня мы, четыре депутата Госдумы, подписали запрос на имя генпрокурора Юрия Чайки, в котором просим разобраться с тем, что происходит на этом заводе. Мы уверены, что здесь налицо факты вывода активов и оборотных средств с завода и попытка преднамеренного банкротства». А один из местных жителей в другом интервью «Вестям» сказал еще жестче: «Взяли кредиты под завод и ободрали его, как липку»
Так кто же были предыдущие нерадивые хозяева и на что пошли взятые ими кредиты? До прихода «Мечела» с 2005 года заводом управлял, да и владел, холдинг «Эстар», входящий в империю, созданную известным бизнесменом Вадимом Варшавским, тоже, между прочим, членом «Единой России». Управляющая компания «Эстар» и заключала договоры с кредитными организациями от имени «ЗМЗ».

Изложницы-заложницы
По факту получения и использования одного из кредитов на 16 миллионов долларов, взятого управляющей компанией в Росбанке в декабре 2008, то есть тогда, когда уже весь мир кричал о кризисе, сейчас ведется уголовное расследование. Пусть не всегда последовательно и энергично, но этой историей занимается следственное управление Златоустовского УВД.
 Дело не только в том, что деньги не возвращают, а соглашение о реструктуризации долга не выполняют. Дело в том, что в обеспечение кредита в залог банку заемщик на бумаге передал плавильные печи – оборудование, которое является имуществом мобилизационного назначения. Проще говоря, государство рассматривает их как стратегический резерв, который должен быть сохранен заводом для работы в военных условиях и других чрезвычайных ситуациях. А потому плавильные печи и их изложницы, куда выливают кипящий металл, нельзя продать или передать в залог, или распорядиться ими любым другим способом без разрешения государства.
Вероятно, банк не знал об этих ограничениях, но директор управляющей компании, которая фактически руководила заводом, знать был обязан. Однако руководитель управляющей компании «Эстар» Владимир Лобко, подписывая с банком договор залога, об оборонных обязательствах завода не вспоминал. Может быть, потому, что в первую очередь преследовал другие цели?
 Вот как эта картина описывается сухим юридическим языком. Златоустовский городской суд по представлению следственного управления УВД вынес постановление о выемке документов тех юридических лиц, которые так или иначе причастны к получению и расходованию кредитных денег: «В декабре 2008 года руководство ОАО «Златоустовский металлургический комбинат» (ОАО «ЗМЗ») в лице генерального директора ООО «УК «ЭСТАР» Лобко Владимира Серафимовича… для получения кредита предоставило в ОАО АКБ «Росбанк» заведомо ложные сведения о хозяйственном положении, предоставив в качестве залога оборудование, на которое наложено ограничение в части его оборота, являющееся имуществом мобилизационного назначения, причинив ущерб ОАО АКБ «Росбанк» на общую сумму 16 млн. долларов США... При этом договор поручительства от 03.12.2008 года в качестве физического лица заключил депутат Государственной думы Федерального собрания РФ Варшавский Вадим Евгеньевич, на тот момент фактический собственник холдинга «Эстар», в состав которого входило ОАО «ЗМЗ». Получается, что государственный муж, которому запрещено заниматься коммерческой деятельностью, стал поручителем гигантского кредита в 16 мил-
лионов долларов! Возможно, «не корысти ради». Допустим, хотел депутат, горячо болеющий за судьбы электората, помочь своему же градообразующему предприятию. Однако следствие с таким объяснением не согласно.
 Снова цитата: «В ходе расследования уголовного дела получена информация о том, что на протяжении 2005-2008 годов по указанию Варшавского В.Е. финансовым директором холдинга «Эстар» Горой Сергеем Юрьевичем с привлечением работников бухгалтерских и юридических подразделений была разработана и реализована финансовая схема, имеющая целью систематические изъятия денежных средств (в основном кредитных) предприятий, входящих в холдинг, направление их на личные проекты Варшавского и подконтрольные ему оффшорные структуры в ущерб интересам самих предприятий, кредиторов и других акционеров холдинга».
Понятно, почему Сергею Горе нетрудно было реализовать эту схему: он одновременно трудился на руководящих должностях почти в десятке предприятий холдинга, а также в тех сомнительных фирмах, куда направлялись средства с предприятий холдинга.

Гора с Горой не сходятся?
По этому поводу в постановлении суда сказано коротко: «Вывод денежных средств осуществлялся посредством возглавляемых Горой С.Ю. московских компаний – ООО «ГИПРОШАХТ» и ООО «МЕТАЛЛПЛАТ», учредителями которых являлись юридические лица, также подконтрольные Варшавскому В.Е.». При этом «технические» фирмы арендовали помещения в московских офисах «Эстара» на улице Народного Ополчения. Лишь когда правоохранительные органы стали проявлять интерес к этим компаниям, «Гипрошахт» ликвидировали, а «Металлплат» перевели под крыло некой дагестанской фирмы, видимо, полагая, что тем самым уничтожат все следы. Вели эти фирмы реальный бизнес или служили звеньями финансовой схемы, прикрываемой депутатским статусом, установят следствие и суд. Но их бухгалтерская отчетность подтверждает скорее второй вариант.
Вот некоторые методы работы Горы с Горой. В 2007 году ОАО «ЗМЗ» предоставило прямых займов ОАО «Гипрошахт» на сумму
95 миллионов рублей, а в следующем (инфляция же!) согласно бухгалтерским документам на долю «Металлплата» приходится уже 879 миллионов рублей. Причем 765 миллионов из них по данным официального годового отчета завода ушло в декабре 2008 года, то есть в самый разгар кризиса, когда предприятие само остро нуждалось в живых денежных средствах. И когда был взят кредит в 16 млн долларов у Росбанка. Следствие сейчас выясняет, тратились ли дальше денежные средства завода, к примеру, на нужды свинокомплекса в Ростовской области или винзавода (у Варшавского всюду заботы). Тем более что в интересах Вадима Евгеньевича Варшавского подконтрольное ему предприятие передало в залог имущество металлургов под кредиты на нужды его личного проекта – компании «Русская свинина». А может, деньги просто перегонялись в офшоры, как написано в постановлении суда?
Таким образом, «технический» статус не мешал размаху финансовых операций. Компания с единственным сотрудником Горой брала и выдавала на-Гора миллиардные займы. К марту 2008 года ежемесячный оборот «Металлплата» составил 6 миллиардов рублей, а по отчетности выручка от основных видов деятельности составила
0 рублей. Специалисты утверждают, что такие обороты подтверждают транзитный характер фирмы и отсутствие у нее реальной хозяйственной деятельности. Ну как тут не грянуть мировому финансовому кризису!

Прекратить нельзя расследовать
Получается, что кризис «Эстару» на руку: на него можно списать невозвращение кредитов, под шумок отказаться от обременительных обязательств перед заводами, городами и рабочими, переложить ответственность на государство. Но Варшавский, как поручитель, и его соратники не учли, что кредиторы не захотят принимать на веру объяснения, пусть даже их произносит опытный парламентский деятель.
Впрочем, скорее всего поначалу расчет на депутатский статус оказался верным. Не успел Златоустовский суд принять постановление о производстве выемки документов (28 сентября 2010 года), а московские следователи изъять документы «Гипрошахта» и «Металлплата» и начать допросы, как с отрогов Южного Урала донеслась команда: «Отставить!» Уже 8 октября 2010 года расследование по делу №92565 было прекращено, причем в нарушение порядка, по которому необходимо было дождаться результатов следственных действий в Москве. О рычагах, которыми действовали заинтересованные лица, остается только догадываться...
Но кредиторы не дрогнули. Их доверенное лицо – генеральный директор ЗАО «Агроинтердельта» Анатолий Зубрилин оперативно обратился в Генеральную прокуратуру РФ и Следственный комитет при МВД России. В итоге через месяц из Следственного комитета был получен ответ: «По результатам проверки постановление о прекращении уголовного дела руководством главного следственного управления при ГУВД по Челябинской области отменено, даны указания о производстве конкретных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на полное и всестороннее исследование всех обстоятельств происшедшего... Заместитель Министра – начальник Следственного комитета при МВД России А.В.Аничин».
Остается ждать результатов следствия. А они могут оказаться настолько весомыми, что перед Госдумой встанет вопрос о депутатской неприкосновенности, как это уже было в случае с депутатом Ашотом Егиазаряном.
Редакция продолжает следить за темой.


Виталий Аминов

 


Авторы:  Виталий АМИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку