НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Как попрощаться со «спайсом»?

Как попрощаться со «спайсом»?
Автор: Александр СКРЫЛЬНИКОВ
26.02.2013

Количество наркопотребителей в России достигло 8,5 миллионов человек. Эту цифру в интервью «Эхо Москвы» 25 февраля назвал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ Виктор Иванов. Количество обратившихся за помощью в медучреждения наркозависимых  составляет порядка 650 тысяч человек.

Руководитель ФСКН также сообщил, что сейчас существенно увеличилось потребление синтетических наркотиков:

– Если брать общий тренд за 10 лет, то мы видим, что наряду с продолжающейся экспансией героина, который продолжает выращиваться и поступать с территории Афганистана, мы наблюдаем экспансию синтетических препаратов, – сообщил Виктор Иванов. –  И синтетические препараты во многом поступают к нам с европейского угла, Германия, Нидерланды… Околохимико-фармацевтические структуры, отдельные люди, которые может, не добились успеха в фармацевтических концернах, обладая навыками, синтезируют наркотики, производят их, и они поступают в РФ. А также из Юго-Восточной Азии — это Китай, Таиланд, Мьянма…

В январе глава ФСКН посвятил синтетическим наркотикам брифинг, на котором сообщил, что в 2012 году в регионах было изъято более 600 килограммов таких веществ, замаскированным под лекарства, средства для ванн, средства для борьбы с тараканами, ароматизаторы.

К синтетическим препаратам наркотического действия относится и «спайс» (Spice — разновидность психоактивных курительных смесей, синтетический аналог веществ, содержащихся в марихуане), который активно рекламируется и распространяется во многих городах России. В людных местах раздаются визитки с телефонами и адресами сайтов, пакетики продают в киосках, рекламу рисуют на асфальте у станций метро. Борьба с синтетическими каннабиоидами осложняется в том числе несовершенством законодательства, которое не позволяет оперативно включать в перечень запрещённых быстро появляющиеся новые химические формулы. Распространители этих новых разновидностей смесей, оказывающихся вне правового поля,  называют их легальными, а родители подростков, пристрастившихся к «спайсу», громят точки их продажи. По данным ФСКН, за «полгода свободного оборота нового психостимулятора наркозависимыми от его употребления становятся не менее 35 000 молодых людей» .

Организатор и лидер общественного движения «СтопНаркотик», депутат муниципального Собрания внутригородского муниципального образования Чертаново Центральное Москвы Сергей Полозов считает, что срочно нужны поправки в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»:

–  Движение «СтопНаркотик» (действует с  сентября 2012 года, организовал его лично и финансирую из собственных средств) занимается борьбой с продажей и открытой рекламой синтетических наркотиков нового поколения – курительных смесей, в том числе «спайса». Возле каждой станции метро есть огромное количество рекламы на асфальте. Ввиду того, что в данный момент продажа этих видов синтетических наркотиков легальна, распространяются они широко. Почему продажа считается легальной? В 2010 году был принят закон, в который внесли ряд  растительных веществ, и внесли именно наркотические средства синтетического характера – тот самый JWH в различных представлениях и формулах. Таких формул синтетических наркотиков внесено около 200. Для того чтобы вещество попало в список запрещенных и было признано наркотиком, чтобы с ним можно было  бороться, нужно провести ряд действий. Нужно сделать закупку, потом провести клинические испытания на мышках. Спайс вызывает  высокий уровень привыкания, вплоть до того, что единственное употребление подростком 15-16 лет может стать последним. Сначала подросток попробовал, потому что ему предложили. А потом он уже выносит всё из дома, потому что не может отказаться. Если у него нет денег, он за дозу работает, вовлекается в различные преступные действия.

Первое, с чем мы боремся – с открытой рекламой. Мы создали специальную программу, куда добавляются телефоны с визиток, и она их блокирует с помощью автодозвона. Когда это были надписи на асфальте – наши активисты ходили с баллончиками и их закрашивали. Это оказалось не очень эффективно, потому что через какое-то время дожди смывают краску из баллончика, а та, которой сделана реклама «спайса», остается. Поэтому мы вышли с инициативой в Мосгордуме, чтобы можно было запретить вообще рекламу на асфальте – сейчас она уже запрещена, в том числе благодаря большому резонансу из-за истории со «спайсом» (26 февраля в Мосгордуме на совместном заседании комиссии по городскому хозяйству и жилищной политике, комиссии по законодательству и комиссии по культуре и массовым коммуникациям поддержан в первом чтении законопроект о запрете рекламы на асфальте -ред.).  Сейчас пытаемся продвигать федеральный закон, но мы встречаем противодействие.  Нам начинают ставить палки в колёса. И ставят палки в колеса  не наркоманы, дилеры, барыги, а  ведомства. Объем «спайса», распространяемого в России,  сумасшедший. В Москве это тотально — на каждой станции метро,  в вузах висят наклейки, визитки раздают,  в интернете  4, 5 млн только московских ссылок

Cредняя цена — 400-500 рублей за полграмма, этого хватает на 2-3 раза. Это очень дешево. Это сумма карманных расходов подростка в Москве, которые ему родители дают. Наркодилеры специально так работают – ходят в школы и раздают наркотики на пробу. Не сами взрослые, обычно подговаривают ровесника, который сам потребляет, дают ему деньги, «спайс», и он должен раздать его максимальному количеству ребят.  Мы говорим – мы хотим это запретить. Чтобы прямо на границе с Россией, если есть оперативная информация,  можно было бы останавливать транспорт  и задерживать эти вещества до того, как они будут внесены в официальный перечень наркотических. Но есть лоббисты, которые лоббируют интересы фармбизнеса. Не исключаю, что они сидят в Министерстве промышленности и торговли, и они боятся, что, приняв этот закон, мы каким-то способом можем помешать фармбизнесу. Например, опасаются, что  вдруг кому-то в голову что-то взбредет, или его кто-то подкупит, и он захочет остановить поезд с каким-то лекарством новым, скажет – это наркотик, и не пустит.  А в это время конкуренты, производящие подобное лекарство, будут его продавать и зарабатывать деньги.  То есть такой закон может убить бизнес. Поэтому, возможно, закон, который мы предлагаем, Минпромторгом не был одобрен. Именно Минпромторг не пропускает этот закон, и эту информацию можно подтвердить в ФСКН.

— Вы принадлежите к партии «Единая Россия».  Не хотите задействовать административный ресурс?

— А это невозможно. Есть процедура. Закон, чтобы он был принят на рассмотрение, должен предложить либо сразу президент, либо законопроект должен пройти по всем министерствам, чтобы там его проверили, не ущемляет ли он работу этого министерства.  Если ущемляет, то они его возвращают и говорят – сделайте так, чтобы не ущемлял. Но тут нужно выбирать: либо мы идем на поводу у фармацевтов, либо мы действуем в интересах страны, нашего будущего поколения, и запрещаем «спайс». Да, возможно, пострадают какие-то фармацевты, и то не точно, а чисто теоретически.

— А в ФСКН предпринимает какие-то попытки противодействовать «спайсу»?

— Да, ФСКН это в принципе и предлагает. Мы, как общественно движение собираемся вносить эти поправки через Мосгордуму. При этом ФСКН нас поддерживает и вносит их со своей стороны. ФСКН их уже внес, и у него как раз появились сложности с Минпромторгом.  ФСКН чуть-чуть впереди нас идет, и уже получил отказ. Поэтому мы со своей стороны пока не запускаем процедуру, потому что ждем, как решится этот вопрос.

Есть проблема, и ее можно решать тремя путями. Первое – нужно продвигать закон, это очень длительная история, это может до двух лет занимать.  Второе – нужно бороться со «спайсом», так сказать, на земле — запрещать раздачу визиток, рекламу на асфальте…  Есть ребята, которые громят палатки, где продают его – но это незаконно, каждого из них можно спокойно посадить. Я знаю случаи,  и их много, когда приходит ребенок домой, родители находят у него «спайс». Папа выходит с топором и говорит, покажи мне, кто тебе дал это, я его убью. И люди собираются целыми подъездами и выходят громить эти палатки.  Но они выходят не потому, что они такие злые, а потому что у них нет другого способа защищать своих детей. Получается, что государство сейчас из-за этого промедления вынуждает людей решать эти вопросы самостоятельно, заставляет их преступать закон. Третье  – это информация. Нужно максимально информировать учителей, которые ничего о наркотиках не знают, а с детьми имеют дело.  Родителей, которые мало детей видят,  потому что уходят с утра на работу  и не знают, что ребенок днем делает. 

— А известно, какова структура этого бизнеса? Кто дилеры, куда идут деньги?

— Есть рекламщик, который раздает визитки либо рисует рекламу на асфальте. Есть телефонный оператор, который принимает заказы. Следующее звено – курьер. Это и палатки, стоящие у метро, где «спайс» продают. Есть машины, которые закамуфлированы под такси стоят полностью затонированные. Есть, естественно, сайты. Есть закладки пакетиков под машины.  Вот так это работает.


Авторы:  Александр СКРЫЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку