КАК ПОКУПАТЬ ДРУЗЕЙ

КАК ПОКУПАТЬ ДРУЗЕЙ
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
25.12.2014
 
МОЖЕТ ЛИ РОССИЯ РАЗМЕНЯТЬ ЧАСТЬ СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ НА СМЯГЧЕНИЕ САНКЦИЙ
 
Не прошло и полугода после введения против России экономических санкций, как некоторые наши соседи решили, что «их час пробил» и именно сейчас можно выкрутить руки Путину, добиться того, чего они не могли получить десятилетиями. Недавно премьер Японии Синдзо Абэ высказался в том смысле, что и он хотел бы оставить след на страницах школьных учебников истории. Правда, не как освободитель островного государства, изгнавший навязчивых гостей (а именно такими делами славились древние сегуны, помимо своей легендарной жестокости), осевших там с 1945-го. Премьер хотел бы заключить мирный договор с Россией – ведь наши страны юридически находятся в состоянии «ни мира, ни войны», такой вот казус. Соглашение 1956 года было заключено в Москве, где Хрущёв признал, что Япония имеет права на острова Хабомаи и Шикотан, но только «после заключения мирного договора». Однако японцы хотят получить все острова.
 
Конечно, единственный путь к мирному договору, по мнению господина Абэ, это «решение вопроса северных территорий» (то есть южных островов Курильской гряды). Напомним, Курилы состоят из 56 островов, четыре из них Япония упрямо включает в состав префектуры Хоккайдо: Итуруп, Кунашир, Шикотан, Хабомаи. Строго говоря, последний – это группа небольших островов. Выгнутая, как охотничий лук, дуга островов отделяет Охотское море от Тихого океана. Общая площадь Курил – 10,5 тысячи кв. км. На островах и прибрежном шельфе разведаны огромные запасы рения, а также выходы золота, серебра, нефти, природного газа, титана, железа.
 
В ПОГОНЕ ЗА РЖАВЫМИ ПРИЗРАКАМИ
 
Прибрежная фауна Охотского моря, которое благодаря российской принадлежности Курил является внутренним морем России, очень богата. 84 вида местных морских обитателей внесены в Красную книгу. Японцам в первую очередь интересны не только и не столько фауна островов (хотя и она тоже), сколько обитатели морского дна – рыба, крабы, морские моллюски, кальмары, жемчужницы, трепанги, киты, морские ежи и не менее морские огурцы. По крайней мере, в этом не раз уверяли автора сотрудники Морпогранохраны ФСБ, которым часто приходится прогонять из Охотского моря японские промысловые катера-браконьеры. Покрытые ржавчиной, с неразличимыми названиями, заплатанными бортами и полуграмотной командой без документов, они снабжены отличной современной техникой по поиску морской фауны-флоры и мощнейшими двигателями, которые позволяют оторваться от пограничников и увести добычу в нейтральные воды. Риск охоты в русских территориальных водах оправдан – один удачный рейс приносит капитану 100–150 тысяч долларов.
 
Россия, устами главы МИД Сергея Лаврова, дважды предлагала Японии вернуться к обсуждению соглашения 1956 года – в 2004 и в 2007 году. Но правительство островного государства отклоняло эти предложения. О том, как болезненна для японцев тема «северных территорий», говорит и то, что любые официальные шаги России – такие, как приезд на Курилы Дмитрия Медведева, – вызывают на японских островах демонстрации, а в их СМИ – бурю негодования. Впрочем, эта позиция Японии в свое время была продиктована США (еще в конце 1940-х), и упрямые самураи не желают какого-либо компромисса.
 
За эти десятилетия проблема Курил превратилась в виртуальную рейтинговую бомбу – любой японский премьер, который согласится на два острова, может тут же повеситься на дверной ручке, а если острова отдаст Президент России, то такого решения не выдержит даже самый тефлоновый рейтинг, подкрепленный возвращением Крыма. Не говоря уже о том, что беспорядки, перед которыми бледнеют события на Манежке, такому политику обеспечены.
 
Мало того, основные игроки региона – США и Китай – также не заинтересованы в нарушении статус-кво. Штаты вполне устраивает холодная война Японии с Россией (не стоит забывать, что 18 % Окинавы – это американские военные базы, а главные рынки сбыта японских товаров также находятся в США). Китаю также некуда деваться: если Россия почему-либо отдаст часть Курил, то контролируемое американцами «газовое кольцо» вокруг КНР замкнется, что в состоянии обрушить бурно развивающуюся экономику страны.
 
Россия за последние десять лет четко продемонстрировала, что уходить с Курил не собирается: сдан в эксплуатацию новый гражданский аэропорт, построены десятки предприятий по переработке морепродуктов и полезных ископаемых по самым современным технологиям, делается серьезная ставка на туризм.
Между тем некоторые страны уже давно получили возможность решать с Россией территориальные вопросы без всемирного шума и подписания каких-то «вечных» документов. Например, Китай, который добился демаркации границы по Амуру и получил таким образом 337 кв. км островов.
 
ОСТРОВА СТРАТЕГИЧЕСКОГО СЕНОКОСА
 
Острова Тарабаров и Большой Уссурийский на Амуре (напротив Хабаровска) были у всех на языке в 2004 году, а потом тему как-то забыли, ее заслонили многочисленные цветные революции и «арабские весны». Именно тогда спорные острова по течению Амура отдали великому восточному соседу, обеспечив его лояльность в ряде экономических проектов и поддержку в развязанной против России кампании по якобы агрессии в Южной Осетии (помните?). А сам вопрос принадлежности островов по Амуру возник на триста лет раньше.
 
До 1858 года современные Амурская область, Еврейская автономная область, южная часть Хабаровского края и Приморский край по Нерчинскому договору России и Китая 1689 года считались «нейтральной территорией». Тогда это устраивало оба государства. Однако с началом противостояния России и Англии (после Наполеоновских войн) ситуация со значимостью современной территории Приамурья начинает меняться. Выросла опасность занятия этих территорий анг-личанами и французами, и тогда, имея своеобразный «клин», вдающийся в континент, морские державы могли успешно развернуть борьбу против как континентального Китая, так и континентальной России. Об этом писал императору генерал-губернатор Николай Муравьёв-Амурский.
 
«Возникло не безосновательное предположение, что англичане займут устье Амура, – доносил 25 февраля 1849 года Н. Н. Муравьёв императору Николаю I. – Каких тогда потребуется сил и средств от правительства, чтобы Восточная Сибирь не сделалась английскою, когда в устье Амура станет английская крепость, и английские пароходы пойдут по Амуру до Нерчинска и даже до Читы?..»
 
ВО ВРЕМЕНА ВЕЛИЧИЯ
 
Муравьёв выступил инициатором заключения нового договора о границах с Китаем. По Айгунскому договору от 1858 года России отходил весь левый берег Амура вплоть до устья. Непосредственным дополнением к соглашению выступил Пекинский договор, заключенный между Россией и Китаем в 1860 году в рамках серии договоров между Китаем и европейскими странами в сожженном и разграбленном англичанами и французами Пекине. Граница между Китаем и Россией была установлена по Амуру, Уссури и Сунгари, через озеро Ханка, до реки Тумыньдзян. Россия, таким образом, окончательно закрепила за собой Уссурийский край. Была закреплена также и западная граница между двумя странами. Договор предусматривал последующее определение границы на местности, как на восточном, так и на западном ее участках.
 
Этот договор обходил стороной вопрос принадлежности островов по среднему течению Амура. Удивительно, но четкой границы на Амуре Россия и КНР не обозначали по различным причинам в течение более чем 100 лет – с 1860 по 1990 год. Длительное время эти острова имели стратегическое, пограничное значение, поэтому там происходили грязные игры с переносом демаркационных столбов и другими провокациями, обильно сдобренным дипломатическими нотами. Были и более курьезные ситуации: во времена Хрущёва и Брежнева китайцы ночами вручную засыпали протоку (которая позволяла менять фарватер. – Ред.), а пограничники днем ее углубляли.
 
С момента победы над Японией и до смерти Сталина молодая КНР мудро не высказывала никаких территориальных претензий. С осени 1960 года начались систематические выходы китайских граждан на острова на пограничных реках Дальнего Востока, находящиеся под контролем СССР. Пограничникам они заявляли, что находятся на китайской территории. Изменилась и реакция на инциденты: до сих пор они просто игнорировали промыслы китайских крестьян на нашей территории, а начиная с 1960 года старались их пресекать.
 
В сложившейся обстановке Президиум ЦК КПСС принял решение о создании межведомственной комиссии из специалистов МИД, КГБ и МО, в задачу которой входили подбор и изучение договорных актов по границе с КНР. Комиссия выявила 13 участков, где на картах сторон имелись расхождения, и 12, где не было проведено распределение островов. Сама пограничная линия не имела четкого обозначения на местности, так как из 141 пограничного знака в первоначальном виде сохранилось 40, в разрушенном состоянии находились 77, а 24 отсутствовали вообще.
 
100 ТЫСЯЧ МСТИТЕЛЕЙ В СОЛОМЕННЫХ ШЛЯПАХ
 
Китай активно использовал приграничную проблему как повод для конфликтов. По статистике, с 1960 по 1963 год динамика была такова: в 1960-м количество нарушений было около 100, а в 1963-м более 100 тысяч китайских гражданских и военных приняли участие в незаконном пересечении границы. Затем последовали кровопролитные бои на о. Даманский и некоторое «затишье». КНР ждала и дождалась: в 1991 году Михаил Горбачёв велел провести границу по фарватеру так, что в черте Китая оказалось множество мелких островов, включая и тот самый политый кровью пограничников Даманский. Но эти уступки Горбачёва сняли остроту пограничной проблемы, поставленную Хрущёвым.
 
На момент вступления в должность президента Путина неурегулированным оставался только вопрос амурских островов напротив Хабаровска (Большого Уссурийского и Тарабарова), а также острова Абагайтуй на Аргуни.
 
По оценкам экспертов, в тот момент Путину было необходимо остановить практически проведенный через Думу (ему еще слабо подконтрольную) проект закона «О соглашениях о разделе продукции» (СРП), которые поставили бы российский бизнес и западных его партнеров в ситуацию сказочных медведя и крестьянина, деливших вершки и корешки. И ясно, кто по этому закону стал бы медведем. Кроме того, Путин только что ввел НДПИ – к огромному неудовольствию нефтяников (этот налог, по сути, десять лет наполнял госбюджет).
 
Ну и наконец самое главное – решив в 2004 году путем небольших (337 кв. км) территориальных уступок давний спор с Китаем, Россия получила возможность начать проект нефтепровода до Тихого океана ВСТО (через КНР). За эти годы Китай не раз поддерживал Россию в Совбезе ООН, в ШОС, мощными контрактами (например, газовым на 30 лет), неуклонным ростом товарооборота. Что стало ценой? Пара островов, где в основном косили сено, а мужики возили «контрабасом» особо забористый китайский спирт.
 
На китайских картах были обозначены еще три участка, которые в материалах комиссии не фигурировали, в том числе довольно большой участок в районе перевала Бедель (Киргизия), а также острова у Хабаровска. Про острова мы разъяснили выше, а в 1990-е годы Китай, как мощнейшая держава, «темная звезда» для Казахстана и Киргизии, просто забрал нужные ему территории у этих стран, ничьим разрешением не интересуясь.
 
ПРЕБРЕЖНАЯ ЗОНА ОХОТСКОГО МОРЯ ВСЕГДА БЫЛА ЛАКОМЫМ КУСКОМ ДЛЯ ЯПОНСКИХ РЫБАКОВ
Фото: Владислав Титов. Фотохроника ТАСС
 
РЕФЕРЕНДУМЫ НА ШТЫКАХ
 
Однако в территориальных отношениях КНР и РФ не все так просто. До поры до времени ЦК КПК не поднимает спорных вопросов, довольствуясь малым, но китайское общество помнит, как лихо на советских саблях были проведены референдумы в Монголии и Туве, лишившие Китай сразу двух млн квадратных километров территории. А ведь в составе КНР есть еще Синьцзян, Внутренняя Монголия, Тибет… Что, если они решат повторить судьбу Крыма? Ирония судьбы, но, будь сейчас в Китае у власти юные и несдержанные, придающие слишком большое значение общественному мнению (каких мы видим в Европе), эти два давних «демократических» референдума встали бы между нашими странами, как стоят между Россией и Польшей три раздела страны, Катынь и поход на Вислу. Или Пражская весна между Москвой и Прагой.
 
По мнению экспертов «Совершенно секретно», нынешнее молчание Пекина по этим вопросам не означает, что коммунисты Азии все забыли – просто они считают, что время еще не настало, и трезво оценивают свои силы. Причем не столько в отношении возможного противостояния с Россией, сколько глядя на позицию США. Кстати, сдержанная реакция Пекина на возвращение Крыма наглядно показывает, как «нефритовые старцы» дистанцируются от вопросов передела территорий.
 
НАТО ТОЖЕ ПРИНОСИТ ПОЛЬЗУ
 
Иногда пользу может принести даже такой «условно враждебный» военный блок, как Североатлантический альянс. Когда Латвия, Литва и Эстония вступали в него в дыму эйфории избавления от «проклятого оккупационного прошлого», они посчитали вполне разумной ценой за немецкие штыки и датскую авиацию над своими головами отказ от территориальных претензий к соседям – России. Так, Латвия после развала СССР пыталась вернуть себе Пыталовский район (до 1940 года – Островский уезд), однако получила категорический отказ. Дипломатические «бодания» продолжались до 2007 года, пока страна не решила, что членство в НАТО – а туда не берут с нерешенными территориальными проблемами – дороже лесисто-заболоченной угрюмой земли, где зимой метет вьюга, а летом звенит гнус в сырых подлесках.
 
С той же проблемой столкнулась и Эстония, чья автомобильная дорога на коротком участке проходит через Псковские Печоры. Чтобы проехать по этой дороге, эстонцам приходится дважды пересекать свою государственную границу. Россия ввела на дороге спецрежим, согласно которому эстонский транспорт имеет право проезжать российский участок дороги без пограничного досмотра, однако там запрещено останавливаться и ходить пешком. Это немного напоминает литовские остановки на поезде, следующем из Москвы в Калининград: из вагонов выходить нельзя, зато можно любоваться сеткой-рабицей и колючей проволокой поверх нее.
 
Эстония пыталась как-то решить проблему «Саатсесского сапога» в 2005 году, предложив России в обмен около 100 гектаров леса. Но подписание договора сорвалось из-за внесения эстонской стороной в текст поправок, не устроивших МИД России. В итоге в 2014 году странами было подписано очередное демаркационное соглашение, признающее действующими границы, оставшиеся после распада СССР. Эстонцы по-прежнему дважды пересекают границу на одной дороге. Членство в НАТО дороже спора.
 
Наиболее «горячим» спорным участком российской территории является наша часть острова Шпицберген. После того как добыча угля норвежцами на острове в Баренцевом море прекратилась, норвежцы переориентировали его экономику на туризм, а полтысячи оставшихся россиян живут на «северные» дотации и надбавки.
 
Однако спокойствия Баренцеву морю не видать еще долго: после того как в этой акватории были обнаружены не только крупные рыбные запасы, но и шельфовые углеводороды, дипломаты двух стран начали обсуждать вопрос, по какой долготе делить само море. Норвегия предлагает сделать это на равном расстоянии между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа, Россия – вдоль побережья Шпицбергена. Не так давно стороны достигли компромисса, что резко убавило показатели пограничников, которые до того момента законно останавливали каждый рыболовецкий корабль чужой страны.
 
Удачный момент для решения застарелых территориальных споров оказался для соседей России на поверку не таким уж удачным. В каждом уравнении слишком много неизвестных факторов, которые могут привести к непредсказуемым последствиям. А побеждает здесь традиционно тот, кто давит внезапно и опираясь на значительные силы, как тот же Китай, под шумок забравший у стран Средней Азии кое-какие территории, что давно считал своими.
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку