НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Ижевская осечка

Автор: Владимир ВОРОНОВ
03.04.2009
   
Глава корпорации «Ростехнологии»
Сергей Чемезов с автоматом Калашникова
и (на заднем плане) изобретатель
этого оружия Михаил Калашников
 
   
   
На чеченской войне особенно популярны были автоматы 30-летней давности  
   

Знаменитый АК – визитная карточка русского оружия.
Он приносит стране многомиллионные контракты, но подведомственный г-ну Чемезову «Ижмаш», на котором делают «калаши», – на грани банкротства, зарплаты – копеечные, и даже их умудряются месяцами не выплачивать

С конца прошлого года на ОАО «Концерн «Ижмаш» (и входящий в него «Ижевский оружейный завод») зачастили высшие военные чины. В октябре 2008-го у ижевских оружейников побывали начальник Главного ракетно-артиллерийского управления МО генерал Олег Чикирев и помощник министра обороны Игорь Медоев, в ноябре – сам министр Анатолий Сердюков, в феврале 2009-го – главком Сухопутных войск РФ генерал Владимир Болдырев.
Руководители «Ижмаша» утверждают: «Ижмаш» несколько десятков лет не получал официальных рекламаций – это говорит само за себя». Однако в наших военно-силовых ведомствах жанр официальной рекламации давно не в моде. Ни один военачальник, независимо от ранга, не рискнет открыто заявить на бумаге: «вы нам поставляете брак» и перечислить огрехи. Такого служаку «скушают» в момент, потому что на военных поставках кормится масса народу. За последние десятилетия на вооружение было принято несчетное количество образцов военной техники, и немалая их часть поступала с недоделками, дефектами и просто браком – никто никаких рекламаций не писал.

Сто тысяч «почему»

Ижевские производители негодуют: 90% продаваемых в мире «калашей» – подделка и контрафакт! Про китайцев, заваливших мир низкокачественными дешевыми клонами автомата, официальные лица молчат: ссориться с «драконом» – себе дороже. Зато много копий было сломано из-за болгар, особенно когда они получили большой заказ на поставки АК в Ирак и Афганистан, в том числе для воинских контингентов США. Наши оружейники тогда возмущались: болгары демпингуют, продают автоматы по 65 долларов штука, а российские – в разы дороже! Потом выяснилось, что из болгарского ценника наши убрали «лишний» нолик: болгарское изделие на самом деле стоит 650-750 долларов, ижевское значительно дешевле – около 400. И несмотря на это, на мировом рынке потребители чаще берут болгарские АК. Представитель болгарского военного предприятия «Арсенал» Христо Ибушев в одном из интервью заметил: «Ценовые различия болгарского и ижевского автоматов свидетельствуют о том, что между ними существенные различия по функциям и боеспособности». Яснее и не скажешь: те, кому нужны качество и надежность, предпочитают болгарские изделия. Вот и наши военные в приватных беседах не скрывают, что болгарские автоматы превосходят штампуемые в Ижевске.
Ряд моих собеседников утверждает, что качество автомата Калашникова падало у них на глазах. Самые надежные образцы сделаны во второй половине 1960-х – середине 1970-х годов, самые худшие, по их мнению, – с конца 1980-х по наши дни. И дело не только в том, что по боевым возможностям калашников калибра 5,45 мм сильно уступает своему 7,62-мм прародителю. (Это камень в огород тех, кто принял на вооружение откровенно плохой патрон и упорно держится за него. Тот же Чавес предпочел купить не 5,45-мм «калаш», а 7,62-мм. Наша армия с давних пор перевооружена на дискредитирующий бренд АК-74.) Речь о том, что качество отечественной оружейной стали сильно упало. И в вооруженных конфликтах на территории бывшего СССР бойцы предпочитали автоматы, выпущенные до начала 1980-х: качественнее и надежнее, брака мало, а то и вовсе нет.
Особо показательно мнение тех, кто повоевал не только в Чечне, но и на Балканах, на Ближнем Востоке, в Африке, – они имели возможность сравнить разные калашниковы: китайские, египетские, северокорейские, албанские, румынские, болгарские, венгерские, польские, югославские… По единодушному мнению, хуже северокорейских АК нет ничего – разве те, что мастерят на коленке из обрезков водопроводных труб где-нибудь на пешаварских базарах. Получше, но тоже невысокого качества китайские: плохой металл, плохая подгонка деталей… Несколько более качественными считаются югославские, но и их часто клинит. Советские автоматы рубежа 1960-70-х – то, что надо. Но болгарские, утверждают бывшие бойцы, – еще лучше.
И с другим оружием – спортивным, охотничьим, снайперским – так же. Ижевцы утверждают, что их биатлонные винтовки лучше, чем у фирмы Anschutz. Однако биатлонисты так не считают. Капитан сборной России по биатлону, четырехкратный чемпион мира Николай Круглов заявил, что по-прежнему будет стрелять из немецких винтовок. Биатлонистка Татьяна Моисеева тоже говорит, что предпочитает отечественному немецкое оружие: ижевская винтовка может «кидать, стрелять в молоко» и ненадежна в морозную погоду.
По снайперскому оружию серьезные претензии ижевцам высказали снайперы ФСБ. Вот неполный их перечень: «Почему иностранцы делают снайперские винтовки из нержавейки, а наши винтовки ржавеют? Когда ресурс ствола заканчивается у импортной винтовки, можно вывинтить его и заменить другим, а у нас этого сделать нельзя, и мы вынуждены отправлять СВ-98 в утиль. Почему для того, чтобы на винтовке СВ-98 затвор заработал, его тысячу раз надо прогнать вручную, чтобы он притерся, мягко ходил, без зажимов и рывков. Почему это должен делать стрелок, почему он не может получить готовый инструмент для работы? …Нержавеющую сталь мы пока ковать не научились… ее у нас не умеют отливать так, чтобы она была без изъянов и годилась для винтовочных стволов» (цитирую по газете «Красная звезда). Еще снайперы вопрошали, отчего ижевская винтовка стоит шесть-восемь тысяч долларов, хотя по качеству хуже импортных, которые много дешевле.
Почему да почему… Заглянем в «Открытый годовой отчет» «Ижмаша» за 2007 год (2008-й пока недоступен). Там, где речь идет о проблемах «освоенного модельного ряда» образцов оружия, читаем: производство «не удовлетворяет требованиям качества». В другом отчете тоже красноречиво сказано: «Крайне низкая производительность труда… Выработка на одного работающего на оружейном производстве «Ижмаш» примерно в 20 раз ниже, чем на оружейной фирме Sako (Финляндия)».

Аврал для Чавеса

Но и платят ижевцам совсем не так, как на Sako. Начальник одного из ведущих бюро «Ижмаша» Михаил Голованов в октябре 2007-го говорил: «Зарплата у нас на заводе 6-7 тысяч рублей. Я получаю порядка 10 тысяч рублей в месяц». Заметим: это было сказано, когда ижевские оружейники должны были собирать сливки с венесуэльского заказа.
Вот как выглядит динамика среднемесячной зарплаты ижевского оружейника: 2002 год – 3454 руб., 2003-й – 1563 руб., 2004-й – 1356 руб., 2005-й – 6275 руб., 2006-й –
9452 руб. (по другим отчетам – 8144 руб.), по итогам первого полугодия 2007-го средняя зарплата вытягивает на 8375 руб, а по отчету за 3-й квартал 2007-го – 8449 руб. По отчету о движении денежных средств за 2007-й средняя месячная зарплата тянет уже на 9380 руб. Делающие «лучшее в мире» оружие люди зарабатывают по сути гроши! Если вообще хоть что-то получают. Но об этом ниже.
Когда в феврале 2008-го во время посещения завода Дмитрий Медведев, тогда еще кандидат в президенты, спросил, сколько платят изготовителям калашникова, товарищи из заводоуправления соврали: 15 тысяч. Будущий президент удивился: так мало? На самом деле даже по официальной документации средняя зарплата никак не выходила больше 12131 руб., а реально – еле дотягивала до семи тысяч. К сентябрю 2008-го оружейникам и вовсе платили в лучшем случае пять тысяч, хотя по финдокументам выходило 12350… Но даже нищенские четыре-пять тысяч – и те задерживали месяцами. Аккурат когда был пик этих задержек, с июля по сентябрь 2008-го, зарплата в сумме 117 млн 227 тыс. 524,51 руб., официально якобы выданная, где-то «гуляла». Кто и где ее «крутил»?
В мае 2008-го прокуратура Удмуртии констатирует, что на «Ижевском оружейном заводе» сложилась устойчивая практика задержки зарплаты: «По состоянию на 1 апреля задолженность составила более 7,2 млн рублей, своевременно не могут получить заработную плату более 4,7 тыс. человек…» Кто виноват? Управляющий, Сергей Ившин. Наказать! Наказали: Ившин С.В. привлечен к административной ответственности в виде штрафа в 2,5 тыс. рублей. От себя добавлю, что прокурорские ошиблись: согласно официальному отчету за 1-й квартал 2008-го задолженность перед персоналом составляла не
7,2 млн рублей, а в шесть раз больше – 44,766 млн.
Неудивительно, что завод лихорадит. Например, если в марте 2007-го на заводе числилось 4619 человек, то в июне – 5579, в сентябре 5372. То есть приняли сразу 960 человек, чтобы спустя пару-тройку месяцев уволить 407. За три месяца 2008-го, с июля по сентябрь, завод покинули 347 работников. Производство трясет: если взять за точку отсчета 2004 год, когда там трудились 6020 человек, то к осени 2008-го завод потерял свыше 38% своих работников. Практически все опытные профессионалы завод покинули.
По словам Надежды Баженовой, 17 лет проработавшей на «Ижмаше» слесарем, венесуэльский заказ был выполнен лишь чудом. Интервью с Баженовой выложено в ряде сетевых изданий, но в центральные СМИ не попало. Оружейница описала, как сооружались «потемкинские деревни», когда завод посещали Чавес или Медведев, как задерживали зарплаты, как люди работали на износ: «Огромный заказ Венесуэлы вскрыл истинное положение дел на заводе, оказалось, что мало того, что у нас нет современного оборудования, так еще и рабочих для выполнения такой величины заказа оказалось катастрофически мало. Привлекали пенсионеров, давно вышедших на пенсию. Нас собирало начальство и просило искать старых работников среди своих знакомых, чтобы они поработали на этом заказе…» Вот только сверхурочные и сдельный труд не оплачивались, на выслугу лет администрация чихать хотела, а в марте 2008-го управляющий заводом издал приказ №83, согласно которому по 12 видам оплаты снижение составило 37%, а по семи – на 100%. И все это задолго до кризиса.
Но есть предел и терпению оружейников. С весны по осень 2008-го шли митинги протеста, пикеты с листовками, демонстрации и даже забастовки. Ижмашевская служба безопасности с протестантами разбиралась жестоко. А СМИ цитировали президента Удмуртии Александра Волкова, назвавшего рабочих «отморозками» и «сукиными сынами», хотя они всего лишь требовали свои кровные.
Почему «Ижмаш» с дочками на грани банкротства, кем и куда уводятся колоссальные средства, выручаемые за оружие? Злопыхатели клевещут, что концерн на самом деле контролируют двое: один – официальный гендиректор и «человек Чемезова» Владимир Гродецкий, второй – некий местный авторитет Сережа Ижевский. Не комментируя досужие домыслы, замечу: по странному стечению обстоятельств самые большие проблемы у ижевских оружейников начались с приходом г-на Гродецкого в 1996 году. Пошли какие-то запутанные реорганизации и реструктуризации, возникла масса «дочек»-однодневок и, как говорят, начался вывод активов в офшоры. По распоряжению начальника УФСБ по Удмуртии генерала Евгения Вдовина в отношении Гродецкого в 2003 году якобы даже начались активные оперативные мероприятия. Но когда решение о возбуждении уголовного дела уже было принято, генерала неожиданно перевели в Татарстан, дело развалилось.
В октябре 2008 года заводская администрация дала залп по критикам из «оружия главного калибра» – в бой пошел сам изобретатель автомата, Михаил Тимофеевич Калашников. В письме на имя Медведева и Путина он потребовал прекратить «травлю завода», который «продолжает нормально работать». За теми, кто «подрывает доверие», утверждал оружейник, стоят «иностранные государства, которые хотят подорвать мощь России, или бандитские группировки, которые снова хотят набрать силу, заполучив завод по производству стрелкового оружия». Еще одно обращение Калашникова и неких ветеранов «Ижмаша» было адресовано не только президенту и премьеру, но и генпрокурору: все организовано и проплачено «политическими силами или околокриминальными группировками, рвущимися в оборонную отрасль, заинтересованными в… прекращении выпуска автоматов Калашникова». А критики – клеветники, да и вообще «некоторые из них были уволены за свой непрофессионализм, леность и тягу к инициативному шпионажу – раскрытию секретной информации, чтобы получить деньги от иностранных разведок».

Как втирали очки президенту

В общем, во всем виноваты «инициативные шпионы». И в том, что завод не делает качественное оружие, и в том, что у автомата Калашникова плохая кучность, из него практически невозможно попасть в цель при стрельбе очередью, а при прицельной стрельбе реально предельна лишь 300-метровая дистанция… Одно достоинство калашникова неоспоримо, утверждает воевавший в Боснии Михаил Поликарпов: этот автомат почти идеален для ополченца, «срочника», вообще для непрофессионального солдата. Он вписывается в традиционную концепцию заказчика: солдат у нас тупой, и оружие для него должно быть простое – «железяка, деревяка, ременяка». «Калаш» был оптимален для войн 1950-х годов. Но для современных условий семейство АК/АКМ/АК-74 устарело. Для вооружения более высокого качества требуется иной уровень стрелковой подготовки бойцов. А для выпуска этого оружия – новейшие технологии и оборудование.
Заглянем в заводские бумаги: «В настоящее время стрелковое оружие «Ижмаша» отличается уникальной надежностью (у ряда военных иное мнение. – В.В.), но несколько уступает известным штурмовым винтовкам в кучности стрельбы». То есть уступает, можно сказать, в главном. Вот мнение одного из практиков относительно АК-74М: «Недостатком указанной модели является невысокая надежность, отказы оружия при использовании в крайних климатических и экстремальных условиях, невысокая кучность стрельбы, недостаточно высокие эксплуатационные характеристики». Однако проектировать и делать новые виды стрелкового оружия на «Ижмаше» не планируют.
Дмитрий Медведев, в феврале 2008-го самолично выточивший на «Ижмаше» автоматный ствол, восхитился: «Даже неспециалисту видно, что здесь хорошие, новые станки. Производительность труда благодаря этому вырастает в десятки раз». Может, специально для Медведева в цехе поставили какой-то новенький станок? «Хотя мы и производим востребованный во всем мире товар – автоматы Калашникова, – утверждает Надежда Баженова, – но оборудование у нас стоит еще со сталинских времен, станки, на которых мы работаем, выпущены в 1946 году. Начальство требует от работников качества, но какого качества можно добиться на таких станках?»
Еще раз заглянем в официальные документы концерна: «Проблема технологического состояния «Ижмаш»… в настоящее время заключается не только и даже не столько в физическом износе основных средств предприятий, который достиг критической отметки. Ее сущность определяется, в первую очередь, в ином уровне технологий, необходимых для развития инноваций и интеграции военного и гражданского секторов российской экономики. Существующий уровень технологий… характеризуется узкой специализацией с большим уровнем ручного труда, жесткой ориентацией на конкретные продукты или, в лучшем случае, на их модификации». И вывод: следствием этого являются «крайне низкая производительность труда», «невостребованность новых идей, поскольку нет современных технологий» – и т.д., и т.п.
Вот и вся песня про автомат Калашникова: устаревшая конструкция 60-летней давности, которую из некачественных материалов, по устаревшим технологиям и на устаревших станках ваяют оружейники тоже уже не высшей квалификации. И получают за свой труд гроши, которые к тому же задерживают. Добавим текучку кадров, испаряющиеся деньги, долги, офшоры… Что на выходе? «Лучшее в мире оружие». Кто считает иначе – тот «инициативный шпион». 


 Владимир Воронов

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку