НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Из жизни одного бездельника

Автор: Владимир АБАРИНОВ
18.12.2008

История обаятельного итальянца, одурачившего пол-Ватикана, Билла и Хиллари Клинтон, Джона Маккейна, голливудскую звезду Энн Хэтауэй и еще множество знаменитостей и миллиардеров.

Кардинал Эдвард Эган, нунций Ватикана в США Целестино Мильоре (вверху) и кардинал Анджело Содано (внизу)

Америка давно должна была бы поставить памятник Ивану Александровичу Хлестакову. В этой стране, как ни в какой другой, легко сделать на ровном месте такую карьеру, какая и не снилась героям романов Бальзака, Стендаля и Мопассана. Но даже в Америке история взлета и падения Раффаэлло Фолльери стала сенсацией. Его бизнес-проект оказался полнейшей фикцией, однако принес ему миллионы долларов, любовь кинозвезды и благоволение сильных мира сего.

Последнее прости

Вечер 23 июня он провел со своим пресс-секретарем Мелани Бонвичино. Они планировали вечеринку по случаю 30-летия Раффаэлло. Он собирался собрать гостей в ближайшую субботу в утопающем в зелени сада ресторане Villa Verde на Капри.
Около полуночи, когда Раффаэлло был уже в пижаме, зазвонил мобильник. Это была Энн. «Привет, малышка», – сказал он и включил громкую связь.
Они уж решили расстаться, но он верил, что решение Энн не окончательное. Именно поэтому он хотел, чтобы Мелани слышала разговор. Они называли друг друга «малыш» и «малышка», но на этот раз «малышей» в ее речи было заметно меньше, чем обычно. Она сообщила, что звонит из Лос-Анджелеса и что улетает в Мексику в рекламный тур новой картины с ее участием Get Smart (в российском прокате ее неуклюже обозвали «Напряги извилины»). Он спросил, будет ли она на дне рождения. Повисла долгая пауза, в течение которой все стало окончательно ясно. «Ты был любовью всей моей жизни, – сказала она, наконец. – Я буду любить тебя всегда. Ты знаешь это, малыш».
Спустя шесть часов в дверь постучали. У стучавших был при себе ордер на арест и пара наручников.
Раффаэлло Фолльери родился и вырос в городе Фоджа, столице одноименной провинции на юге Италии. Его родители были не особенно богаты. Однако у них нашлись деньги, чтобы послать сына учиться в Рим, где он снял прекрасную квартиру рядом с легендарным отелем Westin Excelsior на Виа Венето. Писаный красавец, человек неотразимого обаяния и неутомимой коммуникабельности, в Риме он свел знакомство с некоторыми нужными людьми.
Его подругой стала актриса Изабелла Орсини. Раффаэлло отлично понимал, что такое красивая женщина для делового человека. Изабелла к тому же принадлежала к древнему аристократическому роду, из которого вышли трое пап Римских – она способна была не только украсить собой любое общество, но и ввести своего бойфренда в круг знатных и влиятельных людей.
Университет он бросил. С 19 лет наездами бывал в Нью-Йорке – присматривался к городу, который твердо решил покорить, обзаводился связями. В 25 перебрался за океан окончательно. По-английски он говорил тогда плохо, жил поначалу у друзей, но молодой задор и энтузиазм переполняли его. Дар располагать к себе людей способствовал удаче. Был ревностным католиком – каждое воскресенье ходил к обедне.
Первое дело он затеял вместе с Орсини – это была фирма по производству и продаже косметики Beauty Planet. Проект не удался. Напоследок Фолльери выписал партнерам и поставщикам чеков на 50 тысяч долларов, которые банк не оплатил ввиду отсутствия средств на счету компании. С Изабеллой Раффаэлло расстался, как с прочитанной книгой. Его к тому времени осенила новая, действительно блестящая идея.

Как он оприходовал приходы

В первый год XXI века Римско-католическую церковь потряс небывалый скандал: священники обвинялись в растлении малолетних прихожан. Такие обвинения выдвигались и прежде, но на этот раз они приняли характер снежной лавины. Наибольшее число пострадавших оказалось в США, но не потому, что американские пастыри отличаются особым сладострастием, а потому, что американское правосудие дает возможность вчинять коллективные иски.
Имея нескольких реально пострадавших, адвокаты бросают клич и собирают группу, число истцов в которой доходит до нескольких сотен или даже тысяч человек. Как правило, это взрослые люди, утверждающие, что факт растления имел место много лет назад. Расчет адвокатов строится на том, что дело не дойдет до суда и разбираться с каждым случаем в деталях никто не будет – ответчик сочтет за благо заключить досудебную сделку и выплатить компенсацию. Именно так выигрываются иски против производителей табака, асбеста, продуктов с высоким содержанием холестерина, лекарств с побочными эффектами и любых других товаров и услуг, способных нанести ущерб здоровью.
Некоторые педофилы в рясах, чья вина была доказана в суде, понесли заслуженное наказание. Но ответчиками по групповым искам выступали иерархи, обвинявшиеся в укрывательстве богопротивных дел своих подчиненных – прямых виновников зачастую уже не было в живых. Оставалось каяться и платить.
Американские католические приходы – самые богатые в католической церкви. Они владеют огромной собственностью в виде недвижимого имущества и освобождены от уплаты налогов. Дабы расплатиться с истцами, католическая церковь США стала продавать недвижимость. Одна только Бостонская епархия продала собственности на 200 миллионов. К началу 2006 года сумма компенсаций достигла одного миллиарда долларов. Шесть епархий объявили о своем банкротстве. Но иски не прекращались.
На этой тучной ниве и решил подвизаться Раффаэлло Фолльери.
 «Эх я, Аким-простота, – наверно, сказал он сам себе вслед за Павлом Ивановичем Чичиковым, только по-итальянски. – Ищу рукавиц, а обе за поясом!» Скупить по дешевке церковную собственность, воспользовавшись удобным случаем – что может быть проще? План был хорош, но для его реализации требовались, во-первых, оборотный капитал, во-вторых – связи в церковных кругах. Ведь недвижимость выставлялась на продажу на рыночных условиях. Однако благосклонность клира можно было заслужить обещанием не устраивать в бывших храмах ночных клубов и прочих вертепов.
Капитала у Раффаэлло Фолльери не было, а связи нашлись. Впоследствии федеральные прокуроры не стали разбираться в ватиканских контактах Фолльери – по их версии, итальянец фальсифицировал их и тем самым обманул инвесторов. Но дело обстоит сложнее. Он действительно поддерживал тесные отношения со своим соотечественником Андреа Содано, который стал вице-президентом компании Follieri Group. Содано – инженер-строитель и, по его словам, занимался чисто техническими вопросами. Но Андреа Содано – еще и племянник кардинала Анджело Содано.
Кардинал в 1991 году был назначен государственным секретарем Святого престола. Этот пост соответствует должности главы правительства. Когда в последние годы жизни папы Иоанна Павла II его терзала болезнь Паркинсона, кардинал Содано во многих случаях исполнял его представительские функции и принимал важнейшие решения. В 2002 году ему исполнилось 75 лет, и в соответствии с ватиканской практикой он должен был выйти в отставку, но папа попросил его остаться.
Вполне очевидно, что знакомство с племянником должностного лица такого уровня помогло Раффаэлло втереться в доверие к пастырям американских католиков. Очевидцы утверждают, что Андреа Содано сопровождал Фолльери на его встречах с руководством католической церкви США. Как выразился один католический блоггер, «лучшую протекцию мог составить лишь компаньон с фамилией Войтыла». А специалист по рынку недвижимости добавляет, что возглавляемая итальянцами компания, не имеющая никакого опыта работы в Америке, никогда не получила бы таких инвестиций, если бы не поддержка высшего духовенства.
Нечто подобное рассказывает о начале своей карьеры другой знаменитый нью-йоркский застройщик Дональд Трамп. В своей биографической книге он пишет, как заплатил метрдотелю фешенебельного ресторана за то, чтобы тот встретил его с гостем радушным приветствием и вопросом: «Вам как всегда, сэр?» Трамп был в этом ресторане впервые в жизни.
Метрдотель – куда ни шло, но когда в ресторанный зал входит собственной персоной архиепископ Нью-Йоркский кардинал Эдвард Эган, подходит к вашему столу и отечески благословляет вашего друга, трудно заподозрить друга в мошенничестве! Между тем архиепископ в данном случае – точно такая же жертва обмана. Адвокат Ричард Ортоли рассказывает: Фолльери попросил его однажды заказать ужин в закрытом нью-йоркском клубе, членом которого состоит Ортоли. Явившись в обшитый дубом отдельный кабинет, адвокат увидел за столом высший католический клир, включая кардиналов Содано и Эгана, и немедленно принял решение инвесировать в проект Фолльери сто тысяч долларов. В другой раз за столом другого закрытого клуба расположились нунции Ватикана в ООН и США Целестино Мильоре и Габриель Монтальво, великий канцлер Мальтийского ордена Жан-Пьер Мазери и влиятельнейший ватиканский дипломат, председатель Папского совета по вопросам правосудия и мира кардинал Ренато Мартино

Встреча с Энн

Раффаэлло Фолльери и Энн Хэтауэй
стали участниками первого этапа трехдневной программы по вакцинации против гепатита А тысячи детей в Никарагуа

Для Раффаэлло Фолльери наступило золотое время в прямом и переносном смысле. Средства, полученные от инвесторов, он употребил прежде всего на собственное благоустройство. Первым делом снял пентхауз на Пятой авеню в доме, который называется Olympic Tower и расположен стена к стене с собором Святого Патрика. Друзьям он говорил, что в этом апартаменте с белыми мраморными полами жил когда-то Аристотель Онассис – он считал грека образцом для подражания. Судоходный магнат, восхищенно рассказывал Раффаэлло в интимном кругу, сделал свой первый миллион в возрасте 25 лет и в совершенстве владел искусством использовать чужие деньги. Аренда далеко не самой дорогой в «Олимпийской башне» квартиры обходилась Раффаэлло Фолльери в 37 тысяч долларов в месяц. Вернее, не ему, а его инвесторам.
В начале 2004 года начинающий застройщик познакомился через одного из друзей с 21-летней Энн Хэтауэй, чья звезда уже воссияла над Голливудом. Она снялась в «Дневниках принцессы» и училась на втором курсе частного гуманитарного колледжа Вассар. Продолжение «Дневников» выходило на экраны летом. Режиссер Энг Ли взял ее на роль Люрин в экранизацию «Горбатой горы». Она была не по годам уравновешена и рассудительна, но в глубине души оставалась подростком. Раффаэлло был ее вторым в жизни серьезным увлечением.
На первое же свидание он опоздал на час. Она была в ярости, однако дождалась. Поначалу она пыталась держать дистанцию, но не устояла перед его чарами. К тому же он был так баснословно богат и щедр. На Новый год он увез ее на Багамы. Там их ждал прекрасный дом на океанском берегу, который Фолльери снял за три тысячи долларов в сутки.
Приятель, чьей собственностью был дом, и не подумал взять деньги вперед: «Расплатишься в Нью-Йорке». В Нассау за ужином в Старом форте, окруженном исполинскими цезальпиниями, шампанское лилось рекой. Раффаэлло вынул было кредитную карту заплатить свою половину, но приятель только отмахнулся: «Приплюсуй к арендной плате». Денег приятель так и не дождался. Фолльери тянул резину, всякий раз находя отговорку: «Как, ты еще не получил? Я послал тебе чек по почте». В конце концов приятель не выдержал и пошел в суд. В суде ответчик на голубом глазу заявил: он был уверен, что был гостем. Энн подтвердила: у них и в мыслях не было, что придется платить. Подписывать договор аренды домовладелец не стал – поверил на слово. В итоге он все-таки отсудил свои 18200 долларов. Но потратил на тяжбу 20 тысяч.
Между тем дела у Follieri Group шли нехорошо. Внешне все обстояло блестяще, только деньги кончились. В начале 2005 года Раффаэлло только и делал, что латал расползающееся лоскутное одеяло: одними кредитами расплачивался за другие. И искал новых инвесторов. Спасение пришло извилистым путем с неожиданной стороны.
У одного из сотрудников его компании обнаружился знакомый по имени Альдо Сивико. Молодой профессор антропологии, выходец из Италии, профессионально занимался гражданскими конфликтами на Балканах и в Латинской Америке и по этой линии был связан с Фондом Клинтона – главным детищем бывшего президента США с глобальной повесткой дня и впечатляющими результатами. Фолльери потянул за эту ниточку и вытащил крупную добычу.

Одурить Билла

Человек, не обладающий куражом и фантазией Раффаэлло, в такой ситуации просит денег. Раффаэлло поступил ровно наоборот: он предложил деньги. Пригласив Альдо Сивико в свой любимый ресторан Cipriani на 42-й улице, где обеденный зал с 20-метровым потолком украшают мраморные колонны, мозаичный пол и громадные хрустальные люстры, он сказал ему, что хочет сделать крупное пожертвование в Фонд Клинтона. Никаких цифр не называлось, но Сивико почему-то решил, что речь идет не менее как о полумиллионе долларов.
Спустя короткое время Фолльери при содействии Сивико встретился с Дугласом Бэндом, который был юридическим советником президента Клинтона, а ныне занимает ключевой пост в фонде его имени и слывет его правой рукой. Энергичный, амбициозный итальянец понравился Бэнду. Через несколько дней состоялась новая встреча в расширенном составе: помимо Сивико и Бэнда, в ней участвовал владелец бакалейной империи, миллиардер Рон Бёркл.
Журнал Forbes оценивает его состояние в 3,5 миллиарда. Бёркл начинал упаковщиком в лавке своего отца. Сегодня в его активы входят контрольные пакеты акций нескольких сетей розничной торговли продуктами, он состоит членом совета директоров нефтяной компании Occidental Petroleum и интернет-сервиса Yahoo! И считается совладельцем хоккейной команды высшей лиги «Питсбургские пингвины». Бёркл известен как спонсор Демократической партии и организатор мероприятий по сбору средств для ее кандидатов. В частности, для президентской кампании Хиллари Клинтон он собрал более миллиона долларов. Для Билла Клинтона он добрый друг и деловой партнер.
Встреча с Раффаэлло Фолльери произошла в номере отеля New York Palace, где остановился Бёркл. Самое удивительное – это то, что никто из визави Фолльери не знал, кем она организована. Каждый думал, что инициатива принадлежит одному из двух других. Во время встречи колдовство продолжалось. Фолльери до такой степени обворожил собеседников рассказом о своих смиренных надеждах оказать посильную помощь церкви, вложив в недвижимость сотни миллионов долларов, что они расстались в совершенной уверенности, что вскоре получат чек на круглую сумму. Наваждение продолжалось и месяц спустя, когда произошло ровно обратное: Рон Бёркл согласился войти в долю с Фолльери и учредить совместное предприятие. В качестве вклада в уставной капитал новой компании он перевел 105 миллионов долларов. Операции с церковной недвижимостью представлялись весьма прибыльными. 

С Папой на дружеской ноге 

Миллиардер Рон Бёркл учредил с Фолльери совместное предприятие и вложил в него 105 миллионов долларов.

Он снял офис на Парк-авеню и украсил свой кабинет фотографиями в серебряных рамках. В основном это были парные портреты его и Энн со счастливыми улыбками. На одной из них, по свидетельству очевидца, было и третье лицо – Папа Римский Иоанн Павел II. Все фото были изъяты при обыске. Фото с Папой в материалах дела отсутствует. Видимо, потому, что оно разрушает стройную версию следствия о том, что Фолльери лгал о своих связях со Святым Престолом.
Зато в деле говорится о том, что Фолльери подделал письмо на свое имя за подписью Папы и по меньшей мере однажды показывал бумагу инвестору в качестве документа, подтверждающего его доверительные отношения с понтификом и его полномочия как «главного финансового представителя» Ватикана в США. Правда, тот, кому он ее показывал, не владел итальянским языком, на котором она была написана. Следствие утверждает также, что в кабинете хранилось облачение высокого духовного лица и что был случай, когда он убедил священника низкого сана надеть его и выдать себя за иерарха. Сутана, утверждает один из бывших подчиненных Фолльери, была фиолетового цвета – следовательно, епископская. Был в кабинете и алтарь, дабы посетители из числа духовенства могли совершать службу не выходя из офиса. А в приемной гостей встречала монахиня-филиппинка.
Свою секретаршу-итальянку он гонял в хвост и гриву и то и дело, затворившись с ней в кабинете, распекал ее на родном наречии. Нанял и телохранителей все с той же целью – пускать пыль в глаза. С официантами наикрутейших ресторанов обращался ужасно.
Дугласа Бэнда Фолльери осаждал звонками и e-мейлами. Не менее шести раз итальянец приглашал советника поужинать в фешенебельные заведения, такие как ресторан японской кухни Nobu Fifty Seven. Приходил всякий раз вдвоем с Энн Хэтауэй. Дважды Бэнду звонил монсеньор Мильоре, папский нунций при ООН, и давал Фолльери наилучшие рекомендации. В конце концов Бэнд решил: почему бы не поиметь малую толику комиссионных от грандиозных проектов прыткого итальянца? Закон ему это не возбраняет.
Он устроил Раффаэлло встречу с мексиканским миллиардером Карлосом Слимом Хелу, который в настоящее время занимает второе место в списке Forbes (его состояние оценивается в 60 миллиардов долларов), а потом поездку в Бахрейн, где с ним беседовали высокие должностные лица. Обе затеи ни к чему не привели, но поддерживали в окружающих ощущение значительности Фолльери.
Наконец, свершилось: Раффаэлло и Энн получили приглашение от знаменитого кутюрье Оскара де ла Рента на ужин в его доме в Доминиканской Республике. В числе гостей были Билл и Хиллари Клинтоны и живая легенда балета Михаил Барышников. По такому случаю Фолльери зафрахтовал персональный самолет за 107 тысяч долларов – из тех денег, что он получил от Рона Бёркла.

Поможем детям, цветам жизни! 

Раффаэлло ослепил Энн внешним блеском, но еще большее впечатление на нее произвел его проект благотворительного фонда для помощи детям из бедных семей развивающихся стран. «Мой бойфренд потрясающий во многих отношениях, – говорила она в интервью, – но что касается благотворительности... Благотворительность – один из самых неотразимых афродизиаков на свете. Нет, серьезно. Хочешь произвести впечатление на девушку? Финансируй прививки для детей». Она стала членом правления фонда и занялась организацией вакцинации детей Латинской Америки от гепатита А.
В июле 2006 года они прилетели в Никарагуа, где объявили о начале пятилетней программы вакцинации. Это событие широко освещалось прессой из-за участия в нем Энн Хэтауэй. Прививки сделали примерно тысяче детей. Когда журналисты разъехались, оказалось, что на продолжение программы денег в фонде нет. Раффаэлло заверял подругу, что скоро крупно заработает на церковной недвижимости, и деньги будет некуда девать.
Не забывал он и об удовольствиях. В августе Фолльери арендовал известное в мире мега-яхт судно Celine Ashley (в настоящее время оно выставлено на продажу за пять с половиной миллионов долларов) и вместе со своей подругой отправился в круиз по Средиземноморью. Именно на этой яхте, пришвартованной у Адриатического побережья Черногории, Раффаэлло и Энн принимали недавнего кандидата в президенты США сенатора Джона Маккейна и российского алюминиевого магната Олега Дерипаску, о чем мы рассказывали в прошлом номере. Само собой разумеется, гостям и в голову не приходило, что Раффаэлло – не владелец яхты. Не догадывалась об этом и кинозвезда.
21 сентября 2006 года Раффаэлло Фолльери участвовал в очередном мероприятии фонда Клинтона «Глобальная инициатива». Билл Клинтон пригласил его на сцену и поблагодарил за усилия, в частности, за его намерение внести в фонд значительную сумму. Об этом намерении компания Follieri Group объявила специальным пресс-релизом. Речь шла уже ни о каких-то жалких 500 тысячах, а о 50 миллионах долларов. Надо ли уточнять, что никаких денег фонд так и не получил. Зато Фолльери получил паблисити.
Тем временем его ватиканские связи обнаружили свою эфемерность. 2 апреля 2005 года, еще до знакомства Фолльери с Роном Бёрклом, в Ватикане скончался Папа Иоанн Павел II. Кардинал Содано в число возможных преемников не входил, но участвовал в конклаве, избравшем папой Йозефа Ратцингера. Именно Анджело Содано вручил новому понтифику на церемонии интронизации символ папской власти – перстень рыбака. Бенедикт XVI переназначил его на пост государственного секретаря. Но в июне 2006 года кардинал Содано ушел на покой ввиду преклонного возраста.
Раффаэлло Фолльери продолжал жить на широкую ногу. Как свидетельствуют материалы следствия, в декабре он заплатил 16070 долларов и 49 центов за несколько дней, проведенных в римском отеле Excelsior. В январе – 53875 долларов за чартерные рейсы. В феврале – 11293 доллара за постой в римском Hotel de Russie. Все эти и многие другие расходы всплыли много позже, когда компания American Express вчинила Фолльери иск за неуплату 162795 долларов и 17 центов по одной платиновой кредитной карте и 336305 долларов и 4 центов по другой, а чартерная авиакомпания Direct Airway сделала то же самое, не досчитавшись 458852 долларов. Он тратил огромные деньги на цветы, косметику, одежду, вина, разнообразные удовольствия и наем прислуги, в том числе по выгулу собак

Финита 

Когда положение стало угрожающим, Фолльери нанял опытного финансиста Кармелу Сантуччи, чтобы она помогла поправить дела. После трех дней работы Сантуччи убедилась, что имеет дело с человеком, пребывающим в плену иллюзий, и компанией, построенной на песке. Через две недели она подала заявление об уходе и сочла своим долгом предупредить тех, кто рекомендовал ей Фолльери. Рекомендатели решили, что Сантуччи сошла с ума. Есть сведения, что Сантуччи угрожала Фолльери судебным преследованием за незаконные операции и согласилась замолчать лишь после того, как ее бывший работодатель заплатил ей отступное в размере четверти миллиона долларов.
Однако на Рона Бёркла предупреждение подействовало. Он велел своим адвокатам готовить иск против партнера. Специалист по пиару, просивший не называть его имени, рассказал журналу Vanity Fair: Фолльери интересовался, возможно ли организовать компрометирующую Бёркла публикацию на основе имеющихся у него материалов? Пиарщик отказался.
Он развил бешеную деятельность, пытаясь выкрутиться. Находил и терял новых инвесторов. Ухитрился вернуть компании Бёркла миллион триста тысяч, потраченных на собственные прихоти. Он вел иллюзорную двойную жизнь и, вероятно, раздваивался в собственном сознании. В апреле этого года он был арестован за мелкое правонарушение: выписал чек на 215 тысяч, хотя на счету было 39 долларов. Чуть ли не на следующий день после этого улетел с Энн в Лос-Анджелес на церемонию вручения Оскаров.
Знала ли она о его проблемах? Должна была знать, хотя бы как член правления фонда, в кассе которого было пусто. Вакцинация никарагуанских детей так и осталась проектом. За пентхауз в «Олимпийской башне» платила теперь тоже она. Энн по-прежнему была без ума от своего бойфренда, а на дежурный вопрос интервьюеров, почему они не женятся, отвечала: потому что он еще не сделал ей предложение. Но это не имеет никакого значения: «Я очень счастлива. Я не могла бы любить его еще больше, если бы мы поженились».
Однако тучи сгущались. В прессе стали появляться заметки о ловком итальянце, дурачившем инвесторов. Энн узнала, что ее отец, преуспевающий адвокат, нанял частного детектива, дабы разобраться в обвинениях против Фолльери. В середине мая в офис благотворительного фонда пришли подчиненные генерального прокурора штата Нью-Йорк Эндрю Куомо и сообщили, что завели дело в связи с тем, что фонд не представил контрольным органам в установленном порядке свою финансовую отчетность. После этого она вышла из совета директоров.
В первых числах июня они прилетели в Париж на презентацию, которую устраивала косметическая компания Lancome: Энн Хэтауэй стала ее новым рекламным лицом. Раффаэлло не мог себе позволить такие расходы. Но Энн настаивала. Они остановились в Ritz – отеле для особ королевской крови и нефтяных шейхов. После отъезда администрация отеля недоуменно сообщила ему, что ей не удается снять с кредитной карты 4551 евро, причитающиеся с него за 4 дня проживания. Этот счет остался неоплаченным.
Из Парижа они разъехались в разные стороны: она отправилась в рекламный тур своей новой картины, он поехал в Рим. Пока они были в Европе, истек срок аренды в «Олимпийской башне», и Энн, платившая квартплату последние четыре месяца, решила не возобновлять контракт. Мелани Бонвичино упаковала их личные вещи и перевезла их на склад, после чего полетела по вызову шефа в Рим. Там, по словам Мелани, некие подозрительные личности обратились к ней и Раффаэлло с предложением: они, дескать, могут закрыть уголовное дело всего за миллион долларов. Поразмыслив, Фолльери отказался

Девочки ее поймут 

Тем временем агенты ФБР явились на склад и, предъявив ордер на обыск, забрали коробки с вещами, среди которых обнаружились интимный дневник Энн и, по сведениям бульварной прессы, ее фотографии в обнаженном виде. В той же прессе много было крику о том, что ее собака Эсмеральда осталась без призора и крыши над головой. Сама она впоследствии объясняла, что попросила друзей перевезти собаку в дом своих родителей.
Он все еще пытался остаться на плаву. Из Рима он и Мелани поехали на Капри устраивать день рождения. Бонвичино рассказывает, что на острове произошла странная встреча на улице с Наоми Кэмпбелл: проходя мимо, супермодель узнала Раффаэлло и громко выкрикнула: «Ты – чудовище! Ты – чудовище!» Что она имела в виду, никому неведомо.
В эти дни вдруг забрезжила надежда: из Лондона отозвался потенциальный инвестор. На сей раз речь шла о приобретении церковной собственности в Европе. Раффаэлло и Мелани направились в Лондон. Он собирался переселиться на Британские острова. Бонвичино всячески одобряла этот план. Но тут позвонила Энн. Она хотела встретиться с Раффаэлло в середине июня, когда у нее появится короткая передышка между поездками. Фолльери сорвался, не закончив переговоры.
Они встретились и поняли, что их отношения подошли к концу. Наутро она участвовала в ток-шоу The View телекомпании ABC. Я помню эту программу. Она шутила, как полагается на ток-шоу, рассказывала то, что называется «забавные случаи на съемочной площадке», а потом сказала: «Я вообще-то по натуре очень заводная. Но сейчас как-то успокоилась».
Потом было много разговоров о том, что Энн заманила своего бойфренда в Америку по наущению прокуроров. Она отказывается говорить о Фолльери с журналистами. Ее пресс-секретарь сделал краткое заявление о том, что Энн не значится подозреваемой по этому делу, она больше не входит в совет директоров Фонда Фолльери.

Билл Клинтон с женой Хиллари был признателен Фолльери за пожертвования в свой фонд

Раффаэлло Фолльери признал себя виновным в обмане инвесторов, и 23 октября был приговорен к тюремному заключению сроком на четыре с половиной года. На суде он заявил, что ему стыдно за свои поступки и что несмываемое пятно позора останется на его совести до конца жизни. «Я совершил ужасные ошибки, – сказал он через переводчика. – Я все время думал, что смогу поправить положение. Но я ошибался».
В возмещение ущерба у него конфискованы изделия из драгоценных камней и металлов и 15 штук наручных часов престижных марок на общую сумму 2,4 миллиона долларов. Недавно его адвокат обратилась в суд с просьбой изменить ему меру наказания на основании слезного письма, в котором ее клиент жалуется, что в тюрьме «чудовищно антисанитарные» условия.
Энн Хэтауэй утешилась и еще до вынесения приговора стала шутить на тему своей былой любви. Она была ведущей юмористического ток-шоу Saturday Night Live и начала свой вступительный монолог таким сообщением: «Я была страшно занята этим летом. Я много ездила, у меня вышел новый фильм, и я рассталась со своим бойфрендом-итальянцем, который через две недели после оказался в тюрьме за мошенничество. Что ж, все мы прошли через это – правда, девочки?»

Вашингтон
 


Владимир Абаринов

 


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку