ИЗ ВОРЮГ В ГРЕКИ

ИЗ ВОРЮГ В ГРЕКИ
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
07.07.2015
 
ОДНОЙ ИЗ ГЛАВНЫХ ПРИЧИН «ГРЕЧЕСКОГО БУНТА» СТАЛА КОРРУПЦИЯ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ
 
5 июля в Греции состоялся референдум по вопросу условий международных кредиторов. Большинство голосовавших (более 60 %) отказались принять предложения Международного валютного фонда, Евросоюза и Европейского центробанка по условиям предоставления финансовой помощи. После официального оглашения предварительных итогов референдума, на улицах города начался праздник. Не закончится ли он слезами?
 
Пока греки праздновали, канцлер Германии Ангела Меркель и Президент Франции Франсуа Олланд провели телефонный разговор. В нем лидеры обеих стран высказались за созыв на вторник, 7 июля, внеочередного саммита лидеров стран еврозоны. Позднее председатель Европейского совета Дональд Туск объявил о созыве экстренного саммита лидеров стран еврозоны на вечер вторника.
 
При этом Меркель и Олланд договорились, что результаты референдума следует признать. Что означает как минимум переговоры о сложившейся ситуации. А вот чем закончатся эти переговоры – согласием реструктурировать греческий долг или выходом страны из зоны евро, пока неизвестно.
 
ГОРДЫЙ ГРЕК
 
В воскресенье, 28 июня, премьер-министр Греции Алексис Ципрас заявил о введении банковских каникул и конт­роля за движением капиталов на неопределенный срок. Ципрас заявил, что Европейский центральный банк и страны Евросоюза «поставили под сомнение право суверенного народа принимать решения». Имелось в виду, что Евросоюз отказался продлевать действие плана помощи Греции, руководство которой внезапно объявило о намерении провести референдум по поводу выплаты долгов. 
 
Кредиторы расценили это как односторонний выход из переговоров – тем более что Ципрас рекомендовал гражданам голосовать против предложений ЕС и МВФ. При этом Европейский центробанк решил продолжить в прежнем объеме программу предоставления греческим банкам экстренной ликвидности.
 
Сам Ципрас призывал граждан голосовать против соглашения с планом кредиторов. «Нет» – это будет решительный шаг к новому соглашению, которое мы ставим целью подписать сразу после воскресного референдума. Это «нет» сказало бы о ясном выборе народа, о том, каким он видит завтра. «Нет» – не означает разрыва с Европой, но это означает возвращение в Европу настоящих ценностей. Ответ «нет» на референдуме означает сильное давление по продвижению к эффективному и жизнеспособному договору, который не будет подрывать наши попытки по восстановлению греческой экономики и греческого общества» – так пафосно провозгласил премьер желаемую цель в своем телеобращении к народу.
 
Однако есть подозрения, что премьерский пафос был не совсем искренним. Иначе трудно объяснить, как в ночь перед телеобращением Ципрас направил письмо в Еврокомиссию (ЕК), Европейский центральный банк (ЕЦБ) и Международный валютный фонд (МВФ). В нем содержался не только запрос о новой программе финансовой помощи объемом 29,1 млрд евро, но и согласие практически со всеми требованиям кредиторов, за символическим исключением: сохранить особую льготу (вычет из НДС 30 %) и начать программу по повышению пенсионного возраста до 67 лет к 2022 году не сейчас, а в октябре.
 
Впрочем, после того как первые итоги референдума стали известны, изменился и тон Ципраса, и содержание его высказываний. Сразу после подведения первых итогов референдума, он, поблагодарив греков «за храбрый выбор», пообещал, что использует результаты референдума для продолжения переговоров с кредиторами.
 
«Мандат, который вы дали мне, направлен не на разрыв с Европой, а на усиление нашего положения на переговорах по поиску эффективного решения», – сказал он.
 
Первым делом Ципрас провел телефонный разговор с Олландом. Собеседник выбран неспроста: в отличие от Берлина, официальный Париж настроен на продолжение дискуссий с Афинами.
 
«Каким бы ни был результат на следующий день после референдума, мы должны продолжить политические переговоры», – заявлял перед началом референдума министр экономики Франции Эммануэль Макрон. Он пояснил, что от итогов референдума будет зависеть судьба не только Греции, но и «всей зоны евро».
 
Уже в понедельник в Брюссель отправится греческая делегация для возобновления переговоров с кредиторами по долговой проблеме страны. Главными переговорщиками будут госминистр Никос Паппас и первый заместитель министра иностранных дел (по международным экономическим связям) Евклидис Цаколотос. По словам Цаколотоса, скорейшему нахождению взаимовыгодного решения с кредиторами будут способствовать два факта: «отчет МВФ, подтверждающий, что долг Греции является неприемлемым, и новый народный мандат, полученный правительством в ходе референдума».
 
ДОЛГАЯ РАСПЛАТА
 
Нужно признать, что оснований для бунта у греков предостаточно. Общая сумма долга Греции на 1 апреля 2015 года, по данным Министерства финансов страны, составляет 312,7 млрд евро. Значительная часть долга, 184 млрд евро, принадлежит Европейскому фонду финансовой стабильности и правительствам стран еврозоны, в том числе Германии, Франции, Эстонии, Словакии. Греция также должна 27 млрд евро Европейскому центробанку и 21 миллиард евро Международному валютному фонду.
 
На непогашенную задолженность начисляется штрафной процент. Греция должна МВФ около 35 млрд евро, не считая процентов. Стоимость обслуживания греческого долга перед МВФ варьируется в зависимости от текущего объема задолженности и сроков погашения, но средняя процентная ставка составляет от 3 до 4 %.
 
Говоря обыденным языком, долг Греции мало того что неподъемный для экономики страны – МВФ посчитал, что даже через тридцать лет он будет превышать 100 % ВВП страны, – сама финансовая помощь, которую Греции оказывают структуры ЕС и МВФ, идет вовсе не в экономику страны, а на погашение платежей кредиторам. При этом помощь эта вовсе не бескорыстна – она тоже дается в долг под проценты.
 
Греция попала в классическую долговую яму: попытки перезанять, чтобы выплатить текущие платежи, приводят к тому, что долг растет, стоимость заимствований становится все дороже – и вот уже приходится занимать для того, чтобы выплатить только проценты. Стоит напомнить, что на момент, когда Греция попросила помощи, ее долг составлял 30 % ВВП. Проблема на тот момент была не столько в его размере, сколько в том, что большинство обязательств были либо краткосрочными, либо с близким сроком погашения. В ЕС, прежде всего в Германии, согласились оттянуть срок выплат – но греки за это должны были расплатиться. Не только финансово, но и приняв план «лечения» от МВФ.
 
А этот фонд всегда дает стандартные советы: затянуть пояса, сократить расходы, сделать деньги дорогими. Увы, до сих пор немного стран могут похвастаться тем, что эти советы привели их к процветанию. Во всяком случае Россия от помощи МВФ после 1998 года отказалась. А Аргентину следование советам МВФ довело до дефолта и нешуточного кризиса, из которого страна так по-настоящему и не выбралась.
 
Сейчас внешний долг Греции составляет 252 % от ВВП, и львиная доля платежей уходит на его обслуживание. Расплатиться в такой ситуации без серьезной реструктуризации не удавалось еще никому. Это признают практически все, включая кредиторов. Самим грекам еще и обидно: они занимают на то, чтобы держатели греческих гособлигаций, всевозможные фонды и инвестбанки, зарабатывали свои проценты.
 
Однако и кредиторы имеют свои резоны: они указывают, что страна так и не провела кардинальных реформ. В частности, была провалена программа приватизации. Надо заметить, что в государственной собственности в Греции находятся не только инфраструктурные объекты – скажем, порты или железная дорога – но и такие экзотические, как казино.
 
С трудом идут сокращения социальных льгот – а они на момент катастрофы были совершенно фантастическими. К примеру, государственным служащим полагалась по окончании года не только 13-я, но и 14 я зарплата. При этом получали греческие бюджетники совсем неплохо. К примеру, машинист локомотива зарабатывал, с учетом всех доплат, до 7000 евро. Столько не получали даже летчики «Люфтганзы».
 
Некоторые выплаты вообще не укладывались в рамки здравого смысла. Например, тому же машинисту локомотива полагалось 420 евро в месяц за… мытье рук. Водители служебных автомобилей получали по 25 евро за… прогрев двигателей. Водителям автобусов в Афинах достаточно было приходить на работу без опозданий, чтобы получать по 310 евро в месяц дополнительно. Курьерам госучреждений доплачивали за «условия работы» по 290 евро в месяц – ведь им, бедняжкам, приходилось ходить! 
 
Сотрудники Министерства культуры получали субсидии на приобретение одежды, стоматологи государственного фонда страхования – командировочные и компенсации за проезд, судьи – доплаты за тщательное выполнение служебных обязанностей…
 
Сегодня весь этот «пир духа» в прошлом. Безработица в Греции зашкаливает. Греки не то что беднеют – они нищают. А финансирующие страну организации требуют еще и еще затягивать пояса.
 
Так, в предложенных Еврокомиссией 10 пунктах, принятием которых обусловлено поступление очередного транша финансовой помощи, предлагается увеличить налоги (НДС, к примеру, до 23 %) снизить зарплаты госслужащих и начать увеличивать пенсионный возраст до 67 лет. Именно против этого плана высказались на референдуме греки. Однако, даже приняв этот план, Греция вскоре была бы вынуждена согласиться на следующие условия кредиторов. И на следующие, и на следующие…
 
Фото: Thanassis Stavrakis/AP/ТАСС
 
И ЗДЕСЬ КОРРУПЦИЯ?
 
Впрочем, пока кредиторы вроде и сами не желают продолжения этой катавасии. После того как Ципрас обратился с просьбой о помощи, Еврогруппа должна была провести переговоры. Однако они были отложены под предлогом того, что ее члены – министры финансов стран зоны евро – не могли ознакомиться с документами.
 
Министр финансов Германии, играющей сейчас главную скрипку в пуле кредиторов, Вольфганг Шойбле заявил, что срок действия второй программы помощи Греции истек 30 июня и теперь стране потребуется третья программа в рамках Европейского механизма стабильности (ESM).
 
«Греция должна ясно дать понять, чего она хочет. На данный момент нет оснований для серьезных переговоров с Грецией», – добавил министр. То есть он фактически заявил, что ЕС будет ждать итогов референдума.
 
Британская газета The Guardian в этой связи предполагает, что Германия и другие европейские державы на самом деле не хотят компромисса с греческим правительством. «Они не просто хотят, чтобы греческое правительство преклонило колени. Они хотят поменять весь режим в стране. Не военной силой, конечно, – эта операция организована из Берлина и Брюсселя, а не из Вашингтона», – пишет Шеймас Милн.
 
Оставив в стороне сочувствие автора левым, стоит признать – для европейских политиков правительство Ципраса действительно не комфортно. И не только из-за популизма – евробюрократы привыкли иметь дело с партией ПАСОК, с небольшими перерывами правящей в Греции с 1981 года и почти вечными ее лидерами Папандреу – отцом Андреасом и его сыном Георгиосом. Удивительно, но вечное стремление к демократии и сменяемости правителей немедленно отказывает европейским политикам, как только несменяемый лидер показывает лояльность.
 
А ПАСОК и Папандреу были сверхлояльны. Это они являются настоящими виновниками нынешних бед Греции: вначале они бездумно транжирили деньги, а затем согласились на все меры ЕЦБ и МВФ, которые и привели к катастрофическому росту греческого долга. В самой Греции многие уверены, что речь тут идет о коррупции европейского масштаба. Однако и без этих обвинений стоит признать: даже в годы благоденствия простым грекам перепадало от щедрот ЕС не так уж много.
 
Ведь большая часть их касалась госслужащих, а попасть в их число можно было только по блату: в результате, как горько шутят греки, даже уборщицами в министерствах работали дальние родственницы Папандреу. Между тем частные предприниматели массово разорялись, не в силах выдержать конкуренции с разбухшими от государственных вливаний компаниями.
 
И это является еще одним источником негодования для греков: получается, таскали из «еврокопилки» деньги одни, а расплачиваться должны другие.
 
GREXIT  
 
Так что, Греция выходит из евро, ЕС рассыпается и начинается хаос? Не исключено. Но пока все идет к тому, что референдум действительно стал лишь аргументом, который заставит кредиторов Греции сесть за стол переговоров. Похоже, идет глобальная игра на то, «кто первым моргнет».
 
Между тем 30 июня истек период оплаты по задолженности Греции МВФ в размере 1,538 млрд евро. Платеж не поступил, то есть Греция уже допустила технический дефолт. В СМИ также просочилась информация о возможном втором дефолте Греции – перед собственным ЦБ, пропустив платеж по «домаастрихтским» займам 1990 х годов. Однако финансовый рынок как будто этого не заметил. Евро даже немного укрепился. Но 10 июля Греции предстоит выплатить 2 млрд евро держателям облигаций. А 20 июля – заплатить 3,5 млрд евро Европейскому центробанку.
 
По мнению экономиста Сергея Хестанова, даже если бы итоги референдума были иными, развязка «греческой трагедии» все равно наступила бы 10 июля, в день платежа частным держателям греческих облигаций. «Ведь это ЕЦБ и МВФ можно уговорить не называть вещи своими именами и не заметить технического дефолта от 30 июня. С частными кредиторами такое не пройдет», – поясняет эксперт.
 
По его мнению, референдум – отнюдь не решающий аргумент в споре греческого должника с кредиторами. «Греческий долг – это проблема уже не столько экономическая, сколько политическая, и анализировать ее надо именно с точки зрения политики, – поясняет Хестанов. – И здесь главное – согласны ли немцы и дальше платить. То есть все сейчас упирается в Ангелу Меркель».
 
А у немецкого канцлера положение очень неустойчивое. С одной стороны – ее партия с трудом выиграла выборы. «Три месяца в Германии не могли сформировать правительство – это для страны более чем нетипично», – говорит Хестанов. Большинство германских избирателей против продолжения помощи грекам: им тоже трудно живется. С другой стороны, позволить Греции дефолт опасно. И даже не тем, что ее примеру последуют Испания, Португалия или Италия, – по мнению Хестанова, народы этих стран как раз получат наглядный урок того, что с долгами лучше расплачиваться.
 
Но примеру Греции может последовать Украина – а вот это станет настоящей катастрофой. Более того – именно боязнь, что Украина может пойти по пути объявления дефолта, во многом сегодня останавливает потенциальных кредиторов.
 
Но и отказ от дефолта тоже не выход. Как уже сказано, вслед за нынешним пакетом помощи Греции потребуются все новые и новые финансовые вливания – и рано или поздно вопрос о банкротстве встанет все равно.
 
«На самом деле в дефолте Греции уже нет ничего страшного, – считает Хестанов. – Это видно и по спокойному поведению евро. Ведь даже если Греция выйдет в результате из еврозоны (из ЕС она не выйдет, это абсолютно исключено), то ее национальная валюта для начала девальвируется в два, а скорее в четыре раза, после чего появятся предпосылки для начала экономического роста». Да, при этом греки сильно обеднеют – но, честно говоря, для тех, кто и сегодня обивает порог биржи труда, это уже мало на что повлияет. «Да, зарабатывать греки будут значительно меньше – но зато занятость увеличится», – говорит эксперт. Сильнее девальвация ударит по обеспеченным грекам. Ну и плюс это станет хорошим отрезвляющим уроком тем же итальянцам, испанцам и португальцам.
 
Однако вероятность такого развития событий, по мнению эксперта, – 20 %. «Для такого нужно быть Маргарет Тэтчер – железной леди, а практика показала, что Меркель решительностью не страдает», – сожалеет Хестанов. По его мнению, скорее всего, сейчас начнутся долгие переговоры, взаимные уступки, а через год-другой все повторится. «Это может длиться десятилетиями. Ведь проблема греческого долга тянется уже пять лет – и до сих пор ничего не сделано», – поясняет экономист.
 
Если же Grexit, как называют возможный выход Греции из зоны евро, случится, то краткосрочно вырастут доллар и золото, а упадут нефть и рубль, считает экономист Яков Миркин. По его мнению, просчитать все последствия этого варианта невозможно. «Греческие банки – огромная черная дыра», – предупреждает он.
 
«ЕС, Европейский центральный банк зальют деньгами греческие банки, если хватит ума, – говорит Миркин. – Может заштормить по-крупному. Никто не скажет, не поползет ли это в новую осень 2008 года, сработают ли сетки безопасности». Если Grexit случится, то рубль просядет, рынки залихорадит, но это будет краткосрочная биржевая паника, причем не очень большого масштаба, возражает Хестанов. «У России все равно все контракты, даже в Европе, прописаны в долларах, так что катавасия с евро для нас не очень опасна», – поясняет он.
 
«Самое лучшее, что могут сделать греки – ввести драхму в параллельное обращение к евро», – уверен Миркин.
 
Сам Ципрас считает, что выход Греции из еврозоны станет началом ее развала.
 
«Думаю, очевидно, что это (выход Греции из еврозоны. – Ред.) означало бы начало конца еврозоны. Если европейское политическое руководство не в состоянии справиться с Грецией, которая представляет 2 % экономики ЕС, какова будет реакция рынков на проблемы гораздо более крупных стран, таких как Испания и Италия, у которых госдолг достигает двух триллионов?» – риторически вопрошает греческий премьер.
 

Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку