НОВОСТИ
Полиция хочет разузнать все банковские тайны
sovsekretnoru

Из СОЮЗА за любовью

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.03.2005

 
Карэн ХАЧАТУРОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Евгения Васильевна Думнова покинула СССР в 1945 году

Историко-дипломатический департамент российского МИДа рассекретил 42 листа «выездного дела» 60-летней давности – свидетельство того, как рычаги самой мощной в мире государственной машины были задействованы против рядовой советской гражданки. И машина неожиданно забуксовала.

А началась эта история как очень личная: московская студентка Женя Думнова вышла замуж за первого секретаря миссии Уругвая Марио Хаунарену. 30 марта 1945 года заведующий латиноамериканским отделом Наркомата иностранных дел (НКИД) Константин Михайлов направил первому заместителю наркома Андрею Вышинскому справку в духе времени: «Секретарь Уругвайской Миссии Марио Хуанарено (в написании фамилии сподобились совершить две ошибки. – К. Х.) – женился осенью 1944 года на сов. гражданке Думновой Евгении. В октябре пр. г. Хуанарено обратился в Консульский отдел НКИД и позже в Отдел Латино-Американских стран с просьбой выдать его жене в связи с его предстоящим отъездом из СССР загранпаспорт. Хуанарено и его жена были направлены в ОВИР Гл. Управления Милиции. Нач. ОВИРа (тов. Емельянов), получив положительное заключение НКГБ – выдал загранпаспорт Думновой Евгении».

«Ошибка» госбезопасности

Решение по тем временам редчайшее. Обычно перед выдачей загранпаспорта его владельца лишали советского гражданства. Исключение, сделанное для Думновой, можно объяснить только тем, что Уругвай первым в Южной Америке установил дипломатические отношения с СССР и был одной из трех латиноамериканских стран, имевших официальное представительство в Москве. В канун описываемых событий дипломатические связи, разорванные задолго до войны, были восстановлены.

Женю пригласили в ОВИР «для оформления документов, связанных с выездом за границу». Там у нее загранпаспорт изъяли, потому что он якобы был выписан «ошибочно» (это с санкции-то органов госбезопасности!), и предложили либо расстаться с мужем, либо выйти из советского гражданства. В последнем случае Жене грозила участь апатрида, поскольку законодательство Уругвая не предусматривало автоматического предоставления гражданства иностранцам, вступившим в брак с подданным этой страны.

С мужем Марио Хаунареной вскоре после переезда в Уругвай

Когда Женя отказалась выполнить оба требования, в ее «дело» стали втягиваться самые влиятельные лица. Пороги НКИД и ОВИРа обивал не только ее муж, но и уругвайский посланник Эмилио Фругони. Больше того, сам министр иностранных дел Уругвая просил за нее заступничества у своего советского коллеги Вячеслава Молотова. 6 июля 1945 года он посылает телеграмму из Нью-Йорка: «Вспоминая о нашей любезной встрече в Сан-Франциско, позвольте просить о Вашем ценном влиянии в деле оказания содействия моему соотечественнику господину Хаунарена, сотруднику Уругвайской Миссии в Москве, который мог бы без затруднений исполнить свое желание возвратиться в Монтевидео с женой советского гражданства». С телеграммой, кроме адресата, были ознакомлены Андрей Вышинский и заместитель НКИД кадровый чекист Владимир Деканозов.

Через три дня в Москву поступает еще одна телеграмма – из Монтевидео. Президиум парламента Уругвая извещает советскую сторону о срочном отзыве первого секретаря своей миссии. Почему это парламент страны вдруг «снизошел» до вопросов карьеры простого секретаря? На самом деле уведомление понадобилось лишь для разрешения на выезд Думновой, ибо, по разумению уругвайских парламентариев, господин Хаунарена, естественно, не мог выехать на родину без жены. Адресат посчитал депешу столь срочной, что перевод на русский был сделан от руки прямо на телеграфном бланке и представлен Молотову, Вышинскому, Деканозову и заместителю НКИД Соломону Лозовскому.

До советских верхов наконец дошло, что они хватили через край. Лозовский представляет Молотову проект сверхосторожной телеграммы на имя уругвайского министра иностранных дел, из которой явствует, что «все необходимые разъяснения относительно выезда из СССР г-на Хуанарена и его супруги Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР уже имел возможность дать Миссии Уругвая в Москве». Невнятное послание было представлено через голову Андрея Вышинского, которому через 12 дней Молотов предписывает: «Прошу разобраться»

Андрей Януарьевич своим размашистым подчерком резюмирует: «Т. Молотову В. М. Считаю возможным дать визу на выезд из СССР жене Хуанарены. Прошу В. указаний». В попытке найти пристойную форму для отступления разрешение на выезд заменяется выдачей визы – поскольку в этом случае Думновой не требовалось выходить из советского гражданства.

Только через месяц Молотов дает согласие, а еще через 9 дней Лозовский извещает наркома госбезопасности Всеволода Меркулова и одного из заместителей наркома внутренних дел: «НКИД СССР, идя навстречу просьбе Уругвайского Правительства, считает возможным разрешить выезд из СССР жене секратаря Уругвайской Миссии советской гражданке Хуанарена Евгении и не настаивать на необходимости выхода ее из советского гражданства. В связи с этим прошу дать указание о выдаче упомянутой Хуанарена Евгении советского загранпаспорта с наложением на него выездной визы». Уругвайской стороне сообщают о положительном разрешении конфликта. В ноябре 1945 года Женя покидает Москву. Вскоре советским гражданам запрещают вступать в брак с иностранцами – закон этот действовал до 1956 года.

Чужая среди своих

Прадед Жени – купец и меценат Петр Алексеевич Бахрушин с женой и сыновьями

Известно изречение Сталина: «Органы не ошибаются». Вряд ли они посмели бы «ошибочно» выдать загранпаспорт. Может, они разыграли классический спектакль с участием добрых и злых следователей? Сначала выдали документ, потом отняли, потом предоставили визу... И теперь Думнова должна была отрабатывать «бесплатный сыр»?

В воспоминаниях, изданных позже в Уругвае, Женя посвятила истории своего выезда из СССР всего один абзац. Там же она признавалась: «В Уругвае я должна была постоянно следить за собой. Всегда отлично выглядеть и пристойно одеваться, хорошо готовить, скрывать негодование, слушая гадости о моей стране и ее народе, никогда не повышать голос и не выходить из себя». Проживающая в Мытищах сестра Жени Наталья Васильевна Сугак рассказывала автору этих строк: дабы приодеть ходившую в обносках Женю, Марио Хаунарена после женитьбы съездил в нейтральную Швецию, оставив жену в ленинградском отеле «Астория». По возвращении в Москву смешливая, общительная Женя ушла в себя, лицо ее словно почернело.

Можно предположить, что Женю действительно шантажировали, но нет ни одного доказательства, что она поддалась давлению властей. Мне приходилось общаться с ней на протяжении сорока лет – с начала моей службы в должности пресс-атташе советского посольства в Уругвае. Ее натура не укладывалась в стереотип «залетевшей» на Запад советской гражданки. Привлекательная женщина – находчивая, остроумная, – Думнова умела нравиться мужчинам, в совершенстве владела испанским языком, удивляла собеседников эрудицией. На всю жизнь она сохранила ностальгическую привязанность к дому в подмосковной Тарасовке, принадлежавшему ее предкам из семьи известных предпринимателей и меценатов Бахрушиных. Она получила хорошее домашнее воспитание, закончила сельскую школу, поступила в Полиграфический институт, откуда примерную студентку отчислили «за связь с иностранцем».

В Монтевидео Женя продолжила образование в местном университете, стала художником, работала карикатуристом в популярной газете, театральным декоратором, дизайнером, журналистом, была автором успешных книг. Заслужила доброе имя в среде творческой интеллигенции. Вместе с мужем примкнула к левому движению – но не к коммунистам, которые в Уругвае были влиятельны, как нигде в Западном полушарии, а к соперничавшим с ними социалистам.

Когда над демократическим Уругваем нависла угроза военного переворота, уже немолодая Женя по ночам расклеивала плакаты, прятала в своем доме подпольщиков, но вскоре, боясь ареста, бежала в Чили, где у власти находился ее кумир Сальвадор Альенде. Там с мужем она намеревалась осесть надолго: были куплены дом, автомашина «Жигули». И вдруг 11 сентября 1973 года – путч. В день его совершения в дом Жени, где скрывался сторонник Альенде, нагрянул военный патруль. Разграбленный солдатней дом был конфискован по приказу самого Пиночета, обвинившего Думнову в принадлежности к «марксистской организации». Жене чудом удалось бежать к мужу, к тому времени уехавшему в Женеву, и только спустя 10 лет она вернулась в Уругвай, где ее имя фигурировало в изданном военной хунтой сочинении «Подрывная деятельность». Присущ ли подобный образ жизни «советской шпионке», которой, по логике вещей, следовало бы вращаться в высшем обществе? В годы «холодной войны» и «охоты на ведьм» ее советское происхождение мешало ей получить хорошо оплачиваемую работу. Настороженно к ней относилась даже родня мужа. Была Женя чужой и среди «своих». В местной компартии косились на русскую, которая «прогнивший Запад» предпочла «советскому раю». После выхода в свет ее книги, посвященной горбачевской перестройке, Женя с иронической гордостью писала мне: «Вот те и раз! Даже Арисменди (многолетний руководитель местной компартии. – К.Х.) меня похвалил».

Евгения Думнова с сестрой Натальей (справа), 1991 год

Но больше всего Женю обижало отношение к ней соотечественников. Череда советских консулов в упор не замечала «отщепенку». Кого только ни приглашали на приемы в советское посольство, но Женю – никогда.

Несколько лет назад вслед за кончиной Марио Хаунарены прожившая с ним больше полувека Женя добровольно ушла из жизни. Сенат Уругвая единогласно принял резолюцию, в которой есть и такие слова: «Они жили широко. Во время диктатуры оказались в изгнании и из Женевы помогали борьбе тех, кто старался восстановить демократию в Уругвае. Они оказывали всяческую помощь в предоставлении убежища всем, кто был вынужден искать его». В Монтевидео было учреждено «Общество друзей Марио Хаунарены и Жени Думновой» для обнародования их творческого наследия и издания биографий.

Фото из архива автора


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку