НОВОСТИ
Московского арбитражного судью могут посадить на 12 лет за посредничество во взяточничестве
sovsekretnoru

История с привидением

История с привидением
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
24.06.2013

– Мисс Сильвия Трой, – сказала секретарша и закрыла за собой дверь.

– Питер Чеймберс, – представился я. – Присаживайтесь, пожалуйста.

Она была невысокой миловидной женщиной лет тридцати. Больше всего мне понравились большие темно-карие глаза. Их можно было бы назвать красивыми, если бы в них не было неприкрытого страха.

– Большое спасибо, – поблагодарила мисс Трой и села на стул. Она положила на стол 300 долларов. – Это ваш гонорар. Извините, но больше у меня нет.

– Все зависит от того, что вы от меня хотите.

– Я хочу, чтобы вы выследили привидение.

– Что?..

– Привидение, которое уже убило одного человека и угрожает убить еще двух.
Чтобы скрыть замешательство, я принялся шарить по карманам в поисках сигареты.

– Мисс Трой, я не слежу за привидениями, – сообщил я, выпуская к потолку клубы дыма. – Вам следует идти в полицию…

– Я не могу обратиться в полицию.

– Почему?

– Потому что если я расскажу им эту историю, то обвиню себя саму и своих братьев в… убийстве.
Немного подумав, я все же решил взяться за это дело. Затушив сигарету в пепельнице, я подвинул деньги к себе.

– Хорошо, мисс Трой, – сказал я, – выкладывайте.

– Все началось год назад. В ноябре позапрошлого года. Нас… было четверо: три брата и я. Адам был старший. Адаму Трою было 50, когда он умер.

– А остальным сколько?

– Джозефу было 36, Саймону 32, а мне 29.

– Вы сказали, что Джозефу было 36?

– Мой брат Джозеф три недели назад совершил самоубийство… по официальной версии. Адам намного старше нас, поэтому он был нам как отец. Адам умер холостым. Он был богатым человеком. Всегда умел делать деньги, в отличие от нас. Джозеф торговал обувью, Саймон работает в аптеке, а я выступаю в ночном клубе.

– В ночном клубе? – переспросил я. – Интересно.

– Раньше я была чревовещательницей, а сейчас имитирую голоса других людей и все такое.

– А Адам? Чем он занимался?

– Торговал недвижимостью и с умом вкладывал деньги. Он был очень скупым человеком. Деньгами он помогал только в исключительных случаях. Вот советом

– всегда пожалуйста. По-своему он нас, конечно, любил, но ничего хорошего не сделал. Пока все ясно?

– Да, мисс Трой.

– Тогда перейдем к завещаниям.

– К завещаниям?

– Да, к завещаниям. Мы все написали так называемые взаимные завещания. После смерти каждого из нас все деньги покойного делятся поровну между оставшимися в живых. В прошлом году Адам провернул очень крупную сделку и предложил отдохнуть всем вместе на горнолыжном курорте в Вермонте. Он даже пообещал оплатить все расходы. Предложение было заманчивым. Мы взяли двухнедельные отпуска. Адам снял двухэтажный домик в Киллингтоне.
Не знаю, как все началось. Может, мы все об этом думали. Может, у всех у нас занозой сидела вина, которая отравила наши мысли. Как бы то ни было, но первым об этом заговорил Джозеф.

– О чем заговорил?

– О том, чтобы избавиться от Адама. Адам спал на втором этаже, а мы сидели в гостиной на первом, перед камином, с бокалами в руках. Когда Джозеф сказал, что Адама нужно убить, мы сразу согласились. Мы вдруг неожиданно поняли, что можем стать богатыми людьми. Причем не в старости, а сейчас, когда еще есть время насладиться богатством. – Сильвия Трой снова задрожала и закрыла руками лицо. – На следующий день мы отправились кататься в горы. Адам остановился на краю ущелья глубиной метров в шестьсот, по дну которого протекала маленькая речка. Джозеф подкрался к нему сзади и изо всех сил толкнул. Адам полетел вниз. Вот, собственно, и все. Пару секунд мы слышали эхо его криков, потом наступила тишина. Мы вернулись и позвонили в полицию. Сказали, что он потерял равновесие и упал. Местный шериф быстро закрыл дело. Коронер вынес вердикт: смерть от несчастного случая.

– Хорошо, – кивнул я. – Теперь, пожалуйста, расскажите, о каком привидении вы говорили и кого оно убило?

– Привидение Адама убило Джозефа, – ответила Сильвия. Она сидела сейчас абсолютно неподвижно, шевелились только ее губы.

– Но вы сказали, что Джозеф совершил самоубийство.

– Я сказала, что это официальная версия… Я живу в доме 133 на Западной 33-й улице. Два месяца назад, 15 ноября, ровно через год после его смерти, ко мне пришел Адам.

– Но ведь Адам… погиб. Вы его убили, так?

– Так.

– И он пришел к вам?

– Это было после обеда 15 ноября. Я отправилась в супермаркет за покупками. Когда я вернулась, он ждал меня в кресле.

– Вы уверены, что это был Адам?

– Дух Адама, конечно. Адам мертв.

– Да-да, конечно. Как он выглядел?

– Как в день смерти. Высокие ботинки, зеленый лыжный костюм и зеленая шапочка.

– Он с вами говорил?

– Да.

– Какой у него был голос?

– Нормальный. Как в жизни. Он всегда говорил очень громко, раскатистым голосом. Он сказал, что вернулся, чтобы отомстить. Сказал, что сначала убьет Джозефа, потом Саймона и последней – меня. Потом встал, открыл дверь и вышел

– Что вы сделали?

– Позвонила братьям. Конечно, они мне не поверили. Посоветовали обратиться к доктору. В общем они убедили меня, что мне все почудилось. И я ничего не сделала. Даже тогда, когда был убит Джозеф. Он перерезал вены. Вся комната была залита кровью, но орудия самоубийства так и не нашли.
Я решил вновь закурить. Спичка дрожала в моих руках. Раскурив сигарету, я быстро погасил ее и положил в пепельницу.

– Мисс Трой, вы ничего тогда не сделали… – Я глубоко затянулся. – Почему вы сейчас передумали?

– Потому что Адам вновь приходил вчера вечером. Когда я вернулась с работы, он сидел в том же кресле и в той же одежде, что в прошлый раз. Сказал, что с Джозефом разобрался и что теперь очередь Саймона. Потом встал и ушел.

– Ну а вы?

– А я упала в обморок. Когда пришла в себя, началась истерика. Потом я немного успокоилась, накрасилась и отправилась к Саймону. Саймон живет на Западной Четвертой, недалеко от моей работы. Я звонила, пока он не проснулся и не впустил меня. Он опять не поверил и сказал, что позаботится о докторе. Сегодня я решила, что нужно что-то делать. Я услышала о вас… и вот я здесь. Пожалуйста, мистер Чеймберс, помогите мне. Пожалуйста, пожалуйста!

– Сделаю все, что смогу. – Я начал расспрашивать ее, записывать имена, адреса, телефонные номера: где работала она, где работали братья и все такое. Потом написал свой домашний номер на визитке и протянул ей.

– Можете звонить сюда или домой в любое время дня и ночи.

– Спасибо. – Она впервые улыбнулась.

Я положил ее триста долларов в ящик стола и сказал:

– Ну что же, тогда за работу. Пойдемте. Я хочу осмотреть вашу квартиру…
Сильвия Трой жила на четвертом этаже шестиэтажного здания без лифта. Дом был старый, но недавно в нем сделали капитальный ремонт. Крошечная гостиная с чуланом, маленькая ванная и такая же маленькая кухонька. Окна на кухне не было. Оконце было в ванной комнате и два окна в гостиной. На всех, кроме шпингалетов, надежные засовы.

Если к окнам у меня претензий не было, то с дверью все было плохо. Замок на двери был простой и очень старый. К тому же на двери не было засова.

– Этого мало, – покачал я головой. – Не знаю, кто к вам приходил, но сюда может войти любой человек с отмычкой. Замок необходимо срочно заменить.
Мисс Трой принесла телефонный справочник. Я нашел свободного плотника и объяснил, что мне нужно. Он пообещал прийти через полчаса. Пока мы его ждали, Сильвия сварила кофе и сделала сэндвичи. Единственной запретной темой во время разговора были привидения.

– Приходите сегодня вечером в клуб, – пригласила она. – Клуб «Белла» на Западной Третьей в Виллидже. Представление начинается в девять. Ничего особенного, и платят немного, но немного и требуют. Мы не перетруждаемся, у каждого есть своя гримерка. Обычно представление заканчивается в два, иногда позже. В перерывах между выходами я сижу в гримерке.

– Хорошо, – кивнул я.

Потом пришел плотник и врезал новый современный замок и установил прочный стальной засов. Я заплатил ему из своих карманных денег и отказался брать деньги у мисс Трой.

– Это часть гонорара, – объяснил я. – Будем надеяться, что больше вас не побеспокоят. До свидания. Спасибо за вкусные сэндвичи.

– Не стоит. Вы придете сегодня в клуб?

– Постараюсь…

Саймон Трой работал в маленькой аптеке на углу 74-й улицы и Колумбус-авеню. В зале пахло травами и лекарствами. Саймон приветствовал меня профессиональной улыбкой. Когда я представился и рассказал, зачем пришел, его лицо посерьезнело.

– Мистер Чеймберс, надеюсь, вы понимаете, как меня тревожит сестра?

Я кивнул.

– Она больна, мистер Чеймберс.

– Не расскажете, что случилось в Киллингтоне? – поинтересовался я.

– Мы стояли в нескольких десятках метров от Адама. Он упал сам. Наверное, закружилась голова или схватило сердце. Он покачнулся, закричал и опрокинулся через край. Вермонтская полиция осмотрела место. Пошел снег, так что следов на краю они не нашли. Не нашли и тела. Только обломки костей, кровь и обрывки одежды.

– Мистер Трой, вы не знаете, почему ваша сестра выдумала такую удивительную историю?

– Боюсь, объяснение может быть только одно. По-моему, она страдает от серьезного психического заболевания.

– Но у ее болезни есть какие-нибудь причины? Может, что-нибудь в прошлом?

– Она рассказала вам о взаимных завещаниях?

– Да.

– Посла уплаты налогов каждому из нас досталось приблизительно по 50 тысяч долларов. Мой брат Джозеф был вдовцом, детей у него не было. Мы с ним положили деньги в банк и продолжили жить, как будто ничего не случилось. С Сильвией все было иначе. Она бросила работу и поехала в Европу. Там промотала за год все деньги. По-моему, это было для нее сильным потрясением. Она вернулась в клуб и вскоре после возвращения начала вести себя странно. Сначала заговорила о заговоре против Адама, а два месяца назад придумала эту кошмарную историю о его духе

– Расскажите, пожалуйста, о самоубийстве Джозефа, – попросил я.

– Джозеф был замечательным парнем. Он был немного помешан на порядке и страдал от ипохондрии, но безумно боялся докторов. Месяцев шесть назад у него начались боли в желудке, тошнота, рвота. Я отвел его силой к доктору. Рентген обнаружил опухоль в желудке. Врачи полагали, что она доброкачественная, но сам Джозеф думал иначе. Мы договорились об операции, но он не дождался и убил себя.

– Но ведь орудия самоубийства не нашли?

– Полицию удовлетворило мое объяснение, – печально улыбнулся Трой. – Все произошло в ванной комнате. Джозеф перерезал вены и истек кровью. Я знаю Джозефа и прекрасно представляю, что он сделал, когда решил расстаться с жизнью. Рядом с ванной лежала открытая бритва, но без лезвия. Он вытащил лезвие, перерезал вены и выбросил его в унитаз, потом спустил воду и истек кровью. Вся ванна в крови, а бритвы нет. Детективы со мной согласились.

– Спасибо, – поблагодарил я и встал.

– Мистер Чеймберс, – смущенно остановил меня Саймон. – Думаю, вы должны вернуть сестре гонорар. Ей нужен не частный детектив, а доктор.

– Вынужден с вами согласиться. – Он облегченно улыбнулся. – По-моему, не стоит отдавать деньги ей. Лучше я принесу их вам. У меня их нет с собой, но я могу принести их вечером вам домой. Мисс Трой дала мне ваш адрес. На Четвертой улице.

– Квартира 3А. Только приходите попозже. Я закрываюсь в десять. Потом поужинаю, приму душ и буду отдыхать.

– Я тоже работаю допоздна. Приду в полночь…

В десять часов вечера я сидел за столиком клуба «Белла». Обслуживание, как и все остальное, оставляло желать лучшего. Это относится и к выступлению Сильвии. Я ушел на середине ее номера.

Поужинав в более приличном ночном клубе, я отправился к Саймону Трою. Поднялся на лифте на третий этаж и нажал кнопку звонка. Не дождавшись ответа, потрогал ручку. Дверь была открыта, и я вошел в квартиру.

Саймон Трой сидел на стуле, опираясь локтями на столик для двоих, и смотрел прямо перед собой. Перед ним стоял высокий пустой стакан, на дне которого лежала вишенка. Саймон пристально смотрел на пустой стул напротив себя. На другом конце стола стоял такой же стакан, только полный.

Я быстро подошел к Трою. Убедившись, что он мертв, позвонил в полицию и сообщил о его смерти…
Расследованием руководил мой хороший знакомый, лейтенант детектив Луи Паркер. Эксперты быстро пришли к выводу, что смерть наступила в результате отравления цианистым калием. Им была напичкана вишенка, лежавшая на дне пустого стакана. На стакане были только его отпечатки. В другом стакане яда не было. Пузырька с ядом в квартире не нашли.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Луи.

Я рассказал ему обо всем, что узнал за день, и сообщил, что делал у Саймона на квартире.

– Ну и дела! – покачал он головой. – Поехали поговорим с леди…

Сильвия заявила, что из клуба не выходила. Паркер опросил всех работников клуба, но никто ее слова не опроверг. Тогда лейтенант повез ее в участок. Я поехал с ними.

Он допрашивал ее несколько часов, но она стояла на своем: из гримерки выходила только на сцену, клуб не покидала.

– Вы свободны, – наконец сдался детектив. – Поезжайте домой. Только, пожалуйста, не уезжайте из города. Вы можете нам понадобиться.

– Хорошо, сэр, – робко кивнула она и ушла.
Мы закурили.

– Ну, что скажешь? – нарушил я молчание.

– Скажу, что эта цыпа играет в очень умную игру, а у нас нет против нее никаких улик. Они все написали взаимные завещания. Завещание Джозефа до сих пор в суде по наследственным делам. Скоро туда попадет и завещание Саймона. После смерти братьев эта дамочка должна получить 100 тысяч долларов.

– Ну и что?

– Джозеф совершил самоубийство, но орудие не найдено. Значит, его могли убить. То же самое с Саймоном. С одной стороны, похоже на самоубийство. Но цианистого калия нигде нет.

– Опять привидение? – улыбнулся я.

– Дамочка, – буркнул лейтенант. – Она убила обоих и придумала эту историю с привидениями. Самое обидное, что у нас против нее ничего нет. Но можешь мне поверить, я не оставлю ее в покое…

Домой я вернулся в четыре утра. Открывая дверь, услышал телефонные звонки. Я подбежал к столику и поднял трубку. Это была Сильвия Трой.

– Мистер Чеймберс! – в ее голосе слышался страх. – Он звонил мне.

– Кто?

– Адам.

– Когда?

– Только что. Сказал, что едет ко мне… за мной…

– Мисс Трой, закройте все окна!

– Уже закрыла.

– И дверь заприте.

– И дверь заперла на замок и на засов.

– Никому, кроме меня, не открывайте. Вы узнаете мой голос?

– Узнаю, мистер Чеймберс.

– Хорошо. Тогда ждите меня. Я выезжаю.

Я положил трубку и тут же позвонил Паркеру.

– Захвати побольше людей и пушек, – попросил я лейтенанта. – Буду ждать внизу. Адрес знаешь?

– Конечно…

Луи Паркер захватил трех детективов и трех полицейских в форме. Один из них был вооружен винтовкой. Мы вошли в дом. На четвертом этаже Паркер кивнул мне, и я нажал кнопку звонка квартиры 4А

– Да? – ответил глубокий мужской голос. – Кто это?

– Питер Чеймберс. Я хочу поговорить с мисс Трой.

– Ее здесь нет.

– Это ложь. Я знаю, что она там.

– Она не хочет разговаривать с вами.

– Кто вы?

– Не ваше дело, – прогремел мужчина. – Уходите.

– Извините, мистер, но я никуда не уйду.

– Слушайте, у меня револьвер. – В громком голосе явственно слышалось раздражение. – Если не уйдете, буду стрелять через дверь.
Лейтенант Паркер отодвинул меня плечом и крикнул:

– Открывайте! Полиция!

– Мне плевать, кто вы! – прогремел незнакомец. – Последний раз предупреждаю. Или вы уходите, или я стреляю.

– Я вас тоже предупреждаю! – разозлился Паркер. – Или вы открываете дверь, или мы начинаем стрелять! Считаю до трех. Если не откроете по-хорошему, мы выбьем замок и все равно войдем. Раз! – Ответа нет. – Два! – Глубокий смех. – Три! – Опять тишина.
Лейтенант дал сигнал полицейскому с винтовкой, и тот прицелился в дверь. Паркер поднял правую руку с поднятым вверх указательным пальцем.

– Открывайте! Это последнее предупреждение!

Не дождавшись ответа, лейтенант показал пальцем на полицейского с винтовкой и кивнул. Тот начал стрелять. Из-за двери послышался пронзительный крик, за ним глухой звук падения тела. И вновь наступила тишина.

Луи Паркер кивнул двум рослым детективам. Они знали, что делать. Разбежавшись, они синхронно врезались в дверь плечами. После нескольких наскоков дверь с грохотом слетела с петель.

На полу лежала мертвая Сильвия Трой. Кроме нее и нас, в квартире никого не было. Дверь была закрыта на замок и засов. Окна тоже были закрыты изнутри.
Хмурый Паркер подошел ко мне. Его лицо блестело от пота.

– Какого черта здесь произошло? – проворчал он. – Что думаешь, Пит?

Я проглотил комок, прежде чем смог ответить.

– И все равно я не верю в привидения, – упрямо покачал я головой.

Я не верю в привидения. Возможно, потому что просто отказываюсь в них верить. Мой мозг отвергает саму возможность их существования и пытается найти логическое объяснение. В деле Троев таким объяснением, по крайней мере для меня, было посмертное желание, галлюцинации, комплекс вины, желание осуществить возмездие и, наконец, раздвоение личности. Правда, здесь я вторгаюсь на неизведанную территорию. Ведь я не психолог и не психиатр. Наверняка найдутся люди, которые не согласятся с моим мнением, и вы можете относиться к их числу.

Генри КЕЙН
Перевод Сергея МАНУКОВА

Иллюстрация: Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку