Если вы столкнулись с несправедливостью или хотите сообщить важную информацию или сняли видео, которое требует общего внимания :

ИСПЫТАТЬ И ОПУБЛИКОВАТЬ

ИСПЫТАТЬ И ОПУБЛИКОВАТЬ 21.09.2015

ИСПЫТАТЬ И ОПУБЛИКОВАТЬ

 
ПОДКОВЕРНАЯ СХВАТКА 1953 ГОДА ЗА «ЯДЕРНУЮ КНОПКУ»
 
Атомный проект – самый закрытый фрагмент нашего прошлого. Колоссальный массив документации по истории разработки и создания отечественного ядерного оружия недоступен исследователям и поныне: все ключевые материалы – на хранении в недосягаемом для простых смертных Архиве Президента Российской Федерации. Куда они плавно попали (не меняя своего реального местоположения) из сейфов Политбюро ЦК КПСС. 
 
Но тайной за семью печатями остаются не технические вопросы, скажем, расщепления атома или технология производства ядерного оружия. Какие уж там секреты, если даже пещерный северокорейский режим умудрился сварганить на коленке свою атомную бомбу! Самое оберегаемое иное – кем и как принимались решения государственно-политические, стратегические. В этом смысле «наш» документ уникален.
 
Формально он считается рассекреченным и доступным. Доступен, как же! Наверное, его может заказать любой, зайдя с улицы в комплекс зданий Администрации президента, где и расположен пресловутый архив? Правда, он опубликован в многотомном ведомственном сборнике Росатома, но то издание выпустили столь микроскопическим тиражом, что оно недоступно даже для многих ответственных и руководящих чинов самого Росатома!
 
Итак, 12 сентября 1953 года Президиум ЦК КПСС на своем заседании обсудил вопрос, казалось бы, не эпохальный – «Об опубликовании в печати результатов последних испытаний атомных бомб», поручив «т.т. Маленкову Г. М., Молотову В. М., Хрущёву Н. С., Булганину Н. А. и Малышеву В. А., с учетом обмена мнений на заседании Президиума ЦК, выработать текст сообщения для опубликования в печати в связи с результатами последних испытаний атомных бомб».
 
Соответствующее «Сообщение ТАСС об испытании новых типов атомных бомб в Советском Союзе» появилось 18 сентября 1953 года: «За последние недели, в соответствии с планом научно-исследовательских работ в области атомной энергии, в Советском Союзе были проведены испытания нескольких новых типов атомных бомб. Испытания прошли успешно. Они полностью подтвердили расчеты и предположения ученых и инженеров-конструкторов».
 
Кому реально адресовано послание, очевидно: «…До тех пор пока ответственные круги США отвергают настойчивые предложения СССР о запрещении атомного оружия, Советский Союз, исходя из требований безопасности, вынужден уделять внимание производству атомного оружия». Далее пассаж про то, что «вместе с тем Советский Союз будет и впредь следовать политике укрепления мира между народами, добиваясь соглашения с другими странами о безусловном запрещении атомного, водородного и других видов оружия массового уничтожения…». Рутина? Нет, знаковое послание советского руководства Urbi et orbi («Городу и миру»), содержащее скрытый, но уловимый между строк подтекст.
 
 
1953 год начинался неважно: война в Корее все еще в разгаре, США и СССР на грани открытого вооруженного столкновения, Президент США Гарри Трумэн, досиживающий последние дни в Белом доме, объявил 7 января 1953 года, что у США есть водородная бомба – не секрет, для кого она предназначена. Сменивший Трумэна Эйзенхауэр осваивал уже наработанные планы нанесения по СССР превентивных ядерных ударов, советская же армада, сконцентрированная в Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии, Польше и Румынии, ждала приказа товарища Сталина о рывке к Ла-Маншу, а затаившаяся на Чукотке 14-я десантная армия – о броске через Берингов пролив. Одним словом, мир стремительно катился к третьей мировой. Но дохнуло своей свежестью «дыхание Чейна – Стокса», и 5 марта 1953 года Сталина не стало.
 
Теперь вместо одного диктатора в Кремле их уже целый клубок – Президиум ЦК КПСС. Зато этому «коллективному» руководству теперь как бы уже совсем не до мировых проблем, и оно даже согласно пойти на мировую в Корее, поскольку товарищи по стае заняты более важным: готовятся вцепиться друг другу в глотку. Почуяв слабину, совсем отбился от рук нерушимый лагерь социализма – в бараках братьев по коммунистическому разуму сплошные безобразия. 3 мая 1953 года волнения вспыхнули в Болгарии – в Пловдиве.
 
31 мая рвануло у чехов – бастуют крупнейшие предприятия, на улицах почти 400 тыс. демонстрантов – требуют свободных выборов. А в Пльзене и вовсе натурально восстание: манифестанты штурмуют ратушу, радио, громят госбезопасность, рвут портреты Сталина и Готвальда, строят баррикады… Едва задавили – по тому же сценарию полыхнуло и в ГДР: забастовки – манифестации – восстание, которое пришлось давить танками товарищу Берии. Только он вернулся домой с победой, как его самого в тот же день товарищи по стае и вынесли из Кремля…
 
Глядя из-за океана на это «холодное лето пятьдесят третьего», наверное, казалось, что СССР сыпется на глазах: в стране развал, экономика на последнем издыхании, союзники по баракам пытаются спрыгнуть с корабля, а новые кремлевские лидеры с энтузиазмом жрут друг друга под ковром. Ну как тут было избежать соблазна подтолкнуть падающего, не упустив уникальный момент?!
 
Что могло этому воспрепятствовать: огромная и неповоротливая Советская Армия, маршалы которой привыкли заваливать окопы противника телами своих солдат? ядерное оружие? Но сколько бомб у Советов реально, да и могут ли они взрываться: если США к июню 1953 года провели 43 испытания ядерного оружия, то СССР с августа 1949 года произвел лишь 3 атомных взрыва. Может, Советы, как уверяют разведчики, вообще блефуют и у них напряг как собственно с атомными бомбами, так и со средствами их доставки? Одним словом, удобный момент…
 
Но 8 августа 1953 года член Президиума ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР Георгий Маленков заявил: Советский Союз имеет водородную бомбу. Знающие люди тогда ухмыльнулись, но 12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне действительно взорвали первую советскую водородную бомбу – РДС-6с (аббревиатурой РДС – «реактивный двигатель советский» – в СССР шифровали ядерные бомбы). Причем новинка оказалась транспортабельной: ее мог нести бомбардировщик Ту-16, уже прошедший испытание и готовый к запуску в серию.
 
После недолгой паузы – череда новых испытаний. 23 августа 1953 года – испытана тактическая атомная бомба РДС-4, сброшенная с борта фронтового бомбардировщика Ил-28. 3 сентября 1953 года – бомба РДС-5, тоже тактическая, сброс которой на сей раз произвел уже бомбардировщик Ту-4. 8 сентября 1953 года – испытан еще один вариант РДС-5, другой вариант РДС-5 взорвали 10 сентября 1953 года…
 
Из докладной записки на имя Маленкова от 11 сентября 1953 года: «Благодаря малому весу и малому наружному диаметру бомба РДС-4 может транспортироваться фронтовыми реактивными бомбардировщиками и ее возможно использовать в качестве тактической бомбы». На другой день и последовало то решение Президиума ЦК о публикации специального сообщения. Посыл которого очевиден: СССР – силен, могуч как никогда и на подъеме, поскольку только что завершил целую серию успешных испытаний. Причем именно новых типов атомного оружия, которые советские бомбардировщики способны «довезти» хоть «до Британских морей» (и американских войск в Европе), хоть до Аляски.
 
Причем, господа империалисты, мы не просто имеем, чем вам ответить, а имеем ЭТО в серийном производстве и достаточном количестве. При этом советское руководство едино и неделимо, сплочено и коллективно как никогда. Потому никакого «удобного момента» у вас нет, и не лезьте в наши внутренние разборки – иначе в борьбе за мир во всем мире мы от этого мира камня на камне не оставим, мало не покажется, а если при этом и себе что отстрелим, так нам к этому не привыкать… – И это точно не было блефом: как свидетельствуют документы, к ноябрю 1953 года в советских арсеналах имелось как минимум 75 «изделий» РДС-2 и РДС-3, готовых к применению.
 
Был у того документа еще один неявный, но читаемый сюжет. Как известно, ядерного чемоданчика тогда еще не было, но факт распоряжения ядерным оружием уже играл ту же роль, что и ныне: у кого в руках ядерная булава, тот и реальный хозяин страны. Неужто ею владела сплоченная стая товарищей из Президиума ЦК, в полном составе? Так не бывает: ядерный скипетр может держать лишь один. И у кого он был после 5 марта 1953 года? Вплоть до второй половины июня 1953 года ключевые документы атомному проекту – разработке, испытаниям, принятию на вооружение и производству ядерного оружия – и т. п. и т. д. – адресованы Лаврентию Берии. Он же визировал и подписывал важнейшие решения, распоряжения, касающиеся ядерного оружия.
 
После его ареста скипетр меняет хозяина: «В Президиум ЦК КПСС, товарищу Маленкову Г. М.» – так значится на докладных записках и отчетах об испытаниях. Маленков визирует и все документы, определявшие, сколько и каких атомных бомб надо произвести, он же решает, сколько на это выделить средств. Но с 12 сентября 1953 года все неуловимо меняется: за атомную булаву Маленков отвечает, оказывается, уже не один, а через запятую и вместе с очень узкой группой товарищей из Президиума ЦК, среди которых уже значится и Хрущёв.
 
С ноября же 1953 года материалы к заседаниям Президиума ЦК по атомной тематике и вовсе адресованы уже квартету Молотова, Хрущёва, Ворошилова и Кагановича. Маленков порой еще фигурирует, но уже очевидно: атомная булава ускользает из его рук. Однако Хрущёву еще предстояло перехватить ее из цепких рук своих товарищей по «коллективному руководству»…
 


Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку