НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Ислам Яхагоев - новый Голунов из КБР?

Ислам Яхагоев - новый Голунов из КБР?
Автор: Тимур ВОРОНОВ
17.02.2021 Фиктивная экспертиза, сфабрикованные протоколы задержания и подброшенный пистолет с наркотиками: в Нальчике разваливается уголовное дело о странном задержании сотрудниками ЦПЭ МВД по КБР Ислама Яхагоева. Подробнее в расследовании Тимура Воронова.
Эта история, до боли напоминает, громкое «дело Ивана Голунова», когда журналисту оперативники ОВД МВД по ЗАО Москвы подкинули наркотики и обвинили чуть ли не в организации целой подпольной нарко-лаборатории. А за год до скандала с Голуновым в Кабардино-Балкарии операми из Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) по КБР была проведена целая спецоперация в таком же духе.
Свое журналистское расследование о спецоперации в столице Кабардино-Балкарии Нальчике осенью 2018 года мы ведем более года - уж, больно масштабной она нам показалась. Ну а как иначе, если в ней участвовали сразу четыре силовые структуры (сотрудники ЦПЭ, наркоконтроля, следователи, спецподразделение «ГРОМ» - более 30 человек) при поддержке БТРов?
Со стороны могло показаться, что идет работа по ликвидации какой-нибудь известной банды. Но в результате все закончилось, как позже выяснится, пшиком. Были задержаны два человека, подъехавшие на своей машине на подземную парковку, среди которых был 35-летний Ислам Яхагоев.

ЗАДЕРЖАНИЕ НА ПАРКОВКЕ И ПОНЯТЫЕ
Наши коллеги-журналисты из газеты «Версия» уже описывали эту историю. Мы лишь коротко напомним, что же произошло в ночь с 7 на 8 сентября 2018 года в Нальчике на улице Чернышевского.
А случилось там задержание двух мужчин (Ислама Яхагоева и его знакомого), которых поджидало внушительное количество силовиков примерно с 18 часов вечера.
Ожидание, правда, сильно затянулось, и нужный объект (машина) въехал на парковку около 00.00 часов. Машину спереди и сзади тут же блокировали опера, разбили боковое стекло, выволокли из нее Ислама Яхагоева вместе с его знакомым и начали избивать. Потом на запястьях Яхагоева застегнули наручники, натянули на голову мешок, в карман брюк положили пакетик с наркотиками, а за пояс засунули переделанный под стрельбу боевыми патронами сигнальный пистолет «ИЖ» (из показаний Яхагоева, есть в распоряжении редакции).
В 00.44 в книге учета заявлений дежурной части УМВД по городу Нальчик появилась запись – в дежурную часть позвонил начальник ЦПЭ полковник полиции Гаджиев Ш. М., который попросил направить следственно оперативную группу (СОГ) на место задержания.
Книга учета заявлений стр 1-1.jpgКнига учета заявлений стр 2.jpg
КНИГА УЧЕТА ЗАЯВЛЕНИЙ
И с этого момента в этом деле начинаются сначала нестыковки, а затем и просто «фабрикация» уголовного дела. По правилам, задержания проходят либо после сообщения о преступлении, либо агентурных данных, либо в ходе оперативно-розыскных мероприятий в рамках уголовного дела (ОРМ), в конце концов, на месте преступления, ничего этого не было, зато была просьба начальника ЦПЭ Шамиля Гаджиева.
Приехавший около часа ночи СОГ в ходе досмотра, естественно, обнаруживает наркотики и оружие. Ислам Яхагоев заявляет, что вся запрещенка ему не принадлежит. Это отражено в протоколе (здесь внимание!) осмотра. Разницу между досмотром и осмотром знает любой автовладелец, хоть раз, сталкивающийся с этими процедурами при встрече с инспекторами ДПС. К протоколу осмотра мы еще вернемся.
В процессе обыска подозреваемых и работы следственно-оперативной группы должны присутствовать понятые. Они были, но фактически только на бумаге. Примерно с 18.00 до часа ночи их держали неподалеку от подземной парковки, но никакого участия в процессе не принимали. В распоряжении редакции «Совершенно секретно» есть показания одного из понятых в тот вечер Анзора Киясова, которые он отправил в виде обращения на имя прокурора республики Хабарова. В ней он утверждает, что никаких прав и обязанностей им никто не разъяснял, в момент задержания все понятые находились в другом месте, а позже им просто принесли протоколы на подпись. Что в них было написано, никто не разбирался из-за темного времени суток (они прождали почти 8 часов) и огромного желания попасть домой.
Показания Анзора Киясова стр 1.jpgПоказания Анзора Киясова стр 2.jpg
ПОКАЗАНИЯ АНЗОРА КИЯСОВА

ЧУДЕСА УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ЭКСПЕРТ НАТАЛЬЯ ГЕРГОКОВА
Уголовное дело №11801830001000567 в отношении Ислама Яхагоева возбудило СУ УМВД России по г. Нальчик. Но отвезут его почему-то в СИЗО Пятигорска, там он просидит около полугода, а когда к делу станут появляться вопросы, Яхагоева отпустят под подписку о невыезде.
В пакетике с наркотическим содержимым оказались «соли» (синтетический сильно действующий наркотик). Кстати, в отличие от Ивана Голунова, Яхагоеву сразу же сделали смывы с рук и они показали положительный результат. Это легко объясняется. Сам Ислам утверждает, что оперативники ЦПЭ при задержании силой втирали наркотики ему в пальцы. А вот во рту и ноздрях следов наркоты не нашли. Так как задержанный не признал вины, его отправили на полиграф и «детектор лжи» установил – Ислам Яхагоев говорит правду.
А вот с переделанным под боевой сигнальным пистолетом «ИЖ» все намного интересней. Экспертизу отпечатков пальцев на изъятом у задержанного пистолете проводила эксперт Экспертно-криминалистического центра МВД по КБР Наталья Гергокова. И в ее отчете все, что нужно для оперов ЦПЭ и следователя, – отпечатки пальцев на пистолете совпадают с отпечатками Ислама Яхагоева. Но адвокаты немало удивились, как же отпечатки Ислама попали на подкинутый ему пистолет, если полиграф подтвердил, что он не его, и написали жалобу о своих подозрениях тогдашнему заместителю генпрокурора Виктору Гриню. Генпрокуратура постановила провести повторную экспертизу, а потом еще одну уточняющую.
Повторные экспертизы проводил уже Экспертно-криминалистический центр МВД России в Москве (есть в распоряжении редакции).
Далее пойдет немного узко-специальных терминов, но это нужно, чтобы понять, что произошло в ЭКЦ Кабардино-Балкарии.
Если коротко, то столичные эксперты установили, что след пальца руки Яхагоева при экспертизе пистолета был взят с гладкой прямой поверхности с волокнами бумаги (подозреваемому по уголовному всегда откатывают отпечатки пальцев, и след на гладкой прямой поверхности мог быть взят именно из дактиласкописческой карты, которая находилась в уголовном деле – Прим. ред.), след больше по размеру, нежели указала эксперт Гергокова в своем исследовании (12*22 мм вместо реальных 22*21 мм), в следе пальца руки Яхогоева не отобразились части и механизмы затвора пистолета, и он «не мог быть изъят с правой боковой поверхности кожух-затвора пистолета».
К тому же в редакции есть и ответ от производителя якобы изъятого у Яхагоева оружия – «Ижевского механического завода». Оружейники пишут, что высота гладких плоских правых и левых боковых поверхностей затвора пистолета МР-371 составляет всего 15 мм. Если след пальца больше, то на нем должны были отобразиться грани затвора.
Ответ Ижевского завода.jpg
ОТВЕТ ИЖЕВСКОГО МЕХАНИЧЕСКОГО ЗАВОДА
Другими словами – эксперт Наталья Гергокова фактически сфальсифицировала результат своей экспертизы, а это прямой путь к возбуждению против нее уголовного дела.
Следователь ГСУ СКФО полковник Александр Кожев, у которого находится материал проверки КРСП 216ПР от 16.07.20 экспертизы Гергоковой, по телефону комментировать, почему при таких доказательствах вины в отношении неё до сих пор не возбуждено уголовное дело, отказался: «Сейчас мне некогда говорить и мы по телефону не даем комментарии, перезвоните завтра». Редакция газеты подготовила официальный запрос в ведомство с тем же вопросом. По Закону, мы можем рассчитывать на официальный ответ в течение недели.
Вообще Генпрокуратура дважды изымала это уголовное дело к себе на изучение, после жалоб адвокатов и депутата Госдумы РФ Ризвана Курбанова по подозрению на коррупцию. Дважды Генпрокуратура спускала дело обратно в КБР с указанием устранить все нарушения. Но в республике словно «плюют» на окрики из Москвы.
За комментариями, мы обратились к ведущему сейчас это расследование следователю следственной части СУ МВД по КБР Мурату Федину. Сославшись на тайну следствия, он стандартно рекомендовал отправить запрос в пресс-службу своего ведомства и сказал, что сравнивать с делом Голунова эту историю нельзя – «в России нет преюдициального значения, каждое уголовное дело расследуется самостоятельно, и везде своя доказательная база». Так, где же эта доказательная база в деле Ислама Яхагоева? Получается, что в деле кроме протокола осмотра по сути ничего и нет. Выходит, Голунову повезло, потому что он журналист с громким именем? А Исламу Яхагоеву из КБР, которому, вероятно, подбросили наркотики и оружие, куда идти?
Мы тоже решили «сходить»… к высшему руководству - к заместителю министра МВД Назиру Мамхегову. Назир Мсостович, на момент задержания, по нашим данным, исполнял обязанности министра и, мы полагаем, не мог не знать о такой крупномасштабной операции в республике. Однако Назир Мсостович был крайне удивлён звонку из редакции «Совершенно секретно», сказав, что о деле Ислама Яхагоева ему ничего неизвестно, и посоветовал нам написать письмо на имя министра МВД по КБР Василия Павлова. То есть такое громкое дело, по всей вероятности, с кипой нарушений со стороны сотрудников МВД, а начальство находится в неведении? Может быть, нам ещё Владимира Колокольцева спросить о том, что происходит в кабинетах ведомства в КБР?

КЛЮЧЕВОЙ ДОКУМЕНТ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ВНЕ ЗАКОНА
Проблемы с доказательствами вины Ислама Яхагоева были не только с подкинутым ему пистолетом и наркотиками. 9 ноября 2020 года зампрокурора КБР Сергей Белов ссылаясь на статьи УПК и на определение Верховного суда от 10.08.2006 г. (№ 11-Д06-40) по аналогичному делу, признал недопустимым доказательством тот самый протокол осмотра, о котором мы уже говорили, составленный в момент задержания Яхагоева на многоуровневой парковке. И постановил вернуть дело следователю МВД для устранение всех недостатков.
Постановление зампрокурора КБР Белова С.Д..jpgПостановление зампрокурора КБР Белова С.Д1.jpgПостановление зампрокурора КБР Белова С.Д2.jpgПостановление зампрокурора КБР Белова С.Д3.jpg
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЗАМПРОКУРОРА КБР БЕЛОВА С.Д.
Но для специалистов в области уголовного права это может означать только одно – протокол осмотра и сфальсифицированную экспертизу пистолета поправить уже невозможно. А значит, следователю нужно просто прекращать уголовное дело. Однако следствие МВД КБР оперативно обжалует решение зампрокурора Белова у его непосредственного начальника прокурора Кабардино-Балкарской республики Николая Хабарова. И Хабаров уже 16 ноября 2020 года отменяет решение своего заместителя, только на основании того, что в России нет прецедентного права, а остальные нарушения УПК остались проигнорированы (постановление прокурора Хабарова есть в распоряжении редакции). Процитируем, как нам показалось, ключевой момент, который в обосновании своего решения приводит прокурор КБР Хабаров: « …вышеуказанные решения суда, вынесенные по другим конкретным уголовным делам и при иных обстоятельствах совершения преступлений, не является прецедентом и не имеют преюдициальное значение по настоящему уголовному делу и не соответствуют правилам оценки доказательств…».
Мы так же попытались поговорить, с прокурором КБР Николаем Хабаровым, узнать у него будет ли он подписывать обвинение по делу Яхагоева и понять, почему он отменил решение своего заместителя Белова: «Все комментарии с письменного заявления на сайт, с учетом требования Генерального прокурора, либо через личный прием, либо официальным запросом. Я же не вижу, кто за этим номером стоит, любые комментарии по телефону не допустимы».
Редакция «Совершенно секретно» подготовила официальный запрос на имя Николая Алексеевича. И, так как мы продолжим следить за уголовным делом в отношении Ислама Яхагоева и своё журналистское расследование, официальный ответ из Прокуратуры КБР будет очень кстати.

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ РАЗВИЛКА?
А кто, собственно такой Ислам Яхагоев, что против него работают силовики почти всей Кабардино-Балкарии?
Как писали СМИ, Ислам родился в 1983 году в Нальчике, он из многодетной семьи, мама домохозяйка, отец разнорабочий. В 2000 году закончил школу-гимназию № 1, учился на хорошо и отлично. Мастер спорта по вольной борьбе. В 2001 году поступил в Нальчикский Филиал Ростовской школы МВД. В 2003 году окончил ее в звании лейтенанта. По направлению был принят в МВД КБР на должность инспектора ОБППР. В 2011 году получил высшее образование в СКФУ (специальность - таможенное дело) в Пятигорске. С 2017 года работал в ЧОП «Хаммер».
Хотим обратить внимание на такой момент. В уголовном деле лежат две характеристики Ислама Яхагоева (эти характеристики также находятся в распоряжении редакции). Одну из них 09.09.2018 года подготовил капитан полиции УУП Управления МВД России по Нальчику Куготов Т.З. В ней сообщается, что Ислам Яхагоев «со слов доверенных лиц характеризуется с отрицательной стороны». Спустя время свою характеристику Исламу Яхагоеву дал районный участковый капитан полиции УУП Управления МВД России по г. Нальчик Батыров А.Г. И в этом документе написано, что Ислам Яхагоев «характеризуется с положительной стороны. Жалоб и заявлений на него не поступало».
Яхагоев - ни вор в законе, ни видный политик, погрязший в коррупции. Можно предположить, что он просто стал жертвой порочной системы фабрикации уголовных дел в МВД. А, когда вскрылись фальсификация экспертизы пистолета и фабрикация протокола осмотра в день его задержания, система не захотела отступить и просто закрыть дело за отсутствием события преступления. В противном случае пришлось бы разбираться с теми, кто заварил эту кашу.
Но полковник ЦПЭ Шамиль Гаджиев (по его инициативе проходила спецоперация) уже перевелся из КБР в другой регион, а отдавать на съедение судебной системе эксперта-криминалиста и фальсификатора Наталью Гергокову тоже не захотели, видимо, есть риск «выйти на самих себя».
По нашей информации, в ходе очной ставки Ислама Яхагоева с замначальника ЦПЭ МВД по КБР Алибеком Эльчапаров (во многих процессуальных документах с задержания стоит его подпись, но его никто не видел на месте спецоперации) лично заявил Исламу, что уголовного дела по эксперту не будет, в СК по СКФО вопрос порешали.
Сразу после этого, собравшийся возбуждать уголовное дело на эксперта следователь СК по СКФО Александр Кожев, резко ушел со связи с адвокатами Яхагоева, перестал отвечать на телефон, на жалобы и ходатайства.
Куда смотрит глава СК Александр Бастрыкин, в чье ведомство буквально практически сразу ушла жалоба на конкретный факт коррупции его подчиненных? Более того, после того как понятой Анзор Киясов в начале февраля этого года написал в прокуратуру жалобу, следователь по делу Ислама вновь активизировался.
Собравшийся возбуждать уголовное дело на эксперта, следователь СК по СКФО Александр Кожев, резко ушел со связи с адвокатами Яхагоева и, говорят, не берет трубки. А по делу самого Ислама началась суета по передаче его в суд. В итоге Яхагоеву и его адвокату в авральном режиме, до 24 февраля текущего года, дали минимальное время на ознакомление со всеми томами (7 томов) уголовного дела, как будто кто-то очень влиятельный захотел по быстрому завершить и так затянувшуюся на 2,5 года «спецоперацию».
А мы продолжаем следить за ситуацией, и направляем всем ответственным лицам официальные запросы. Надеемся долго ждать ответов не придется. Закон – это улица с двухсторонним движением.

Авторы:  Тимур ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку